0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Ввод танковых армий в прорыв

Содержание

Танки и бронетехника

Это — Мобильная версия сайта про танки и бронетехнику. Если у Вас есть возможность, то обязательно посетите основной сайт pro-tank.ru для компьютеров и ноутбуков.

Профессор генерал армии А. РАДЗИЕВСКИЙ
"Военно-исторический журнал" №2, 1976 год

Создание танковых армий однородного состава и их применение в наступательных операциях фронтов уже освещались на страницах «Военно-исторического журнала». В данной статье мы остановимся только на одном вопросе — вводе в прорыв танковых армий, составлявших подвижные группы фронтов. Ввод танковых армий в прорыв в наступательных операциях Великой Отечественной войны являлся предметом особой заботы командующих фронтами и Ставки Верховного Главнокомандования. От своевременного их ввода зависел успех развития как фронтовых, так и стратегических операций. Это обусловливалось многими факторами, в том числе правильным определением времени, глубины и порядка ввода танковых армий в прорыв. Для скрытного расположения, подготовки к боевым действиям и организованного ввода им, как правило, назначались районы: сосредоточения, выжидательный и исходный.

Районы сосредоточения выбирались на удалении 40-50 км от переднего края и по возможности в стороне от направления предполагаемого ввода. Это затрудняло разведке противника обнаруживать места расположения танковых армий и определять направления главного удара фронта. При этом создавались благоприятные условия для всесторонней подготовки войск к наступлению. Выжидательные районы назначались обычно в 15-25 км от переднего края и занимались армиями чаще всего за 2-4 суток до перехода войск первого эшелона фронта в наступление. Исходные районы находились на удалении до 10 км от переднего края. Это вызывалось стремлением командующих фронтами максимально приблизить танковые армии к боевым порядкам стрелковых соединений, так как не исключалась возможность привлечения их для завершения прорыва тактической зоны обороны противника во взаимодействии со стрелковыми войсками. Во многих операциях танковые армии занимали исходные районы в период артиллерийской подготовки, находясь в колоннах, в готовности к движению. В исходном районе армии находились, как правило, 6-10 часов.

По теоретическим взглядам считалось, что танковые армии, составляя подвижные группы фронтов, должны вводиться в прорыв, осуществленный общевойсковыми армиями, с тем чтобы использовать их ударную мощь для стремительных действий в оперативной глубине, однако опыт наступательных операций летне-осенней кампании 1943 года и зимней кампании 1944 года показал, что они вводились преимущественно для завершения прорыва тактической зоны противника. Это обусловливалось рядом причин, и в первую очередь недостаточными возможностями общевойсковых армий самостоятельно осуществлять прорыв (малые плотности танков НПП, небольшая глубина огневого подавления противника, слабая укомплектованность стрелковых соединений после напряженных предшествующих боев и др.). Такое использование танковых армий в определенной степени снижало их ударную мощь при решении задач в оперативной глубине, но в то же время способствовало прорыву общевойсковыми армиями тактической зоны в высоких темпах.

В летне-осенней кампании 1944 года и в кампании 1945 года в Европе, когда состав и возможности наших фронтов значительно возросли, танковые армии в ряде операций вводились после прорыва общевойсковыми армиями тактической зоны обороны на всю ее глубину, как например: 1-я гвардейская танковая армия в Львовско-Сандомирской операции; 2-я гвардейская танковая армия в Люблинско-Брестской и Висло-Одерской операциях; 5-я гвардейская танковая армия в Витебско-Ор-шанской и Восточно-Прусской операциях; 6-я танковая армия в Ясско-Кишиневской операции. Вместе с тем в некоторых операциях этих кампаний танковые армии вводились для завершения прорыва тактической зоны обороны противника.

Особый интерес с этой точки зрения представляют операции, проведенные войсками 1-го Украинского фронта под командованием Маршала Советского Союза И. С. Конева. Так, по первоначальному плану в Львовско-Сандомирской операции командующий фронтом решил использовать все три танковые армии в первый день. Фактически они должны были прорывать оборону противника совместно с общевойсковыми армиями. Ставка Верховного Главнокомандования, утверждая план операции, не согласилась с этим и потребовала: «Танковые армии и конно-механизированные группы использовать не для прорыва, а для развития успеха после прорыва». В соответствии с указаниями Ставки Маршал Советского Союза И. С. Конев внес изменения в порядок использования танковых армий: их решено было ввести на второй день операции после прорыва общевойсковыми армиями тактической зоны обороны противника. Но при этом распределение танков НПП оставалось прежним. Из 1179 танков и самоходно-артиллерийских установок ударной группировки, наступавшей на львовском направлении, только 119 (10 проц.) предназначались для действий в группах непосредственной поддержки пехоты. Их плотность на участках прорыва 60-й и 38-й армий, где намечалось ввести 3-ю гвардейскую и 4-ю танковые армии, не превышала 8 бронеединиц на 1 км. По свидетельству бывшего командующего 38-й армией, ныне Маршала Советского Союза, К. С. Москаленко, этих танков хватило «лишь для обеспечения действий передовых батальонов. Когда же после артиллерийской подготовки в наступление перешли стрелковые дивизии первого эшелона, то это была атака пехоты без достаточного обеспечения танками непосредственной поддержки».

Прорыв на львовском направлении, как известно, осуществлялся в сложной обстановке. К утру третьего дня операции лишь в полосе 60-й армии генерала П. А. Курочкина удалось прорвать вражескую оборону на узком участке и образовать между Колтовым и Тросцянец Малы коридор шириной 4-6 км и длиной до 20 км. Это была единственная, с большим трудом пробитая брешь в обороне противника на львовском направлении. С обеих сторон она простреливалась артиллерийским, минометным и даже пулеметным огнем. Через этот коридор по одному маршруту 16 июля вслед за передовыми отрядами была введена 3-я гвардейская танковая армия, а в последующие три дня и 4-я танковая армия. В результате операция фронта получила успешное развитие.

В Висло-Одерской операции танковые армии на 1-м Украинском фронте также намечалось ввести в первый день операции для завершения прорыва тактической зоны обороны, а на 1-м Белорусском фронте — после ее прорыва общевойсковыми армиями. Из 3660 танков и самоходно-артиллерийских установок на 1-м Украинском фронте в качестве танков НПП выделялось 820 (23 проц.), а на 1-м Белорусском фронте из 3220-1488 боевых машин (46 проц.). Средняя плотность танков НПП в армиях ударной группировки 1-го Украинского фронта составляла 17,5 бронеединицы на 1 км участка прорыва, причем в 5-й гвардейской армии — всего 10,3, а в 52-й армии — 13,7. В армиях же 1-го Белорусского фронта она была 25 бронеединиц, а в 8-й гвардейской, 5-й ударной и 33-й армиях — около 30. Ставка Верховного Главнокомандования, утверждая представленный командующим 1-м Украинским фронтом план операции, вновь дала указания: «Ввод танковых армий в прорыв производить не обязательно в первый день наступления, а после того как будет прорвана тактическая глубина обороны противника, получив предварительно разрешение Ставки на ввод армий в прорыв».

В первый день операции 12 января 1945 года в связи с нарастанием сопротивления противника на третьей позиции Маршал Советского Союза И. С. Конев в 14 часов отдал приказ на ввод танковых армий. Передовые бригады совместно со стрелковыми соединениями быстро завершили прорыв первой полосы обороны, но ввод главных сил 3-й гвардейской и 4-й танковых армий задержался примерно на 16 часов, так как все дороги и маршруты оказались забитыми артиллерией и транспортом общевойсковых армий. 3-я гвардейская танковая армия на преодоление главной полосы обороны без боя затратила всю ночь, а корпуса 4-й танковой армии остановились за боевыми порядками пехоты до утра. Напряженные бои за вторую полосу, длившиеся в течение второго дня операции, задержали выход подвижной группы фронта на оперативный простор. По сути дела, до тылового оборонительного рубежа по реке Нида танковые армии наступали совместно с общевойсковыми, вырываясь вперед только на отдельных направлениях.

Читать еще:  БРОНЕТАНКОВАЯ ТЕХНИКА АРМИИ США ТАНКИ

На 1-м Белорусском фронте (командующий Маршал Советского Союза Г. К. Жуков) 1-я гвардейская танковая армия была введена в прорыв в 14 часов 15 января (второй день операции) на глубине 13-15 км и, завершив совместно с 8-й гвардейской армией генерала В. И. Чуйкова прорыв второй полосы обороны, продвинулась к исходу дня на глубину до 25 км. 2-я гвардейская танковая армия вошла «в чистый прорыв» утром 16 января. За день она сделала бросок на 70-90 км и вышла главными силами в район Жирардув, Сохачев. Высокий темп наступления армия сохранила до конца операции.

В Восточно-Прусской операции командующий 2-м Белорусским фронтом Маршал Советского Союза К. К. Рокоссовский планировал ввести 5-ю гвардейскую танковую армию после завершения прорыва тактической зоны обороны, на третий день операции. Из 2260 танков и самоходно-артиллерийских установок 830 (37 проц.) было выделено для непосредственной поддержки пехоты, что поззоляло создать плотности 25-37 танков и САУ на 1 км участка прорыва. Фактически танковая армия была введена на четвертый день операции на глубине 20-25 км в «чистый прорыв» и к исходу первых суток наступления продвинулась на 30 км. Своими стремительными действиями в последующие дни она открыла путь войскам фронта к Балтийскому морю с целью отсечения восточно-прусской группировки противника.

Танковый прорыв при Камбре

100 лет назад, в конце ноября — начале декабря 1917 года, на Западном фронте развернулось еще одно масштабное сражение — Битва при Камбре. Оно отличалось тем, что это было первое в истории массированное танковое наступление, в котором англичане бросили в бой почти 400 боевых машин. Им удалось за несколько часов прорвать германскую оборону, но из-за несогласованности дальнейших действий все опять завершилось очередной кровавой бойней.

Наступление под Камбре (север Франции) стало последней в 1917 году попыткой союзников нанести решительный удар по германской армии на Западном фронте. Две предыдущих операции закончились полным провалом. Предпринятое весной в районе городов Аррас и Суассон так называемое «Наступление Нивеля» (названное по имени спланировавшего его командующего французской армией), потом вошло в историю под названием «Мясорубка Нивеля». А начатая британской армией летом и длившаяся до ноября 1917 года Битва при Пашендейле (по названию деревни в окрестностях города Ипр) привела к незначительным результатам и к ещё большим потерям.

Однако британское командование не смирилось и разработало план нового наступления, в котором решающая роль впервые отводилась танковым частям. Было уже очевидно, что танки становятся важным средством прорыва вражеской обороны. С этой целью был сформирован танковый корпус. Однако во время наступления при Пашендейле танки не смогли себя проявить. Низменности Фландрии из-за проливных дождей и артиллерийских ударов превратились в море грязи, в которой завязли как танки, так и пехота. Это дискредитировало танковые войска в глазах солдат. Даже сами танкисты были обескуражены. Исходя из этого опыта, новое наступление британское командование после тщательной разведки решило проводить на более подходящей местности — малопересеченной и сухой, которая и нашлась к югу от Камбре.

Кроме того, англичане тщательно подошли к подготовке операции — провели совместные тренировки по взаимодействию танковых экипажей и пехоты, отработали тактику преодоления танками глубоких и широких вражеских траншей и противотанковых рвов. Танки действовали группами не менее чем по три машины, каждая из которых несла на себе фашину — большую связку хвороста скрепленного цепями. Один танк сначала давил сопротивление пехоты в первой линии окопов, потом второй — сбрасывал в неё фашину, по которой должен был пройти третий танк, сбросив, в свою очередь, фашину уже во второй окоп и т.д. Боевые машины преодолевали рвы в 3 метра в ширину и вертикальные препятствия в 1,2 метра, легко проламывали проволочные заграждения. Это произвело сильное впечатление на пехотинцев, которые были потрясены такими способностями бронетехники. Английская пехота при этом тоже действовала несколькими группами, у каждой из которых была своя задача. Одна группа блокировала вражеские позиции, вторая — зачищала окопы, третья — являлась группой поддержки.

По плану британского командования предстоящее наступление предполагалось начать без длительной артиллерийской подготовки. Впервые в истории танки должны были сами прорвать оборону противника. Затем в бой планировалось ввести в прорыв кавалерийские дивизии, которые должны были стремительным рейдом захватить Камбре, окрестности и переправы через реку Сансе. После этого предусматривалось выйти в тыл германских войск у Валансьена и окружить германскую группировку.

При подготовке операции англичане строго соблюдали секретность. Танки подвозили к фронту вечером и при движении бронемашин к передовой обязательно открывали сильный огонь артиллерии и пулеметов, чтобы заглушить рев двигателей. Все эти меры маскировки в итоге принесли свои плоды. Германское командование ничего не подозревало о готовящемся наступлении, хотя незадолго до начала операции двое английских «языков» на допросе сообщили точную дату начала британского наступления — 20 ноября. Важное значение для танкового прорыва имел рельеф местности. Участок прорыва был выбран неслучайно: именно к юго-западу от Камбре на участке фронта в 12 километров была равнинная местность, благоприятная для движения бронемашин.

Командующий 3-й английской армией Джулиан Гедуорт Джордж Бинг (1862 — 1935)

Британцы бросали в атаку 3-ю армию генерала Джулиана Бинга: 3-й, 4-й и 6-й корпуса, кавалерийский и танковый корпуса. Всего армия имела в своём составе 8 пехотных дивизий, 4 танковых бригады (476 танков), 3 кавалерийские дивизии. Общая численность составляла 92 тыс. человек. На вооружении армии было 1536 пулемётов, 1009 орудий. На участке прорыва сконцентрировали также 1000 самолётов. На вооружении танкового корпуса были танки Mark I и Mark IV.

Британцам противостояла 2-я германская армия генерал Георга фон дер Марвица: 13-й и 14-й корпуса (36 тыс. человек). Всего 5 пехотных, 1 резервная и 1 ландверная дивизии. Ещё одну пехотную дивизию перебрасывали в район Камбре с Восточного фронта. На их вооружении было 224 орудия, 272 миномёта и 900 пулемётов. Уже в ходе сражения германское командование подтянуло на этот участок фронта значительные дополнительные и резервные силы с целью организации контрудара. Таким образом, германская армия стала насчитывать в районе Камбре 16 дивизий (всего около 160 тыс. человек), 1700 орудий, 1088 миномётов и 3600 пулеметов, свыше 1000 самолётов.

Подбитый английский танк Mark I

Англичане пошли в атаку около 6 часов утра 20 ноября без традиционной артподготовки, ограничившись лишь огненным валом, за которым шли танки, а чуть позади — пехота. На фронте в 15 километров одновременно двинулись в атаку 360 танков. Против 2 германских дивизий на этом участке выступили 7 британских. Англичане использовали и авиацию, но из-за неблагоприятной погоды (туман), самолеты не сыграли большой роли. Правда, и германская авиация не могла активно атаковать противника. Придуманная и отработанная британцами тактика сработала на отлично. Внезапная мощная атака большого числа танков вызвала панику в германских войсках. В первые же часы боя германцы потеряли большую часть позиций и опорных пунктов, и уже к полудню британцам удалось продвинуться на 6-8 км, прорвав все три линии германской обороны. К 13 часам первого дня операции разрыв германского фронта достиг 12 километров.

Однако генерал Бинг опоздал с вводом в брешь кавалерии, атака которой началась с полуторачасовой задержкой в 14 часов 30 минут. Кроме того, конница действовала нерешительно. Время было потеряно. Немцы успели перебросить к месту прорыва подкрепления (отдельные батальоны и небольшие отряды на автотранспорте), которые встретили конницу сильным пулеметным и артиллерийским огнем. В итоге план решительного прорыва германского фронта вглубь провалился.

Таким образом, британцы разбили державшие оборону германские дивизии, они понесли тяжелые потери. В первый день боёв англичане захватили в плен более 8 тыс. немецких солдат, 100 орудий и значительное число пулемётов, при этом понеся небольшие потери. На участке прорыва уже не было значительных германских сил. Однако британцы не смогли использовать благоприятный момент для развития наступления, что позволило противнику предпринять ответные меры.

Британцы остановили наступление, занимаясь перегруппировкой войск, и лишь к середине дня 21 ноября возобновили атаку. Но в это время германское командование подтянуло к Камбре резервы и смогло плотно закрыть брешь. Немцы, чтобы остановить новый танковый прорыв, использовали самодельные самоходные артиллеристские установки — устанавливая полевые орудия на грузовиках. Артиллерия получила возможность встречать английские танки на опасных направлениях. К 22 ноября большинство танков израсходовало запасы топлива и боеприпасов, пополнить их под огнем оказалось невозможно, а английская пехота без поддержки танков двигаться вперед уже не могла, снова завязались тяжелые позиционные бои. Германцы же продолжали стягивать резервы, готовя контрнаступление.

Читать еще:  Танк Т-26 образца 1939 года

Таким образом, не сумев использовать прорыв фронта, английские войска фактически остановились. Бои снова стали позиционными, отдельные атаки уже не приносили значительных результатов. Британское наступление выдохлось. К 30 ноября германцам удалось полностью остановить продвижение противника.

Британское наступление. Источник карт: https://ru.wikipedia.org/

После того как английские наступление фактически завершилось, германское командование подтянуло войска и подготовило свой удар. Германскую армию в районе Камбре довели до 16 дивизий. Генерал Марвиц планировал окружить и уничтожить все английские войска, вклинившиеся в немецкую оборону. Против правого фланга англичан германцы нацелили 7 дивизий, против левого — 4 пехотные дивизии с целью мощного удара и окружения вражеских войск.

30 ноября германские войска, после сильной артиллерийской подготовки, пошли в контрнаступление. Немцы активно использовали артиллерию и авиацию. К 3 декабря они отбили занятые ранее англичанами городки Маркуэн, Кантен и Бурлон (в 4-6 километрах к западу от Камбре), но окружить противника так и не удалось. Используя оставшиеся танки, англичане смогли избежать окружения. 7 декабря английское командование завершило отвод войск на исходные позиции. Сражение завершилось. В результате контрнаступления германской армии британцы понесли тяжёлые потери, потеряв 9 тыс. человек только пленными, 100 танков, 148 орудий и сотни пулеметов.

Битва при Камбре завершилась фактически вничью. Британцы прорвали вражеский фронт, но не смогли развить первый успех, снова завязнув в позиционных боях. Германцы сумели быстро отреагировать на вражеский прорыв, приняли успешные контрмеры, стянули резервы и подкрепления. Затем немцы пошли в контрнаступление с целью окружения и уничтожения британской ударной группировки, но также без решительного успеха. Британская армия фактически вернулась на исходные позиции. Британцы потеряли в сражении более 44 тыс. человек, германцы — около 40 тыс. тыс. солдат.

Битва показала, что танковые соединения ещё покажут себя при прорыве вражеской обороне. Русский военный историк, генерал Андрей Зайончковский отмечал, что «можно считать, что проблема механизации армии ведет свое начало отсюда». Однако в целом важнейшую роль в развитии операции играло взаимодействие различных родов войск. Получила дальнейшее развитие тактика общевойскового боя, основанного на взаимодействии пехоты, артиллерии, танков и авиации. Также у Камбре зарождалась противотанковая оборона.

Битва при Камбре показывала, что инициатива переходит к союзникам, германская армия перешла к стратегической обороне, хотя ещё и сохранила наступательный потенциал.

Автор: Самсонов Александр Статьи из этой серии: Кампания 1917 года

Танковый прорыв у Богушевска

23 июня 1944 года на территорию Белорусской ССР как будто бы въехал скоростной асфальтировочный каток. Он с грохотом покатился на запад, проходя по двадцать километров в день, перемалывая и сметая немецкие войска, оказавшиеся на пути. Считаные дни — и от группы армий «Центр» остались ошмётки, на которые было больно смотреть. Крушение немецкого фронта оказалось настолько стремительным, что союзники СССР по антигитлеровской коалиции усомнились в реальности информации, дошедшей до них. Пришлось собрать иностранных корреспондентов и устроить в Москве знаменитый «марш пленных». 19 немецких генералов и 45 000 солдат и офицеров выглядели убедительным подтверждением успеха Красной армии. Но откуда у союзников взялся этот скепсис?

Повод был. Зима 1943–1944 годов на белорусском направлении представляла собой бесконечную череду позиционных боёв и неудачных советских наступлений. Положение на фронте в это время сравнивали с Верденской мясорубкой Первой мировой войны. Только в апреле 44-го весенняя распутица вынудила стороны взять паузу. И примерно тогда же родились планы стратегической наступательной операции «Багратион», предусматривавшие одновременный прорыв обороны противника на шести участках, с окружением и уничтожением фланговых группировок немецких войск под Витебском и Бобруйском и дальнейшим разгромом группы армий «Центр». На Витебском направлении одним из первых немецких опорных пунктов перед войсками РККА был небольшой белорусский посёлок Богушевск.

Прорыв у Лучёсы

Прошедшей зимой Красная армия долгие месяцы неоднократно и тщетно пыталась пробиться на Богушевском направлении. Реванш за прошлые неудачи должна была взять 5-я армия генерал-лейтенанта Н. И. Крылова. На её участке боевые действия начались с разведки боем 22 июня 1944 года, за день до основного удара. И тогда же обозначились первые успехи: передовые батальоны прорвались в глубину немецкой обороны на 2–4 километра и заняли не только первые две линии траншей, но местами и третью.

Утром 23 июня началась четырёхчасовая артподготовка, а затем бойцы 5-й армии вгрызлись в немецкие позиции на 12 километров. Чтобы окончательно прорвать вражескую оборону, оставалось взять Богушевск, в районе которого немцы создали мощный укреплённый район. А чтобы дойти до Богушевска, нужно было форсировать реку Лучёсу. Генерал Крылов решил, что лучше всего это сделать в районе одноимённой деревни, в которой был мост, способный выдерживать танки.

В пять утра 24 июня к деревне подошла советская боевая группа, состоявшая из 40 танков, шести СУ-85 и пехоты 2-й гвардейской танковой бригады, объединённых с двадцатью ИСУ-152 395-го гвардейского тяжёлого самоходного артполка.В деревне Лучёсе находились немецкий пехотный батальон и приданные ему самоходные орудия. Какие и сколько, в документах не говорится. Гарнизон проморгал выход нашей боевой группы к реке, что позволило мотострелкам быстро захватить мост.

Тут же подтянулась и советская бронетехника. Танки и САУ по мосту и вброд стремительно перешли Лучёсу и ворвались в деревню. От силы полчаса понадобилось на то, чтобы разбить захваченных врасплох немцев и уничтожить все их самоходные орудия (эта заслуга целиком принадлежит экипажам ИСУ-152). 2-я гвардейская бригада в этом бою не потеряла ни одного танка или САУ. Дорога на Богушевск с этого момента была открыта.

Последний трамплин

Чтобы задержать советские войска, противник организовал много засад в деревнях вдоль шоссе. Как правило, они состояли из одного-двух противотанковых орудий и стольких же StuG IV. Летом 1944 года это была новейшая модификация знаменитой самоходки. Здесь советским войскам очень пригодились ИСУ-152. Дело в том, что «тридцатьчетвёрки» 2-й бригады были ещё старой модификации, с 76-мм орудиями. «Бодаться» со «Штугами» в лобовую им было трудно. Зато ИСУ-152 без проблем превращала немецкое самоходное орудие в груду металла. Так случилось, например, в деревне Лукты. «Зверобои» выдвинулись в разведку, обнаружили «Штуги» и первым же выстрелом уничтожили один из них. Немцы, не ожидавшие такой скорой расправы, решили отойти.

Чем ближе советская боевая группа была к Богушевску, тем сильнее сопротивлялся противник, тем отчаяннее немцы пытались замедлить подход танков и САУ к посёлку. Им нужно было время, чтобы подтянуть в Богушевск резервы. А вот генерал-лейтенанту Крылову, напротив, нужно было не допустить, чтобы немцы сконцентрировали свои силы в этом укреплённом районе. Богушевск служил препятствием для дальнейшего развития советского наступления, так что овладеть им было критически важно. Крылов бросил на посёлок крупные силы. Наземную атаку поддерживала авиация, причём весомо: только в одном из налётов немецкие позиции в Богушевске атаковали 90 пикирующих бомбардировщиков и 180 штурмовиков.

Последним опорным пунктом сил вермахта перед Богушевском была деревня Ског, расположенная северо-восточнее посёлка. Пока пехота советской 215-й дивизии атаковала противника, засевшего в траншеях и дзотах, передовые танки 2-й гвардейской бригады при поддержке четырёх ИСУ-122 ворвались на улицы деревни. К сожалению, на этот раз немцы их ждали. «Штуги», стреляя из укрытий, подожгли пять Т-34. Вдобавок, чтобы отрезать прорвавшуюся технику, противник отправил два StuG IV и одно противотанковое орудие на опушку леса южнее Скога.

Заняв позицию, немцы открыли огонь по четырём ИСУ-152, приближающимся к деревне. Самоходчики поняли, что по ним стреляют с флангов, развернули машины в сторону противника и завязали с ним огневую дуэль. Тем временем подошли ещё восемь «Зверобоев». Прицельным огнём дюжины 152-мм гаубиц самоходки мгновенно уничтожили один «Штуг» и противотанковую пушку. Вторая самоходка поспешно отползла в лес. А «Зверобои», расправившиеся с засадой, поспешили на помощь нашей пехоте и бронетехнике в Скоге. К полудню защищать деревню стало некому. Теперь можно было браться за Богушевск.

Конец Богушевского оборонительного района

Разведка показала, что немцы держат под прицельным огнём северные и северо-западные подступы к Богушевску. Поэтому, во избежание лишних потерь, советское командование тщательно спланировало атаку на посёлок.

Полковник Е. Е. Духовный, командовавший 2-й гвардейской танковой бригадой и приданными ИСУ-152, решил разделить свои силы. Первый танковый батальон (около 15 Т-34 и три СУ-85) должен был оставаться на месте, отвлекая на себя внимание немцев и имитируя продолжение атаки с севера. В это время второй батальон (10 «тридцатьчетвёрок», столько же Т-70 и три СУ-85) вместе с восемью ИСУ-152 получил приказ обойти Богушевск и ударить с юго-восточной стороны. Командовал второй группой подполковник Н. С. Тютюник.

Читать еще:  Броня крепка: История советского танка 1919-1937

Местность вокруг Богушевска труднопроходимая и заболоченная, так что проход для техники наши разведчики искали несколько часов. Когда он был найден, первая группа начала интенсивную стрельбу по противнику, оттягивая на себя его внимание. Тем временем части двух советских дивизий, усиленные штурмовыми сапёрами, готовились к генеральному штурму Богушевска, назначенному на 19:00.

Перед штурмом город основательно «обработали» артиллерийским огнём и атакой 270 самолётов. Одновременно с началом основного удара группа Тютюника неожиданно ворвалась на улицы посёлка с юго-востока, откуда их не ждали. Три десятка танков и САУ пронеслись по улицам, уничтожая всех врагов, оказавшихся на пути, и вскоре захватили железнодорожную станцию Богушевское.

Перед главными силами, наступавшими с севера и северо-востока, шли штурмовые сапёры, за ними — танки и пехота. Все три линии немецких траншей быстро оказались прорваны, бой переместился на улицы Богушевска. Первая группа 2-й гвардейской бригады лидировала в атаке с севера. Оказавшись между двух огней, немцы не проявили нордической стойкости в обороне и стали отходить на запад. Некоторые в панике бежали, бросая технику и вооружение. В результате среди прочих трофеев Красной армии оказались четыре совершенно исправных «Штуга».

В 21:00 Богушевск был взят. Советские войска шли по улицам посёлка, о который прошедшей зимой разбилось не одно наше наступление. В немецких позициях образовалась брешь, в которую тем же вечером ворвалась конно-механизированная группа генерала Осликовского. 5-я гвардейская танковая армия П. Ротмистрова тоже разворачивала свои боевые машины к этому пролому. Шёл только второй день «Багратиона», а левое крыло немецкой группы армий «Центр» уже начало рушиться.

Источники и литература:

1. Оперативные документы и журналы боевых действий (с сайта «Память народа»):

  • Штаба 1-го Прибалтийского фронта.
  • Штаба 3-го Белорусского фронта.
  • 5-й армии.
  • 65 и 72-го стрелковых корпусов.
  • 144-й, 215-й и 371-й стрелковых дивизий.

2. Исаев А. В. Операция «Багратион». «Сталинский блицкриг» в Белоруссии. М.: Яуза : Эксмо, 2014.

3. Операция «Багратион». Освобождение Белоруссии. М. Олма-пресс, 2004.

Ввод танковых армий в прорыв

Ввод танковых армий в прорыв

Опыт войны показал, что наиболее благоприятными условиями ввода танковых армий в прорыв считались такие, когда общевойсковые объединения первого эшелона фронта прорывали тактическую зону обороны противника на всю ее глубину. Однако этого не всегда удавалось достичь. Поэтому с целью повышения темпов прорыва танковые армии, как правило (в 80 % случаев от общего количества проведенных ими наступательных операций), вводились в сражение в середине первого или с утра второго дня операции с рубежа, проходившего чаще всего на удалении 4–6 км от переднего края. Это было обусловлено в основном недостатком танков НПП. И хотя танковые армии, завершая прорыв тактической зоны обороны противника, несли определенные потери в боевой технике и личном составе, это позволяло выиграть время, создавать возможность в упреждении маневра противника и в большей мере сохранять силы и боеспособность общевойсковых армий. Как показал опыт, ввод в сражение танковых армий для завершения прорыва тактической зоны приводил к повышению темпов ее преодоления, что нередко играло решающую роль в развитии тактического успеха в оперативный и в достижении конечной цели фронтовой наступательной операции.

В то же время боевой опыт подтвердил возможность ввода танковой армии и в так называемый «чистый прорыв», т. е. после того как общевойсковые объединения уничтожали противника в тактической зоне обороны. Это достигалось, во-первых, осуществлением стрелковыми соединениями, получившими значительное усиление танками НПП, прорыва в высоких темпах и, во-вторых, привлечением для завершения прорыва тактической зоны обороны армейских подвижных групп или фронтовых конномеханизированных (конно-танковых) групп.

Ввод танковых армий в сражение после прорыва общевойсковыми армиями тактической зоны обороны позволял им сохранить свои возможности для высокоманевренных и стремительных действий в оперативной глубине.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Читать книгу целиком

Похожие главы из других книг:

Кокон из танковых армий

Кокон из танковых армий Нет сомнений, что директива Ставки на проведение Берлинской операции командующего 1-м Белорусским фронтом совершенно не устраивала. Однако открыто спорить с решением Ставки и самого Сталина было бессмысленным занятием. Это грозило отстранением

Организационно-штатная структура танковых армий

Организационно-штатная структура танковых армий В годы войны значительные изменения претерпела организационно-штатная структура танковой армии. При этом формировались армии двух типов: смешанного и однородного состава. При создании объединений смешанного состава

Цели и задачи танковых армий в наступательных операциях

Цели и задачи танковых армий в наступательных операциях Цели и задачи танковых армий в наступательных операциях определялись командующим войсками фронта, а в ряде случаев и Ставкой ВГК. Они были самыми разнообразными и зависели от многих факторов, чаще всего

Оперативное построение танковых армий

Оперативное построение танковых армий Оперативное построение танковой армии определялось в значительной степени исходя из ее состава, а также с учетом других факторов. Наиболее характерным для наступательных операций 1943 г. было построение армии в два эшелона с

Ширина полосы и глубина наступления танковых армий

Ширина полосы и глубина наступления танковых армий Танковой армии, действующей в качестве подвижной группы фронта, полоса для наступления в оперативной глубине, как правило, не определялась, а указывалось только направление действий. Это было вызвано стремлением не

Встречные сражения танковых армий

Встречные сражения танковых армий Одним из способов борьбы с оперативными резервами противника являлся их разгром во встречном сражении. Оно возникало, как правило, на направлениях главных ударов фронтов, в наиболее кризисные моменты операций и на различных этапах их

Темпы наступления танковых армий

Темпы наступления танковых армий Одной из особенностей боевого применения танковых армий в наступательных операциях было стремление к достижению высоких темпов наступления, так как от этого в решающей степени зависели темп фронтовых операций и успешное достижение их

Оборонительные операции танковых армий

Оборонительные операции танковых армий В годы Великой Отечественной войны танковые армии не только участвовали в наступательных операциях, но и решали задачи в обороне. Переход танковых армий к обороне в ходе наступательных операций осуществлялся главным образом в

Приложение № 1 Хроника создания и использования танковых армий

Приложение № 1 Хроника создания и использования танковых армий 1940 Ноябрь – начальник Автобронетанкового управления генерал-лейтенант танковых войск Я.Н. Федоренко разработал проект создания механизированной армии.Декабрь – на совещании высшего командного состава

Организационно-штатная структура танковых армий

Организационно-штатная структура танковых армий В годы войны значительные изменения претерпела организационно-штатная структура танковой армии. При этом формировались армии двух типов: смешанного и однородного состава. При создании объединений смешанного состава

Место и роль танковых армий в наступательных операциях

Место и роль танковых армий в наступательных операциях Танковые армии как оперативные объединения бронетанковых и механизированных войск являлись в годы войны средством Ставки Верховного Главнокомандования и придавались фронтам, действовавшим на важнейших

Оперативное построение танковых армий

Оперативное построение танковых армий Оперативное построение танковой армии определялось в значительной степени исходя из ее состава, а также с учетом других факторов. Наиболее характерным для наступательных операций 1943 г. было построение армии в два эшелона с

Ввод танковых армий в прорыв

Ввод танковых армий в прорыв Опыт войны показал, что наиболее благоприятными условиями ввода танковых армий в прорыв считались такие, когда общевойсковые объединения первого эшелона фронта прорывали тактическую зону обороны противника на всю ее глубину. Однако этого

Встречные сражения танковых армий

Встречные сражения танковых армий Одним из способов борьбы с оперативными резервами противника являлся их разгром во встречном сражении. Оно возникало, как правило, на направлениях главных ударов фронтов, в наиболее кризисные моменты операций и на различных этапах их

Темпы наступления танковых армий

Темпы наступления танковых армий Одной из особенностей боевого применения танковых армий в наступательных операциях было стремление к достижению высоких темпов наступления, так как от этого в решающей степени зависели темп фронтовых операций и успешное достижение их

Оборонительные операции танковых армий

Оборонительные операции танковых армий В годы Великой Отечественной войны танковые армии не только участвовали в наступательных операциях, но и решали задачи в обороне. Переход танковых армий к обороне в ходе наступательных операций осуществлялся главным образом в

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector