3 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Встречные сражения танковых армий

Грандиозные танковые сражения Второй мировой

Вчера, 5 июля, началось сражение, вошедшее в истории Великой Отечественной войны как Курская битва. В рамках этого сражения произошла своя битва, которая считается самым крупным танковым сражением Второй мировой войны, битва под Прохоровкой.

Трудно ответить, сколько танков участвовало с обеих сторон, так как данные из различных источников отличаются. Если брать средние данные, то количество танков СССР достигало около 1 тыс. машин. Тогда как у немцев было около 700 танков.

Танковое сражение (бой) в ходе оборонительной операции на Курской дуге произошло 12 июля 1943 года. Атаки противника на Прохоровку начались сразу с западного и южного направлений. Четыре танковые дивизии наступали на западе и еще около 300 танков направлялись с юга.

Бой начался рано утром и советские войска получили преимущество, так как восходящее солнце светило немцам прямо в смотровые приборы танков. Боевые порядки сторон довольно быстро смешались и уже через несколько часов после начала сражения трудно было разобрать, где чьи танки.

Немцы оказались в весьма трудном положении, так как основная сила их танков заключалась в дальнобойных орудиях, которые в условиях ближнего боя были бесполезны, а сами танки очень медлительны, тогда как в этой ситуации многое решала маневренность. Русские танки, напротив, получили преимущество, так как у них появился шанс выцеливать уязвимые места тяжело бронированных немецких танков, да и сами они были очень маневренны (в особенности это касается знаменитых Т-34).
Однако немцы все же дали серьезный отпор со своих противотанковых орудий, которые подорвали боевой дух русских танкистов – огонь был настолько плотным, что солдаты и танки не успевали и не могли формировать порядки.

Пока основная часть танковых войск были связана боем, немцы решили задействовать танковую группу «Кемпф», которая наступала на левый фланг советского войска. Чтобы отразить эту атаку пришлось задействовать танковые резервы Красной Армии. На южном направлении уже к 14.00 советские войска начали теснить немецкие танковые части, у которых не было свежих резервов. Вечером поле сражения было уже далеко позади советских танковых частей и битва была выиграна.
Потери танков с обеих сторон во время сражения под Прохоровкой в ходе Курской оборонительной операции выглядели следующим образом:
; около 250 советских танков;
; 70 немецких танков.
Вышеуказанные цифры – это безвозвратные потери. Количество поврежденных танков было значительно большим. К примеру, немцы после битвы под Прохоровкой имели только 110 полностью боеспособных машин.

Когда Сталину донесли о потерях танков в боях под Прохоровкой, он собирался отдать под трибунал командующего танковой армией П. Ротмистрова, но разобравшись в причинах неудачи, принял другое решение. На танки Т-34 стали устанавливать более мощную 85-мм пушку, что потребовало увеличение размеров башни, а так же начать создавать тяжелые танки семейства ИС (Иосиф Сталин) с еще более мощными пушками, способными на больших дистанциях поражать немецкий «зверинец» — танки «Тигр» и «Пантера».

Битву под Прохоровкой называют крупнейшей танковой битвой в истории, однако это не совсем является правдой. На самом деле – это крупнейшая танковая битва, которая шла всего один день. А вот самая крупная битва произошла два года ранее также между силами немцев и СССР на Восточном фронте под Дубно. В ходе этого сражения, которое началось 23 июня 1941 года, между собой столкнулось 3800 танков. Советский Союз располагал 3000 единиц техники, тогда как у немцев было всего 800 единиц.

Несмотря на такое численное преимущество танковых частей Союза не было ни единого шанса на победу. На это есть несколько причин. Во-первых, качество танков у немцев было значительно выше – у них на вооружении стояли новые образцы с хорошим противотанковым бронированием и вооружением. Во-вторых, в советской военной мысли на тот момент был принцип, что «танки с танками не воюют». Большинство танков в СССР на тот момент имели только противопульную броню и сами не могли пробить толстую немецкую броню. Именно потому первое самое крупное танковое сражение стало для СССР катастрофическим провалом. Вот что можно найти в Интернете об этом танковом сражении, о котором постарались забыть.

Грандиозное танковое сражение, развернувшееся в треугольнике Луцк-Дубно-Броды в самом начале Великой Отечественной Войны, ознаменовало собой все более возрастающую роль танковых частей, которые в тесном взаимодействии с другими родами войск решали крупные стратегические задачи, напрямую оказывая влияние на обстановку, складывающуюся на фронтах. В сражении, развернувшемся в полосе Юго-Западного фронта приняло участие 3800 танков(3000 советских и 800 немецких).
Со стороны немцев основным действующим соединением стала 1-я танковая группа Эвальда Фон Клейста. которая 22 июня совершила прорыв от границы, взломав полосу обороны двух советских армий( 5-й и 6-й), после чего двинулась на населенный пункт Радзехов. К 24 июня подвижные соединения немцев достигли реки Стырь. Советское командование, оценив обстановку ,принимает решение нанести по вырвавшимся частям противника контрудар силами сразу четырех механизированных корпусов, 9-й и 19-й механизированные корпуса РККА по плану должны были атаковать противника с севера, с юга им навстречу наносили удар 8-й и 15-й мехкорпуса, образуя «клещи», в которые оказывались зажатыми подвижные соединения Клейста.
Точками сосредоточения и исходными рубежами для начала атаки 9-го и 19-го мехкорпусов Красной Армии командование обозначило деревни Грудек и Рымно. К 26 июня оба этих пункта уже были взяты противником, но эти данные в условиях стремительного продвижения немецких арьергардов вперед ещё не дошли до советского командования. В итоге выдвинувшиеся вперед советские механизированные соединения вместо удара по вражескому флангу, вынуждены были вступить в ожесточенное встречное сражение с немецкими войсками ещё до выхода на назначенный рубеж. Передовой отряд 19-го механизированного корпуса – мотострелковый полк 43-й танковой дивизии наткнулся на противника в 7 километрах восточнее Дубно. После обнаружения вражеских сил передовые части корпуса отошли в населенный пункт Млодова и укрепились там, ожидая подхода основных сил.

Уже на следующий день их позиции подверглись атаке – на них наступали части 11 танковой дивизии немцев. В состав мотострелкового полка, закрепившегося в Млодове, кроме двух батальонов пехоты входил взвод танков и батарея артиллерийских орудий. Эти силы смогли оказать некоторое сопротивление наступающему противнику подбив 3 танка, однако вынуждены были оставить Млодову. В это же время в район Дубно стянулись и изготовились к контрудару основные силы 43-й танковой дивизии Красной Армии, правда вся артиллерия дивизии всё ещё находилась в пути. Тем не менее, командующий 43-й танковой дивизии смог остановить отступающие в беспорядке части пехоты и артиллерии из 228-й стрелковой дивизии и усилить ими собственные войска.

43-я танковая начала наступление в неполном составе, часть машин была уже потеряна и оставлена из-за поломок – в атаке приняли участие два тяжелых танка «КВ», две «тридцатьчетверки», а также 75 лёгких танков «Т-26». Им противостояла также неполная 11 танковая дивизия немцев – примерно половина её штатной численности, поскольку одна из боевых групп этой дивизии ранее выдвинулась в другом направлении. На стороне немцев было ощутимое превосходство в тяжелой артиллерии, но с другой стороны советским танкам оказывали поддержку пехотные части. Наступление советских танков началось в середине дня 26 июня 1941 года – советские танкисты прорвали оборону немецких войск на этом участке подойдя вплотную к Дубно. Были потеряны оба тяжелых танка «КВ» и 15 легких танков «Т-26», а также более 100 пехотинцев. Немецкие части казалось уже не могли удержать Дубно, однако командир 43-й танковой дивизии Цибин принял решение отвести дивизию к Ровно.

Это решение объяснялось тем, что севернее 13-я танковая дивизия немцев провела успешное наступление, взломав оборону сразу двух дивизий Красной Армии. Оказавшийся неприкрытым фланг создавал угрозу для войск Цибина, и решение было вполне оправданным. Тем временем передовые части 11-й танковой дивизии, половина которой оставалась в Дубно, достигли города Острог, что уже намного восточнее. Поначалу советское командование не предполагало, что противник может продвинуться настолько далеко, однако вскоре стали оправдываться самые худшие ожидания. В Остроге на тот момент находился лишь разведывательный батальон 109-й моторизованной дивизии. Немецкие танки и пехота быстро выбили советские части из города и закрепились в нём, успешно препятствуя попыткам отбить его городу переместилась основные силы 109-й моторизованной дивизии РККА, полк 57-й танковой дивизии, в составе которого были лёгкие «Т-26». Эти отдельные части готовились атаковать противника в Остроге.

Командование Красной Армии всё ещё плохо представляло обстановку на фронтах. В задачи 8-го и 15-го механизированных корпусов все ещё входило наступление на ранее обозначенные позиции, хотя обстановка кардинально поменялась – подтягивавшиеся с западного направления немецкие танковые и пехотные дивизии сами атаковали позиции мехкорпусов, обходя их с флангов, а в немецком тылу уже была создана прочная система обороны, прорвать которую в таких условиях было крайне сложно. Наступать по прежнему плану означало завлекать крупные механизированные соединения в опасную ловушку. Тем не менее, наступление велось, и дивизии корпуса на разных участках натыкались на сильный противотанковый огонь, теряя большое количество машин.

Читать еще:  Плавающий танк LVT(A)-1

Кроме всего вышеперечисленного сыграло свою роль и господство немецкой авиации в воздухе. Очень сильно от авиаударов пострадали тылы 15-го механизированного корпуса, был тяжело ранен его командир И.Карпезо.

Другой корпус участвовавший в контрударе на этом направлении – 8-ой также серьёзных успехов не достиг – около половины его танков осталось на обочинах дорог из-за поломок в результате длительных маршей и бросков с одного участка фронта на другой. В конечном счете, корпус двинулся на населенный пункт Берестечко, но, не достигнув его, южнее вступили в бой с частями 16-й танковой дивизии немцев, успевшей занять оборону. Ударные части 8-го мехкорпуса(12-я и 34-я танковые дивизии) поначалу успешно атаковали вражеские позиции, потери 12-й дивизии составили всего 10 танков, а 34-й 5 танков, однако в дальнейшем немцем удалось сдержать продвижение дивизий корпуса и нанести серьезные потери 12-й танковой выбив ударами с воздуха все артиллерийские тягачи дивизии и большую часть личного состава артполка.

Советское командование рассматривало результат контрнаступления мехкорпусов как полный провал, однако и немецкие командиры не видели повода для оптимизма – начальник штаба ОКВ Франц Гальдер писал в своем дневнике о медленном продвижении войск группы армий «Юг» и её больших потерях. Несмотря на поражение при попытке нанесения контрударов силами мехкорпусов, советское командование всё ещё имело в распоряжении достаточно сильную группировку. Однако потери корпусов Красной Армии были серьезными. В качестве примера можно привести 10-ю танковую дивизию 15-го мехкорпуса. Её первоначальный состав – 147 легких танков БТ-7, 37 средних «Т-34», 44 средних Т-28 и 63 тяжелых «КВ». От этих сил осталось лишь 20 «БТ-7», 5 «Т-34», 4 «Т-28» и 10 «КВ».

Основными причинами провала июньского контрудара советских механизированных корпусов было сильное рассредоточение сил и отсутствие слаженности и координации взаимных действий, что, к сожалению , было для советских войск в первые годы войны почти нормой. Танки мехкорпусов вступали в бой в большинстве случаев при недостаточной пехотной поддержке, либо при полном её отсутствии. Также отсутствовала поддержка артиллерийская, не говоря уже об авиационной. Стремительное наступление противника не давало советскому командованию, ещё не получившему опыт ведения войны с лучшей европейской армией, оценить обстановку и своевременно принять верное решение. Всё вышеперечисленное привело к разгрому советских мехкорпусов в первые дни войны. И всё же этот горький опыт не был забыт советским командованием – немцам ещё предстояло в полной мере ощутить на своей шкуре силу сопротивления советских войск в предстоящих битвах.

Одно из первых танковых сражений Великой Отечественной войны: встречный бой у деревни Пелище

Одно из первых танковых сражений Великой Отечественной войны состоялось уже в первый ее день. 22 июня, примерно в полдень, у небольшой белорусской деревни Пелище столкнулись передовые части немецкой 18-й танковой и, возможно, 17-й танковой дивизий и советской 30-й танковой дивизии, которая двигалась на запад от Пружан. Это был классический встречный бой, который на время задержал продвижение немецких танковых частей из состава 2-й танковой группы Гудериана. Примерно в это же время во второй половине дня после полудня произошло еще одно танковое сражение — у Алитуса в Литве, где боевые группы немецких 7-й и 20-й танковых дивизий столкнулись с авангардом 5-й советской танковой дивизии. Так получилось, что информацию о боях возле города Алитусе сегодня найти гораздо проще. Мы же поговорим о танковом бое, который произошел возле деревни Пелище.

С советской стороны в нем приняли участие танки из состава 30-й танковой дивизии 14-го механизированного корпуса (14МК, командующий генерал-майор С. И. Оборин) 4-й армии Западного Особого военного округа, место дислокации Слобудка (возле города Пружаны). Дивизия начала формироваться лишь в феврале-марте 1941 года на базе 32-й танковой бригады в Пружанах. В состав дивизии входили 60-й и 61-й танковые полки, 30-мотострелковый полк и 30-й гаубично-артиллерийский полк. Возглавлял подразделение полковник Семён Ильич Богданов, который в ходе войны дослужился до звания маршала бронетанковых войск (звание присвоено 1 июня 1945 года). В составе дивизии на момент начала войны имелось 211 танков Т-26, других танков на вооружении подразделения не было.

По распоряжению начальника штаба 14МК полковника И. В. Тутаринова, в ночь на 22 июня 1941 года 30-я танковая дивизия одним своим танковым полком проводила ночные стрельбы на танкодроме, расположенном в районе Поддубно. Днем 21 июня на учениях данного полка присутствовали командир 30-й танковой дивизии полковник Богданов и начальник штаба 4-й армии полковник Сандалов.

Приказ о приведении дивизий 14-го механизированного корпуса в боевую готовность, который был отдан в 3 часа 30 минут 22 июня 1941 года командующим 4-й армией генерал-майором А. А. Коробковым, до начала боевых действий передать в части не успели. Дивизии корпуса поднимались по тревоге уже под разрывами снарядов и бомб. Полковник Богданов самостоятельно в 4 часа 15 минут поднял 30-ю танковую дивизию по боевой тревоге после того, как немецкая авиация начала бомбить аэродром Куплин в районе Пружан. Штаб 14 МК, который был расположен в Кобрине, уже в первые часы войны подвергся точной и сильной бомбардировке с воздуха, потеряв от нее практически все средства связи. Оставшись в 20% составе от своей штатной численности, штаб корпуса перебрался на запасной командный пункт в Тевли, однако большие потери в командном составе и в батальоне связи существенно осложняли управление дивизиями и корпусными частями. Позднее в донесении в штаб армии командир 14МК генерал-майор Оборин докладывал, что из всех средств связи у него имеется лишь одна радиостанция 5-АК, связь с дивизиями осуществляли делегаты связи.

К 6 часам утра части дивизии Богданова сосредоточились в районе сбора по тревоге (в лесу юго-западнее Пружан). 61-й танковый полк дивизии майора П. И. Иванюка, который был на ночных стрельбах, присоединился к главным силам дивизии на час позже. Не получая никаких распоряжений из штаба 14 МК и штаба 4-й армии, полковник Богданов принял решение действовать согласно плану прикрытия, который был разработан накануне войны. После проверки боевой готовности части 30-й танковой дивизии примерно в 7 часов утра выступили в район сосредоточения (Щербово, Бояры) двумя колоннами, имея передовые отряды в составе танковых батальонов, усиленных артиллерией. При этом большая часть личного состава дивизии, которая не была обеспечена автотранспортом, а также гаубично-артиллерийский полк (не имевший тягачей и снарядов) были оставлены на месте дислокации подразделения с целью организации обороны Пружан.

Как видно, советским танкистам предстояло вести предстоящий бой без достаточной поддержки мотострелков и артиллерии, а также надежного прикрытия с воздуха. От Пружан до деревни Пелище танкам из состава 30-й дивизии надо было пройти примерно 45 километров в светлое время суток. Последнее обстоятельство привело к тому, что уже с начала марша двигавшиеся колонны дивизии были обнаружены немецкой авиацией, после чего подверглись бомбовым ударам, понеся на марше первые потери. Согласно донесению командира 14-го мехкорпуса Оборина, 30-я танковая дивизия к 11 часам находилась на марше в район сосредоточения и головой колонны главных сил вышла в район Поддубно, имея всего один боекомплект и одну заправку горючим, на марше части дивизии неоднократно атаковала авиация противника.

Навстречу советским танкистам уже двигались передовые отряды германской 18-й танковой дивизии. Она начала переправу через Буг вместе с 17-й танковой дивизией в 4 часа 15 минут. Уже в 4 часа 45 минут первые танки 18-й танковой дивизии форсировали реку и оказались на советской территории. Во время форсирования водной преграды немцы использовали боевые машины, которые уже испытывались ими во время подготовки операции «Морской лев». Тактико-технические характеристики данных танков позволяли им преодолевать водные рубежи глубиной до 4 метров.

Стоит отметить, что 17-я и 18-я танковые дивизии были не просто хорошо укомплектованы танками, стоявшая на их вооружении боевая техника обладала качественным превосходством над машинами противостоящей ей 30-й танковой дивизии, которая была вооружена исключительно устаревшими легкими танками Т-26 разных годов выпуска и состояния разной технической исправности. В составе 17-й танковой дивизии на 22 июня 1941 года имелось 202 танка (12 PzKpfw I, 44 PzKpfw II, 106 PzKpfw III (c 50-мм орудием), 30 PzKpfw IV и 10 командирских PzBef), в составе 18-й танковой дивизии — 218 танков (6 PzKpfw I, 50 PzKpfw II, 99 PzKpfw III (c 37-мм орудием), 15 PzKpfw III (c 50-мм орудием) 36 PzKpfw IV и 12 командирских PzBef). Из 420 танков двух этих дивизий, 286 танков, то есть больше половины, приходилось на средние PzKpfw III и PzKpfw IV, которые по бронированию и вооружению превосходили советские Т-26.

Танки подводного хода смогли обеспечить силам вторжения достаточно веское преимущество. Момент внезапности был использован ими в полной мере. Уже в 8 часов 15 минут подразделения «ныряющих» танков прорываются к важной переправе через реку Лесную, протекающей к востоку от Буга, захватывая ее в неповрежденном состоянии. В 9:45 «ныряющие» танки захватывают еще одну переправу через эту реку, она также была не повреждена. В отличие от советских плавающих танков Т-37/38 и даже Т-40 немецкие танки аналогичного назначения были не специальными разработками, а обычной адаптацией линейных боевых машин. По этой причине они обладали теми же боевыми возможностями, что и обыкновенные «тройки» и «четверки», в том числе могли полноценно вести бой с неприятельскими танками.

Читать еще:  Танки Panzer II нового типа

Однако, бодро начав наступление утром 22 июня, 2-я танковая группа во второй половине дня сбавила темп. К северу от Бреста к полудню саперам удалось построить переправы через Буг, однако узким местом стали подъездные пути к ним. Ведущие от дорог с твердым покрытием к переправе они шли через заболоченную низину, под колесами и гусеницами десятков самых разных машин подходы к переправам стремительно ухудшались. Так тягачам 17-й танковой дивизии пришлось сначала вытаскивать застрявшие в грязи грузовики, а затем тянуть их к дороге, которая допускала движение только в одном направлении. Ко всему прочему вечером на переправе этой же дивизии под танком провалился мост, это остановило переправу через Буг на пять часов. В итоге вырвавшиеся вперед на советскую территорию «ныряющие» танки остались без пополнения боекомплекта и заправки горючим. В журнале боевых действий XXXXVII моторизованного корпуса, в состав которого входили 17-я и 18-я танковые дивизии, говорилось: «К позднему вечеру 22 июня лишь малая часть обеих дивизий пересекла Буг».

По всей видимости, примерно в полдень 22 июня передовые отряды 30-й танковой дивизии столкнулись у деревни Пелище именно с «ныряющими» танками 18-й танковой дивизии противника и другими передовыми частями XXXXVII моторизованного корпуса.

По донесениям советской стороны в соприкосновение с противником дивизия передовыми своими батальонами вступила уже в 11 часов утра, а главными силами в период с 12 до 13 часов. Сообщалось, что передовой отряд 60-го танкового полка дивизии вступил в бой с танками противника в районе Щеброво-Пелище. Здесь развернулся встречный танковый бой, в котором приняли участие десятки танков с каждой стороны. В результате боя немецкие танки отошли чуть назад к населенному пункту Видомля. На короткое время советским танкистам удалось задержать их продвижение. При этом уже с 14 часов дня дивизия вновь начала подвергаться массированным налетам авиации противника, неся от них тяжелые потери в людях и технике.

Около 15 часов дня командование 4-й армии приняло решение приступить к оборудованию тылового оборонительного рубежа на линии восточного берега реки Мухавец от Пружан до Буховичей силами мотострелкового полка 205-й мотострелковой дивизии и пешими подразделениями 30-й танковой дивизии из состава 14 МК. При этом основные силы мотострелковой дивизии готовили оборону в районы Березы. Но с получением в 18 часов директивы верховного командования о нанесении контрударов по противнику всеми имеющимися силами, командованием армии был отдан новый приказ: утром 23 июня перейти в наступление всем составом 14 МК. Конечно, требования как директивы НКО, так и приказ штаба фронта и армии уже не соответствовали действительности и сложившейся на данном направлении обстановке.

К исходу 22 июня 30-я танковая дивизия (более 120 танков Т-26) по-прежнему вела бой на рубеже Пелище, Подлесье и частью сил севернее Ратайчицы. В ходе боя 22 июня дивизия потеряла порядка 25% личного состава, 30% танков, а также лишилась трех командиров батальонов и пяти командиров рот, что свидетельствует о накале боя. При этом в ночное время из состава корпуса бой вела лишь 30-я танковая дивизия, так как немцы не прекратили атаки на этом направлении и ночью, наступая при свете осветительных ракет и тесня подразделения дивизии к Поддубно. О том, что в боях 22 июня 30-я танковая дивизия понесла серьезные потери, говорит тот факт, что 23 июня в наступление от нее пошло около 130 танков Т-26, остальные машины, по всей видимости, были уничтожены или повреждены во время боев 22 июня, налетов авиации противника, а также вышли из строя по техническим причинам.

О потерях противника в боях в районе населенного пункта Пелище ничего не известно. 18-я танковая дивизия отчитывалась о том, что с боями пробилась до местечка Пелище. В журнале боевых действий XXXXVII моторизованного корпуса указывалось, что по дороге было «разгромлено несколько танковых отрядов противника численностью до 40 танков». Это и были передовые отряды советской 30-й танковой дивизии полковника Богданова. При этом в промежуточном донесении группы армий «Центр» указывалось, что 18-я танковая дивизия в течение 22 июня «отразила сильную танковую атаку русских».

Встречный бой, который произошел у деревни Пелище, был характерным для первых дней войны. Тогда советское командование даже не допускало мысли о том, что танковые войска могут использоваться для оборонительных боев на определенном рубеже. Правомерным считалось только проведение танковых атак. Подобные атаки против наступающих танковых подразделений противника превращались во встречные танковые бои, которые были более выгодны немцам. Такой бой превращался в дуэль танковых экипажей в неравных условиях. С нашей стороны в боях принимали участие в основном танки, иногда совсем без пехоты, тогда как со стороны противника действия танков поддерживались артиллерией и авиацией. Вполне естественно, что советские танкисты, и без того уступающие в мастерстве более опытным коллегам из панцерваффе, несли в таких боях несравнимо большие потери. Немецкие танкисты более удачно поражали противника с коротких остановок, чем советские танкисты. Помимо этого по советским танкам противник непрерывно наносил бомбовые удары. 30-я танковая дивизия потеряла от ударов немецких пикирующих бомбардировщиков не меньше боевых машин, чем от артиллерии и танков противника.

Также на результате первых танковых боев сказалось то, что весной 1941 года большая часть обученных старших механиков-водителей и командиров танков была переведена с повышением во вновь формируемые подразделения новых механизированных корпусов. В результате этого экипажи танков обновились, молодые солдаты, которые пришли на их место, не успели пройти полной боевой подготовки. При этом артиллерийская подготовка экипажей оставалась очень слабой, бойцы не прошли должной подготовки. В то же время артиллерийские полки новых танковых дивизий имели на вооружение лишь гаубицы с очень ограниченным запасом боеприпасов, не хватало также средств тяги для артиллерии. Естественно, что в подобных условиях вступать во встречные танковые бои с неприятелем было нецелесообразно. В то же время не стоит забывать о том, что применение танковых частей в обороне в то время не было детально проработано, не было должного опыта, он пришел к командирам Красной Армии существенно позже.

Сегодня место первого крупного танкового боя, который произошел возле деревни Пелище, серьезно изменилось: на перекрестке дорог возле этого населенного пункта построена новая автомобильная развязка. Несмотря на то, что с момента тех событий прошло уже более 75 лет, в местных полях все еще можно найти следы сражения: к примеру, здесь все еще находят траки от гусениц танков Т-26. Это единственные немые свидетели того далекого боя, очевидцы которого не оставили практически никаких документальных свидетельств о нем.

5 самых грандиозных танковых сражений в мировой истории

Битва при Камбре (1917 год)

После неудач с применением небольших по объему танковых формирований, британское командование решило провести наступление с использованием большого числа танков. Поскольку до этого танки не оправдали надежд, многие считали их бесполезными. Один британский офицер отмечал: «Пехота думает, что танки себя не оправдали. Даже команды танков обескуражены». По замыслу английского командования предстоящее наступление предполагалось начать без традиционной артиллерийской подготовки. Впервые в истории танки должны были сами прорвать оборону противника. Наступление у Камбре должно было застать германское командование врасплох. Операция готовилась в режиме строгой секретности. Танки подвозились на фронт в вечернее время. Англичане постоянно вели огонь из пулемётов и миномётов, чтобы заглушить рёв танковых двигателей. Всего в наступлении участвовало 476 танков. Германские дивизии были разбиты и понесли тяжёлые потери. Хорошо укреплённая «Линия Гинденбурга» была прорвана на большую глубину. Однако в ходе немецкого контрнаступления британские войска были вынуждены отступить. Используя оставшиеся 73 танка, англичане сумели предотвратить более серьёзный разгром.

Битва за Дубно-Луцк-Броды (1941 год)

В первые дни войны произошло масштабное танковое сражение в Западной Украине. Самая мощная группировка вермахта — «Центр» — наступала севернее, на Минск и далее на Москву. На Киев наступала не столь сильная группа армий «Юг». Зато на этом направлении была самая мощная группировка Красной Армии — Юго-Западный фронт. Уже вечером 22 июня войска этого фронта получили приказ мощными концентрическими ударами механизированных корпусов окружить и уничтожить наступающую группировку противника, и к исходу 24 июня овладеть районом Люблин (Польша). Звучит фантастично, но это если не знать силы сторон: в гигантском встречном танковом бою сошлись 3128 советских и 728 немецких танков. Сражение продолжалось неделю: с 23 по 30 июня. Действия мехкорпусов свелись к изолированным контратакам на разных направлениях. Немецкое командование путём грамотного руководства сумело отразить контрудар и нанести поражение армиям Юго-Западного фронта. Разгром был полным: советские войска потеряли 2648 танков (85%), немцы — около 260 машин.

Сражение при Эль-Аламейне (1942 год)

Сражение при Эль-Аламейне — ключевой эпизод англо-германского противостояния в Северной Африке. Немцы стремились перерезать важнейшую стратегическую магистраль союзников — Суэцкий канал, и рвались к ближневосточной нефти, в которой нуждались страны Оси. Генеральное сражение всей кампании произошло при Эль-Аламейне. В рамках этого сражения произошла и одна из крупнейших во Второй Мировой танковых битв. Итало-германские силы насчитывали около 500 танков, половину из которых составляли довольно слабые итальянские танки. Английские бронетанковые части имели свыше 1000 танков, среди которых были мощные американские танки — 170 «Грантов» и 250 «Шерманов». Качественное и количественное превосходство англичан отчасти компенсировалось военным гением командующего итало-немецкими войскам — знаменитого «лиса пустыни» Роммеля. Несмотря на численное превосходство англичан в живой силе, танках и авиации, англичане так и не смогли прорвать оборону Роммеля. Немцам удалось даже контратаковать, но превосходство англичан в численности было столь внушительным, что ударная немецкая группировка из 90 танков во встречном бою была просто уничтожена. Роммель, уступая противнику в бронетехнике, широко использовал противотанковую артиллерию, среди которой были и трофейные советские 76-мм орудия, прекрасно себя зарекомендовавшие. Лишь под давлением огромного численного превосходства врага, потеряв практически всю технику, немецкая армия начала организованное отступление. У немцев после Эль-Аламейна осталось чуть более 30 танков. Общие же потери итало-германских войск в технике составили 320 танков. Потери британских танковых войск составили примерно 500 машин, многие из которых удалось отремонтировать и вернуть в строй, так как поле боя в итоге осталось за ними.

Читать еще:  ОСНОВНЫЕ ТТХ ПРОТИВОТАНКОВОГО РУЖЬЯ М.18 «БАЗУКА»

Сражение под Прохоровкой (1943 год)

Танковое сражение под Прохоровкой произошло 12 июля 1943 года в рамках Курской битвы. По официальным советским данным, в нем с обеих сторон участвовали 800 советских танков и САУ и 700 немецких. Немцы потеряли 350 единиц бронетехники, наши — 300. Но хитрость в том, что подсчитаны советские танки, участвовавшие в битве, а немецкие — те, которые были вообще во всей немецкой группировке на южном фланге Курской дуги. По новым, уточнённым данным, в танковом сражении под Прохоровкой участвовало 311 немецких танков и САУ 2-го танкового корпуса СС против 597 советских 5-й Гвардейской танковой армии (командующий Ротмистров). Эсэсовцы потеряли около 70 (22%), а гвардейцы — 343 (57%) единиц бронетехники. Ни одной из сторон не удалось достичь своих целей: немцам не удалось прорвать советскую оборону и выйти на оперативный простор, а советским войскам не удалось окружить группировку противника. Для расследования причин больших потерь советских танков была создана правительственная комиссия. В отчете комиссии боевые действия советских войск под Прохоровкой названы «образцом неудачно проведенной операции». Генерала Ротмистрова собирались было отдать под трибунал, но к тому времени общая обстановка сложилась благоприятно, и все обошлось.

Битва за Голанские высоты (1973 год)

Крупное танковое сражение после 1945 года произошло во время так называемой войны Судного дня. Война получила такое название, поскольку началась с внезапного нападения арабов во время иудейского праздника Йом-Кипур (Судный день). Египет и Сирия стремились вернуть территории, потерянные после сокрушительного разгрома в Шестидневной войне (1967). Египту и Сирии помогали (финансами и подчас внушительными войсками) многие исламские страны — от Марокко до Пакистана. И не только исламские: далёкая Куба послала в Сирию 3 000 солдат, включая экипажи танков. На Голанских высотах 180 израильских танков противостояли примерно 1300 сирийским. Высоты были для Израиля важнейшей стратегической позицией: если бы израильская оборона на Голанах была прорвана, то сирийские войска через несколько часов оказались бы в самом центре страны. Несколько дней две израильские танковые бригады, неся большие потери, обороняли Голанские высоты от превосходящих сил противника. Самые ожесточённые бои происходили в «Долине Слез» израильская бригада потеряла от 73 до 98 танков из 105.Сирийцы потеряли около 350 танков и 200 БТР и БМП. Ситуация начала коренным образом меняться после того, как начали прибывать резервисты. Сирийские войска были остановлены, а затем отброшены на исходные позиции. Израильские войска перешли в наступление на Дамаск.

Семь самых известных танковых сражений по версии 42.TUT.BY

Битва при Камбре

Это был первый успешный эпизод массированного применения танков: в битве при Камбре участвовало более 476 танков, объединенных в 4 танковые бригады. На бронированные машины возлагались большие надежды: с их помощью британцы намеревались прорвать сильно укрепленную линию Зигфрида. Танки, в основном новейшие на то время Mk IV с усиленной до 12 мм бортовой броней, были оснащены последним ноу-хау того времени – фашинами (75 связок хвороста, скрепленных цепями), благодаря им танк мог преодолевать широкие окопы и рвы.

В первый же день боев был достигнут оглушительный успех: британцам удалось вклиниться в оборону противника на 13 км, захватить в плен 8000 немецких солдат и 160 офицеров, а также сотню орудий. Впрочем, развить успех так и не удалось, а последовавшее контрнаступление немецких войск свело фактически на нет усилия союзников.

Безвозвратные потери в танках у союзников составили 179 машин, еще больше танков вышло из строя по техническим причинам.

Битва при Анню

Некоторые историки считают битву при Анню первым танковым сражением Второй мировой войны. Началось оно 13 мая 1940 года, когда 16-й танковый корпус Гёпнера (623 танка, при этом 125 были новейшими 73 Pz-III и 52 Pz-IV, способными бороться с французской бронетехникой на равных), наступавший в первом эшелоне 6-й немецкой армии, завязал бои с передовыми французскими танковыми частями корпуса генерала Р. Приу (415 танков — 239 «Гочкис» и 176 SOMUA).

В ходе двухдневного сражения 3-я французская легкая механизированная дивизия потеряла 105 танков, потери немцев составили 164 машины. При этом у немецкой авиации было полное господство в воздухе.

Расейняйское танковое сражение

Согласно данным из открытых источников, в Расейняйской битве приняло участие порядка 749 советских танков и 245 немецких машин. На стороне немцев было превосходство в воздухе, хорошая связь и организация. Советское командование бросало свои подразделения в бой частями, без артиллерийского и авиационного прикрытия. Итог оказался предсказуем – оперативная и тактическая победа немцев, несмотря на мужество и героизм советских бойцов.

Один из эпизодов этого сражения стал легендарным – советский танк КВ смог 48 часов удерживать наступление целой танковой группы. Немцы долго не могли совладать с одиночным танком, пытались расстрелять его из зенитного орудия, которое вскоре было уничтожено, подорвать танк, но все напрасно. В итоге пришлось применить тактическую хитрость: КВ окружили 50 немецких танков и стали обстреливать с трех направлений, чтобы отвлечь его внимание. В это время 88-мм зенитка была скрытно установлена в тылу КВ. Она 12 раз попала в танк, и три снаряда пробили броню, уничтожив его.

Битва при Бродах

Крупнейшее танковое сражение на начальном этапе Второй мировой войны, в котором 800 немецким танкам противостояло 2500 советских машин (цифры сильно разнятся от источника к источнику). Советские войска наступали в тяжелейших условиях: танкисты вступали в бой после длительного марша (300-400 км), причем разрозненными подразделениями, не дожидаясь подхода общевойсковых соединений поддержки. Техника на марше выходила из строя, и не было нормальной связи, а в небе господствовало люфтваффе, снабжение горючим и боеприпасами было отвратительное.

Поэтому в битве за Дубно — Луцк — Броды советские войска потерпели поражение, потеряв более 800 танков. Немцы не досчитались порядка 200 танков.

Битва в Долине слез

Произошедшая во время войны Судного дня битва в Долине слез наглядно показала, что победа одерживается не числом, а умением. В этом сражении численное и качественное превосходство было на стороне сирийцев, которые подготовили для штурма Голанских высот более 1260 танков, среди которых новейшие на то время Т-55 и Т-62.

Все, что было у Израиля – это пара сотен танков и отменная подготовка, а также мужество и высокая стойкость в бою, последнего никогда не было у арабов. Малограмотные бойцы могли покинуть танк даже после попадания в него снаряда без пробития брони, да и совладать даже с советскими простыми прицелами арабам было очень сложно.

Битва в долине Хархи

Одно из крупнейших сражений ирано-иракской войны произошло в долине Хархи, недалеко от города Сусенгерда в январе 1981 года. Тогда 16-я танковая дивизия Ирана, имеющая на вооружении новейшие английские танки «Чифтен» и американские М60, столкнулась во встречном бою с иракской танковой дивизией – 300 советских Т-62.

Сражение продолжалось порядка двух суток– с 6 по 8 января, за это время поле боя превратилось в настоящую трясину, а противники настолько сблизились, что применять авиацию стало рискованно. Итогом сражения стала победа Ирака, войска которого уничтожили или захватили 214 иранских танков.

Сражение под Прохоровкой

Самая знаменитая танковая битва в истории, в которой около 800 советских танков во встречном бою столкнулись с 400 немецкими. Большинство советских танков были Т-34, вооруженные 76-мм пушкой, которая не пробивала в лоб новейшие немецкие «Тигры» и «Пантеры». Советским танкистам приходилось применять самоубийственную тактику: сближаться с немецкими машинами на максимальной скорости и бить их в борт.

В этом бою потери Красной армии составили порядка 500 танков, или 60%, немецкие потери – 300 машин, или 75% от первоначального количества. Самая мощная ударная группировка была обескровлена. Генерал-инспектор танковых войск вермахта генерал Г. Гудериан констатировал разгром: «Бронетанковые войска, пополненные с таким большим трудом, из-за больших потерь в людях и технике на долгое время вышли из строя. и уже больше на Восточном фронте не было спокойных дней».

Если вы заметили ошибку в тексте новости, пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector