6 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

ТАНКИ В БУДУЩЕЙ ВОЙНЕ

Роботы и супертанки: чего ждать от ОБТ будущего?

Данный материал выкладывается на сайт из блога коллеги youroker-а на сайте warhead.su.

Проекты танковых конструкторов превосходят фантазии художников и игроделов. Какими будут танки, скажем, середины XXI века? Юркими роботами, стотонными махинами или самодельными «шайтан-арбами»? Возможные варианты — в нашей статье.

Сколько бы ни хоронили танки, они в нашем светлом будущем точно будут, и будут ещё очень долго. Минимум половину столетия. Ведь толстая броня всегда лучше, чем её отсутствие.

Текущая ситуация в танкостроении очень интересная. Многие старые решения уже не работают, появляются новые типы военных конфликтов, новые виды вооружения и защиты. Всё это может резко изменить весь подход к бронированной технике. А вот какими именно могут быть танки будущего — об этом и поговорим.

«Армата» и конкуренты

Что мы понимаем под танком сейчас? Машину с небольшим экипажем, толстой бронёй и большой пушкой. По сути, ничего нового с 80-х годов предложить тут нельзя. Стали чуть современнее комплексы активной защиты (КАЗ), да и всё.

Супертанк 80-х годов «Объект 477» не очень-то отличается и от «Арматы»

Концепция не изменилась: метр комбинированной брони, орудие в 140/152 мм, возможно, дополни­тель­ная автоматическая пушка. Плюсы этого монстра ясны с первого взгляда — любая несхожая с ним машина будет уничтожена.

Кажется — вот оно, сюда и надо идти.

Но проблем у основного боевого танка (ОБТ) очень много. Такая бронеединица — сложное и дорогое удовольствие. Ценник стремится к стоимости неплохого самолёта, размеры растут как на дрожжах. Уже вес боевых машин настоящего переваливает за 60 тонн спокойно. А ведь ещё хочется и динамическую защиту (ДЗ) повесить, и пусковую дрона поставить, и много чего другого. Ещё немного, и планка в 100 тонн будет достигнута.

Понятно, что это никого не устраивает. Такой танк будет ужасом для логиста, да и тактическая мобильность пострадает.

Глубокая модернизация американского «Абрамса» уже весила больше 70 тонн. А если на такую машину повесить КАЗ…

Все попытки найти решение и преодолеть кризис провалились. КБ по всему миру испробовали уйму вариантов: двухпушечные машины, безбашенные, с экипажем из двух или даже одного человека. Провалились и попытки поставить на танки орудия на жидкой взрывчатке или электромагнитные пушки. Проекты танковых конструкторов оставляют далеко позади любые фантазии художников и игроделов.

«Объект 490» — одна из попыток найти прорывную компоновку танка будущего

Конечно, можно построить такие супертанки небольшой серией и надеяться, что каждый из них уничтожит минимум десять противников. Но в реальности всё иначе. Даже в конфликте низкой интенсивности количество чаще важнее качества. Что с того, если на одном из направлений у вас был супертанк, который всех победил, если на другие участки «брони» не хватило и вашу пехоту там смяли. Военные это хорошо понимают, потому в Британии, на родине танка, и плачутся: «у Камбоджи будет больше машин, чем у нас!»

БМП: «не стреляйте в меня, я не танк»

Если обычный танк в тупике, может подойти к проблеме радикально?

На свалку истории эти однобокие машины прорыва! Будущее за многозадачностью.

Пусть на смену ОБТ придёт БМП.

Как ни цинично это звучит, пехота, идущая вместе со своей машиной, — это дополнительный элемент защиты, зачастую более эффективный, чем броня какой угодно толщины или самый современный КАЗ. Пехота адаптируется к любой местности, может применять тяжёлое вооружение, опасное даже для самых монструозных ОБТ.

Над подобными БМП сейчас активно работают в корпорации ВАЕ (фото: BAE)

БМП в такой связке немного изменится — чуть больше брони, круче комплексы активной защиты. Вооружение — автоматическая пушка в 40/60 мм, способная поражать даже некоторые старые танки в лоб.

Главное оружие, конечно, противотанковые управляемые ракеты (ПТУР) — самые современные, уже даже не третьего, а последующего поколения. С собственным простеньким интеллектом, возмож­ностью ведения огня по невидимым целям, когда ракета сама будет искать противника. С универсаль­ностью — перед пуском можно будет поменять боеголовку на кинетическую или на термобарическую, в зависимости от ситуации. Вероятно, это уже будет что-то больше похожее на тактическую ракету в вертикальной пусковой установке.

Как вариант, можно даже оставить танковую пушку и башню. Проект тяжёлой БМП на базе украинского Т-84

Разумно будет установить на такую БМП пару беспилотников и оборудовать в машине рабочее место командира отделения с дополненной реальностью.

Связка «броневик и современный отряд пехоты» — возможно, в экзоскелетах — будет очень сильна. Но проблемы у БМП очень схожи с супер-ОБТ. Уже не очень современные бронемашины — такие, как тридцатитонные «Брэдли» и «Мардер», — догнали по весу средние танки времён Второй мировой. А современные броневики Т-15 и «Пума» догнали тяжёлые ИС-2. И стреляют по БМП, как по танкам, — из РПГ и ПТРК. А вес вышеописанных перспективных машин точно так же подходит к планке в сотню тонн. Вдобавок и размеры превосходят гиганта «Мауса»! Понятно, что и стоимость у броневиков и близко не маленькая. Пересадить всю пехоту на подобных монстров не выйдет даже у богатых американцев.

Как транспортировать подобные махины, тоже не очень ясно

Так что старая шутка из фильма «Войны Пентагона» о создании «Брэдли» уже действительно устарела. «Брэдли» теперь не кажется таким уж большим.

Слава роботам!

Американский перспективный лёгкий танк-робот

Выходит, что и БМП — очень дорого. Тогда есть один ещё более радикальный вариант. Выкинуть из танка главную его «помеху» — экипаж, и на поле боя придёт роботизированная бронеединица. Ей не нужна серьёзная броня — потеря не так страшна. Не будет громкого скандала, если в далёкой «папуасии» погибнут роботы, а не «наши парни».

Экономия на броне — и мы без проблем решаем все остальные вопросы. Нужна большая пушка? Не вопрос. Можно к ней ещё хорошие ПТУР добавить. Подвижность? Как в далёкие и счастливые времена, когда танки были небольшие — ведь весить наш бронеобъект будет даже меньше 30 тонн. Любые мосты нам подходят, переброска по воздуху — проще некуда. Да и с защитой всё не так плохо, как кажется. Перспективные КАЗ умеют сбивать даже «ломы», тут и метры стали или комбинашки не нужны. А в будущем, может, и более совершенные виды защиты подоспеют — вроде лазеров и электромагнитной активной брони.

Многие американские конструкторы в своих проектах ставят именно на развитие активной защиты в ущерб обычной броне

Главный вопрос, конечно, в искусственном интеллекте (ИИ). Понятно, что пока создать полностью автономный танк не выйдет. Для начала можно сделать ставку на дистанционно управляемые. Потом ИИ уже возьмёт на себя вождение, а стрельбой по-прежнему будет управлять человек из командного пункта, за сотни километров от поля боя. А тем временем нейронные сети станут учиться военному делу, как Ленин завещал. Тысячи часов на реальных и виртуальных полигонах против человеческих командиров и против таких же сетей. Потом можно начинать возить роботов по горячим точкам и накапливать опыт там. Рано или поздно придёт время, когда таким танкам будет достаточно поставить боевую задачу и ждать её выполнения.

Читать еще:  Средний танк Panzer IV

Создавать подобные боевые машины можно даже на старых шасси!

Кажется, вот оно, решение! Но есть тут и серьёзные подводные камни, и это не банальная опасность «восстания машин». Такого не случится. Но война — это до невозможности сложная штука. Человек непрерывно совершает на войне ошибки. Например, решает, что вон те мирные пастухи — отряд пехоты противника, и заказывает по ним огонь из всех стволов. Человека за такое можно хотя бы посадить.

А если робот снесёт пару больниц, потому что с их крыши вели огонь? Сажать робота?

Если же выкрутить ограничения на максимум, то появятся уязвимости в программе, которые с лёгкостью использует противник. Например, обучит на гранатомётчиков девушек и отправит их в бой в гражданских платьях. Жестоко и противоправно, но против максимально ограниченных боевых систем может и сработать. А уж какое раздолье настанет для радиоэлектронной борьбы (РЭБ), даже представить страшно!

Работы над роботами-танками идут и у нас

Старый, но небесполезный

Так что в будущем всем странам, желающим иметь солидный танковый парк, останется одно. Грустно модернизировать то, что есть на текущий момент. То есть «абрамсы» с разными цифрами и Т-90 с разными буквами.

Даже из старенького Т-72 можно сделать хороший современный танк, например, как в проекте Т-72Б2 «Рогатка» (фото: А. Хлопотов)

Хотя что ещё нужно для счастья? Забеги к Ла-Маншу и обратно пока отменили. Тепловизор есть, динамическая защита есть, активную защиту ставят. Медленно и печально ковырять оборону различных незаконных формирований и охранять базы с блокпостами — сгодится. Причём в любое время дня и ночи.

Американцы также постоянно модернизируют свои «абрамсы», не спешат строить новые танки

Главная проблема такого подхода в том, что всегда есть опасность, что у кого-то хватит денег на достаточный парк супер-ОБТ (или ПТУР) — тогда все наши простые танки станут совершенно бесполезными. Или — как уже было в 60-х с гладкоствольными орудиями и комбинированной бронёй — кто-то найдёт путь, как вырваться за современные ограничения, и сможет создать супертанк по нормальной цене и нормального веса.

Что же делать тем, у кого денег «совсем нет»?

Шушпанцеры на дороге ярости

Берём броню потолще и привариваем на любое шасси, какое есть. Автомобиль, БТР, танк. Оружие — «форма восемь, что украли, то и носим». От спарки ЗУ-23 и счетверёнки ЗПУ-4 до башен БМП и даже старых танков.

Броневичок с автопушкой и «Джавелином» — уже серьёзная угроза даже для танка

Получаем классическую шайтан-арбу. При страшном внешнем виде броня таких… э-э-э… изделий уже сейчас может достигать солидных 60 мм. Что сразу «обнуляет» оружие пехоты (кроме РПГ и переносных ракет), крупнокалиберные пулемёты и большинство автоматических пушек.

Гаубица на джипе по-взрослому

Те, у кого всё же есть немного денег, — держите «Самум». Бронегрузовик со спаркой зениток и дистанционным управлением. Самое то против набегающих «тойот».

Особый подвид — самопальные ракеты на бронированном шасси. Подъехал, попал под обстрел — жахнул в ответ, поехал дальше.

Пара блоков НАР «Гидра» на «Хаммере» превращаются в быстрое и опасное РСЗО

Нужны ли танки в XXI веке? Ответ «танковым нигилистам»

Недавно белорусская армия пополнилась очередной партией модернизированных танков Т-72Б3 (на фото). Машины стали на вооружение одного из батальонов 120-й механизированной бригады. Новость всколыхнула интернет-сообщество, в котором опять (во многом потугами пресловутых диванных экспертов) был остро поднят старый вопрос: а нужны ли сегодня танки? Что ответить?


У каждого из нас — особое отношение к танкам. Танк для белоруса — символ победы и свободы. Экипажи боевых машин первыми входили в освобождаемые от оккупантов города в годы Великой Отечественной, в честь их подвигов полсотни стальных исполинов по всей стране вознесены на постаменты. И когда раздаются вопросы, не пора ли снять танк с пьедестала военной истории, стоит внимательно следить за дискуссией.

«Нужны ли танки?» Ни один вопрос никогда не вызывал столь жарких споров среди военных экспертов, как этот. Причем еще с момента появления бронированных машин. Кайзеровские генералы, к примеру, вначале отнеслись к ним скептически. Англичане, наоборот, превознесли. Одержав верх в конкуренции с конницей в Первой мировой, танки в конце концов завоевали умы и сердца целых поколений солдат, военачальников, политиков. Было время, когда даже говорили о «танкозависимости» некоторых стран. Гусеницы надолго стали приводными ремнями военной истории.

В общем и целом, из средства устрашения и усиления пробивной мощи пехоты танк эволюционировал до. одного из главных героев компьютерных игр. А это сегодня уже кое-что значит.

Но шутки в сторону — особенно когда танк появляется на поле боя. В лобовых массированных атаках или встречных сражениях вы его уже вряд ли встретите. Однако даже если противоборство развернется и завершится в воздухе, он будет где-то рядом. Молча влияя на исход военной кампании. Там, где, казалось бы, в операции уже поставлена точка, танк может запросто раскатать ее до многоточия.

Показателен пример Югославии: ее армия, потерпев поражение в небе, не допустила наземной оккупации. По мнению авторитетных экспертов, одной из основных сдерживающих причин выступило наличие у югославов танков. Уцелели они благодаря рассредоточению и грамотной маскировке. Западная воздушная и военно-космическая разведка оказалась в этих условиях практически бессильной. К слову, потери в бронетанковой технике Югославии сопоставимы с потерями авиации НАТО.

А Североатлантический блок потерял в Югославии, в том числе, четыре ударных вертолета «Апач» — тех самых, на которых так уповают и возлагают большие надежды так называемые танковые нигилисты. Да, один вертолет способен уничтожить танковую роту. И, наверное, в каждой третьей передаче «Оружие будущего» на канале Discovery вы об этом услышите. Однако в теории можно с пистолетом и целый мотострелковый взвод одолеть. А стратегический бомбардировщик В-2 будет бессилен в схватке с любым истребителем времен Второй мировой.


На практике, чтобы поразить танк с воздуха, к нему еще надо подобраться. Как правило — на дозвуковой скорости и небольшой высоте. То есть противник сам становится уязвимым, если знать стиль его борьбы и правильно организовать ПВО. Не поможет и тактика стрельбы из-за крон деревьев или складок местности. Бойцу с переносным зенитным ракетным комплексом в таком случае еще проще подловить вертолет из укрытия. Надо лишь правильно определить опасное направление.

А в спорах о танках наиболее опасное и противоречивое направление, пожалуй, бой в городе. Картины горящих в населенных пунктах бронированных машин тотчас всплывают в воображении. Это потому, что воображение к такому повороту подготовлено средствами массовой информации. Они любят показывать, когда что-то горит.

Истина здесь даже не посередине. Она известна военным. При сопоставимых боевых потенциалах сторон населенные пункты без поддержки

бронированной техники взять крайне сложно. Потерь при этом избежать тоже тяжело. Но — возможно. Именно на это нацелен курс развития танкостроения. И речь идет, прежде всего, об оснащении новыми системами управления огнем и наблюдения.

Впрочем, в любом танке можно найти слабые стороны. Особенно если подкорректировать угол зрения. В этом плане далеко вперед ушли западные технологи. Чего стоят многочисленные рейтинги в журналах и на телевидении. Достаточно беглого взгляда, чтобы понять: сравниваемые характеристики машин сами по себе — элемент информационного противоборства и. рекламы. Подобраны они таким образом, чтобы в выгодном свете представить заранее определенный образец. Поэтому и решаются задачки, как то: какой танк окажется победителем в бою на расстоянии пяти километров от противника.

Где в Европе возможна такая дуэль? Нигде. Тем более что современная тактика предполагает обязательное использование укрытий, ложных позиций, танковых засад. Любой бой в таких случаях ведется на коротких дистанциях, нивелирующих преимущества в огневой мощи и бронезащите.

Подобным образом оценивается и применение высоких технологий. Любая незначительная опция, отсутствующая у конкурента, оказывается решающей в споре об эффективности танков. Но танк — не мобильный телефон в руках подростка, которому важно, сколько мелодий в аппарате и какого года выпуска модель.

Читать еще:  РАЗРАБОТКА СВЕРХТЯЖЕЛЫХ ТАНКОВ В ДРУГИХ СТРАНАХ

Время на танки воздействует по-разному. Причем коррозия металла порой не столь очевидна, как ржавчина в сознании. Именно на нее и рассчитывали победители в холодной войне, когда добивались ликвидации тяжелых машин на постсоветском пространстве. Добивались, потому что осознавали, сколь грозная сила — танки в руках профессионалов. К счастью, они и сумели вовремя остановить автоген в Беларуси.


И еще. Говоря о современной войне, и сам порой поневоле увлекаешься такими передовыми понятиями, как электронные операции, роботизированные войска, лазерное поражение. В радиусе этих категорий ведется и большинство семинаров, форумов, «круглых столов» на тему современных и будущих войн.

А теперь — официальные цифры. В арабо-израильской войне 1967 года применялось 3.000 танков, ирано-иракской — 4.540, в Ираке в 2003 году — 9.400. Даже в Афганистане США без них, как изначально планировали, обойтись не сумели. Лязг американских гусениц услышал и Кабул. А уж о танках в так называемых арабских революциях и Украине и упоминать не стоит — они сами говорили и говорят о себе слишком громко. Всего же за последние три десятка лет количество танков, принимавших участие в боевых действиях, выросло в разы! Вот такие они, бесконтактные войны современности. Чрезмерно увлекаться ими — себе опасней и дороже.

Бронетехника по-прежнему — ударная мощь Сухопутных войск. В Беларуси основу бронированного парка составляет эпохальный танк Т-72Б. И вот теперь железные ряды усиливает его глубоко модернизированная версия Т-72Б3. В этом образце установлена пушка, которая стреляет точнее на 30 процентов; интегрирован в тяжелую машину и отечественный многоканальный прицельный комплекс «Сосна-У», который обрабатывает и выводит на мониторы экипажа всю необходимую для боевой работы информацию, сокращая время на принятие решения и увеличивая эффективность стрельбы в полтора раза. Имеется в комплексе и автомат сопровождения целей. После усовершенствования потенциал танка усилил и тепловизионный прицел.

Особое внимание на Уралвагонзаводе уделили защите экипажа. Динамическая защита Т-72Б3 встроена внутрь корпуса. Она не детонирует от осколков снарядов и пуль и способна противостоять противотанковым выстрелам с удвоенной силой.

Понятное дело, внесенные изменения и новое оборудование увеличили массу машины — на полторы тонны. А потому под капотом танка появился двигатель мощностью 1.130 лошадиных сил, тогда как в базовом варианте этот показатель равнялся 840. Теперь «семьдесятдвойка» может двигаться по шоссе со скоростью 70 километров в час, а по пересеченной местности развивает 35.

Т-72Б3 уже успели прекрасно зарекомендовать себя — в ходе Армейских международных игр. Выступая на этих машинах, белорусская команда в 2018 году завоевала бронзовую медаль, показав феноменальную точность.

На поле боя отечественные специалисты на усовершенствованных образцах планируют продолжить освоение новых, ранее не свойственных способов действий, продиктованных современными вызовами. Танкисты будут учиться активно работать на блокпостах, участвовать в рейдовых действиях, бороться даже с диверсионными группами и террористами. Ведь машины Т-72Б3 — настоящий танковый спецназ.

Но все же отличается этот танк не только исключительными возможностями. Ни одна машина не сравнится с «семьдесятдвойкой» в элегантности и грациозности. Как говорят военные, поняв и освоив танк, полюбишь его на всю жизнь. Это — машина времени. Прошлого, настоящего и будущего.

Как изменятся боевые танки в ближайшее время и есть ли им замена в войне будущего (ФОТО)

Представление об армии будущего у многих формируется научно-фантастическими фильмами и популярной литературой. Однако военные профессионалы уверены, что в ближайшие четверть века мы точно не увидим на поле боя полчищ шагающих боевых роботов, вооруженных бластерами.

Например, очень трудно придумать альтернативу основным боевым танкам.

В то же время говорить о каком-то застое в военном деле не приходится: представители военной науки, инженеры и конструкторы в настоящее время работают над определением возможного облика вооруженным сил России на ближайшие десятилетия.

Прорабатывается и концепция развития бронетанковой техники.

О «броне России 2040 года», о том, что появится в ближайшие десятилетия на вооружении российской армии, в эксклюзивном интервью «РГ» рассказал главный редактор журнала «Арсенал Отечества», член Экспертного совета коллегии Военно-промышленной комиссии РФ Виктор Мураховский.

Заменят ли роботы людей за броней?


Танк Т-14 на платформе «Армата»

Танки недалекого будущего станут в максимальной степени роботизированными системами, считает Виктор Мураховский. Но многое зависит от того, насколько продвинется прогресс в создании искусственного интеллекта:

«Человек по мере развития технологий постепенно будет уходить с поля боя, в том числе и члены экипажа танка. Первым „на выход” проследует командир — его функцию возьмет на себя единая система управления тактического звена.

Интеграция всех элементов танка продолжится, будет создан единый комплекс на общей цифровой шине, а сами боевые машины объединятся в такую же систему на уровне подразделения.

Уже сейчас это начинает трансформироваться в единую систему управления, единое информационное поле и единый разведывательно-огневой контур.

Это новое качество совершенствования командной управляемости как отдельной машины и мелких подразделений, так первичной общевойсковой группы на уровне батальона.

Вторым, вероятно, танк покинет наводчик-оператор. Мы постепенно приближаемся к тому, что системы распознавания образов начинают достигать уровня человека средней подготовленности.

Предположим, что в среднесрочной перспективе роботизированные системы будущего научатся отличать один объект от другого, своих от чужих даже по косвенным признакам, достигнув уровня среднего наводчика».

Но механик-водитель в танке — это надолго, считает Мураховский, пока не представляя перспектив его полной замены.

«Роботизированная система самостоятельно еще долго не сможет устранять на поле боя различные проблемы. Например, застрявший танк для беспилотной бронетехники — пока безвыходное положение.

Обычный экипаж танка может выходить из подобных ситуаций без проблем, применяя штатные средства самовытаскивания. Аналогично и с боевыми повреждениями, вроде разбитой гусеницы.

Однако автоматизация движения машин в колонне — это то решение, которое возможно реализовать уже сейчас. В советское время это уже пытались сделать, но уровень технологий того времени не позволял добиться стабильной работы.

Дело в том, что колонна движется со скоростью, которую может поддерживать самый „медленный” водитель. Внедрение же автоматизации позволит возглавить ее самому умелому и быстрому водителю, а остальные машины просто будут автоматически повторять его маршрут и алгоритмы управления.

Данное решение может повысить среднюю скорость движения войсковых колонн на гусеничной технике на 30 процентов и увеличить темп марша с нынешних 300 до 500 км в сутки без особых затрат».

Как будет повышаться огневая мощь


Боевой робот «Уран-9»

Неизвестно, останется ли на танке недалекого будущего нынешняя пороховая пушка. Возможно, ее место займет электротермохимическое орудие или будет выбран электромагнитный способ метания.

Известно, что создание ЭТХП в настоящее время у нас значительно продвинулось и находится на этапе опытно-конструкторской работы.

«Разработка электромагнитного способа метания снаряда продолжается достаточно давно, но особых успехов в этой области никто пока не достиг. Здесь на передний план выходят проблемы источников питания и свойства материалов — при таких ускорениях они чрезвычайно быстро изнашиваются.

Электротермохимическая пушка показала себя гораздо более реалистичным вариантом, но тут нас поджидает проблема стабильности выстрела.

Это мы уже проходили на системах с жидкими метательными веществами или с безгильзовым патроном, когда не обеспечивается стабильность даже в ручном огнестрельном оружии.

Конечно, у перспективных разработок есть и ряд преимуществ — более высокая начальная скорость снаряда, а также компактное размещение боекомплекта.

При всем этом, надежность вооружения снижается, оно становится гораздо более сильно зависимым от условий окружающей среды, требует совершенного материально-технического обеспечения, так что все это пока на стадии опытных работ и в серию не вышло», — говорит В. Мураховский.

Гусеницы — это навсегда

Виктор Мураховский высказал мнение, что вряд ли появится какой-то принципиально новый движитель для бронетанковой техники: на воздушной подушке или еще что-то более экзотичное.

«Считаю, гусеницы — это навсегда. Может быть в очень-очень отдаленном будущем их что-то и заменит, но пока никакой альтернативы даже не просматривается.

Читать еще:  Процедура витья изделия

Развитие пойдет за счет совершенствования подвески, в первую очередь, путем применения интеллектуальных управляющих систем.

Если говорить о двигательных установках, то все пока упирается в одну глобальную проблему — отсутствие источника энергии, сравнимого по удельной энергоемкости и удобству применения с углеводородным топливом.

В настоящее время самые лучшие, самые эффективные аккумуляторы по удельной энергоемкости на порядок уступают бензину и дизельному топливу. Это стопроцентно не вариант двигателя для техники поля боя».

Броня крепка!


Разведывательно-ударный наземный робототехнический комплекс «Вихрь» на базе БМП-3

Защищенность остается ключевым и определяющим фактором для тяжелых платформ бронетанковой техники и основного танка в первую очередь.

«Я думаю чего-то революционного, что позволит коренным образом изменить обстановку, в этой теме не появится. Продолжат развиваться системы защиты, существующие в настоящее время», — говорит Виктор Иванович, имея в виду пассивную броневую защиту в многослойном ее исполнении.

«Также продолжатся работы по улучшению характеристики динамической защиты.

Активная защита, системы постановки завес, комплексы оптико-электронного подавления станут непременным атрибутом бронемашин нового поколения. В настоящее время над этим работают во всех передовых странах мира.

Тем не менее, соревнование между броней и снарядом продолжится с переменным успехом той или иной стороны.

Что же касается применения адаптивных средств маскировки (покрытие „хамелеон”), то я в них не слишком верю. Это работает в лабораторных условиях, но не на поле боя.

Чтобы получить качественно новую защиту, надо посмотреть какие у нас новые направления в физике, на основе которых можно что-то придумать. Дают ли перспективные разработки качественный прирост, то есть в разы? Нет, максимум обеспечат 15–20%».

Танки бессмертны?

Танки и сегодня остаются главной ударной силой сухопутных войск, единственным видом боевой техники, которая может совершать тактический маневр на поле боя под огнем прямой наводкой противника: проламывать оборону или, наоборот, наносить контрудар по наступающему.

Это уникальное свойство, уверен Виктор Мураховский.

«Кто бы чего не говорил о „смерти танков”, никаких других машин, способных их заменить на поле боя, в природе не существует. Разговоры о том, что скоро воевать между собой будут легкие и быстрые антропоморфные роботы смеху подобны.

Изобретателей подобной техники я бы отправил на поле боя, где общевойсковые батальоны, насыщенные бронетехникой, сражаются с полным размахом при поддержке артиллерии и авиации, чтобы они лично ощутили всю абсурдность таких фантазий.

И главное — не надо забывать, что основная деталь любого оружия — это голова ее владельца, как бы это не банально звучало. Ровно то же относится к танковому экипажу, летчикам, пехотинцам и так далее. Техника становится все более совершенной, но в конечном итоге воюет и побеждает человек», — заключил он.

Про то, для чего в войне будущего нужны танки

Вот тут произошла содержательная дискуссия на тему танков : Бронтозавры уходящей эпохи
.
«Танки всё больше специализировались только на этой, предельно узкой работе — соревнуясь друг с другом в мощи брони и калибре снаряда. В итоге на выходе получилось невообразимо прекрасное, эстетически захватывающее дух, чудовищно дорогое и почти бесполезное создание. А всё потому, что нашелся ассиметричный и гораздо более дешевый ответ — носимые средства борьбы с танками, когда буквально за копейки боец оказывался способным уничтожать машину стоимостью в сотни тысяч долларов.Вертолеты. Специальные средства — типа тех же ПТУРСов. Самый великолепный танк практически бессилен против удара с воздуха — что, кстати, отлично демонстрируют американцы в войне с Югославией, Ираком, Ливией.
И танки оказались динозаврами, которые неизбежно стали вымирать.

Функции поддержки пехоты отлично выполняют легкие и не очень легкие БМП, борьба с танками противника ведется с помощью вертолетов, ПТУРСов, НУРСов, ручных гранатомётов.Артиллерия великолепно справляется с иными задачами, а отдельные и крайне эксклюзивные ситуации, когда бы танк не помешал, вполне решаются находчивостью,смекалкой и тактической грамотностью.
В конечном итоге тренд на исчезновение танков, как рода войск, стал преобладать. В итоге он дошел и до России. Я не уверен, что полный отказ от танков — это зер гут. Но то, что танки становятся практически безработными — факт.

Поэтому я не думаю,что наше министерство обороны так уж неправо. Дорогие и очень узкоспециализированные танки на сегодня — это роскошь. Для них просто нет работы, а если она и появится — то слава богу, у нас еще есть нераспиленные и несданные в утиль великолепные советские танки, которые прослужат еще лет15-20. Если их, конечно, не распилят и не сдадут в утиль.

ПС. Понятно, что я очень вскользь затронул историю строительства танковых войск — и знаю, что многое выше просто пропустил — но не из-за того, что не знаю, а из-за экономии места. Поэтому хочу сразу сказать — не заставляйте меня учить матчасть- я с ней знаком».
.
Автор с матчастью может быть и знаком, а вот со стратегией войны не очень.
Он представляет себе войну по современным кинохроникам. Там танки действительно не главное оружие. Хотя тоже используются амерами.

Однако войны бывают разными.
Танки по военной мысли брежнёвского СССР предназначены были для ядерной войны.
Ядерными взрывами проделываются проходы в обороне противника и туда в прорыв устремляются тысячи танков. Ибо только танки с их бронёй могут относительно безопасно для экипажа пройти по заражённой радиацией местности. Даже если взрыв будет воздушным, от которого радиации меньше, чем от наземного. Потом танкам после марш-броска через зону радиоактивного заражения надо выставить воздухозаборные трубы и залезть в случившуюся рядом реку с полным погружением на час-два. Для дезактивации проточной водой. И можно переть дальше, заправляясь на попутных заправках и нефтехранилищах. Танковый дизель – многотопливный. Работает на всём, что горит — от эфира до масла.
Пехоту к прорвавштмся танкам предполагалось сбрасывать на парашютах. Для того и создавали ВДВ в таких количествах.

Кстати, ядерные взрывы сметают в мусор всех бойцов с ПТУРСами в радиусе в несколько километров, а также сметают в радиусе нескольких десятков километров все летательные аппараты, против которых «Самый великолепный танк практически бессилен против удара с воздуха — что, кстати, отлично демонстрируют американцы в войне с Югославией, Ираком, Ливией» — как утверждает автор.

Для расчистки неба и земли от врага, можно периодически взрывать тактические ядерные заряды на высоте 5-10 километров в воздухе прямо над танковыми колоннами на марше. Или рядом по фронту и флангам наступления. Танкам ничего не будет. В отличии от всего остального.

Но это ещё не всё. Термоядерный взрыв в стратосфере выжигает своим электромагнитным импульсом всю сверхсовременную электронику в радиусе нескольких сотен километров. И все амерское суперсовременное вооружение превращается в металлолом. А что, очень хорошо для солдата: машине каюк, а экипаж цел.

Справка: электроника стоит много дороже, чем вооружение, на котором она установлена. В самолёте цена электроники примерно 80% от всей стоимости летательного аппарата.

Это я к вопросу, почему в СССР не увлекались электронной начинкой в танках. За что сейчас некоторые дилетанты упрекают наших оружейников в примитивизме.

Кстати: танки (Но только без электроники, которая быстро гниёт) прекрасно консервируются после небольших консервационных мероприятий. СтоЯт десятками лет, хлеба не просят. (Когда ещё броня проржавеет насквозь…) И почти сразу готовы к применению.

Так кто оказался примитивный дураком в стратегических вопросах: СССРовские или нынешние шишкари?
.
Правда, можно сказать, что ядерной войны не будет. Ибо немыслимо. Что ядерное оружие предназначено не для использования в войне, а для предотвращения войны. И таким образом танки в больших количествах и не потребуются.

Слышали, знаем! И хочется верить. Но вдруг не выдержат и шмальнут стратегическими? И начнётся.
Вот если бы ещё кто-то более компетентный (например, бог) дал гарантию

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector