0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Танки Т-26 подводного хода

Танки Т-26 подводного хода

Радийный танк Т-26 на маневрах. Московский военный округ, 1936 год. На месте телескопического прицела (справа от ствола пушки) установлена деталь, назначение которой неясно (АСКМ).

Удивительно но факт! О танках Т-26 написано не так уж и много как у нас в стране, так и за рубежом. А между тем, эта боевая машина заслуживает того, чтобы о ней рассказали подробно. Ведь по количеству выпущенных, это второй по массовости (после знаменитой тридцатьчетверки) советский танк 1930-40-х годов. Кроме того, эту машину можно внести в «Книгу рекордов Гиннеса» как рекордсмена по числу модификаций (более 20 только серийных вариантов) и количеству опытных образцов, созданных на ее базе.

Представляемая читателям книга попытается в какой-то мере заполнить пробел информации по Т-26. На ее страницах подробно рассказывается о рождении, серийном производстве, модификациях и вариантах этого танка.

Отдельные главы посвящены боевым машинам, созданным на базе Т-26 — химическим, саперным, телеуправляемым танкам, самоходно-артиллерийским установкам, тягачам и бронированным транспортерам. Основную массу этих машин разработали на ленинградском заводе Опытного машиностроения имени Кирова (с 1935 года — завод № 185 имени Кирова). На этом предприятии работали талантливые советские конструкторы — Сячентов, Гинзбург, Троянов, Цейц, Зигель, Андрыхевич и другие — многие из которых в середине 1930-х годов были объявлены «врагами народа» и репрессированы. Это послужило причиной прекращения работ над различными образцами боевых машин, например самоходными установками и транспортерами.

Объем книги не позволяет рассказать о навесном оборудовании, разработанном для танков Т-26 — тралах, приспособлениях для плава и подводного хода, устройствах для преодоления препятствий и многом другом. Кроме того, «за бортом» остались различные войсковые переделки Т-26 — инженерные машины, самоходки, тягачи, причем сделанные как в частях Красной Армии, так и в войсках ее противников.

Служба и боевое применение танков Т-26 также не рассматривается в данной работе — это тема отдельной книги. Эта боевая машина, начав службу в начале 1930-х годов стала настоящей рабочей лошадкой танковых частей Красной Армии. Она участвовала в боях с франкистами в Испании, воевала с японцами на Хасане и Халхин-Голе, с финнами в снегах Карелии, участвовала в польском походе 1939 года, приняла на себя удар немецких войск тяжелым летом 1941 года, защищала Москву и Ленинград, Сталинград и Северный Кавказ. Боевая карьера Т-26 завершилась в августе 1945-го в Маньчжурии — небольшое количество этих танков вместе с тридцатьчетверками участвовали в разгроме Квантунской армии. Кроме Красной Армии, Т-26 были на вооружении армий Испании, Китая, Турции, а трофейные машины использовались Германией, Румынией, Венгрией и Финляндией, причем последняя сняла их с вооружения только в 1961 году!

Автор выражает благодарность за помощь в работе над данной книгой своему другу Михаилу Свирину.

Ни для кого не является секретом, что «отцом» танка Т-26 был английский танк «Виккерс 6-тонный» (или Vickers Mk. Е), разработанный английской фирмой «Виккерс-Армстронг» (Vickers-Armstrong) в 1928–1929 годах. Причем эта машина изначально разрабатывалась в инициативном порядке и не предназначалась для вооружения английской армии. «Викккерс 6-тонный» предполагалось поставлять исключительно на экспорт в страны «второго мира» — Советский Союз, Польшу, Бразилию, Аргентину, Таиланд, Китай, Японию.

Машина была спроектирована в трех вариантах — двухбашенном с двумя пулеметами (Model А), однобашенном с 47-мм пушкой (Model В) и танк-истребитель, вооруженный двумя 37-мм противотанковыми пушками (Model С). Такое разделение основывалось на опыте использования танков в годы Первой Мировой войны. Model А именовалась «чистильщик окопов» и предназначалась для уничтожения живой силы противника при прорыве полевых укреплений. По замыслу конструкторов этот танк должен был при пересечении вражеских траншей, развернув башни в стороны, открыть огонь из пулеметов вдоль окопа. Model В — «танк огневой поддержки» — был предназначен для подавления обнаруженных огневых средств противника, поддерживая «чистильщиков окопов».

Один из первых танков «Виккерс 6-тонный», прибывший в СССР, на военном складе № 37, вид слева. Весна 1932 года. Машина вооружена 7,71-мм пулеметами «Виккерс» (АСКМ).

Model С — «танк-истребитель» — внешне походил на двухбашенный вариант, но дополнительно вооружался двумя 37-мм пушками, установленными в лобовом и кормовом листах корпуса. Его задачей была борьба с танками противника.

Мк. Е изначально проектировался максимально простым и пригодным для эксплуатации и ремонта в странах со слабо развитой промышленной базой. Еще до окончания испытаний началась активная реклама нового танка — его фотографии и технические характеристики часто появлялись в различных изданиях, освещающих новости военной техники. Первыми на рекламу откликнулись именно те страны, на заказ которых и рассчитывала фирма «Виккерс» — Советский Союз и Польша.

Весной 1930 года в Великобританию прибыла советская закупочная комиссия под руководством С. Гинзбурга. В задачу комиссии входил отбор образцов танков, тракторов и автомобилей, пригодных для принятия на вооружение Красной Армии. Во время своего визита на фирму «Виккерс-Армстронг» советские представители отобрали для закупки четыре типа танков — танкетку Vickers-Carden-Loyd Mk.VI, 12-тонный танк Vickers Armstrong Mk.II, 6-тонный Vickers Mk. E и амфибию Vickers-Carden-Loyd. 28 мая 1930 года между фирмой и советской стороной был подписан контракт на поставку в СССР 15 танков Мк. Е в двухбашенном варианте (Model А).

Танки закупались с полным комплектом технической документации и возможностью организации их серийного производства в Советском Союзе.

Один из первых танков «Виккерс 6-тонный», прибывший в СССР, на военном складе № 37, вид сзади и спереди. Весна 1932 года. (АСКМ).

Первые четыре закупленных 6-тонных «виккерса» прибыли в СССР в конце того же 1930 года, а последние из 15 заказанных — уже в 1932 году, когда полным ходом шло производства отечественных Т-26. Английские танки поступили на заводы (для изучения при организации серийного производства), в военные учебные заведения и в учебные подразделения. Впоследствии часть машин передали на военные склады и полигоны.

Первые прибывшие из Англии «виккерсы», получившие в СССР обозначение В-26, поступили в распоряжение «специальной комиссии по новым танкам для РККА». Эта комиссия, созданная по личному распоряжению К. Ворошилова должна была определить тип боевой машины, пригодной для принятие на вооружение Красной Армии. «Конкурентом» В-26 был танк Т-19, разрабатываемый в КБ ленинградского завода «Большевик» под руководством С. Гинзбурга. После предварительных испытаний трех «виккерсов», 11 января 1931 года председатель комиссии С. Гинзбург доложил К. Ворошилову о достоинствах и недостатках В-26 и Т-19. Не отдавая предпочтение ни одному из рассмотренных, Гинзбург предложил в короткие сроки спроектировать и изготовить танк-гибрид (в некоторых документах он называется Т-19 «улучшенный») с корпусом и мотором Т-19, а трансмиссией и ходовой частью от «Виккерса».

Читать еще:  Истребитель танков «Ягдтигр»

Рассказы об оружии. Танк Т-26 снаружи и внутри. Часть 2

Рассказав в первой части о танке Т-26 образца 1933 года, мы плавно переходим ко второму экземпляру, который нам удалось пощупать и увидеть в действии.

Так же, как и первый Т-26, этот танк находится в открытой экспозиции Музея отечественной военной истории в селе Падиково Московской области.

Заметно, что за 6 лет (с 1933-го по 1939-й) танк прошел определенный путь развития.

В первом материале мы остановились на том, что Т-26 однобашенной компоновки пошел в серийное производство в 1933 году. Но к 1939 году это была уже несколько другая машина. Мы остановимся на самых значительных с нашей точки зрения моментах.

В то время танки командиров оснащались радиостанциями. Это было прекрасно. Радиостанции комплектовались поручневыми антеннами. Это был минус, причем громадный.

Мало того, что из-за размещения рации задней части башни боекомплект пришлось уменьшить со 136 до 96 снарядов. Опыт боев в Испании и у озера Хасан показал, что противник обычно сосредотачивает огонь именно на танках, с характерным ободком вокруг башни. Поручневую антенну заменили менее заметной штыревой. По опыту боевого применения танки обзавелись фарами: над пушкой для ведения огня ночью и для водителя.

С 1935 года бронелисты корпуса и башни стали соединять с помощью электросварки вместо заклепок, боекомплект пушки уменьшили до 122 выстрелов (82 для танка с радиостанцией), но увеличили емкость бензобаков.

С 1937 года на Т-26 появилось внутреннее переговорное устройство типа ТПУ-3, двигатель форсировали до 95 л.с.

На танках появились конические башни, сваренные из 15-мм бронелистов. Такие башни лучше выдерживали попадания обычных, не бронебойных пуль.

1938 год стал эпохальным в плане нововведений для Т-26. На танках начали устанавливать стабилизатор линии прицеливания пушки в вертикальной плоскости. В днище появился аварийный люк. В пушках выпуска 1937 и 1938 годов появился электрический затвор, обеспечивавший производство выстрела как ударным способом, так и с помощью электротока. Пушки с электрозатвором оснащались телескопическим прицелом ТОП-1 (с 1938 года — ТОС).

Если хорошо так задуматься – для «совсем устаревшего» танка – весьма и весьма неплохо.

Танки, выпускавшиеся с февраля 1939 года, имели подбашенную коробку с наклонными бронелистами, задний башенный пулемет убрали и боекомплект пушки довели до 205 снарядов (на машинах с радиостанцией до 165).

Еще раз попробовали повысить мощность двигателя и довели ее до 97 л. с.

С 1940 года подбашенную коробку стали выполнять из 20-мм гомогенной стали вместо цементированной.

Выпуск Т-26 прекратили в первой половине 1941 года, но в июле-августе 1941 года в Ленинграде достроили около сотни машин из неиспользованного задела корпусов. Всего Красная Армия получила более 11000 легких танков Т-26 двадцати трех модификаций, включая огнеметные (тогда называвшиеся «химическими») и саперные (мостовые).

Вот такой танк встречал войну в основной массе советской бронетехники.

По личным ощущениям. Небольшая, но удобная для всех членов экипажа машина. Довольно много места, можно неплохо так перемещаться в танке. Если сравнить с Т-34, который сам побольше будет, но потеснее. Удобная машина, вот ничего больше не сказать. Чувствуются английские корни.

ТТХ легкого танка Т-26 образца 1939 г.

Масса в снаряженном состоянии: 10 250 кг
Экипаж: 3 чел

Бронирование:
Лоб корпуса/угол наклона: 15 мм/28-80°
Башня/угол наклона: 15-10 мм/72°
Борт/угол наклона: 15 мм/90°
Корма/угол наклона: 15 мм/81°

45-мм пушка образца 1934-1938гг, два 7,62-мм пулемета ДТ

205 выстрелов, 3654 патрона (для танка с рацией 165 и 3087 соответственно)

Т-26, 4-цилиндровый, карбюраторный, воздушного охлаждения
Мощность двигателя: 97 л. с. при 2200 об/мин
Количество передач: 5 вперед, 1 назад
Емкость топливного бака: 292 л.
Скорость по шоссе: 30 км/ч.
Запас хода по шоссе: 240 км

Подъем: 35 град.
Ширина рва: 1,8 м
Высота стенки: 0,55 м
Глубина брода: 0,8 м

Насколько был хорош в бою Т-26, насколько он устарел фактически, мы поговорим в следующей части.

Заметили ош Ы бку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Легкий танк Т-26 (7 стр.)

Танк ХТ-133 на осенних маневрах Киевского Особого военного округа, 1940 г.

Химический танк ХТ-134

Химический танк ХТ-134 был создан на базе Т-26 обр. 1939 г. В отличие от предшествующих боевых машин этого назначения, компоновка и вооружение базового танка были сохранены без изменений. Огнеметное оборудование располагалось в боевом отделении и отделении управления, слева от механика- водителя. Емкость баков с огнесмесью —140 л, причем один бак размещался внутри корпуса танка, а другой снаружи, на кормовом листе подбашенной коробки. Брандспойт огнемета был установлен в верхнем переднем листе корпуса. Дальность огнеметания — 50 м. Количество односекундных выстрелов—15—18.

В начале 1940 года завод № 174 изготовил два танка ХТ-134. Обе машины поступили в 210-й химический танковый батальон и приняли участие в боях против финских войск, в ходе которых одна из них была подбита.

Телеуправляемые танки

Работы над дистанционно управляемыми танками (по тогдашней терминологии, «телеуправляемыми», или «телетанками») начались в СССР в конце 20-х годов. В феврале 1930 года в окрестностях Ленинграда прошло первое испытание танка «Рено FT», оборудованного специальной аппаратурой «Река-1».

Химический танк ХТ-134 на НИБТПолигоне, 1940 г.

Телетанк ХТ-130. На крыше башни хороша видны два антенных ввода. НИБТПолигон, 1940г.

Весной 1932 года аппаратурой «Мост-1», а позднее — «Река-1» и «Река-2» был оснащен также двухбашенный Т-26. Испытания танка проводились на Московском химполигоне. По результатам испытаний был сделан заказ на изготовление четырех телетанков и двух танков управления. В них уже была установлена шестнадцатикомандная аппаратура управления системы Остехбюро (Особое техническое бюро) обр. 1932 г.

Летом 1932 года в Ленинградском военном округе был сформирован специальный танковый отряд № 4, в котором в 1933 году проводились учения с участием различных типов телетанков. Учения показали, что надежность телемеханической аппаратуры значительно возросла. боевые машины могли выполнять уже до 24 различных команд. К этому времени разработали и специальные танки управления. Они представляли собой обычные линейные машины со штатным вооружением и оборудованием. позволявшим экипажу передавать команды телетанку (до этого управление велось со стационарных неподвижных пультов). Телетанк с танком управления составляли так называемую телемеханическую группу. В боевой обстановке экипаж, находясь в танке управления, вел телетанк по выбранному маршруту, что оказалось значительно удобнее неподвижного пульта. Следует отметить, что при отключении телемеханической аппаратуры (что не занимало много времени) телетанки могли действовать как обычные, для чего их комплектовали экипажами.

Читать еще:  М.Барятинский Бронеколлекция 2006 № 04 (67) Средний танк Т-54

В 1934 году в целях более успешного проектирования новых образцов в Москве был создан Научно-исследовательский институт № 20, в котором уже год спустя разработали аппаратуру телеуправления ТОЗ-IV для танков Т-26. Аппаратура прошла испытания и была принята на вооружение. К осени 1936 года промышленность изготовила 33 телемеханических группы (33 телетанка и 33 танка управления). Согласно директиве Генерального штаба РККА, телетанки поступили в тяжелые танковые бригады Резерва Главного Командования. Их предполагалось использовать для разведки минных полей, противотанковых препятствий и устройства проходов в них, уничтожения дотов, огнеметания и постановки дымовых завес, а также для снятия экипажей с подбитых танков.

Танк управления телемеханической группы. Штатное вооружение демонтировано. Военно-исторический музей БТВТ, кубинка, 2002 г.

Телемеханическая группа «Подрывник»:

В 1937 году в НИИ № 20 под руководством инженера Свирщевского был создан усовершенствованный образец телемеханической аппаратуры ТОЗ-IV для танка Т-26. В течение следующего года завод Nb 192 изготовил 28 телемеханических групп (56 танков) с этой аппаратурой. Эти машины поступали на вооружение двух специально сформированных танковых батальонов — 21-го и 152-го, входивших в состав 30-й и 36-й танковых бригад соответственно.

Вооружение телетанков состояло из огнемета и пулемета ДТ. Внешним отличием их от ХТ-130 было наличие на башне двух антенных вводов.

В феврале 1940 года, в разгар советско-финской войны, на заводе № 185 в Ленинграде была изготовлена телемеханическая группа «Подрывник», спроектированная военным инженером 2-го ранга А.Кравцовым. В качестве базы использовались Т-26 с ТОЗ-VI, с которых демонтировали башни. Вооружение имелось только на танке управления и состояло из пулемета ДТ в шаровой установке в лобовом месте корпуса. На машинах установили дополнительные 50-мм броневые экраны и ходовую часть усиленного типа. В лобовой части телетанка смонтировали приспособление для перевозки. сбрасывания и подрыва специальных броневых ящиков с 300— 700 кг взрывчатки. Масса полностью снаряженных машин составляла 13—14 т.

28 февраля телемеханическую группу «Подрывник» отправили на Карельский перешеек, однако в боевых действиях участия она не принимала. Испытания же ее, проходившие в 217-м батальоне, были вполне успешными. Например, заряд в 300 кг, сброшенный на линию из пяти рядов надолб, полностью их уничтожил, проделав проход шириной восемь метров. Заряд в 700 кг, сброшенный у передней стенки дота, при подрыве разрушал ее полностью. Вместе с тем, и боевое использование, и испытание телемеханических групп в ходе финской войны подтвердили, что точное наведение телетанков в условиях пересеченной местности и мощных противотанковых заграждений невозможно.

Танки Т-26 подводного хода

Летом 1933 года в СССР начались работы по созданию танка «подводного хождения» — то есть соответствующим образом оборудованного для преодоления водных преград по дну своим ходом.

Уже в сентябре начались испытания двухбашенного танка Т-26ПХ конструкции НАТИ. Подача воздуха к двигателю и в обитаемое отделение машины осуществлялась с помощью двух поворотных труб диаметром 0.7 м и длиной 4.7 м, располагавшихся по бортам танка. Вся герметизация осуществлялась снаружи, после посадки экипажа в танк. Все люки запирались на наружные запоры, и в случае аварии помощь могла быть оказана только извне. Военные сочли это недопустимым и направили машину на доработку.

В ноябре 1933 года появился новый проект танка «подводного хождения», который поступил на испытания в конце июня 1934 года. Новый Т-26ПХ отличался от предыдущего наличием легкосъемного комплекта подводного хода массой около 150 кг, состоявшего из специальной улитки — раздвижной прорезиненной парусиновой трубы, армированной проволочным каркасом и предназначенной для подвода воздуха и выброса выхлопных газов, герметизирующих приспособлений. а также металлической трубы для дыхания экипажа и дыхательных шлангов с мундштучными трубками. Этот комплект мог легко устанавливаться на любом серийном танке, превращая его в танк подводного хода.

Танки подводного хода, выполненные на базе Т-26. Вверху: T-26ПX конструкции НАТИ, внизу: Т-26НX конструкции НИБТПолигона

Парусиновая труба для подвода воздуха к двигателю и выброса выхлопных газов имела оригинальную конструкцию. Она состояла из двух частей, разделенных перегородкой, причем задняя, меньшая часть для вывода выхлопных газов имела отражатель в верхней части.

Воздухоподводящая дыхательная металлическая труба со специальным фланцем крепилась к вентиляционной горловине через асбестовую прокладку болтами. В нижней части трубы имелись три шланга-отростка для клапанов дыхательных коробок, оканчивавшихся мундштучной трубкой.

Герметизация танка осуществлялась резиновыми прокладками, резиновой лентой, а также смолой. Башенные погоны герметизировались резиновой лентой. скрепленной дополнительным хомутом. Пулеметы закрывались специальными резиновыми камерами, в которых напротив прицелов располагались целлулоидные окошки. Конструкция камер обеспечивала почти немедленное открытие огня после форсирования. Достаточно было вытолкнуть из ствола пулемета шомполом резиновую пробку. Вход-выход экипажа осуществлялся через верхний люк правой башни, запираемый изнутри.

Вождение танка осуществлялось вслепую по показаниям компаса или по телефону.

Испытания танка состоялись 7 июля 1934 года. При этом неоднократно форсировалась река глубиной 2,5—3 м, шириной до 1 км. Движение осуществлялось преимущественно на 1-й скорости (до 15 минут на 2-й скорости, чтобы не перегревался мотор).

Танки Т-26 подводного хода

Танки Т-26 подводного хода

Летом 1933 года в СССР начались работы по созданию танка «подводного хождения» — то есть соответствующим образом оборудованного для преодоления водных преград по дну своим ходом.

Уже в сентябре начались испытания двухбашенного танка Т-26ПХ конструкции НАТИ. Подача воздуха к двигателю и в обитаемое отделение машины осуществлялась с помощью двух поворотных труб диаметром 0.7 м и длиной 4.7 м, располагавшихся по бортам танка. Вся герметизация осуществлялась снаружи, после посадки экипажа в танк. Все люки запирались на наружные запоры, и в случае аварии помощь могла быть оказана только извне. Военные сочли это недопустимым и направили машину на доработку.

В ноябре 1933 года появился новый проект танка «подводного хождения», который поступил на испытания в конце июня 1934 года. Новый Т-26ПХ отличался от предыдущего наличием легкосъемного комплекта подводного хода массой около 150 кг, состоявшего из специальной улитки — раздвижной прорезиненной парусиновой трубы, армированной проволочным каркасом и предназначенной для подвода воздуха и выброса выхлопных газов, герметизирующих приспособлений. а также металлической трубы для дыхания экипажа и дыхательных шлангов с мундштучными трубками. Этот комплект мог легко устанавливаться на любом серийном танке, превращая его в танк подводного хода.

Читать еще:  Танки Блицкрига Pz.I и Pz.II

Танки подводного хода, выполненные на базе Т-26. Вверху: T-26ПX конструкции НАТИ, внизу: Т-26НX конструкции НИБТПолигона

Парусиновая труба для подвода воздуха к двигателю и выброса выхлопных газов имела оригинальную конструкцию. Она состояла из двух частей, разделенных перегородкой, причем задняя, меньшая часть для вывода выхлопных газов имела отражатель в верхней части.

Воздухоподводящая дыхательная металлическая труба со специальным фланцем крепилась к вентиляционной горловине через асбестовую прокладку болтами. В нижней части трубы имелись три шланга-отростка для клапанов дыхательных коробок, оканчивавшихся мундштучной трубкой.

Герметизация танка осуществлялась резиновыми прокладками, резиновой лентой, а также смолой. Башенные погоны герметизировались резиновой лентой. скрепленной дополнительным хомутом. Пулеметы закрывались специальными резиновыми камерами, в которых напротив прицелов располагались целлулоидные окошки. Конструкция камер обеспечивала почти немедленное открытие огня после форсирования. Достаточно было вытолкнуть из ствола пулемета шомполом резиновую пробку. Вход-выход экипажа осуществлялся через верхний люк правой башни, запираемый изнутри.

Вождение танка осуществлялось вслепую по показаниям компаса или по телефону.

Испытания танка состоялись 7 июля 1934 года. При этом неоднократно форсировалась река глубиной 2,5—3 м, шириной до 1 км. Движение осуществлялось преимущественно на 1-й скорости (до 15 минут на 2-й скорости, чтобы не перегревался мотор).

Испытания закончились успешно и представителями полигона комплект подводного хода для танка Т-26 (Т-26ПХ) был рекомендован к принятию на вооружение. Однако для однобашенного Т-26 данный комплект уже не годился и поэтому серийно не выпускался и применения не нашел.

В 1935 году специалисты НИБТПолигона разработали комплект специальных приспособлений для движения под водой танков Т-26 и БТ.

Эти приспособления были в целом подобны для люков башни и корпуса и сводились к герметизации их резиновыми прокладками и бандажами. Герметизация же вооружения была более сложной.

По периметру маски пушки сверлились отверстия, к которым болтами и прижимной металлической рамкой крепилась резиновая прокладка. На тело орудия надевалась и прижималась к кожуху откатных приспособлений специальная муфта с лабиринтом для фетрового сальника.

Пулемет закрывался резиновым чехлом, имевшим форму усеченного конуса. Малым отверстием чехол надевался на ствол пулемета, большим, с помощью накладки и болтов, плотно прижимался к маске. В канал ствола пулемета шомполом загонялась резиновая пробка.

Канал ствола пушки, в свою очередь, закрывался резиновой пробкой, закрепленной на конце специального складывающегося шомпола.

Жалюзи масляного радиатора герметизировались специальной задвижкой, которая перед погружением задвигалась под радиатор так. что последний мог свободно омываться водой. Для этого коробка радиатора была увеличена по высоте на 70 мм. а жалюзи подняты.

Воздушный карман закрывался дверцей с резиновыми прокладками по краям.

Т-26ПХ конструкции НИБТПолигона. Вид сзади. Хорошо видны поднятая коробка масляного радиатора и воздушный колпак. закрытый дверцей

Помимо оборудования подводного хода танки Т-26 в экспериментальном порядке оснащали различными поплавками и понтонами для преодоления водных преград вплавь. На снимках вверху и слева представлены танки Т-26 с приспособлениями, состоящими из двух надувных поплавков и разработанными в НИИИТ РККА в 1939 г, В походном положении (вверху) поплавки складывались и перевозились на корпусе машины, а кронштейны — на надгусеничных полках. Для передвижения по воде танк оборудовался гребным винтам с отборам мощности от носка коленчатого вала двигателя и рулем

Открытие и закрытие задвижки масляного радиатора и дверцы воздушного кармана производились из боевого отделения с помощью троса.

Труба для подачи воздуха состояла из двух частей длиной по 1400 мм каждая, которые входили одна в другую и соединялись между собой резьбовой муфтой. Крепление трубы к башне производилось из боевого отделения с помощью соединительной муфты с кулачками. Завертывалось и вывертывалось верхнее звено трубы специальным ключом, также из боевого отделения танка.

Масса танка, оборудованного таким образом, увеличивалась всего на 40— 50 кг, что позволяло не демонтировать приспособления для подводного хода, а постоянно возить их на машине. Переход в положение подводного хода осуществлялся экипажем из боевого отделения за 3 минуты, после чего танк мог преодолевать водную преграду глубиной до 4,5 м. Переоборудованные танки довольно успешно прошли испытания в войсках. Однако комплект подводного хода серийно не изготавливался и в танковые части не поступал.

Последнее обстоятельство привело к тому, что в ходе учений и маневров в войсках предпринимались самостоятельные попытки переоборудования боевых машин для преодоления водных преград. Об одном таком эпизоде вспоминает Д.А.Драгунский. служивший в конце 30-х годов в 32 отб 32 сд.

«Через год я уже командовал танковой ротой и даже одним из первых на Дальнем Востоке в составе экипажа успешно провел свой танк под водой через реку. Это было 13 июня 1938 года. На глазах у всей нашей 32-й стрелковой дивизии мой танк, оборудованный двумя трубами, замазанный суриком и солидолом, вошел в бурную реку Суйфун (Раздольная) и спустя 15 минут пребывания под ведой вышел на противоположный берег. Тогда я и получил первую награду. Командир дивизии Н.Э.Берзарин наградил членов экипажа именными часами».

Еще одну, и, судя по всему, далеко не последнюю, попытку герметизации танков при форсировании реки предприняли в Белорусском военном округе танкисты роты И.И.Якубовскго из 16-й танковой бригады.

«Помнится, готовились мы к тактическому учению. В ходе его предстояло форсировать водную преграду. Четыре танка соседнего батальона при попытке преодолеть брод затонули. Это ЧП не только насторожило, но и заставило всерьез подумать, как можно увеличить проходимость танков, а тогда у нас на вооружении были Т-26. На них разрешалось преодолевать брод глубиной не более 90 см. Стали мы искать способ превышения норматива. Подготовили приспособления, обеспечивающие герметизацию танка, нормальную работу двигателя, провели тренировки с экипажами. И нам «повезло». Брод глубиной 1 м 40 см покорился. Учение для роты было настоящим экзаменом. И нам удалось его выдержать. Шестнадцать танков из семнадцати благополучно форсировали реку и с ходу вступили в «бой».

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector