0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Специальные и вспомогательные машины на базе танка Т-26

Инженерная техника

Инженерная техника

Согласно принятой в начале 1932 года «Системе саперно-танкового вооружения РККА», в течение трех лет на вооружение Красной Армии должны были поступить танки — мостоукладчики (по тогдашней терминологии — саперные танки). танки — минные заградители, танки- тральщики, а также целый комплекс инженерно-строительных машин на танковых шасси.

В феврале 1932 года к проектированию саперного танка и танка-тральщика приступила специальная конструкторская группа Военно-инженерной академии. Первый образец саперного танка, получивший индекс СТ-26, был готов к испытаниям летом 1932 года. Базой для него послужил обычный двухбашенный Т-26, на котором оставили только одну башню, установив ее по центру корпуса. Для уменьшения общей высоты машины верхняя часть башни со смотровым окном была срезана. Металлический колейный мост длиной 7.8 м укладывался на специальное опорное приспособление. Укладка моста на препятствие осуществлялась с помощью лебедки с тросом (отбор мощности от двигателя танка) за 25—40 с. Экипаж из двух человек в это время оставался в танке. СТ-26 предназначался для преодоления водных преград и рвов шириной 6—6,5 м и вертикальных стенок и эскарпов высотой до 2 м боевыми машинами типов Т-27, Т-26 и БТ.

Осенью вышел на испытания второй вариант СТ-26 с выдвижной системой наводки моста, который укладывался на препятствие при помощи направляющей рамы специальной конструкции, а в марте 1933-го — третий, с опрокидывавшейся системой, представлявший собой модернизированный вариант первого. По конструкции моста все три варианта были почти одинаковы и различались лишь агрегатами, относившимися к разным системам наводки.

Мостовой танк СТ-26 во время испытаний

Летом 1933 года все три СТ-26 участвовали в маневрах, проходивших в Тоцких лагерях ЛВО. По результатам учений решено было запустить в производство танк с опрокидывающейся системой второго варианта, который оказался наиболее надежным и менее сложным в эксплуатации и обслуживании, по сравнению с двумя другими.

По решению Комитета Обороны СССР до конца 1933 года промышленность должна была дать армии 100 СТ-26. Однако дело шло очень медленно: изготовление отдельных узлов мостовых конструкций велось на заводах «Гипстальмост», «Союзверфь» и «Петрозавод» и в мастерских полукустарным методом. Окончательная сборка осуществлялась на заводе № 174. В течение 1934 года военная приемка приняла только 44 машины СТ-26, а в следующем году— еще 20. Но к этому времени эксплуатация саперных танков в войсках показала их невысокую надежность: при наводке мостов часто рвались тросы, гнулись стойки креплений.

Учитывая опыт войсковой эксплуатации, конструкторы завода «Гипстальмост» и Научно-исследовательского института инженерной техники (НИИИТ) РККА разработали и изготовили УСТ-26 («усовершенствованный саперный танк Т-26») с рычажной системой. Мост наводился с помощью двух рычагов, приводимых в действие гидроцилиндром Его испытания показали ряд преимуществ перед предшествовавшими образцами.

В конце 1936 года созданное к тому времени саперно-танковое отделение НИИИТ РККА совместно с «Гипстальмостом» разработало проект более совершенного саперного танка с рычажной системой. Эта машина была изготовлена Подольским машиностроительным заводом им.Орджоникидзе в июле 1937 года и до сентября проходила испытания на полигоне НИИИТ. а в следующем году — на НИИБТПолигоне в Кубинке и участвовала в учениях ЛВО по преодолению танками инженерных препятствий. В 1939 году предполагалось изготовить партию таких машин, но всего было выпушено три таких танка—два на СТЗ и один на Подольском машиностроительном заводе.

Опытные образцы инженерных машин на базе Т-26: танки-тральщики с катковым и ножевым тралами (вверху и в центре) и перевозчик фашин (внизу)

К началу 1940 года в Красной Армии имелось 70 саперных танков на базе Т-26, включая опытные образцы.

Параллельно с саперными танками велась разработка танков-тральщиков. Конструктивно они представляли собой СТ-26 без моста, но со специальными наделками для навешивания противоминных тралов различной конструкции. В течение 1932—1933 годов проходили испытания три различных конструкции ножевых и Катковых тралов. Однако на вооружение ни один из них принят не был.

В это же время шли работы по созданию различных деревянных мостов, деревянных и хворостяных фашин, а также различного рода удлинителей и устройств спаривания для преодоления рвов и эскарпов, специальных болотоходных гусениц и ковриков, растаскивателей проволочных заграждений, навесных бульдозеров и многого другого. Все эти образцы проходили испытания, порой довольно продолжительные. Несмотря на то. что результаты многих из них были признаны вполне удачными, ни одна из этих инженерных машин на вооружение не принималась,

К противоминным тралам пришлось вернуться почти сразу же после начала войны с Финляндией. Первые образцы тралов были изготовлены на ленинградских заводах — Кировском. № 185 имени С.М.Кирова и № 174 имени К.Е.Ворошилова уже в декабре 1939 года. Позже был спроектирован и запущен в производство дисковый минный трал. Кировский завод изготовил 93 таких трала, а завод № 174 — 49. В феврале — марте 1940 года они поступили в действующую армию.

Танк Т-26 с Катковым минным тралом конструкции завода № 174

Танки-цистерны на базе Т-26

Войскам, действующим на передовой, необходим постоянный подвоз различных припасов, в том числе горючего. Использование для таких целей грузовых автомобилей с цистернами может быть связано с известными рисками, от которых можно избавиться при помощи специальных защищенных транспортных машин. В середине тридцатых годов прошлого века в нашей стране эту проблему предлагалось решать при помощи т.н. танков-цистерн. Было разработано и испытано две машины такого класса – Т-26-Ц и ТЦ-26.

Необходимо напомнить, что в 1932 году – вскоре после запуска серийного производства легких танков Т-26 – появилось предложение о создании ряда новых машин транспортного назначения на подобном шасси. Прежде всего, предлагалось разработать бронированные транспортеры для пехоты и боеприпасов. Через несколько лет развитие этих идей привело к появлению концепции танка-цистерны. По задумке авторов идеи, такая машина должна была нести объемные емкости для горюче-смазочных материалов и обеспечивать снабжение бронетанковых частей. Как и в предыдущих проектах вспомогательной техники, новое оборудование предлагалось разместить на серийном шасси Т-26.

Первый проект танка-цистерны на базе Т-26 был разработан ленинградским Опытным заводом Спецмаштреста им. С.М. Кирова (будущий завод №185). Опытно-конструкторские работы по новой теме стартовали в 1934 году, и в кратчайшие сроки был подготовлен полноценный проект переоборудования легкого танка в специальную машину. Указывая на преемственность конструкции, танку-цистерне присвоили обозначение Т-26-Ц.

Подобно предыдущим проектам транспортеров, новый предусматривал минимальную доработку базового танка. В соответствии с проектом Т-26-Ц, легкий танк должен был лишиться башни и значительной части подбашенной коробки. Вместо них предлагалось устанавливать крупную рубку с цистернами для бензина и масла. Также машину следовало оснастить насосами для перекачки жидкостей, набором рукавов и т.д. Наконец, было необходимо принять меры по обеспечению безопасности и предусмотреть противопожарное оборудование.

Танк-цистерна мог сохранить существующее шасси со штатным корпусом, силовой установкой и ходовой частью. Таким образом, Т-26-Ц должен был иметь корпус, собранный на заклепках из броневых листов толщиной до 15 мм. При этом сохранялся одинаковый уровень защиты со всех ракурсов. Новую рубку предлагалось собирать из 10-мм брони. Компоновка танка изменялась в соответствии с новой ролью. В передней части корпуса сохранялись агрегаты трансмиссии и отделение управление. Центральный отсек теперь отдавался под баки для жидких грузов, а в корме осталось моторное отделение.

Читать еще:  История создания танкеток в Великобритании

Танк-цистерна мог использовать карбюраторный двигатель ГАЗ-Т-26 мощностью 91 л.с. Рядом с двигателем в корме помещались система охлаждения, топливный бак и т.д. При помощи карданного вала, проходившего вдоль корпуса, двигатель соединялся с трансмиссией переднего расположения. В ее составе имелись пятиступенчатая коробка передач, механизм поворота на основе многодисковых бортовых фрикционов и одноступенчатые бортовые передачи.

Конструкция ходовой части не перерабатывалась. На каждом борту по-прежнему находилось по восемь обрезиненных опорных катков малого диаметра. Катки попарно монтировались на коромыслах, собранных в две тележки. Амортизация осуществлялась при помощи двух листовых рессор на каждой тележке. В передней части танка находилось ведущее колесо, в корме – направляющее. Использовалось по четыре поддерживающих ролика на борт.

В проекте Т-26-Ц сохранили штатную переднюю часть подбашенной коробки. Под ней должны были располагаться два члена экипажа. Рабочее место водителя осталось справа. Перед ним имелся смотровой люк с опускаемой крышкой. У левого борта находился командир, отвечавший за применение оружия. На его рабочем месте расположили шаровую установку с пулеметом. Место водителя сохранило штатный двустворчатый люк, а командиру предлагалось пользоваться собственным люком в крыше рубки.

Для самообороны танк-цистерна получил единственный пулемет ДТ. Он монтировался на шаровой установке и мог обстреливать только определенный сектор передней полусферы. В обитаемом отсеке предусматривалась укладка для 10 магазинов с 630 патронами.

На месте бывшей подбашенной коробки, башни и боевого отделения в проекте Т-26-Ц расположили новую рубку большого размера. Она имела прямоугольную форму и отличалась значительной шириной, вследствие чего ее бортовые части нависали над гусеницами. На крыше рубки предусматривались люки для доступа к внутренним цистернам и бакам. На бортах рубки имелись выходные штуцеры для присоединения рукавов.

Большую часть внутренних объемов рубки отдали под крупную цистерну для перевозки топлива. В ней новая транспортная машина могла перевозить до 1650 л бензина. Также имелся менее крупный бак для масла емкостью 165 л. Емкости для горюче-смазочных материалов комплектовались необходимыми трубопроводами и прочей арматурой. На случай возгорания топлива машину оснастили несколькими огнетушителями.

Согласно проекту Опытного завода Спецмаштреста, внутри рубки следовало установить насос типа «Промет» производительностью 400 л в минуту. С его помощью жидкости должны были подаваться к бортовым выходным штуцерам. Для раздачи горючего потребителям Т-26-Ц должен был нести несколько резинотканевых рукавов достаточной длины. При необходимости танк-цистерна мог одновременно обслуживать несколько армейских машин.

К 1934 году серийные легкие танки Т-26 стали оснащаться двумя топливными баками на 180 и 110 л. Нетрудно подсчитать, что одна цистерна Т-26-Ц могла осуществить полную заправку не менее пяти таких боевых машин. На перекачку бензина в один танк могло уходить менее минуты, не считая времени на подготовку.

По своим габаритам и массе танк-цистерна должен был соответствовать базовому образцу. Длина машины немного превышала 4,6 м, ширина – менее 2,5 м, высота – не более 2,3 м. Боевая масса с полной заправкой жидкостями определялась в 10,15 т. Транспортер мог развивать скорость до 28 км/ч, запас хода – 120 км. По ходовым характеристикам и проходимости Т-26-Ц почти не отличался от Т-26.

Разработка проекта Т-26-Ц завершилась в 1934 году, и в начале 1935-го Опытный завод Спецмаштреста построил единственный опытный образец специальной машины. В апреле того же года прототип вместе с другими опытными образцами транспортеров на базе Т-26 отправился на испытания.

В ходе проверок было установлено, что 10-мм круговое бронирование рубки с цистернами дает недостаточный уровень защиты. Это означало, что баки с горючими жидкостями, представляющими особую опасность, защищены хуже, чем корпус шасси. В боевой обстановке это могло ударить по живучести техники, а также почти полностью исключало возможность успешного спасения экипажа.

Все новые транспортеры на базе Т-26, оснащенные рубкой, плохо показали себя с точки зрения работы силовой установки. Как и у оригинального танка, двигатель испытывал повышенные нагрузки, что приводило к некоторым проблемам. Кроме того, монтаж крупной рубки привел к переработке конструкции масляного радиатора. Новое его расположение оказалось неудачным, и вследствие этого двигатели быстро перегревались. Исправление этого недостатка было связно с новой серьезной переработкой конструкции.

Т-26-Ц и другие образцы транспортной техники прошли испытания, но не получили одобрения военных. Армия проявила интерес к танкам-цистернам как к оригинальному классу техники, но предложенный образец ее не устроил. Вследствие этого поступило распоряжение о закрытии проекта. Кроме того, были остановлены работы по нескольким другим проектам транспортеров на базе танка Т-26. Единственную самоходную цистерну вскоре разобрали за ненадобностью.

В 1935 году армия отказалась от нескольких разработанных вспомогательных машин на танковом шасси, но работы в этом направлении продолжились. Уже в 1936 году свой проект разработал ленинградский завод им. К.Е. Ворошилова (позже переименован в завод №174). За счет использования некоторых новых неоднозначных идей конструкторам удалось заметным образом увеличить перевозимый запас жидких грузов. Такой вариант танка-цистерны остался в истории под названием ТЦ-26.

Проект завода им. Ворошилова так же предусматривал использование готового танкового шасси без серьезных доработок. В то же время, танк Т-26 должен был лишиться подбашенной коробки, от которой оставалась только передняя рубка над местами экипажа. Силовая установка, трансмиссия, ходовая часть, бронирование и т.д. оставались прежними.

Экипаж, как и ранее, располагался в переднем обитаемом отсеке и состоял из двух человек. Водитель имел перед собой двустворчатый люк, обеспечивавший посадку и наблюдение за дорогой. Командир мог попадать в машину через люк в крыше. В его распоряжении имелась лобовая шаровая установка с пулеметом ДТ. Новый проект предлагал перевозку большего боекомплекта. Внутри корпуса смогли разместить 17 магазинов с 1071 патроном. Как и ранее, пулемет мог обстреливать цели только в небольшом секторе передней полусферы.

На крыше корпуса, над бывшим боевым отделением, разместили раму с креплениями для основной цистерны. Бензин предлагалось перевозить в сферическом баке диаметром около 750-800 мм. Такая емкость имела объем 1900 л. Следует отметить, что эту цистерну предлагалось делать из конструкционной стали. Кроме того, она не имела никакой дополнительной защиты в виде отдельных броневых листов. Для перевозки масла танк-цистерна получил 11 отдельных баков емкостью по 15 л каждый – всего 165 литров. Баки комплектовались соответствующими трубопроводами.

Перед цистерной на крыше корпуса предлагалось монтировать ручной насос с требуемой производительностью. При помощи набора клапанов и задвижек он мог раздавать как горючее, так и масло. Для выдачи жидкостей на борту танка-цистерны следовало перевозить несколько резинотканевых рукавов. Позади сферической емкости расположили огнетушитель типа «Богатырь».

По известным данным, танк-цистерна ТЦ-26 от завода им. Ворошилова по своим габаритам и массе, в целом, соответствовал другим машинам семейства Т-26. При этом удалось получить некоторое весовое преимущество перед предыдущим Т-26-Ц. Отказ от броневой рубки позволил облегчить машину, а также высвободить часть грузоподъемности. В результате транспортер мог перевозить на 250 л бензина больше, чем предшественник, но его боевая масса сократилась до 10 т. Ходовые характеристики и проходимость остались на прежнем уровне.

Читать еще:  Станковый пулемет Горюнова модернизированный (СГМ)

В 1936 году ленинградский завод им. К.Е. Ворошилова перестроил серийный танк Т-26 в танк-цистерну ТЦ-26. Благодаря простоте проекта переделка машины не заняла много времени, и в кратчайшие сроки опытный образец подали на испытания. Вскоре машину отправили на полигон, где она показала свои возможности. По некоторым данным, и на этот раз самоходная цистерна испытывалась одновременно с транспортерами других моделей, предназначенными для перевозки иных грузов.

Любопытно, что еще до завершения проверок военные приняли решение о будущем строительстве новой техники. В июне 1936 года Автобронетанковое управление Красной Армии решило внести в план строительства бронемашин 210 транспортеров нескольких моделей и 90 танков-цистерн. По всей видимости, в последнем случае речь шла о машинах типа ТЦ-26, поскольку от предыдущих Т-26-Ц к этому времени успели отказаться.

Испытания новых образцов на базе легкого танка привели к уже известным результатам. Сравнительно слабый мотор не позволял получить высокие ходовые характеристики, а попытка усовершенствовать средства охлаждения по опыту предыдущих проектов не привела к желаемым результатам. Что касается танка-цистерны нового типа, то он имел серьезнейшую проблему: общую массу машины сократили за счет отказа от защиты цистерны с горючим. Таким образом, машина на танковом шасси не могла полноценно обслуживать бронетанковые части, поскольку любая пуля или осколок могли привести к самым страшным последствиям.

В 1937 году Автобронетанковое управление распорядилось прекратить все работы по теме бронированных транспортеров на базе танка Т-26. Несколько проектов были закрыты. Часть опытной техники, по известным данным, перестроили по иным проектам, тогда как некоторые образцы отправили работать на второстепенных ролях в тех или иных частях. Тем не менее, в течение нескольких следующих лет армия избавилась и от них.

Идея танка-цистерны, способного перевозить горюче-смазочные материалы под защитой брони, в свое время казалась интересной и перспективной. Однако попытки ее реализации на практике не дали ожидаемого результата. Машины Т-26-Ц и ТЦ-26 имели ограниченные тактико-технические характеристики, а их боевая живучесть оставляла желать лучшего. Как следствие, они не могли работать на переднем крае и обслуживать танки без неприемлемо высоких рисков.

Основные недостатки двух построенных танков-цистерн были связаны с особенностями базового шасси. Если бы их строили на базе другого танка, имеющего более мощный двигатель и соответствующие характеристики, результаты были бы ближе к требуемым. Однако на тот момент считалось, что именно Т-26 должен быть основой для вспомогательных машин. Кроме того, могла отсутствовать возможность применения иных шасси.

Программа создания защищенных транспортеров, в том числе перевозчиков горючего, на шасси Т-26 не увенчалась успехом, и от подобных идей отказались. Красная Армия так и не получила специализированную бронетехнику для перевозки бензина и масел. Подобные задачи по-прежнему приходилось решать при помощи автоцистерн, бочек и прочих емкостей.

Специальные и вспомогательные машины на базе танка Т-26

Самоходная установка СУ-5-2. 122-мм гаубица — на максимальном углу возвышения

Самоходная установка СУ-5-5 была вооружена 152-мм мортирой

В ходе испытаний была уточнена и тактико-техническая характеристика СУ-5-2. Масса машины составляла 10 т, что приводило к перегрузке и быстрому перегреву двигателя. Угол горизонтального обстрела из 122-мм гаубицы равнялся 28— 30°, угол возвышения +60°, склонения — 0°. Возимый боекомплект состоял из 4 снарядов и 6 зарядов. Высота линии огня —1880 мм. Скорострельность — 4—5 выстр./мин. Время перехода из походного положения в боевое — 25— 30 с.

(в скане пропущена 35 стр.)

ной подвески. Таким образом, увеличивалась площадка, где действовал расчет орудия.

В переднем и заднем откидных щитах имелись шаровые установки пулеметов ДТ. К внутренним стенкам корпуса крепились складывавшиеся сиденья расчета. Расчет боевой машины состоял из 6 человек.

Самоходная установка СУ-6 в боевом положении

Самоходная артиллерийская установка АТ-1

Силовая установка и силовая передача практически без изменений были заимствованы у танка Т-26. Изменениям подверглись приводы управления танком и узлы подвески. В средней части корпуса с каждой стороны дополнительно установлено по одному опорному катку, подрессоренному спиральной пружиной. Для выключения подрессоривания при стрельбе использовалось специальное гидравлическое устройство.

Заводские испытания опытного образца зенитной установки состоялись в сентябре — октябре 1935 года. Уже 13 октября установка поступила с завода № 185 на НИАП, где почти год проходили ее полигонные испытания. Впрочем, за это время САУ долго стояла в ремонте, а кроме того, в течение трех месяцев она использовалась для испытаний 37-мм автоматической пушки. При этом 76-мм зенитная пушка была демонтирована.

Ходовые испытания на 750 км продолжались с 25 июня по 14 сентября 1936 года с промежутками для ремонта двигателя и ходовой части, сильно перегруженных из-за возросшей массы боевой машины. После марша в 15—25 км со скоростью 25 км/ч требовалась остановка, так как температура масла приближалась к 105 °С.

Не слишком обнадеживали и результаты стрельбовых испытаний, в ходе которых было сделано 416 выстрелов из 76-мм пушки. Кучность стрельбы в начале испытаний была удовлетворительной. а в конце — неудовлетворительной. причем как с включенным, так и с выключенным подрессориванием. При стрельбе с ходу при движении по лугу со скоростью 7—10 км/ч было сделано 8 выстрелов с дистанции 400—500 м по щиту. Попаданий не наблюдалось.

В заключении, сделанном комиссией по окончании испытаний, говорилось об этих и других недостатках САУ СУ-6.

Так. отмечалось, что масса САУ составляет 11 т против 8,4 у танка Т-26, что приводит к перегреву двигателя и быстрому износу штатных опорных катков, начиная с «двадцать шестого». Выявились неудовлетворительные прочность рессор и устойчивость системы при выстреле. СУ-6 подпрыгивала на высоту до 170 мм при стрельбе с углом возвышения 0°, а также откатывалась назад до 210 мм. При каждом выстреле отмечалась сбиваемость наводки до 15′ при угле возвышения +85°. Кроме того, расчет СУ-6 в походном положении полностью на САУ не помещался и установщики дистанционных трубок должны были ехать на машине сопровождения.

В итоге комиссия сделала вполне логичный вывод о непригодности СУ-6 для сопровождения мотомеханизированных колонн.

Впрочем, как это часто бывало в те годы, задолго до результатов испытаний, в марте 1936 года было принято решение об изготовлении 14 СУ-6. При этом 10 машин — под установку 37-мм автоматов Шпитального, а четыре — под 76-мм пушку ЗК. К январю 1937 года четыре шасси СУ-6 были собраны, а остальные находились в разных стадиях готовности в цеху завода № 185. Как раз в это время ГАУ получило отчет о полигонных испытаниях СУ-6, который поставил под сомнение целесообразность работ с этой САУ. Ну а поскольку артиллерийский завод № 8 так и не освоил производство автоматов Шпитального, то дальнейшая судьба СУ-6 была предрешена.

В 1933 году завод Ns 185 приступил к проектированию на базе Т-26 безбашенного артиллерийского танка АТ-1, вооруженного новой перспективной 76-мм пушкой ПС-3.

АТ-1 представляла собой самоходно-артиллерийскую установку закрытого типа. Вместо башни и подбашенной коробки была смонтирована броневая рубка с верхним поясом в виде откидных щитов, что улучшало обзор поля боя и условия работы прислуги при поддержке атаки из второго эшелона.

В боевом отделении на тумбовой установке была смонтирована пушка ПС-3 конструкции инженера П.Сячинтова. Особенностью этой артсистемы была ее способность стрелять не только боеприпасами полковой пушки обр. 1927 г., но и штатными выстрелами 76-мм дивизионной пушки обр. 1902 года. Кроме того, пушка ПС-3 была специально разработана для установки в танк, имела клиновой полуавтоматический затвор и скорострельность 15—18 выстр./мин. Горизонтальный угол наведения около 5°, вертикальный — от-15° до +15°. Правее пушки в шаровой установке был смонтирован пулемет ДТ. Для ведения прицельного огня пушка снабжалась телескопическим и панорамным прицелами. Боекомплект пушки состоял из 41 выстрела, пулемета— 1827 патронов.

Читать еще:  Самоходный танконосец К-71

В 1935 году состоялись испытания АТ-1, на которых были достигнуты хорошие результаты. Наибольшая дальность стрельбы, например, составила 10 580 м, тогда как по техзаданию должна была составлять 7500—8000 м. САУ была рекомендована для принятия на вооружение, но к маю 1936 года ни одна из 5 заказанных для войсковых испытаний машин и пушек для них сданы заказчику не были. В дальнейшем работы над АТ-1, как, впрочем, и над пушкой ПС-3, были свернуты.


Самоходная установка АТ-1 во дворе завода № 185. На нижнем снимке— машина в боевом понижении с откинутыми бортовыми и кормовым щитами рубки

Специальные и вспомогательные машины на базе танка Т-26

Инженерная техника

Согласно принятой в начале 1932 года «Системе саперно-танкового вооружения РККА», в течение трех лет на вооружение Красной Армии должны были поступить танки — мостоукладчики (по тогдашней терминологии — саперные танки). танки — минные заградители, танки- тральщики, а также целый комплекс инженерно-строительных машин на танковых шасси.

В феврале 1932 года к проектированию саперного танка и танка-тральщика приступила специальная конструкторская группа Военно-инженерной академии. Первый образец саперного танка, получивший индекс СТ-26, был готов к испытаниям летом 1932 года. Базой для него послужил обычный двухбашенный Т-26, на котором оставили только одну башню, установив ее по центру корпуса. Для уменьшения общей высоты машины верхняя часть башни со смотровым окном была срезана. Металлический колейный мост длиной 7.8 м укладывался на специальное опорное приспособление. Укладка моста на препятствие осуществлялась с помощью лебедки с тросом (отбор мощности от двигателя танка) за 25—40 с. Экипаж из двух человек в это время оставался в танке. СТ-26 предназначался для преодоления водных преград и рвов шириной 6—6,5 м и вертикальных стенок и эскарпов высотой до 2 м боевыми машинами типов Т-27, Т-26 и БТ.

Осенью вышел на испытания второй вариант СТ-26 с выдвижной системой наводки моста, который укладывался на препятствие при помощи направляющей рамы специальной конструкции, а в марте 1933-го — третий, с опрокидывавшейся системой, представлявший собой модернизированный вариант первого. По конструкции моста все три варианта были почти одинаковы и различались лишь агрегатами, относившимися к разным системам наводки.


Мостовой танк СТ-26 во время испытаний

Летом 1933 года все три СТ-26 участвовали в маневрах, проходивших в Тоцких лагерях ЛВО. По результатам учений решено было запустить в производство танк с опрокидывающейся системой второго варианта, который оказался наиболее надежным и менее сложным в эксплуатации и обслуживании, по сравнению с двумя другими.

По решению Комитета Обороны СССР до конца 1933 года промышленность должна была дать армии 100 СТ-26. Однако дело шло очень медленно: изготовление отдельных узлов мостовых конструкций велось на заводах «Гипстальмост», «Союзверфь» и «Петрозавод» и в мастерских полукустарным методом. Окончательная сборка осуществлялась на заводе № 174. В течение 1934 года военная приемка приняла только 44 машины СТ-26, а в следующем году— еще 20. Но к этому времени эксплуатация саперных танков в войсках показала их невысокую надежность: при наводке мостов часто рвались тросы, гнулись стойки креплений.

Танки и бронетехника

Это — Мобильная версия сайта про танки и бронетехнику. Если у Вас есть возможность, то обязательно посетите основной сайт pro-tank.ru для компьютеров и ноутбуков.

Когда-то модель Т-26 серии «Русские танки» номер 31 казалась, хоть и не верхом совершенства, но в целом приемлемой в соотношении цена-качество. В настоящее время же существует неплохие по качеству и сопоставимые по цене модели — на любой вкус. Есть и такие, которые не нужно собирать, например, серия «Танки мира», в которой с завидной периодичностью выпускают в одном номере сразу две неплохие модели (по цене одной). Если есть желание немного поработать, то есть другие серии. Конечно, при наличии опыта, возможности и времени, можно и из данной модели что-то выжать.

• Артикул: GEF-RT72;
• Т-26 с журналом «Русские танки» № 72;
• Вес брутто: 300 граммов;
• Длина: 14 сантиметров;
• Рекомендуемая цена: 329 рублей;
• Производитель модели: (ООО «Иглмосс Эдишинз»);
• Материал: Металл.

Русские танки.
И другие коллекционные модели бронетанковой техники.
Журнал с моделью танка Т-26

Никаких отличий между «новой декорацией» и прежним выпуском нет вообще (камуфляж, не учитываем). Остается лишь посетовать на производителя за повторы, да посочувствовать всем нам, ожидающим большего от «Русских танков» в целом.

Сравнительная фотография моделей "Русские танки" Т-26 выпуск № 31 (справа) и выпуск № 72 (слева).

Как говорится, найдите отличия, кроме белой полосы и красного пунктира на башнях!

Опять же, если учитывать полное название серии «Русские танки. И другие коллекционные модели бронетанковой техники» (т.е. подразумевающее все танки — и иностранные в том числе), то даже на нашем сайте pro-tank.ru в настоящее время вы найдете танки и бронетехнику, в гораздо большем количестве, чем семьдесят два. А сколько еще не опубликовано. Напрашивается почти цитата доктора Быкова из сериала «Интерны»: «. общий анализ крови, общий анализ крови. Лобанов, а ты другие анализы знаешь?».

В журнале «Русские танки» № 72:

Для любителей веса — свинцовое грузило в корпус подойдет, что придаст некоторую значимость этой, в целом больше смахивающей на игрушку, модели танка Т-26. Общую кривоватость самой модели еще можно было бы простить, но перед нами, повторимся, скорее игрушка, чем модель. Однозначно — низкий балл.

Модель танка Т-26 от китайского производителя S-Model (сравните с чудом-юдом вверху)

А вот модель советского танка времен Второй мировой войны Т-26 от того же китайского S-Model неплоха, радуют детально проработанные крепления поручневой антенны и воздухозаборник, и геометрия и масштаб вроде бы в норме — то это без вариантов — лучший выбор.

Разумеется, на данном ресурсе были и положительные отзывы о моделях журнала «Русские танки», тем более, что заказных статей в принципе нет — это только независимое, претендующее на объективность, мнение. Поэтому — мало, что хорошего можно сказать о конкретной модели Т-26. Что-либо советовать — дело неблагодарное, но все же, если модель танка периода Второй мировой войны Т-26 от S-Model — лучше, при нахождении примерно в одном ценовом диапазоне, то это надо признать.

И опять фотография легкого танка периода Второй мировой войны Т-26 от фирмы S-Model

И хотя модель танка Т-26 от фирмы S-Model — сборная, а не цельнособранная, как у издательства ООО «Иглмосс Эдишинз», но ее сборка не вызовет особых трудностей, «плюс» покрасить кисточкой (звездовский акрил) — итого дело сорока минут, а результат будет в разы лучше.

В следующем номере журнала «Русские танки» № 73 модель танка Т-62.

Читайте также на нашем сайте:

  • — Легкий танк Т-26 (с одной башней);
  • — Легкий танк Т-26 (с двумя башнями);
  • — Журнал «Русские танки» № 43. Модель выпуска — танк Т-26 обр. 1939 года.
Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector