1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Противотанковая (истребительно-противотанковая) артиллерия

ИПТАПы против «Доппелькопфа»

В конце июля 1944 года советские войска 1-го Прибалтийского фронта вышли к берегу Рижского залива, и группа армий «Север» оказалась отрезана от остальных сил вермахта. В условиях фактического разгрома группы армий «Центр» и необходимости хоть как-то закрывать огромные бреши на её участке фронта, потеря ещё одной крупной группировки могла означать для Германии крушение всего Восточного фронта. Допустить этого немцы не могли.

Ранее мы уже писали об одном из эпизодов операции «Двуглавая» — прорыве группы генерал-майора Гиацинта фон Штрахвица (Hyazinth Strachwitz von Groß-Zauche und Camminetz) вдоль побережья, что привело к деблокаде группы армий «Север». Но удалось это именно по той причине, что внимание и резервы советского командования оказались прикованы к другому участку фронта, прорыв которого угрожал немцам куда более неприятными последствиями.

Во второй половине дня 5 августа 1944 года командующий войсками группы армий «Центр» фельдмаршал Вальтер Модель (Walter Model) посетил командующего 3-й танковой армией генерал-полковника Георга-Ганса Райнхардта (Georg-Hans Reinhardt) на его командном пункте в Шлосберге. Он сообщил о том, что в обозримом будущем на левом фланге произойдёт крупное мероприятие с участием нескольких дивизий. Если фельдмаршал Модель и не сказал ничего более существенного, то было ясно, что в скором времени состоится долгожданное наступление в направлении группы армий «Север». Однако замысел немцев был куда более амбициозен, чем простая деблокада.

Планы и мечты

В ночь на 9 августа 1944 года в группу армий «Центр» поступил приказ Верховного командования сухопутных сил вермахта на проведение наступательной операции, названной из соображений безопасности «Двуглавая» (Doppelkopf). Требовалось, используя курляндский плацдарм западнее дороги Тауроген (Таураге) — Митава (Елгава), нанести короткий удар на Митаву. После установления связи с группой армий «Север» задачей 3-й танковой армии являлся удар на юг, с последующим наступлением с линии Поневиш (Паневежис) — Шеддау (Шедува) в направлении на Ковно (Каунас) в тыл советским войскам, стоящим перед восточным фронтом 3-й танковой армии.

Примечательно, что последняя задача в последующих приказах корпусам не упоминалась ни единым словом. До неё было ещё далеко, да и в войсках после летнего отступления, повлёкшего большие жертвы, относились к такому плану с большим скепсисом. Кто, кроме Гитлера, мог поверить в утопию ещё раз нанести удар на юг на Ковно?

Стоит отметить, что в 1944 году советская военная разведка работала значительно лучше первой половины войны, доставляя командованию оперативную и достаточно верную информацию. После того, как 1-й Прибалтийский фронт в первые августовские недели установил, что противник перебрасывает из Восточной Пруссии на север усиленные танковые и пехотные силы и, предположительно, собирает на фронте южнее Риги за Мемелем примерно семь пехотных дивизий, 13 августа 1944 года начальник Генштаба маршал А.М. Василевский доложил Сталину: «Предположительно, противник намеревается срезать наш клин, вбитый в направлении Рижского залива, с двух сторон».

Василевский предложил продолжить наступление на Ригу по обоим берегам реки Мемеле силами восточного крыла 1-го Прибалтийского фронта, усиленного 4-й ударной армией и 6-й гвардейской армией, а основными силами фронта перейти к обороне, а именно: 43-я армия получила задание закрепиться на южном берегу Мемеле и быть готовой к наступлению на Ригу, 51-я армия должна была обороняться в полукруге от Митавы до Круопиая, 2-я гвардейская армия — севернее и южнее от Шауляя до Расейняя. Одновременно предлагалось образовать узлы сопротивления 51-й армии под Митавой и севернее, а 2-й гвардейской армии — в районе Шауляя. В качестве резерва, чтобы прикрыть Шауляй, приводились в готовность 1-й танковый корпус при 2-й гвардейской армии, 3-й гвардейский механизированный корпус и один стрелковый корпус юго-западнее и южнее Митавы.

Этот план был одобрен Ставкой ВГК. Командующий 1-м Прибалтийским фронтом генерал армии И.Х. Баграмян впоследствии писал:

«Наибольшее опасение вызывало у нас острие клина, который мы вбили западнее Риги… Ширина его была от 40 до 60 километров. Острие клина составляли четыре стрелковые дивизии 1-го гвардейского и 63-го стрелковых корпусов. Мы понимали, что для прочного удержания участка фронта четырёх ослабленных в боях дивизий недостаточно, но больше ничего выделить не могли. Не было сомнений, что противник будет стремиться срезать вбитый клин под основание, а поэтому, чем больше сил мы оттянем к Рижскому заливу, тем легче будет ему осуществить свой замысел. Словом, сомнений не было, что удары гитлеровцев последуют неизбежно. Но откуда и какой силы? Это главное, чего мы, к сожалению, не знали точно до самого начала наступления».

Поскольку мы, в отличие от Баграмяна, имеем возможность заглянуть в карты немецкой стороны, можно сказать, что планы и выделенные силы противника к моменту начала наступления выглядели следующим образом.

XXXIX танковый корпус после почти 75-километрового ночного марша должен был атаковать около 08:00 4-й танковой дивизией (тд) по линии Виексняй — Лаизува, 5-й тд — по линии Трыскяй — Виексняй. В то время, как боевые части 4-й и 5-й тд по большей части уже прибыли, боевые части 12-й тд ещё продолжали выгрузку. В распоряжении корпуса состояли следующие танки (здесь и ниже в числителе показаны исправные танки, в знаменателе — находящиеся в краткосрочном ремонте):

  • 4-я тд: Pz.Kpfw.IV (32/31), Pz.Kpfw.V (15/23);
  • 5-я тд: Pz.Kpfw.IV (24/10), Pz.Kpfw.V (14/14);
  • 12-я тд: Pz.Kpfw.IV (28/?), StuG (20/2), JagdPz IV (16/?).
Читать еще:  Огнеметный танк Pz.II(F)

В XL танковом корпусе, который должен был наступать в районе Шауляя, количество боеспособных танков составляло:

  • Панцергренадёрская дивизия (пгд) «Великая Германия»: Pz.Kpfw.IV (7/1), Pz.Kpfw.V (41/13), Pz.Kpfw.VI (29/8), StuG (20/4);
  • 14-я тд: Pz.Kpfw.IV (11/?), StuG (11/?);
  • 7-я тд: Pz.Kpfw.V (24/20), StuG (5/?), 19 JagdPz (19/?).

Для штаба 1-го Прибалтийского фронта «момент истины» настал перед началом немецкого наступления:

«Крупные силы танков сосредотачиваются в районе Кельмы… следует ожидать наступления этих сил противника в общем направлении на Шауляй. Приказываю: 3-му мк немедленно выступить из занимаемого района и сосредоточиться районе Шлапакяй, Варюнай, Мадвайняй… в готовности к отражению наступления противника из направления Шауляй, Кельмы».

Однако для находившихся на передовой стрелковых дивизий эта директива уже запоздала.

Под ударом

11-й гвардейский стрелковый корпус (гв.ск) генерал-майора Б.А. Рождественского во второй половине дня 15 августа получил сообщение, что по дороге в Кельмы началось интенсивное движение танков, автомашин с пехотой и артиллерии на механизированной тяге.

Противотанковая оборона корпуса на этом участке строилась по системе противотанковых опорных пунктов (ПТОП). Кроме того, на угрожаемый участок был переброшен 534-й истребительно-противотанковый артиллерийский полк (иптап) из 14-й истребительно-противотанковой артиллерийской бригады (иптабр), которой командовал подполковник П.П. Головко. Полк имел 17 76-мм пушек ЗиС-3.

Всего в полосе обороны 33-й гвардейской стрелковой дивизии (гв.сд) генерал-майора П.М. Волосатых создали три ПТОПа. Для примера, образованный на участке 2-го батальона 91-го гвардейского стрелкового полка (гв.сп) ПТОП №1 состоял из восьми 45-мм пушек, девяти 76-мм пушек и трёх 122-мм орудий. Комендантом опорного пункта стал командир 2-й батареи 59-го гвардейского артиллерийского полка майор Т.М. Деденков.

Дополнительно, кроме 534-го иптап, в полосе дивизии была развёрнута батарея 1005-го пушечного артиллерийского полка из шести 152-мм орудий, поставленных на прямую наводку. Всего 11-й гв.ск развернул в своей полосе 14 ПТОПов.

Как показал уже первый день боёв, дополнительное противотанковое усиление оказалось очень кстати:

«Противник обходным манёвром вклинился в стык между 1-м и 3-м батальонами 88-го гв.сп, прошёл боевые порядки 9-й стрелковой роты 88-го гв.сп, овладел Релишки и с тыла вошёл в боевые порядки ПТОПа №3, уничтожив на своём пути 9-ю гаубичную батарею 59-го гв.ап, которая стояла на закрытых позициях. В образовавшийся прорыв противник ввёл 30 танков и до двух батальонов мотопехоты, которые с хода пытались прорваться по шоссе на Морды. 534-й иптап, который занимал боевой порядок в 2 км южнее Гримзели, встретил [противника] шквальным огнём орудий прямой наводкой, подпустив танки на 300–400 метров, в результате 4-часового боя 534-й иптап своим огнём сжёг и подбил 15 танков противника».

Встретив сопротивление, немецкие танки начали обходить рубеж обороны противотанкистов с флангов. Когда немцы обходом с северо-запада заняли Гримзели, 534-й иптап был вынужден сняться с позиций и отойти восточнее. Как было отмечено в донесении, «личный состав полка показал исключительную стойкость, отражая атаки танков и одновременно защищая огнём личного оружия свои орудия от пехоты противника».

Положение могло быть ещё хуже, не начни командование 2-й гвардейской армии оперативную переброску противотанковых резервов на угрожаемый участок. В 15:00 16 августа в полосу обороны 33-й гв.сд были переброшены два других полка 14-й иптабр — 536-й и 747-й иптап. Первому из них, едва развернувшись в боевые порядки, пришлось сразу вступить в бой с двумя десятками немецких танков.

Согласно донесению штаба 14-й иптабр, за день боев силами двух полков был подбит и уничтожен 41 немецкий танк. Но и противотанкистам первый день немецкого наступления дался очень дорого — только потери матчасти составили 13 76-мм пушек ЗиС-3, ещё три 57-мм ЗиС-2 требовали ремонта. Большая часть потерь пришлась на 534-й иптап, где осталось пять исправных орудий и одна ЗиС-3, нуждающаяся в ремонте. Об ожесточённости боя наглядно свидетельствует и расход боеприпасов — 534-й иптап расстрелял 950 одних только бронебойных снарядов.

Помимо 11-го гв.ск, немецкие танки в первый день наступления действовали также на участке соседнего 54-го ск, пытаясь овладеть городком Куршенай. Им удалось заставить отступить пехоту 126-й сд, поэтому в бой вступили прикрывавший этот участок гарнизон ПТОПа в Куршенае и 1187-й иптап. К вечеру артиллеристы вели бой в полном окружении. Как отмечено в донесении полка, «не имея перед собой пехоты, попал тремя батареями в окружение. 1-я и 4-я батарея вышли из окружения без потерь, 2-я батарея за 16.08.1944 при выходе из окружения понесла большие потери».

Поводя итог, можно сказать: хотя в первый день наступления немцам удалось на ряде участков продвинуться вглубь советской обороны, серьёзного прорыва, на который надеялось немецкое командование, не получилось. Главная заслуга в этом принадлежала советским артиллеристам — истребителям танков.

oper_1974

Мемуарная страничка

Честные злодеи Родиной не торгуют.

Ночью 30 июня 1942 года в Кремль на заседание ГКО одновременно были вызваны главные артиллерийские начальники: генерал-полковники артиллерии Н.Н.Воронов и Н.Д.Яковлев, а также — вся верхушка гвардейских миномётных частей Красной Армии: генерал-лейтенант артиллерии Л.М. Гайдуков, гвардии генерал-майор артиллерии В.В.Аборенков и генерал-майор артиллерии П.А.Дегтярёв.
Содержание короткой беседы, происходившей в присутствии И.В.Сталина, Л.П.Берии, Г.М.Маленкова и В.М.Молотова, не известно, но на следующий день 1 июля 1942 г. народный комиссар обороны И.В.Сталин подписал секретный приказ №0528 «О переименовании противотанковых артиллерийских частей и подразделений в истребительно-противотанковые артиллерийские части и установлении преимуществ начальствующему и рядовому составу этих частей».

Читать еще:  ТАНКО-САМОХОДНЫЕ ПОЛКИ

ПРИКАЗ НАРОДНОГО КОМИССАРА ОБОРОНЫ СССР

1 июля 1942 года г. Москва

В целях улучшения качества борьбы с танками противника, создания и накопления кадров артиллеристов-истребителей танков, повышения их квалификации и выделения противотанковых артиллерийских частей из других видов артиллерии ПРИКАЗЫВАЮ:

1. Легкие и противотанковые артиллерийские полки РГК, противотанковые дивизионы стрелковых дивизий и батареи 45-мм пушек стрелковых полков переименовать в истребительно-противотанковые артиллерийские полки, дивизионы и батареи.

2. Установить начальствующему составу этих частей и подразделений полуторный, а младшему начальствующему и рядовому составу — двойной оклад содержания.

3. Весь начальствующий состав истребительно-противотанковых частей и подразделений, до командира дивизиона включительно, взять на особый учет и использовать только в указанных частях.

4. Командирам орудий и заместителям командиров орудий (наводчикам) этих частей присвоить военные звания ст. сержант — сержант соответственно и ввести должность заместителя наводчика с присвоением ему военного звания мл. сержант.

5. Начальствующий, младший начальствующий и рядовой состав истребительно-противотанковых артиллерийских частей и подразделений, находящийся на излечении в госпиталях, после излечения направлять только в указанные части.

6. Установить для всего личного состава истребительно-противотанковых артиллерийских частей и подразделений специальный нарукавный знак согласно прилагаемого описания, носимый на левом рукаве шинели и гимнастерки.

7. Установить премию за каждый подбитый танк в сумме: командиру орудия и наводчику по 500 рублей, остальному составу орудийного расчета по 200 рублей.

9. В целях использования истребительно-противотанковых частей для решения задач непосредственной поддержки пехоты, личный состав этих частей обучать не только стрельбе по танкам прямой наводкой, но и стрельбе по другим целям с открытых и закрытых огневых позиций.

10. Пункт 2 настоящего приказа не распространяется на противотанковые артиллерийские части Дальневосточного, Забайкальского и Закавказского фронтов.

Истребительно-противотанковая артиллерия

Первые подразделения истребителей танков были сформированы в начале 1940 г. Это были 4 дивизиона истребителей танков на шасси танков Pz. Kpfw. I Ausf. В (47-мм истребитель танков Раnzerjager I (4,7 cm Pak(t) auf Pz. Kpfw. I Ausf. В), оснащенных чехословацкими 47-мм противотанковыми пушками, — 521-й, 616-й, 643-й и 670-й дивизионы.

К июню 1941 г. количество дивизионов 47-мм истребителей танков Panzerjager I (4,7 cm Pak(t) auf Pz. Kpfw. I Ausf. В) увеличилось до 9 (521-й, 529-й, 543-й, 561-й, 605-й, 610-й, 611-й, 616-й и 643-й). По штату в данных дивизионах полагалось иметь по 27 истребителей танков, но для полнота укомплектования девяти дивизионов требовалось 243 установки, в то же время было переделано из танков Pz. Kpfw. I Ausf. В только 202 установки. Поэтому численность дивизионов истребителей танков была установлена в 21 САУ и 3 танка Pz. Kpfw. I в качестве командирских машин. Истребители танков Panzerjager I действовали на Восточном фронте вплоть до конца 1942 г.

Весной 1943 г. были сформированы два дивизиона (653-й и 654-й) истребителей танков, оснащенных 88-мм тяжелыми истребителями танков «Элефант» (8,8 cm Jagdpanzer Tiger (Р) Ferdinand/Elefant), вошедших в 656-й танко-истребительный полк. Летом и осенью 1943 г. эти дивизионы действовали на Восточном фронте, затем были выведены, и после модернизации «Элефантов» все машины в составе 653-го дивизиона были отправлены в Италию. В конце марта 1945 г. в строю оставались 28 боевых машин этого типа.

В том же 1943 г. после принятия на вооружение 88-мм истребителей танков «Насхорн» (8,8 cm Pak auf GW III/IV «Nashorn») были сформированы пять отдельных тяжелых дивизионов истребителей танков РГК, оснащенных этим истребителем танков (в частности, этими истребителями танков были оснащены 665-й, 519-й и 525-й дивизионы, 88-й, 93-й, 519-й, 525-й, 560-й, 655-й и 669-й дивизионы).

Организация дивизионов истребителей танков была идентичной организации армейских бригад штурмовой артиллерии — три роты по 14 истребителей танков и 3 установки в штабе бригады, всего 45 88-мм истребителей танков «Насхорн» (8,8 cm Pak auf GW III/IV «Nashorn»).

Весной 1944 г. на вооружение вермахта поступил 75-мм истребитель танков «Хетцер» (7,5 cm Panzerjager 38(t) «Hetzer»). Одновременно с развертыванием производства нового истребителя танков командование Сухопутных войск приняло решение о формировании в составе всех пехотных дивизий рот истребителей танков, на вооружении которых и должны были состоять «Хетцеры». По штату рота должна была иметь 14 машин (3 взвода по 4 установки и 2 машины в управлении роты). Однако недостаток техники не позволил осуществить эти намерения, несмотря даже на сокращение численного состава рот с 14 до 10 установок. По состоянию на март 1945 г. имелась 81 рота истребителей танков в составе пехотных, народно-гренадерских дивизий и дивизий войск СС. Из них 51 рота находилась на Восточном фронте (529 «Хетцеров», из них 359 боеготовых), 26 — на Западном фронте (236 «Хетцеров», из них 127 боеготовых) и — 4 в Италии (56 «Хетцеров», из них 40 боеготовых). Роты истребителей танков имели следующие дивизии:

  • пехотные: 17-я, 21-я, 65-я, 68-я, 71-я, 73-я, 76-я, 79-я, 83-я, 85-я, 106-я, 129-я, 163-я, 181-я, 203-я, 211-я, 212-я, 243-я, 245-я, 251-я, 257-я, 271-я, 278-я, 275-я, 278-я, 304-я, 305-я, 306-я, 334-я, 335-я, 344-я, 346-я, 456-я, 359-я, 362-я, 376-я, 384-я, 600-я, 711-я, 715-я и 716-я;
  • народно-гренадерские: 6-я, 9-я, 16-я, 18-я, 26-я, 47-я, 62-я, 79-я, 167-я, 183-я, 246-я, 252-я, 271-я, 277-я, 320-я, 326-я, 337-я, 340-я, 349-я, 352-я, 363-я, 542-я, 547-я, 551-я, 553-я, 711-я и 716-я;
  • горно-стрелковые: 1-я и 4-я;
  • морские: 1-я и 2-я;
  • 44-я гренадерская и 97-я егерская.

Помимо рот истребителей танков, оснащенных «Хетцерами», эти истребители танков поступали на оснащение армейских дивизионов истребителей танков (Heers-panzer-Jager-Abteilung, Heers Pz. Jgr.Abt). Дивизионы формировались с лета 1944 г. по штату K.St.N 1149 от 14.04.1944 г. Как и дивизионы истребителей танков РГК, армейские дивизионы насчитывали по 45 машин. Всего было сформировано 8 дивизионов (2-й, 3-й, 6-й, 561-й, 731-й, 741-й, 743-й и 744-й).

Читать еще:  ОБРАЗЦЫ БРОНИРОВАННЫХ МАШИН, СОЗДАННЫХ НА БАЗЕ ШАССИ ДИЗЕЛЬНЫХ ТАНКОВ ЗАРУБЕЖНОГО ПРОИЗВОДСТВА

Также были сформированы две бригады, предполагавшиеся к оснащению истребителями танков «Хетцер», но они использовались как учебные соединения и в боевых действиях не участвовали.

По состоянию на 10 апреля 1945 г. в вермахте и СС еще имелось 915 75-мм истребителей танков «Хетцер» (7,5 cm Panzerjager 38(t) «Hetzer») — 726 на Восточном фронте и 101 на Западном.

В 1944 г. было начато производство тяжелых истребителей танков «Ягдпантера», оснащенных 88-мм пушкой Рак 43 (8,8 cm Jagdpanzer V «Jagdpanther»). Эти истребители танков начали поступать на оснащение тяжелых армейских дивизионов истребителей танков. Первым получил «Ягдпантеры» 654-й дивизион, ранее оснащенный «Фердинандами».

По штату K.St.N1149a и K.St.N1149c тяжелый армейский дивизион истребителей танков состоял из штаба и трех рот, а также подразделений обеспечения. Как и у всех других аналогичных формирований, боевой состав тяжелого армейского дивизиона истребителей танков насчитывал 45 боевых машин. В ноябре 1944 г. в штат этих дивизионов была введена зенитная рота в составе 4 счетверенных 20-мм установок на шасси танка Pz. Kpfw. IV (FlakPz. IV «Wirbelwind») и 4 37-мм ЗСУ Rak Pz. IV «Mobelwagen».

Часть тяжелых армейских дивизионов истребителей танков формировалась на базе дивизионов 88-мм истребителей танков «Насхорн» (8,8 cm Pak auf GW III/IV «Nashorn»), прибывавших в тыл для получения новой материальной части. Всего было сформировано 7 тяжелых армейских дивизионов истребителей танков, оснащенных «Ягдпантерами» (schwere Нееres-Panzer-Jager-Abteilung) — 519-й, 559-й, 560-й, 563-й, 661-й, 654-й и 655-й. Однако из-за недостаточных объемов производства

«Ягдпантер» значительную часть техники в этих дивизионах составляли истребители танков Jagdpanzer IV и Pz. IV/70 (танк-истребитель IV/70). Четыре тяжелых армейских дивизиона — 519-й, 559-й, 654-й и 655-й — действовали на Западном фронте и три — 560-й, 563-й и 616-й — на Восточном.

Кроме тяжелых армейских дивизионов истребителей танков, «Ягдпантеры» стояли на вооружении танковых и танково-гренадерских дивизий вермахта и СС: 2-й, 4-й, 8-й, 12-й, 25-й и 130-й учебной, 1-й СС «Лейбштандарт СС Адольф Гитлер», 2-й СС «Рейх», 9-й СС «Фрусберг», 10-й СС «Гогенштауфен».

Тяжелые истребители танков «Ягдтигр» начали производиться одновременно с танком «Королевский Тигр». Эти машины поступали на вооружение 512-го и 653-го дивизионов истребителей танков, причем в 653-м дивизионе «Ягдтиграми» заменялись «Элефанты». Оба дивизиона действовали на Западном фронте и в Италии. Но в апреле 1945 г. несколько подразделений «Ягдтигров» из 653-го дивизиона были отмечены на советско-германском фронте в Австрии, в районе Линца.

Истребительно-противотанковая артиллерия РККА

Истребительно-противотанковая артиллерия Рабоче-Крестьянской Красной Армии (ИПТА РККА, ПТА РККА) — обобщённое название типа артиллерийских формирований РККА ВС Союза ССР предназначенных для уничтожения в основном бронетанковой техники противника.

Эти специальные артиллерийские части основаны приказом Народного комиссара обороны Союза ССР № 0528, от 1 июля 1942 года. Военнослужащие данных подразделений были элитой Красной Армии, проще говоря «артиллерийский спецназ». Результатом их работы и работы советской артиллерии в целом было около 70% уничтоженной немецкой техники за период Великой Отечественной войны. Остальные 30% были на доле танков, пехотинцев и так далее. Это была очень опасная и тяжёлая воинская специальность. Артиллерийское орудие, при хорошей маскировке, имеет преимущество всего в несколько первых выстрелов до обнаружения его противником. После обнаружения он как правило становится лёгкой мишенью.

Личный состав этих частей после излечения от ранений и выписки из госпиталей предписывалось возвращать в те же подразделения как специалистов. Также им полагался повышенный денежный оклад. Подробнее можно прочесть в тексте приказа № 0528 по приведенной ниже ссылке.

Содержание

Знак различия

Всем военнослужащим этих истребительно-противотанковых частей был положен нарукавный знак (ромб), носимый на левом рукаве выше локтя. Он представлял из себя два скрещенных артиллерийских орудия золотисто-желтого цвета в ромбе чёрного цвета с красным кантом. Знак был упразднен 4 августа 1956 года, так как новыми правилами ношения военной формы приказ № 0528 был отменён.

Существовало два основных варианта знака:

  • Трафаретный. Изготавливался путём нанесения рисунка скрещенных орудий краской через трафарет.
  • Шитый. Скрещенные артиллерийские орудия вышивались.

В остальном все знаки различия были такими же как и для всех артиллеристов Красной Армии. На фотографиях также отмечены самодельные нарукавные знаки, сделанные из подручных материалов. При ведении поисковых работ на местах боевых действий Великой Отечественной войны также находят пушки на нарукавный знак ИПТА сделанные из латуни. Видимо сделанные из гильз артиллерийских снарядов.

Сокращения

  • иптабристребительно-противотанковая артиллерийская бригада
  • иптапистребительно-противотанковый артиллерийский полк.
  • птднпротивотанковый дивизион.
  • птбпротивотанковая батарея.
  • ПТОпротивотанковое орудие.

Вооружение

На вооружении истребительно-противотанковых артиллерийских частей РККА состояли преимущественно буксируемые дивизионные и противотанковые орудия. Отдельные противотанковые части частично вооружались трофейными противотанковыми пушками Pak 38 и Pak 40.

Примечания

Ссылки

Что такое wiki.moda Вики является главным информационным ресурсом в интернете. Она открыта для любого пользователя. Вики это библиотека, которая является общественной и многоязычной.

Основа этой страницы находится в Википедии. Текст доступен по лицензии CC BY-SA 3.0 Unported License.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector