0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Противотанковая артиллерия РГК

Противотанковая артиллерия РГК

Противотанковая артиллерия РГК

Командование вермахта, вполне осознавая решающую роль танков в предстоящей войне, попыталось создать довольно многочисленный резерв противотанковой артиллерии. К 1 сентября 1939 г. в составе артиллерии РГК насчитывалось 19 моторизованных батальонов противотанковой артиллерии, в ходе боевых действий придаваемых корпусам. Но если с количественной стороной все обстояло относительно благополучно, то вот по качеству резерв противотанковой артиллерии особо впечатляющим не был. Каждый батальон состоял из трех рот по 12 37-мм пушек Рак 35/36 — то есть, таких же систем, какие в изобилии имелись в дивизиях вермахта. Таким образом, к началу Второй мировой войны вермахт располагал лишь одним типом противотанковых орудий, а артиллерия РГК могла обеспечит разве что количественное усиление противотанковой обороны, но уж никак не качественное. Более тяжелые противотанковые средства, причем не отечественные, а чешского производства (47-мм пушки), начали поступать в части вермахта лишь накануне начала кампании на Западе. В то же время, развертывание новых дивизий потребовало сокращения количества противотанковой артиллерии РГК, дабы высвободившуюся матчасть передать новым дивизиям. К маю 1940 г. в составе РГК оставалось 14 противотанковых батальонов.

Столкновение с хорошо бронированными, хотя и малоподвижными, французскими танками вскрыло недостатки противотанковой артиллерии вермахта. Случалось, что лишь огонь 88-мм зениток мог остановить французские танки. Но надлежащих выводов сделано не было. В то время, когда вермахт был занят формированием дивизионов 37– и 47-мм пушочонок, в Красной армии уже в 1941 г. имелись противотанковые артбригады, каждая из которых по штату имела 48 76-мм и 24 107-мм пушек, а также 48 85-мм и 24 37-мм зенитки. В вермахте же лишь в конце 1941 г. началось внедрение новых противотанковых пушек. Но 50-мм орудие Рак 38 было малоэффективным против советских танков Т-34 и КВ, а 75-мм пушек Рак 40 было крайне мало. Трудно представить, что было бы, если бы вермахт не захватил огромное количество советских 76,2-мм пушек Ф-22, парадоксальным образом ставших лучшим средством борьбы с советскими же танками.

Пушки Рак 38 и Рак 40 в первую очередь поступали в дивизионную артиллерию. Противотанковая же артиллерия РГК оказалась в глубоком застое. В июне 1942 г. в составе РГК было всего пять моторизованных противотанковых батальонов, не представлявших собой никакой боевой ценности. Три из них (650-й, 563-й и 654-й), как и три года назад, имели по 36 пушек Рак 35/36. В 561-м батальоне имелось 18 50-мм пушек Рак 38 и девять 37-мм Рак 35/36. Наконец, 463-й батальон располагал шестью Рак 40 и 36 Рак 35/36. Немного исправляли общую безрадостную картину семь танкоистребительных батальонов РГК, вооруженных самоходками. Как правило, такой батальон состоял из двух рот с САУ «Мардер» (трофейные 76,2-мм пушки на шасси танков Pz.Kpfw. II либо Pz.Kpfw. 38(t), по шесть единиц в роте) и одной роты с девятью чешскими 47-мм пушками Pak(t) на шасси танков Pz.Kpfw. I.

Качественный скачок в вооружении противотанковых частей РГК наметился весной 1943 г., когда на вооружение начали поступать истребители танков «Насхорн». Эти боевые машины создавались на шасси Pz.Kpfw. III/IV — специальном шасси для самоходных артустановок, созданном с применением узлов танков Pz.Kpfw. III и Pz.Kpfw. IV. Вооружался «Насхорн» мощной 88-мм пушкой Рак 43/1. Наряду с качественным улучшением, увеличился и количественный состав противотанковых частей — танкоистребительный батальон «Насхорнов» имел согласно штату три роты по 14 боевых машин. Велась разработка и ещё более мощной противотанковой САУ со 105-мм пушкой на шасси танка Pz.Kpfw. IV, но её огневая мощь была признана избыточной. Было изготовлено лишь три прототипа, поступивших в 521-й танкоистребительный батальон. В том же 1943 г. начались поставки истребителей танков «Элефант», также вооруженных 88-мм орудиями. Эти машины отличались от «Насхорнов» гораздо лучшей бронезащитой, но изготовили их относительно немного — 90 единиц. Новые мощные истребители танков вытесняли из частей устаревшие установки — к середине 1943 г. 47-мм САУ остались лишь в одной роте 616-го танкоистребительного батальона. «Мардеры» оставались в частях, но штатный состав их рот увеличили с шести единиц до девяти. В то же время, в немногочисленных моторизованных батальонах противотанковой артиллерии доминировали 37-мм пушки — более мощные 75-мм орудия Рак 40 поступали в первую очередь в дивизии. Но в конце 1943 г. началось обновление матчасти и в батальонах РГК — за счет поступления новых 88-мм пушек Рак 43.

Цех одного из заводов Рейнметалла, весна 1940 г. Производство орудий sIG33 и тяжелых полевых гаубиц sFH18

По состоянию на 1 января 1944 г. противотанковая артиллерия РГК располагала 13 самоходными танкоистребительными батальонами. Шесть из них были вооружены «Насхорнами», два «Элефантами», а в пяти продолжали использоваться «Мардеры». В моторизованных батальонах доминировали Рак 43 — ими вооружили восемь батальонов (с 661-го по 668-й), каждый из которых имел три роты по 12 орудий, а также одну (671-ю) отдельную роту. Лишь два батальона имели менее мощные системы: в 463-м было 36 Рак 40, а в 590-м — по 18 Рак 40 и Рак 38. Также началось формирование батальонов истребителей танков, вооруженных реактивными гранатометами «Панцершрек» и «Офенрор» — в них каждая из трех рот располагала 54-мя гранатометами. К началу 1944 г. было сформировано уже восемь батальонов истребителей танков и пять отдельных рот.

С целью дополнительного усиления противотанковой обороны в середине 1944 г. началось формирование частично моторизованных противотанковых батальонов, имевших по три роты с девятью 7 5-мм пушками Рак 40 в каждой. В таких батальонах орудия буксировались тягачами RSO, а все другие подразделения использовали конную тягу. Уже к середине июня было сформировано 11 таких батальонов (с 1053-го по 1063-й), а также два стационарных (без средств тяги) батальона — 1064-й и 1065-й. Даже части 88-мм пушек Рак 43 не всегда удавалось снабдить надлежащим количеством транспортных средств: в 1944 г. было сформировано три частично моторизованных батальона таких орудий (1039-й — 1041-й) и шесть стационарных (с 1007-го по 1010-й, 1037-й и 1038-й). Состав таких частей соответствовал тем, что были вооружены пушками Рак 40 — три роты по девять орудий.

В конце 1944 г. началось формирование крепостных противотанковых рот. Их штат предусматривал наличие 12 пушек Рак 40 либо восьми Рак 40 и четырех Рак 43. На деле же вооружали крепостные роты всем, что было под рукой. Кроме противотанковых пушек, в них поступило много зениток — германских 88-мм Flak 18/36/37 либо трофейных советских 76,2-мм и 85-мм со стволами, рассверленными до 88-мм калибра. Количество таких рот возрастало лавинообразно: в сентябре 1944 г. их было 36, в октябре — 91, а в ноябре — уже 118! Крепостные противотанковые роты размещали в полосе обороны армий, и в случае прорыва противника у них было два выхода — либо отразить атаку, либо погибнуть. Полностью лишенные транспортных средств эти роты не могли отступить…

Читать еще:  ПРОИЗВОДСТВО ТАНКОВ Т-28

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Противотанковая артиллерия РГК

Противотанковая артиллерия РГК

Командование вермахта, вполне осознавая решающую роль танков в предстоящей войне, попыталось создать довольно многочисленный резерв противотанковой артиллерии. К 1 сентября 1939 г. в составе артиллерии РГК насчитывалось 19 моторизованных батальонов противотанковой артиллерии, в ходе боевых действий придаваемых корпусам. Но если с количественной стороной все обстояло относительно благополучно, то вот по качеству резерв противотанковой артиллерии особо впечатляющим не был. Каждый батальон состоял из трех рот по 12 37-мм пушек Рак 35/36 — то есть, таких же систем, какие в изобилии имелись в дивизиях вермахта. Таким образом, к началу Второй мировой войны вермахт располагал лишь одним типом противотанковых орудий, а артиллерия РГК могла обеспечит разве что количественное усиление противотанковой обороны, но уж никак не качественное. Более тяжелые противотанковые средства, причем не отечественные, а чешского производства (47-мм пушки), начали поступать в части вермахта лишь накануне начала кампании на Западе. В то же время, развертывание новых дивизий потребовало сокращения количества противотанковой артиллерии РГК, дабы высвободившуюся матчасть передать новым дивизиям. К маю 1940 г. в составе РГК оставалось 14 противотанковых батальонов.

Столкновение с хорошо бронированными, хотя и малоподвижными, французскими танками вскрыло недостатки противотанковой артиллерии вермахта. Случалось, что лишь огонь 88-мм зениток мог остановить французские танки. Но надлежащих выводов сделано не было. В то время, когда вермахт был занят формированием дивизионов 37– и 47-мм пушочонок, в Красной армии уже в 1941 г. имелись противотанковые артбригады, каждая из которых по штату имела 48 76-мм и 24 107-мм пушек, а также 48 85-мм и 24 37-мм зенитки. В вермахте же лишь в конце 1941 г. началось внедрение новых противотанковых пушек. Но 50-мм орудие Рак 38 было малоэффективным против советских танков Т-34 и КВ, а 75-мм пушек Рак 40 было крайне мало. Трудно представить, что было бы, если бы вермахт не захватил огромное количество советских 76,2-мм пушек Ф-22, парадоксальным образом ставших лучшим средством борьбы с советскими же танками.

Пушки Рак 38 и Рак 40 в первую очередь поступали в дивизионную артиллерию. Противотанковая же артиллерия РГК оказалась в глубоком застое. В июне 1942 г. в составе РГК было всего пять моторизованных противотанковых батальонов, не представлявших собой никакой боевой ценности. Три из них (650-й, 563-й и 654-й), как и три года назад, имели по 36 пушек Рак 35/36. В 561-м батальоне имелось 18 50-мм пушек Рак 38 и девять 37-мм Рак 35/36. Наконец, 463-й батальон располагал шестью Рак 40 и 36 Рак 35/36. Немного исправляли общую безрадостную картину семь танкоистребительных батальонов РГК, вооруженных самоходками. Как правило, такой батальон состоял из двух рот с САУ «Мардер» (трофейные 76,2-мм пушки на шасси танков Pz.Kpfw. II либо Pz.Kpfw. 38(t), по шесть единиц в роте) и одной роты с девятью чешскими 47-мм пушками Pak(t) на шасси танков Pz.Kpfw. I.

Качественный скачок в вооружении противотанковых частей РГК наметился весной 1943 г., когда на вооружение начали поступать истребители танков «Насхорн». Эти боевые машины создавались на шасси Pz.Kpfw. III/IV — специальном шасси для самоходных артустановок, созданном с применением узлов танков Pz.Kpfw. III и Pz.Kpfw. IV. Вооружался «Насхорн» мощной 88-мм пушкой Рак 43/1. Наряду с качественным улучшением, увеличился и количественный состав противотанковых частей — танкоистребительный батальон «Насхорнов» имел согласно штату три роты по 14 боевых машин. Велась разработка и ещё более мощной противотанковой САУ со 105-мм пушкой на шасси танка Pz.Kpfw. IV, но её огневая мощь была признана избыточной. Было изготовлено лишь три прототипа, поступивших в 521-й танкоистребительный батальон. В том же 1943 г. начались поставки истребителей танков «Элефант», также вооруженных 88-мм орудиями. Эти машины отличались от «Насхорнов» гораздо лучшей бронезащитой, но изготовили их относительно немного — 90 единиц. Новые мощные истребители танков вытесняли из частей устаревшие установки — к середине 1943 г. 47-мм САУ остались лишь в одной роте 616-го танкоистребительного батальона. «Мардеры» оставались в частях, но штатный состав их рот увеличили с шести единиц до девяти. В то же время, в немногочисленных моторизованных батальонах противотанковой артиллерии доминировали 37-мм пушки — более мощные 75-мм орудия Рак 40 поступали в первую очередь в дивизии. Но в конце 1943 г. началось обновление матчасти и в батальонах РГК — за счет поступления новых 88-мм пушек Рак 43.

Цех одного из заводов Рейнметалла, весна 1940 г. Производство орудий sIG33 и тяжелых полевых гаубиц sFH18

По состоянию на 1 января 1944 г. противотанковая артиллерия РГК располагала 13 самоходными танкоистребительными батальонами. Шесть из них были вооружены «Насхорнами», два «Элефантами», а в пяти продолжали использоваться «Мардеры». В моторизованных батальонах доминировали Рак 43 — ими вооружили восемь батальонов (с 661-го по 668-й), каждый из которых имел три роты по 12 орудий, а также одну (671-ю) отдельную роту. Лишь два батальона имели менее мощные системы: в 463-м было 36 Рак 40, а в 590-м — по 18 Рак 40 и Рак 38. Также началось формирование батальонов истребителей танков, вооруженных реактивными гранатометами «Панцершрек» и «Офенрор» — в них каждая из трех рот располагала 54-мя гранатометами. К началу 1944 г. было сформировано уже восемь батальонов истребителей танков и пять отдельных рот.

С целью дополнительного усиления противотанковой обороны в середине 1944 г. началось формирование частично моторизованных противотанковых батальонов, имевших по три роты с девятью 7 5-мм пушками Рак 40 в каждой. В таких батальонах орудия буксировались тягачами RSO, а все другие подразделения использовали конную тягу. Уже к середине июня было сформировано 11 таких батальонов (с 1053-го по 1063-й), а также два стационарных (без средств тяги) батальона — 1064-й и 1065-й. Даже части 88-мм пушек Рак 43 не всегда удавалось снабдить надлежащим количеством транспортных средств: в 1944 г. было сформировано три частично моторизованных батальона таких орудий (1039-й — 1041-й) и шесть стационарных (с 1007-го по 1010-й, 1037-й и 1038-й). Состав таких частей соответствовал тем, что были вооружены пушками Рак 40 — три роты по девять орудий.

В конце 1944 г. началось формирование крепостных противотанковых рот. Их штат предусматривал наличие 12 пушек Рак 40 либо восьми Рак 40 и четырех Рак 43. На деле же вооружали крепостные роты всем, что было под рукой. Кроме противотанковых пушек, в них поступило много зениток — германских 88-мм Flak 18/36/37 либо трофейных советских 76,2-мм и 85-мм со стволами, рассверленными до 88-мм калибра. Количество таких рот возрастало лавинообразно: в сентябре 1944 г. их было 36, в октябре — 91, а в ноябре — уже 118! Крепостные противотанковые роты размещали в полосе обороны армий, и в случае прорыва противника у них было два выхода — либо отразить атаку, либо погибнуть. Полностью лишенные транспортных средств эти роты не могли отступить…

Читать еще:  Послевоенные судьбы британских танков

Загадки 10-й противотанковой бригады РГК

Предисловие
Еще при подготовке «Северного клина операции Тайфун» я обратил внимание на большую разницу в потерях танковых частей противника на Бельском (1-я тд) и Канютинском (6-я тд) направлениях.
Во встречном бою под Холм-Жирковским 4 октября, который проходил при благоприятных для наших танкистов условиях, 6-я тд и танкисты группы Болдина понесли равные потери. Под благоприятными условиями понимается отсутствие германской штурмовой авиации 4 октября, вследствие того, что в 6-й тд выбыло из строя подразделение корректировщиков в полном составе. В том бою были зафиксированы следующие потери сторон[1]:
«В этом ближнем бою полк (11-й тп и 65-й тб 6-й тд, А.М.) подбил 28 танков, сам потерял 15 танков и 3 бтр, 11 танков выбыли из строя по техническим причинам»
Фраза о выбытии по техническим причинам означает, что эти танки подлежали ремонту, т.к. поле боя осталось за немцами. В тоже время для наших танкистов любая остановка на поле боя означала безвозвратную потерю матчасти.
С учетом этого замечания потери сторон 26:28, 6-я тд против 128-й тбр и 101-й мсд соответственно, т.е. равенство (3 БТР со стороны противника не учтены).

Во время боев под Белым с 3:00 3 октября до вечера 4 октября потери сторон были следующие:
94:35, 1-я тд, включая 101-й тб, и 107-я мсд, соответственно. Т.е. 1-я тд понесла потери в 2.7 раза больше чем 107-я мсд. Для 107-й мсд условия были менее благоприятны, т.к. авиация противника действовала интенсивно. В тоже время 30-я армия сообщила о 80 подбитых танках противника, т.е. около 14 танков противника не смогли преодолеть систему заграждений. Тем не менее, даже 80 подбитых танков противника при потере 35 своих для 107-й мсд это много, ведь по аналогии с боем под Холм-Жирковским потери противника не должны были превышать 35-40 танков. Т.е. надо было искать того, кто уничтожил 40-45 танков противника.
В оцифрованных документах Запфронта таких частей не нашлось. Однако, зацепкой послужила надпись на карте Резфронта об обстановке на Запфронте 2-3 октября [2]. В районе боевых действий 107-й мсд указана 10-я танковая бригада (тбр). Но ее там не могло быть в принципе, т.к. в это время она находилась на ЮЗФ!
Тогда я предположил, что это была не 10-я тбр, а 10-я птбр, в составе которой было 2 артполка и на вооружении 76, 85мм пушки и 37мм зенитные орудия.

Из истории 10-й птбр
9-я и 10-я птбр формировались в ПрибОВО в одно время. Период формирования 9-й птбр подробно описан в [3]. Там же упомянута и 10-я птбр. Обе бригады были сформированы до войны на базе расформированных 203-й, 223-й сд и др. частей.
Состав 10-й птбр.
Согласно Постановлению ЦК ВКП(б) и СHК СССР «О новых формированиях в составе Красной армии» №1112-459сс от 23 апреля 1941 года необходимо было сформировать 10 артиллерийских противотанковых бригад. В этом же постановлении определялся состав и вооружение артиллерийской бригады РГК по штату № 04/132:
— управление бригады
— штабная батарея
— 2 артиллерийских полка по штату №04/133: 653-й и 720-й ап пто
— минно-сапёрный батальон: 373-й отдельный минно-сапёрный батальон
— автотранспортный батальон: 168-й отдельный автотранспортный батальон
Общая штатная численность бригады – 5 322 человека. На вооружении бригады должно было состоять: 76мм пушек – 48;
85мм пушек – 48;
107мм пушек – 24;
37мм зенитных пушек – 16;
крупнокалиберных пулемётов – 12;
ручных пулемётов – 93;
автомобилей грузовых – 584;
автомобилей специальных – 123;
автомобилей легковых – 11;
тракторов артиллерийских – 165.
Артиллерийский полк состоял из пяти артиллерийских и одного зенитного дивизиона.
Артиллерийский дивизион состоял из трёх батарей по четыре орудия в каждой батарее, всего 12 орудий. Первый – третий дивизионы вооружались 76мм орудиями, т.к. промышленность не успела поставить 107-мм орудия для третьего дивизиона, четвёртый и пятый дивизионы – 85мм орудиями. В зенитном дивизионе должно было быть две батареи по четыре орудия в каждой.
Командир 10-й птбр полковник Егоров Максим Иванович [4] Из наградного листа полковника Егорова:
«на фронте Отечественной войны с первых дней…будучи командиром артиллерийской бригады…»
Был ранен 27.6.41, однако, известно, что в начале октября он вновь командовал бригадой.
Фактический личный состав 10-й птбр в развернутом виде известен на 26 сентября [5] и 6 октября [6], а в обобщенном виде на 28 августа [7] и 1 октября [8] 1941, данные приведены в Таблице 1.

Видно, что с 20 августа по 26 сентября состав бригады был существенно пополнен личным составом. А в период с 1 по 6 октября бригада понесла тяжелые потери в младшем комсоставе (ефрейторы — старшины) и рядовом составе.
Ниже в таблице 2 приведен состав подразделений 10-й птбр на 26 сентября:

* вероятно, имелось в виду, что батальоны были сформированы на базе соответствующих артполков, число 793 написано неразборчиво.
Для справки 793-й ап числился в 257-й сд 34-й армии СЗФ.
В документах указано, что 10-я птбр на 26 сентября и 1 октября не имела артиллерийского вооружения. На вооружении, кроме винтовок и карабинов, были 2 станковых и 10 ручных пулеметов.

О боевых действиях 9-й птбр в начале войны также в работе [9]. О действиях 10-й птбр в этот период практически не известно, кроме вхождения ее в состав СЗФ. В начале сентября обе бригады находились на левом фланге СЗФ в 27А, в районе Осташкова совместно с 22-й армией Запфронта и 31-й армией Резфронта.
12 сентября согласно директиве СЗФ №056/оп [10]:
«2. 5сд и 10птбр с 10:00 12.9.41 переданы в состав Резервного Фронта. 9 птбр и орб 27А и все остальные части возвращены в 27А»
Как ни странно, но после 12 сентября, вопреки директиве, 9-я птбр не числится в составе СЗФ, а донесения о ней до конца сентября подавал только Резфронт. При этом 10-я птбр в составе Резфронта не упоминалась вовсе. Я предположил, что 10-я птбр была передана в состав Запфронта и переброшена под г. Белый в условиях повышенной секретности. Эта переброска вполне логична – на Осташковском направлении танковые атаки не ожидались, в то время как под Белым противник сконцентрировал значительные силы. С той же целью из под Осташкова на Канютинское направление в Вадино была переброшена 126-я тбр.
Несмотря на то, что на 1 октября в составе бригады артвооружение не указано, но произошло это потому, что матчасть не проходила по учету СЗФ, т.к. бригада получила матчасть, учтенную на ЗапФ и должна была ее сдать после выполнения задачи. Ведь путь бригады лежал через Ржев, в котором находился Арсенал, склад артвооружения №40. Не могу представить себе ситуацию, чтобы противотанковую бригаду бросили на танкоопасное направление без матчасти, в то время как стрелковые дивизии на этом направлении получили пополнение артвооружения на 50-70% в период с 20 сентября по 1 октября.
Если посмотреть данные перечней, то увидим противоречивую картину.
В БССА 10-я птбр числится на 1 октября в СЗФ, хотя с 12 сентября ее там не было.
Согласно перечню №7, 9-я и 10-я бригады были расформированы, 9-я – 29 сентября, 10-я – 15 октября.
А согласно перечню №13 полки 10-й бригады: 653-й ап пто расформирован 25.9.41, а 720-й ап пто 25.9.41 обращен на формирование 641 ап пто.
Однако 6.10.41 командир 10-й птбр полковник Егоров в служебной записке в штаб СЗФ привел состав 10-й птбр, а не 641-го ап пто. Состав указан в таблице 1 выше по тексту.
В то же время в «Сведениях наличия матчасти артиллерии в частях СЗФ» на 6.10.41 штаб артиллерии СЗФ ни 10-ю птбр, ни 641-й ап пто не учитывает [11].
Совсем другие данные дает анализ потерь, среди которых есть упоминание об умершем от ран в августе, которое проходит по донесениям 30-й армии ЗФ [12] и о попавшем в плен 2.10.41 в районе Батурино [13] (это как раз район действий 242-й сд и 107-й мсд 30-й армии). Таким образом, данные по потерям подтверждают присутствие 10-й птбр в районе действий 107-й мсд 30-й армии. Также есть данные 220-й сд 32-й армии о пропавшем без вести в октябре из 653-го ап [14], что говорит об отступлении полка с позиций под Белым на восток. Из под Белого были возможны 2 пути отступления: на северо-восток в направлении пос.Оленино и на восток в направлении на Сычевку через расположение 220-й сд. Также подтверждением передачи 10-й птбр в ЗФ являются данные из наградного листа лейтенанта Ароновского командира взвода 720-го ап пто [15]:
«6.41-10.41 СЗФ, 10.41-1.42 ЗФ…»
В завершение отмечу, что в период 1-6 октября в районе Осташкова, где находилась 10-я птбр до отправки под Белый, не было таких активных боевых действий, чтобы бригада могла потерять 78% личного рядового состава.

Читать еще:  БРОНЕТАНКОВАЯ ТЕХНИКА КАНАДЫ

Выводы
1. Можно считать установленным, что к началу операции Тайфун 10-я птбр была передана в ЗФ и занимала позиции южнее г. Белого в расположении 242-й сд 30-й армии, где вступила в бой с танками противника в ночь со 2 на 3 октября 1941. По-видимому, 10-я птбр и является тем недостающим звеном в оборонительных порядках 242-й сд, которое вместе со 107-й мсд нанесло столь значительный урон 1-й тд XXXXI-го армейского корпуса противника.
2. в боях под г.Белым принимала участие 10-я птбр, а не 641-й ап пто.

Противотанкисты, как части под названием «Прощай Родина».

Повышению статуса противотанкистов сопутствовало формирование новых истребительно-противотанковых полков.

Уже 16 июля 1942 г. постановлением ГКО № 2055сс началось формирование при учебных артиллерийских центрах десяти легких артиллерийских (по двадцать 76-мм пушек) и пяти противотанковых артиллерийских полков (по двадцать 45-мм пушек) со сроком готовности 30 июля. 26 июля последовало постановление на формирование еще 35 полков – 20 по двадцать 76-мм пушек и 15 по двадцать 45-мм пушек.

Таким образом, бойцы и командиры ИПТА (Истребительно-Противотанковой Артиллерии стали настоящей военной элитой Красной Армии времен Великой Отечественной войны.

Если на начальном этапе войны противотанкисты имели на своем вооружении в основном только знаменитые 45 мм ПТО и ПТР двух типов, то уже к середине войны вооружение противотанковых частей было значительно усилено, так например в 34 отдельной ИПТАБР один полк (502 ИПТАП) был полностью вооружен 76 мм орудиями, а два других полка имели на своем вооружения орудия калибра 45-мм и 57 мм. Вся бригада была полностью моторизована и передвигалась на авто типа «Студебеккер» и «Шевроле».

Не стояла на месте и постоянно совершенствовалась тактика применения и организационно-штатная структура частей и соединений противотанковой артиллерии.

Так в составе противотанковой артиллерии появились самоходные орудия, а к началу 1944 года в истребительно-противотанковые бригады были переформированы все истребительные дивизии и отдельные истребительные бригады общевойскового типа.

На 1 января 1944 года в истребительно-противотанковой артиллерии числились 50 истребительно-противотанковых бригад и 141 истребительно-противотанковый полк. Приказом НКО № 0032 от 2 августа 1944 года в состав пятнадцати истребительно-противотанковых бригад вводилось по одному полку СУ-85 (21 САУ).

Однако реально самоходные орудия получили только восемь бригад. В начале
1944 года также был утвержден штат отдельного самоходно-артиллерийского дивизиона стрелковой дивизии в составе трех батарей по четыре СУ-76 в каждой.

В качестве штабной машины в дивизионах часто использовались танки Т-70. Дивизионы самоходок были включены в состав нескольких десятков стрелковых и воздушно-десантных дивизий вместо отдельных истребительно-противотанковых дивизионов с буксируемыми пушками. Дивизионы САУ даже получали по наследству номер истребительно-противотанкового дивизиона соединения, в которое они включались.
На 1 января 1945 года в составе истребительно-противотанковой артиллерии числилось 56 истребительно-противотанковых бригад и 97 истребительно-противотанковых полков.

Мужественные это были люди, все те, кто воевал тогда в противотанкистах, мужественные и скромные, вот как о тех временах вспоминал ветеран, воевавший в 502-м Уманском ордена Богдана Хмельницкого ИПТАПе Шпиллер Леонид Иосифович:

« Смертниками мы себя не считали. Служба в ИПТАПах считалась более сложной и во много крат более опасной, чем, скажем, служба в обычных артполках стрелковых дивизий, не говоря уже о артиллерии тяжелого калибра или о реактивной артиллерии, но. За два с лишним года потери нашего полка составили 80% от состава начала сорок третьего года, при этом, в строю, «из старичков», в основном остались солдаты и офицеры вспомогательных подразделений, несколько человек из взводов управления и штабные. Артиллерийские расчеты за это время поменялись многократно, я помню только одного бойца, пожилого украинца, веселого мужика, продержавшегося до конца войны в составе расчета. Потери мы несли довольно серьезные и в каждом бою, без исключения, но пополнение в наш ИПТАП шло непрерывно. Все бойцы и офицеры батареи воспринимали свою службу в противотанкистах, в частях под названием «Прощай Родина», спокойно, как данность, как свою фронтовую судьбу.»

Наиболее результативные артиллеристы — противотанкисты

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector