12 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Потери танков Т-28 в ходе советско-финской войны

На переломе Зимней войны

В последний день ноября 1939 года СССР начал войну против Финляндии. Предполагалось, что она будет такой же лёгкой, как поход против Польши двумя месяцами ранее. Но расчёты советского командования разбились о линию Маннергейма — мощный укреплённый район, пересекавший Карельский перешеек. На её дотах, минных полях и проволочных заграждениях «забуксовало» советское наступление. К февралю 1940 года ни у кого в Красной армии не осталось иллюзий о том, что финнов можно просто взять и разбить.

И даже серьёзное преимущество Красной армии в численности войск и их вооружении не давало нужного эффекта. Мало превосходить противника по оснащённости, нужно ещё и уметь грамотно использовать это превосходство. Взаимодействие пехоты и танков — один из ярчайших тому примеров. Сколько раз в начале войны оказывалось, что бойцы не шли за танками, а ждали, когда те сделают всю боевую работу сами? А бронетехника без прикрытия и поддержки не только не могла достичь результата, но и оказывалась довольно лёгкой мишенью для финских противотанкистов. В февральском наступлении всё должно было быть иначе. По крайней мере, так планировало командование.

Время воевать по-новому

В январе 1940 года советские войска активно занимались боевой учёбой, отрабатывая новые тактические приёмы, выработанные на основании полученного боевого опыта. В феврале советское наступление возобновилось. И, как это обычно случается, в реальной боевой обстановке гладко шло не всё.

На стадии подготовки к основному наступлению командование советской 7-й армии решило улучшить свои позиции в западной части Карельского перешейка, высвободив тем самым пару лишних дивизий и создав условия для пехотного броска по льду Выборгского залива.

У финнов на этом участке ключевыми оборонительными точками служили высоты «Груша» (финское обозначение — «Медведь») и 38,2. Удар по «Груше» 9 февраля прошёл успешно: артиллерийская подготовка и авиаудар выбили противотанковые орудия и пулемёты, так что советские танки с десантом на броне и огнемётные БХМ (строились на базе лёгких БТ) смогли подойти к финским траншеям и, в буквальном смысле, залить их огнём. А вот наступление на высоту 38,2 сорвалось: финские пулемёты заставили советскую пехоту залечь, а танки, оставшись без прикрытия, были либо расстреляны уцелевшей противотанковой пушкой, либо сожжены гранатами и бутылками с «коктейлем Молотова» в глубине финской обороны.

Наступление основных сил Красной армии началось 11 февраля 1940 года. После массированной артподготовки и авианалёта танки двинулись на финские траншеи и укрепления. На острие атаки советские войска старались выдвигать не лёгкие танки Т-26 или БТ, а более мощные и совершенные Т-28, считавшиеся в РККА штурмовыми. К ним цепляли бронированные сани с десантом.

Как и в декабрьском наступлении, в феврале Красная армия активно применяла танки для блокирования амбразур долговременных огневых точек, вооружённых пулемётами. Таких на линии Маннергейма было абсолютное большинство. Боевая машина просто закрывала собой сектор обстрела пулемёта. На других танках к блокированным дотам доставляли взрывчатку. Когда бронетехника и пехота наступали, машины второго эшелона прицельно били по амбразурам и финским траншеям, не давая противнику вести огонь.

На основе опыта первого этапа войны появилась новая, весьма эффективная тактика. Танки старались не приближаться к окопам, останавливаясь в 60–70 метрах от них и прикрывая друг друга огнём. Пехота на таком расстоянии ничего не могла сделать танку, а солдаты, вооружённые бутылками с зажигательной смесью или гранатами, не могли подобраться к машине на дистанцию броска из-за глубокого снега.

Сложнее было воевать там, где финские противотанковые пушки оставались целы после бомбёжки и артобстрела. Слабо бронированные советские танки имели мало шансов уцелеть под их огнём. Поэтому уже в ходе боёв некоторые машины пытались добронировать. Так, 12 февраля в бой пошли три огнемётных танка ЛХТ-133 (на базе Т-26), на одном из которых стояла дополнительная броня. В отчёте танкистов записано: «Эффект огнемёта в радиусе его действия парализовывал все средства противника и высоко поднял моральный дух нашей пехоты». В этом бою танк получил шесть попаданий, но отделался незначительными повреждениями. Только на следующий день финнам удалось попасть снарядом в ту часть борта, которая не была прикрыта дополнительной бронёй, и разбить коробку передач.

Крах линии Маннергейма

Финны сразу заметили перемену в советской тактике. «Большой танк (имеется в виду Т-28) вообще дальше не пошёл, а остановился в 50 метрах от траншеи. Один снаряд за другим начали взрываться на бруствере траншеи. Песчаная траншея начала осыпаться. В то же самое время пулемётные очереди из танка прошивали бруствер и прижимали к дну траншеи любого, кто хоть чуть-чуть пытался приподняться».

В другом финском документе описывалась ситуация, когда советские танки перекрыли защитникам траншей пути к отходу в тыл, грамотно прикрывая друг друга огнём, и отмечалось, что зимой, когда вокруг лежит метровый слой снега, нельзя требовать от противотанкистов, чтобы те атаковали машины, прикрывающие друг друга огнём.

Новая наступательная тактика часто приводила к тому, что пехота финнов была вынуждена покидать траншеи под пушечным и огнемётным обстрелом, чтобы скрыться в лесу.

К сожалению, советские потери в танках тоже были ощутимы. В документах отмечалась уязвимость всех серийных машин, которые сражались на Карельском перешейке: «Танк Т-26, Т-28 и БТ для блокирования пушечных ДОТ, из-за своей уязвимости от противотанкового огня противника, не пригодны. Наиболее подходящим для этой цели является танк КВ». Увы, но тяжёлый КВ с 75-мм бронёй в то время был ещё опытным образцом, и в советско-финскую войну только проходил фронтовые испытания.

Успехи первых дней февральского наступления обнадёжили советское командование. Казалось, что сопротивление финнов вот-вот будет сломлено, краснозвёздные танки наконец-то стремительным броском дойдут до Выборга, а если понадобится, то и дальше. Специально для этой цели были сформированы три подвижные танковые группы, предназначенные для действий в финском тылу. Но вскоре стало ясно, что прорвана только первая полоса укреплений линии Маннергейма. В двадцатых числах февраля развернулись тяжёлые бои против дотов, расположенных в глубине финской обороны.

Превосходство Красной армии по ходу боёв проявлялось всё сильнее. Обе стороны несли потери, но подбитые советские танки можно было эвакуировать для ремонта на ленинградских заводах, а численный состав пополнить из другой воинской части. Финнам, в свою очередь, восполнять потери в своей, и без того немногочисленной, противотанковой артиллерии было попросту нечем.

26 февраля состоялся единственный танковый бой Зимней войны. Финское командование приказало контратаковать прорвавшиеся советские войска собственными танками («Виккерсы» 6-тонные) в сопровождении егерского батальона. Но если воевать в обороне у финнов получалось очень хорошо, то с наступлением сложилось не очень. Для начала, финская артиллерия отстрелялась в ходе подготовки по своим егерям и «Виккерсам», убив и ранив более 30 человек. Потом финские танки двинулись вперёд, вступили в перестрелку с советскими Т-26, обнаружили, что пехота следом не пошла, и отступили. Повторная попытка атаковать закончилась ещё плачевнее: к месту боя подтянулось ещё две роты Т-26 (более десятка танков). По итогам боя потери финской танковой роты составили пять машин.

28 февраля 1940 года финская армия начала отход на последнюю линию обороны под Выборгом. Ещё через несколько дней советские танки и пехота прошли по льду Выборгского залива, захватили плацдармы на его северном берегу и перерезали шоссе на Хельсинки. Теперь шанс остановить Красную армию остался только у финских дипломатов.

  1. Иринчеев Б. Танки в Зимней войне Боевые операции Тактикал Пресс-2013
  2. Коломиец М. — Танки в Финской войне 1939–1940 гг. (Война и мы. Танковая коллекция-2013)

Потери танков Т-28 в ходе советско-финской войны

Потери танков Т-28 в ходе советско-финской войны

Потери бригады в личном составе за всё время боёв составили: убитыми — 169, ранеными — 338, пропавшими без вести — 57 человек.

В период боевых действий на Карельском перешейке танки Т-28 использовались как раз по прямому назначению — для поддержки войск при прорыве сильно укреплённых позиций. И несмотря на то, что эти машины создавались по требованиям начала 30-х годов, они проявили себя самым лучшим образом. Т-28 превосходили Т-26 и БТ по проходимости — на второй передаче свободно передвигались по снегу глубиной 80–90 см, лучше преодолевали рвы, эскарпы и другие препятствия. Но при этом, имея более толстую броню (опять же по сравнению с Т-26 и БТ), они оказались уязвимыми для огня 40-мм противотанковых пушек «Бофорс», состоявших на вооружении у финнов (к счастью, таких пушек в финской армии было немного).

Читать еще:  Бронетанковая техника Франции и Италии 1939-1945

Бои в Финляндии показали, что Т-28 является надёжной и ремонтопригодной машиной, несмотря на суровые географические и климатические условия эксплуатации, артиллерийские обстрелы и минные поля. Об этом можно судить по следующим цифрам.

Жители Ленинграда приветствуют танкистов 20-й танковой бригады, возвращающихся с Карельского перешейка. 24 апреля 1940 года.

К началу войны (30 ноября 1939 года) в 20 ттбр имелось 105 танков Т-28. В ходе боевых действий с Кировского завода было получено 67 новых танков выпуска 1939–1940 годов. Таким образом, общее количество Т-28, участвовавших в советско-финской войне, составляет 172 машины. Теперь посмотрим статистику потерь.

Из 482 потерянных в ходе боёв танков было восстановлено 386 — 80 %! Кроме того, видно, что каждый участвовавший в войне Т-28 восстанавливался как минимум 2 раза (некоторые машины до 5 раз!) и снова шёл в бой. Из общего числа потерь безвозвратные составили всего 32 танка Т-28; 30 сгоревших и 2 захваченных финнами, то есть всего около 7 %.

Такое положение дел объясняется не только успешной работой ремонтно-восстановительного батальона бригады, но и близостью Кировского завода, выпускавшего эти танки. Завод в течение всей войны бесперебойно снабжал танкистов запасными частями, а также выделил в помощь ремонтникам 20-й танковой бригады опытных рабочих с необходимым оборудованием. Отсюда напрашивается вывод, что при нормальном обеспечении запасными частями танк Т-28 являлся надёжной боевой машиной даже при эксплуатации в особо тяжёлых условиях.

Как уже говорилось, в ходе советско-финской войны стало ясно, что броня Т-28 не защищает их от огня малокалиберной противотанковой артиллерии. Поэтому остро встал вопрос о повышении защищённости танков. Выход был найден простой и очевидный: экранировать боевые машины, то есть на основную броню приварить дополнительные броневые плиты. Эта работа началась с 1 января 1940 года. Первые 16 экранированных машин планировалось отправить на фронт 16 февраля. Однако они ушли в войска только 26 февраля, причём экранировка была частичной — дополнительной 25–30 мм бронёй защищались только башни и лобовая часть корпуса.

В докладе об использовании таких машин в боевых условиях, датированном 3 марта 1940 года, говорилось: «Экранировка танков дала в основном положительный результат. Участие экранированных машин в боях показало, что их броня не пробивается 37–40 мм противотанковыми орудиями. Но так как экранировались в основном башни и лобовая часть корпуса, противник через несколько дней боёв учёл это обстоятельство и стал вести огонь по незащищённым экранировкой местам. Поэтому необходимо усиление бронирования со всех сторон».

Схемы экранировки корпуса и башен танка Т-28.

В середине февраля 1940 года Кировский завод получил дополнительный заказ на усиление бронирования ещё 30 танков Т-28. На них предполагалось провести уже полную экранировку. Несмотря на ударный темп работ большая часть полностью экранированных Т-28 покинула заводские цеха уже после окончания войны. Всего к июлю 1940 года дополнительную бронезащиту получили 54 машины, из них полную экранировку — 28, частичную (в документах Кировского завода называется «малой») — 36. В ходе боёв два Т-28 с полной экранировкой были разбиты и списаны, а 18 с частичной дополнительной защитой танков в течение июня 1940 года были заэкранированы полностью.

11 июня 1940 года на Кировском заводе состоялось совещание конструкторов СКБ-2 и представителей военной приёмки по вопросу «окончательного утверждения чертежей на экранировку корпуса Т-28». В протоколе этого совещания говорилось: «Большая башня танка экранируется бронёй в 30 мм, малая башня — спереди 20 мм, сзади — 15 мм, лобовой лист малой башни — 30 мм, шаровая установка пулемёта — 30 мм, лобовой лист корпуса — 20 мм, наклонный передний лист корпуса — 20 мм, боковые стенки фонаря механика-водителя — 30 мм, щиток механика-водителя — 20 мм, корма корпуса — 30 мм, борта выше крыльев — 30 мм, днище передней части до моторного отделения — 15 мм, ящики для дымбаллонов — 20 мм. Экранировку бортов корпуса ниже крыльев ставить 10–20 мм в зависимости от расстояния от борта до гусениц. Ориентировочный вес экранировки — 4040 кг.

Примечание. Кроме того, для подготовки к последующей экранировке партии машин разработать в чертежах полную экранировку корпуса и башен с толщиной экрана в 40 мм[3] и представить их на утверждение в АБТУ».

5 июня 1940 года было подписано постановление Совета народных комиссаров и ЦК ВКП(б) за № 973-366сс, согласно которому Кировский завод совместно с Ижорским должны были до конца года полностью заэкранировать 100 танков Т-28: из них 85 — из воинских частей, а 15 — из числа находившихся в ремонте на Кировском заводе.

24 сентября 1940 года военпред АБТУ на Кировском заводе военный инженер 2 ранга А. Шпитанов докладывал о ходе работ: «7 и 30 июня 1940 г. бронетанковое управление Красной Армии подало на завод первую партию танков в количестве 44 шт. Из них заэкранировано и отправлено в войска 36 и 8 танков оставлены на заводе для производства капитального ремонта с последующей экранировкой. В счёт постановления Правительства заэкранировано 12 танков, находящихся в ремонте на заводе и два новых танка выпуска 1940 года, то есть на 22 августа в счёт постановления Правительства заэкранировано 50 Т-28. Кроме того, с 1 января 1940 года по договору с Кировским заводом отремонтировано и заэкранировано 26 танков Т-28 и таким образом с 1 января по 22 августа 1940 года заэкранировано 76. В начале августа с.г. из Киевского Особого Военного округа подана на завод вторая партия Т-28 в количестве 55 штук, не требующих ремонта, из которых 5 танков были отправлены без экранировки в в/ч Ленинградского военного округа для укомплектования, а 50, подлежащих экранировке, распределены: 25 оставлены на Кировском заводе и 25 переданы на хранение в 1-й мехкорпус. До настоящего времени работы по экранировке не развёрнуты».

Экранированные танки Т-28 на параде в честь 23-й годовщины Октябрьской революции. Ленинград, 7 ноября 1940 года.

Столь медленный ход работ объясняется довольно просто: во-первых, завод был загружен программой производства новых тяжёлых танков КВ, а во-вторых, ещё 28 мая 1940 года вышло постановление СНК и ЦК ВКП(б) № 885-330сс, в котором говорилось: «На Кировском заводе производство танков Т-28 (изготовление, ремонт, производство запасных частей и т. д.) полностью прекратить с 1 июня 1940 года». Таким образом, постановление СНК и ЦК ВКП(б) от 5 июня 1940 года полностью противоречило постановлению о прекращении изготовления и ремонта Т-28. Вполне понятно, что завод очень неохотно отвлекал силы и средства, столь необходимые для серийного производства нового, более сложного танка КВ, на экранировку снятых с производства Т-28.

Тем не менее, хотя и медленно, но работа шла. В справке, датированной 1 ноября 1940 года, говорилось: «До постановления Правительства с 1 января по 1 июня 1940 года заэкранировано:

а) в счёт договора № 4-093 от 24 января 1940 года новых танков выпуска 1940 года (задел 1939 года) — 2;

б) после капитального ремонта — 27 (1 отправлен в НАТИ без башен для установки моста (ИТ-28 — Прим. авт.), 2 списаны с вооружения и 1 находится в капитальном ремонте); всего 29 танков.

В счёт постановления Правительства (с 1 июня 1940 года):

а) заэкранировано по договору № 4-504 — 41 шт. (35 до 1 октября и 6 в октябре), из них 6 машин, заэкранированных в октябре, не приняты военной приёмкой по неисправностям агрегатов;

б) заэкранированы после капремонта и засчитаны в счёт постановления Правительства — 16 шт. (13 до 1 октября и 3 в октябре); всего 57 танков. Итого к 1 ноября 1940 года заэкранировано полностью 86 машин, кроме того, находятся в процессе экранировки 6 танков».

Всего же, согласно «Отчёту о выполнении плана военных заказов за 1940 год», Кировский завод произвёл: полную экранировку — на 103 танках Т-28, частичную — на 8.

С началом формирования в Красной Армии механизированных корпусов летом 1940 года и переходом автобронетанковых войск на новую организацию все танковые бригады постепенно расформировывались, а их кадры и материальная часть поступали на укомплектование новых танковых дивизий. Не стали исключением и тяжёлые танковые бригады. Так, на базе 20 Краснознамённой ттбр была сформирована 1-я Краснознамённая танковая дивизия 1-го механизированного корпуса. Кроме того, часть танков Т-28 20 ттбр передали в состав 3-й танковой дивизии того же мехкорпуса. Танки 10 ттбр поступили на вооружение 8 тд 4 мк и 10 тд 15 мк, а часть боевых машин 21 ттбр — 5 тд 3 мк. Правда, к началу Великой Отечественной войны довольно большое число Т-28 требовало ремонта, а так как производство запасных частей к ним было прекращено в июне 1940 года, а запас ранее выпущенных почти полностью истощился, ремонтировать боевые машины было нечем. Например, в докладе о ходе формирования 5 тд от 4 августа 1940 года сказано: «Средних танков Т-28 26 тб 21 ттбр прибыло 30 штук, из них 23 требуют среднего ремонта. Запасных частей к ним совершенно нет».

Читать еще:  Модификации танка Т-26

Т-28 с конической башней.

Здесь следует дать некоторые пояснения. Дело в том, что количественный и качественный учёт бронетанковой техники вёлся по специальной форме № 151 в соответствии с приказом Народного комиссариата обороны (НКО) СССР № 15 от 10 января 1940 года, вводившим в действие с 1 апреля 1940 года «Наставление по учёту и отчётности в Красной Армии». Согласно этому наставлению предусматривалось деление всего имущества по качественному состоянию на следующие категории: 1-я категория — новое, не бывшее в эксплуатации, отвечающее требованиям технических условий и вполне годное к использованию по прямому назначению. 2-я категория — бывшее (находящееся) в эксплуатации, вполне исправное и годное к использованию по прямому назначению. Сюда же относится имущество, требующее войскового ремонта. 3-я категория — требующее ремонта в окружных мастерских (средний ремонт). 4-я категория — требующее ремонта в центральных мастерских и на заводах (капитальный ремонт). Танки, уже отправленные на заводы и рембазы, из списков частей не исключались, а указывались в этой графе в знаменателе. 5-я категория — негодное (в сводную ведомость по форме № 151 не включались).

Потери танков Т-28 в ходе советско-финской войны

Возвращение пленных — финов на родину.

13 марта 1940 финны подписали мирный договор, Финляндия решила сдаться и не идти до конца, тем более, что СССР отказался от поглощения этой страны.

данные об исходе лечения раненых, контуженых, обожженных, обмороженных и заболевших на 1 марта 1941 г., составивших 248 090 чел., из которых:

-возвращено в строй 172 203 чел. (69,4%);

-уволено с исключением с воинского учета и предоставлено отпусков по болезни 46 925 чел. (18,9%);

-убито и умерло от ран на этапах санитарной эвакуации 65 384;

-объявлено погибшими из числа пропавших без вести 14 043;

-умерло от ран, контузий и болезни в госпиталях (на 1 марта 1941 г.) 15 921. (6,4%)

-число раненых, контуженых, больных, исход лечения которых к указанному сроку не определился 13 041 чел. (5,3%)

Всего число безвозвратных потерь составило 95348 чел.

Убитых именно на поле боя по публиковавшимся данным 48 475 человек.

( РОССИЯ И СССР В ВОЙНАХ XX ВЕКА ПОТЕРИ ВООРУЖЕННЫХ СИЛ Статистическое исследование Под общей редакцией кандидата военных наук, профессора АВН генерал-полковника Г. Ф. Кривошеева).

Потери Финляндии остаются тайной за семью печатями : 25 904 убитых,43 557 раненых, 1000 пленных. Согласно Вики.

Но ранее финны признали потерю в «Зимней войне» 48,3 тысяч солдат убитыми, 45 тысяч ранеными и 806 человек пленными.

А 1940 году финское правительство в «Сине-белой книге» объявило, что в регулярной армии погибли 24912 человек.

А в СССР говорили тогда о финских потерях в 85 тысяч человек убитыми и 250 тысяч ранеными.

Кстати, к официальным безвозвратным потерям Финляндии причисляют только 26 тыс. военнослужащих страны без учета погибших из многочисленных военизированных формирований, таких как шюцкор, «Лотта Свярд» и многих других, они в общую статистику потерь не попали.

Вообщем точное количество погибших финнов неизвестно, но.


Осматриваем вражеский танк.

Гибель всего 23,5 — 26 тысяч солдат выглядит неубедительно. Получается, что при столь скромных потерях Финляндия оказалась на грани поражения, и армия из — за столь мизерных потерь бросила свои укрепления на Карельском перешейке?
Едва ли столь малые потери заставили бы финнов отступить. Скорее всего, количество погибших было значительно выше.

Маннергейм заявлял о больших потерях в живой силе в войсках .

К тому же автор мемуаров Маннергейма ниже всякого предела занизил численность финской армии утверждая, что в ней было всего 175 тысяч военнослужащих и лишь позднее армия возросла до 200 тысяч человек. Соколов пишет о том, что в составе финской армии после предвоенной мобилизации было 265 тысяч военнослужащих (из них 180 в боевых частях).. (Соколов Б. «Тайны финской войны». Стр 40) К концу войн в армии служило 340 тысяч. (там же стр.380) И это не считая сил шюцкора. Другие исследователи советско-финской войны приводят гораздо более высокие цифры. Петров: «После проведения мобилизации в октябре 1939 г. Сухопутные (в тексте с большой буквы) войска Финляндии вместе с запасными формированиями и тыловыми частями уже насчитывали 286 тыс. солдат и офицеров (по другим данным — 295 тыс. человек)». (Петров П. В. «Советско-финляндская война 1939-1940» Том I стр123)

Вобщем ни о каком заваливании трупами речь не идет!

Примерно 2 — 2,5 к 1 по советским общим потерям к общим финским, а то и более паритетное соотношение.

Потери танков Т-28 в ходе советско-финской войны

Подобьем цифры таблиц, для выяснения разночтений.

Общие потери танковых войск Красной Армии на Карельском Перешейке составили :
От артогня: 955 единиц. На минах и фугасах: 383 единицы. Технические: 1275. Утонуло: 110 единиц. Пропало без вести(т.е.в основном захвачено противником): 35. Сгорело 436.
ИТОГО: 3194 единиц.Из которых показаны как безвозратные потери:368

Вопросы к статистике уже возникли, поскольку в документах более позднего периода графа «сгорело» является синонимом безвозвратной потери. Исходя из сказанного думаю, графа «безвозвратные потери» из таблицы выше указывает количество боевых машин на которые к 13 марта 1940 года, предоставили документы на списание.
Вообще, безвозвратные потери складывались из машин сгоревших , захваченных противником, утонувших (и не поднятых), а так же получивших повреждения делающие нецелесообразным восстановление при подрывах или от артогня.
Так как полная цифра не поднятых со дна рек, болот. озер и Финского залива танков неизвестна, как впрочем и процент этих танков списанных к 13 марта, использовать ее не будем. Безвозврат на минах и фугасах тоже неизвестен. Так как число сгоревших и без вести пропавших машин составляет в общей сложности 471 единицу, думаю, не будет натяжкой предположить итоговый безвозврат по Карельскому перешейку в 500-520 единиц бронетехники.
Начинаем сравнивать со статистикой воевавших на Перешейке танковых бригад. ОТБ и ОТР стрелковых соединений пока перенебрежем, по ним полных данных в статье нет.

1 ЛТБР на начало войны имела 201 танк и бронемашину и получила в ходе боевых дествий 162. Итого: 363 танка и бронемашины (118 БТ-7 и БТ-7А; 105 БТ-5; 98 БТ-2; 13 Т-26 и ХТ-133; 29 бронемашин)
Потери составили:
От артогня: 64 единицы. На минах и фугасах: 61. Утонувшими: 13. Технические:160. Сгорело: 38 (29 БТ; 2 Т-26) Итого: 329 единиц . Отремонтировано: 110. Остаток по неотремонтированным машинам: 188 танков и бронемашин.

13 ЛТБР на 30 ноября имела 256 единиц бронетехники и до 13 марта получила еще 74 танка. Итого: 330 единиц.(313 БТ-7; 2 БТ-2; 15 Т-26).
Потери составили:
От артогня: 124 единиц. На минах и фугасах: 64. Сгорело: 54 (52 БТ; 2 Т-26) Итого: 212 единиц(без технических потерь) . Данных по количеству ремонтов нет.

20 ТТБР на начало войны имела 185 танков и бронемашин и до 13 марта получила еще 66 Т-28. Что составило: 231 единицу.(171 Т-28; 21 БТ-7; 8 БТ-5; 11 Т-26; 20 бронемашин).
Потери составили:
От артогня: 158 единицы. На минах и фугасах: 80. Сгорело: 32 (1 БТ-7; 1 Т-26; 30 Т-28) Пропало без вести: 2( Т-28, оба захвачены). Утонуло 26 (21 Т-28; 5 БТ). Технические: 229. Итого: 527 единиц (482 Т-28; 13 Т-26; 32 БТ). Из них отремонтировано за время войны 404 (371 Т-28, 14 Т-26, 19 БТ) Безвозвратные потери: 34 единицы (32 Т-28 и 2 БТ) Осталось неотремонтироваными до окончания боевых действий: 89 танков (79 Т-28; 10 Т-26 и БТ)

35 ЛТБР на начало войны имела 169 танков Т-26 и бронемашин , плюс получила в ходе боевых дествий 137 танков. Итоговая цифра: 306 танков и бронемашины (286 Т-26 и саперных с химическими танков на его базе; 20 бронемашин)
Потери составили:
От артогня: 53 единицы. На минах и фугасах: 56. Утонувшими: 8. Сгорело: 58. Итого: 175 единиц . Отремонтировано: 72. Остаток по неотремонтированным машинам: 45 штук.

39 ЛТБР на начало войны имела 113 танков Т-26 всех модификаций и 15 бронемашин , плюс получила в ходе боевых действий 49 танков и 8 бронеавтомобилей. Итого : 185 танков и бронемашин (162 Т-26 и саперных с химическими танков на его базе; 23 бронемашины)
Потери составили:
От артогня: 59 единицы. На минах и фугасах: 10. Утонуло: 3. Сгорело: 13 Итого: 85 единиц . Данных по ремонтам нет.

40 ЛТБР на 30 ноября имела 271 танк бронемашину , получила в ходе боевых дествий 81 танк . Итоговая цифра: 352 танка и бронемашины (294 Т-26 и танков на его базе; 34 БТ; 24 бронемашины)
Потери составили:
От артогня: 79 штук. На минах и фугасах: 65 единиц. Утонувшими: 7. Сгорело: 52. Итого: 203 единицы . Из которых безвозвратно потеряно: 70 (66 Т-26 и 4 БТ) Отремонтировано: 78. Остаток по неотремонтированным машинам: 55 единиц.

Итак, шесть бронетанковых бригад дают выборку (в сравнении с таблицей №2):
Выведенных из строя артиллерийским огнем: 537 танков из 955. (56,2%)
Подорвавшихся на минах и фугасах: 336 из 383. (87,7 %)
Утонувшими: 57 из 110. (51,8%)
Пропавшими без вести: 2 из 35.(5.7%)
Сгоревшими: 247 из 436.(56.7 %)
Так как полных данных по безвозврату в бригадах и техническим причинам нет, остальными графами пока перенебрежем.
Занятно, но процентовка выше уже приводит к некоторым выводам. Исходя из процента подрывов можно сделать вывод что танковые бригады саперами обеспечивались не то что слабо, а просто отвратительно, в отличие от отдельных танковых батальонов и рот стрелковых дивизий, где в каждой имелся собственный саперный батальон, а в полках дополнительно — саперные роты.
Два захваченных Т-28 20 ТТБР, очень скромно выглядят на фоне 33 Т-26, Т-37 и Т-38 пропавших без вести из состава танковых подразделений стрелковых соединений. Тут боюсь дело объясняется их несвоевременной эвакуацией, вследствие слабости ремонтных подразделений.
Я не готов спорить, что через ОТП, ОТБ и ОТР стрелковых дивизий 7 и 14 армий действоваыших на Карельском перешейке прошло порядка семисот семидесяти танков и бронемашин , однако из процента пораженных артиллерийским огнем танков бронетанковых бригад сравнительно к общему числу очень похоже на то, тем более что данная цифра неплохо пересекается с процентом сгоревших танков в ТБР касательно той же общей цифры (56.5 % пораженных артогнем и сгоревших бронеединиц к 1767 ББМ прошедших через ТБР, соответственно из 43,5% потеряной бронетехники в СД, получается общее число танков СД за тот же период — порядка 768 штук)
Если расчеты окажется верны, то СССР только на Карельском перешейке задействовал против Финляндии танков примерно столько же, сколько Германия против Франции, в том же 1940 году (2574 машины). Вот только население Финляндии было в десять раз меньше французского, а Советское — вдвое больше немецкого.
Честно сказать. записал этот вывод. и нахожусь в шоке. Создается ощущение что РККА в конце 30-х только ходила на парадах и свои многочисленные парки и склады охраняла, а виденная мной задница касательно боевой подготовки в ДальВО в 90-х, сравнительно с эпохой зачисток реальных и мнимых врагов «самого эффективного менеджера столетия» в его вооруженных силах и Государстве, смотрится очень даже неплохо. То есть, допустим Павлу Грачову надо бы по справедливости строить памятник из чорного мрамора напротив Министерства Обороны. что ни будь такое эпичное, типа Генерала Армии в его знаменитой фуражке-аэродроме с стремящейся в небо тульей и раскинувшим по ней крылья грачонком, за рулем Чорного Мерседеса. Пусть «Кровавому Мебельщику» А.Сердюкову будет стыдно перед лицом такого профессионала.
Черт. даже первая Чечня на этом фоне тянет на оценку хорошо, не меньше. Во всяком случае при примерно одинаковом превосходстве в артиллерии, авиации и бронетехнике, против примерно одинакового по качеству противника ( финская армия по сути была почти такой же милиционной-ополченческой как и чеченские так называемые «ВС», поскольку до конца октября 39 года была представлена всего одной дивизией) командование Российской Армии не допустило потерь 4.8:1 (124 тысячи погибших в РККА по Кривошееву : 26 тысяч финны по их аналогу «Мемориала») . Мля. лучше вернуться к танкам. Как то не по себе от таких выводов.

Читать еще:  Последнее наступление Гитлера. Разгром танковой элиты Рейха

Итак, касательно лучшего танка Финской Войны.

Матчасть в танковых бригадах была представлена : танками Т-26 различных модификаций включая «химические» Т-26 и «телетанки»; быстроходными танками БТ-2, БТ-5 и БТ-7; средними танками Т-28. Танки Т-37/38 с их ничтожной броней и вооружением пулеметами в ТБР отсутствовали, что в положительную сторону говорит о корректности расчетов. Бронемашины, саперные танки и тягачи из расчетов исключены из за специфики применения и малой выборки. Везде далее, касательно таблиц где графа «безвозвратные потери» присутствует, разница с большей цифрой в графе «сгорело» данных бригад, плюсуется. Конечно танк и после пожара можно восстановить, но, однако можно списать и не сгоревший. Машины списанные по окончанию боевых действий, как уже говорилось, не учтены.

Т-26 (всех типов, кроме саперных и тягачей): сгорело и безвозвратно потеряно по другим причинам: 123 единицы. Выведено из строя артогнем: 163. Подорвалось: 130. Участвовало в боях: 750 единиц.
Процент безвозвратных потерь, к общему числу участвовавших в боях танков: 123/750 = 16,4 %
Процент безвозвратных потерь, к общему числу танков потеряных по боевым причинам 123/416 =29,6 % . Соотношение потерь: 1:3,4
Соотношение сгоревших и безвозвратно потеряных танков Т-26 к потерям от артогня: 123/163 = 1.32

БТ (всех типов) : сгорело и безвозвратно потеряно по другим причинам: 87 единиц. Выведено из строя артиллерийским огнем:190. Подорвалось на минах и фугасах: 128. Участвовало в боях: 697 единиц.
Процент безвозвратных потерь, к общему числу участвовавших в боях танков (87/697) =12,5 %
Процент безвозвратных потерь, к общему числу танков потеряных по боевым причинам (87/405) =21,5 % . Соотношение: 1:4.7
Соотношение сгоревших и безвозвратно потеряных танков БТ к потерям от артогня: 87/190 = 2,18

Т-28 : Сгорело и безвозвратно потеряно по другим причинам: 32 единицы. Выведено из строя артогнем: 155. Подорвалось на минах: 77. Общее число участвовавших в боях машин- 171 единица.
Процент безвозвратных потерь, к общему числу участвовавших в боях танков (32/171) =18,71%
Процент безвозвратных потерь, к общему числу танков потеряных по боевым причинам(32/264) =12,1 % . Соотношение 1:8,25
Соотношение сгоревших и безвозвратно потеряных танков Т-28 к потерям от артогня: 32/155 = 4,8

А теперь делаем выводы.

1. Формально, по проценту общего безвозврата, худшим являлся танк Т-28, которых было потеряно почти 19 процентов от участвовавших в боях единиц, общей ценой 32 потеряных машин, по ценам 38-39 в 250 000 рублей: 8 миллионов деревянных.
На втором месте Т-26 с 16.4 %, примерно в то же время стоивший около 60 000, 123 единицы которого обошлись стране в 7 380 000 рублей.
12.5 % безвозвратных потерь танков БТ выводят его на первое место, хотя 87 потеряных танков, ценой в среднем в 85 000 рублей каждый дают сумму 7 395 000, что несколько больше понесшего большие потери, но на треть более дешевого Т-26.

Однако процент безвозврата, не отвечает на вопрос об интенсивности использования! Поэтому рассмотрим танки и с других точек зрения.

2. Если сравнивать процент безвозврата относительно общего числа вышедших из строя в боях машин, ситуация как и следовало ожидать кардинально меняется и Т-28 по живучести внезапно оказывается на первом месте теряя одну машину безвозвратно на 8.25 подбитых, опередив БТ в 1.75 раз, а Т-26 в 2,43. Что собственно и неудивительно, при вдвое более толстой броне и более мощном вооружении. Не говоря о мелочах типа высвобожденного командира, и двух пулеметчиков малых башен, у которых тоже глаза никто не выкалывал. Хотя тут и организация управления боем на многое влияет, касательно его разминирования например.

Таки, что будет, если отбросить потери от мин и фугасов, предположим вследствие «Войны по Уставу»?

3. В этом нам поможет, соотношение безвозврата к подбитым артогнем. Думаю, знающие люди согласятся, что артиллерия всегда давала основную массу потерь танков, а танк ушедший в утиль от подрыва на мине или фугасе, в большой войне — большая редкость, как впрочем и подорванный гранатами. В данном случае нас интересует только порядок цифр, требовать или поднимать акты на списание, честное слово — лишнее.
В данном случае отрыв Т-28 от ближайшего преследователя — БТ, по устойчивости к артогню становится еще большим, с превосходством примерно в 2 раза. А Т-26 вообще оказывается на уровне городской канализации, отставая почти в 4.

Итак, что я этим хотел сказать. Не знаю. почему БТ с его одинаково скверным обзором и броней сравнительно с Т-26 понес несколько меньшие потери, видимо из за интенсивности использования танков бригад «быстроходных танков» , в отличие от НПП-шных на Т-26, однако если сравнивать Т-28 с Т-26, которые действовали ровно в тех условиях для которых предназначались вырисовывается очень ясная картина правоты Эксетера, сравнившего выпуск тысяч Т-26 в СССР 30-х с настоящим преступлением.
Да, Т-28 не блистал броней, однако слова «Бочка с Бензином, горит от любого снаряда» похоронившие данную машину на совещании по подведении итогов Финской Войны если исходить из таблиц выше, с которыми сказавшее их лицо было несомненно знакомо, являются полностью неверными. Это реально был лучший танк СССР и лучший танк Финской Войны в часности. А что мнение. мнение, оно как дырка в жопе, оно у каждого свое. Особенно если не хочешь вдумываться в данные таблиц ни самостоятельно, ни через компетентного порученца.

Собственно. на мой взгляд,склонность к гениальным мнениям-озарениям непонятно на чем основанным , с большой силой воли навязываемых окружающим важными генералами РККАи политиками верхушки РКП(б) это одна из причин катастрофы 41 года, да и больших потерь в последующем, в часности. Стране и Армии очень не хватало образованных и опытных людей. Хорошие мозги могут отчасти заменить образование, но никогда не заменят опыта

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector