11 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Первый бой танков с танками в истории

Первый бой танков с танками в истории .

Tungsten #1 Отправлено 25 июн 2010 — 08:36

Первый танковый бой развернулся 24 апреля 1918 г. у Виллер-Бретонэ. В 9 час. 30 мин. вблизи Каши три английских танка завязали бой с тремя немецкими танками.
Первый же танковый бой в военной истории показал преимущество пушечного танка и беспомощность перед ним пулеметного танка.

В мировую войну 1914—1918 гг. столкновений танков с танками почти не было. Объясняется это тем, что в начальный период Войны танков не было ни у одной воюющей стороны. Первые танки появились у англичан в 1916 г. на Сомме.

В первую мировую войну англичане делали в основном тяжелые танки, обладавшие особой, только им присущей конфигурацией. Основным его назначением считалось разрушение проволочных заграждений и подавление вражеских пулеметов, чему соответствовала и его конструкция. Из-за гусеницы, охватывающей корпус, вооружение пришлось разместить по бортам. Чтобы орудия и пулеметы могли стрелять по курсу, в сторону и назад, их установили в бортовых выступах — спонсонах.

Немцы, первые серийные танки начали выпускать в октябре 1917 года. Это был A7V (Sturmpanzerwagen), всего было выпущено 20 экземпляров. Ходовая часть A7V была выполнена по типу трактора «Холт», массивный броневой корпус уставливался на прямоугольной коробчатой раме, в движение машину приводили два 100-сильных карбюраторных двигателя «Даймер». Танк весил 30т, был неповоротливым и слабопроходимым, но при этом хорошо бронированным. Броня защищала экипаж от бронебойных пуль и от осколков осколочно-фугасных снарядов артиллерии. Экипаж — 18 человек — обслуживал многочисленное вооружение.

Первый танковый бой развернулся 24 апреля 1918 г. у Виллер-Бретонэ. Наступление началось в 07:00 по британскому времени. Часом позже капитан Браун вместе с командовавшим на участке британской пехотой бригадиром г. Гроганом отправился на рекогносцировку. В результате удалось выявить глубину немецкого продвижения, но не присутствие на стороне неприятеля танков, в 08:45 Браун возвратился в район дислокации своих МК IV и, находясь в танке Митчелла воовуженном пушкой, возглавил продвижение танков вдоль южной опушки Буа-Ле-Аббе, при этом два пулемётных танка следовали одна за другой позади головной машины справа. Браун и Митчел достигли границ траншеи, называвшейся «Каши-Суитч», которую им предстояло защищать.

http://www.popmech.r. _1259696149.jpg
В 9 час. 30 мин. три английских танка завязали бой с тремя немецкими танками.

. Пехотинец подбежал к танку и прокричал в смотровую щель: «тут танки Джерри!» Спустя секунду Митчел увидел три A7V на подходе к Каши, при этом ближайший, танк Бильца , находился всего в 400 м, а два других виднелись в тумане далее к югу. За бронетехникой во множестве спешили немецкие пехотинцы.

Браун выбрался из «мужского» Mk IV и поспешил предупредить экипажи двух «женских» Mk IV, в то время как Митчел развернулся в на правлении Бильца и открыл огонь на ходу. Со своей стороны Бильц засек двух «дам» за разворотом и отходом, остановился и начал стрелять.

Один Mk IV получил попадание, однако к потере хода оно не привело. Одновременно с этим стрелки Митчела, заметившие немецкий танк в смотровые щели, попытались взять его на мушку через прицелы и начали пристрелку. Но поскольку Митчел вел машину зигзагом, не говоря уже о том, что она и без того отнюдь не являлась идеальной платформой для ведения огня, канониры все время промахивались. Кроме всего прочего, ассистенты водителя, призванные служить и как заряжающие, постоянно отвлекались на обслуживание трансмиссии, что тоже отражалось на темпах огня. Лишь только тогда, когда примерно в 10.20 Митчел остановился, у стрелка в левом спопсоне наконец-таки появился реальный шанс и он добился одного за другим трех попаданий сплошными выстрелами в Бильца.

Читать еще:  Ручной противотанковый гранатомет РПГ-7В

Снаряды поразили бронирование, привели к повреждению механических узлов машины, гибели стрелка-ар-тиллериста и смертельным ранениям еще двух членов экипажа, не считая мелкого ущерба.

После случившегося Бильц отдал приказ покинуть А7V и соединиться с ближайшей пехотной частью. У них отпало желание сражаться с победоносным Митчелом, который принялся с расстояния стрелять в Биттера и Мюллера.

Биттер и Мюллер задержались у Каши по причине отсутствия поддержки, поскольку сопровождающую пехоту прижал к земле огонь британцев, и немцам пришлось перестраиваться для второй попытки. Одновременно пехоту заметил британский самолет, пилот которого тотчас же полетел назад, чтобы передать донесение капитану Прайсу; командовавшему семью «уиппетами». Прайс немедленно поспешил к Каши, чтобы — как он полагал — устранить угрозу со стороны вражеской пехоты. Спеша изо всех сил, он покрыл пять километров и прибыл в район боя около 11:00, развернувшись строем. Прайс атаковал мимо Каши через британские траншеи и воронки с попрятавшимися в них на мертвом пространстве немецкими пехотинцами, что вызвало замешательство последних и привело к срыву их намерений.

Однако в процессе преодоления возвышения над непростреливаемым пространством все семь «Уиппетов» стали как на ладони видны Биттеру, стрелок которого получил возможность поупражняться в стрельбе по движущимся мишеням с дистанции 300 м, точно на учениях, поскольку «Уиппеты» не отвечали ему, занятые стрельбой по пехоте противника.

Вообще же экипажи «Уиппетов» совершенно не подозревали о наличии на поле боя А7V, перед которым со своими пулеметами оказывались практически беспомощными, если бы даже и заметили немецкие танки в тумане. Один «Уиппет» вспыхнул, остальные принялись передвигаться зигзагом, продолжая охоту за вражеской пехотой. Затем запылал второй танк, а третий вышел из строя. Остальные откатились за кромку возвышенности обратно к каши. Затем в 100 м от Митчела остановился четвертый «Уиппет», экипаж которого и стал заинтересованным зрителем, хотя и не видел немецкого А7V, ставшего виновником основного урона у британских танкистов.

Первый же танковый бой в военной истории показал преимущество пушечного танка и беспомощность перед ним пулеметного танка.

Компьютерная симуляция боя :

Использованная литература:
1.Подполковник Г. Клейн. Бой танков с танками. — М.: Воениздат НКО СССР, 1942; http://armor.kiev.ua. WWII/tanktank2/
2.Кеннет Максей. Танк против танка. — М.: Эксмо, 2007.

Содание уже существующей темы на форуме 7 дней РО
Правильная тема.
Тема закрыта
Т-34-85-60

  • Наверх

Rodriges #2 Отправлено 25 июн 2010 — 09:05

  • Наверх

RenamedUser_1158 #3 Отправлено 25 июн 2010 — 09:06

  • Наверх

OldRicky #4 Отправлено 25 июн 2010 — 09:23

  • Наверх

Crueldwarf #5 Отправлено 25 июн 2010 — 11:33

  • Наверх

Mitir #6 Отправлено 25 июн 2010 — 11:46

  • Наверх

den32 #7 Отправлено 25 июн 2010 — 12:24

  • Наверх

Diman90 #8 Отправлено 25 июн 2010 — 15:06

  • Наверх

COMENDANT #9 Отправлено 25 июн 2010 — 16:25

  • Наверх

AlexLynx #10 Отправлено 25 июн 2010 — 16:58

  • Наверх

alwin #11 Отправлено 06 июл 2010 — 13:49

Аналогичный замес чуть было не случился во время нашей Гражданской — перед боями на Каховском плацдарме в резерве 6-й армии числился 1-й бронетанковый отряд из трёх танков Mk-V, вполне себе на ходу и боеспособных. Командование, однако, решило их не перебрасывать на плацдарм, а держало в резерве на Апостолово на случай, если операции белых на правом берегу Днепра вдруг увенчаются промежуточным успехом и их придётся парировать. В итоге с белыми танками на плацдарме красная пехота и артиллерия справились своими силами, а белых на правом берегу Днепра разбила 2-я Конная армия. А танки так и простояли всё время в Апостолово на платформах.

Между тем был реальный шанс, что их перебросят на плацдарм, и мы бы имели единственный в истории нашей Гражданской войны встречный танковый бой, причем однотипных машин. Но не склалось.

  • Наверх

Ecoross1 #12 Отправлено 01 мар 2011 — 20:26

Ну и собственно описание боя от. того самого Митчелла, сидевшего в том самом пушечном МК IV

«Мы продолжали двигаться зигзагообразно, пробираясь через проходы между наскоро устроенными окопами. В одном месте мы развернулись влево, и правый борт получил возможность открыть огонь по неприятелю. При первом выстреле был получен перелет. Второй снаряд лег правее. Последовало еще несколько выстрелов. Все это время немецкий танк не отвечал. Вдруг мы услышали, как будто сильный град бьет по нашему танку. Весь танк наполнился искрами и осколками. Я услышал какие-то звуки от ударов в шлем сидевшего рядом со мной водителя и почувствовал много уколов в лицо от мелких осколков, причинявших сильную боль. Команда бросилась на пол. Водитель наклонил голову и продолжал вести танк.

Читать еще:  Станковый пулемет ДС-39

Рев моторов смешался с треском пулеметов, обливавших наш танк страшным потоком пуль. Осколки брони внутри танка ударялись о капот мотора и производили резкий металлический звук. Немецкий танк угощал нас залпом всех: пулеметов одного борта.

Мы воспользовались складкой местности и вышли из-под огня, а затем, повернув, начали маневрировать, чтобы стать левым бортом к неприятелю. Артиллерист работал один, так как остальные люди были отравлены. Наводить он мог только левым глазом, так как правый распух. Вследствие обилия снарядных воронок танк при движении качался, подобно кораблю. Это еще более затрудняло стрельбу. Первый наш снаряд упал в 15 м перед неприятелем, второй выстрел на перелет. Последующие снаряды все падали вокруг неприятеля.

Недалеко от Каши я заметил к своему удивлению, что оба наших пулеметных танка, прихрамывая, медленно ползли назад в тыл. В самом начале боя они оба получили большие пробоины в бортах и стали беззащитны против пулеметного огня. Их пулеметный огонь был бессилен против мощной брони неприятельского танка, и им ничего не оставалось, как только уйти.

Теперь бой превратился в поединок. Наша пехота следила за ним, подобно зрителям в театре. Но был момент, в течение которого наши зрители чувствовали себя весьма неудобно Когда мы повернули и пошли зигзагообразно, чтобы увернуться от неприятельских снарядов, я заметил, что мы двигаемся прямо на окоп, полный английских солдат; последние подняли сильный крик, чтобы привлечь наше внимание. Мы едва избежали катастрофы. Появилась наша первая жертва. Наш кормовой пулеметчик был ранен в обе ноги броневой пулей, прошедшей через броню. Ему была наложена временная повязка, и он лежал тут же, истекая кровью, и стонал. Рев мотора, действовавший на нервы, треск пулеметов и грохот пушек наполняли наши уши шумом. Пороховой дым затруднял дыхание. Мы опять повернули и пошли с меньшей скоростью. Наши снаряды ложились очень близко около немецкого танка. Я рискнул и на короткое время остановил танк. Это сейчас же сказалось на результатах нашего огня, и неприятель получил наш первый снаряд в свою башню. Он остановился. Второй выстрел был также удачен. После третьего удачного выстрела неприятельский танк наклонился на один бок. Его экипаж бежал. По нему был открыт пулеметный огонь. Тогда я обратился к остальным двум неприятельским танкам. Они неудержимо ползли вперед. Если бы они оба сосредоточили свой огонь по нас, мы погибли бы. Мы быстро открыли огонь по одному из них, и я заметил, что он повернул обратно. Второй танк также повернул обратно, и вскоре оба танка исчезли из виду. Мы остались хозяевами на поле боя. Это положение имело, однако, свою плохую сторону. Мы были единственным предметом, торчавшим над землей, и немецкая артиллерия открыла по нас огонь. Над нами появился немецкий самолет и сбросил бомбу; от взрыва ее наш танк стал на дыбы, но в нас она не попала. Мы продолжали двигаться вперед. Здесь, по недосмотру водителя, мы скатились в большую воронку. При выходе из нее танк застрял как раз на гребне, так как заглох мотор. Это было очень опасно, так как мы представляли собой хорошую цель для артиллерии. Все попытки завести мотор были безуспешны. Тогда мы поставили задний ход, освободили тормоза и спустились обратно в воронку. Во время спуска мотор заработал. После этого мы на соответствующей скорости на полном газу вышли из воронки».

Одни из лучших мемуаров (и характеристики танковой войны), что я знаю. Описания тренировок на тогдашних танках и процедуры работы с ними (запуск вооот таким рычагом) — что-то с чем-то

Можно сравнить с английским описанием, оно еще более красочное.

Большие фото этого тяжелого танка Mk.V

Бронеавтомобили

Самоходные зенитки

Бронетрактора

Бронепоезда

100 лет первому использованию танков в бою

Британские солдаты в противогазах в первый день битвы на Сомме

Июль 1916 года. Самый разгар Первой мировой войны. Близ реки Сомма французско-британские армии начинают наступление против Германской империи. Позднее об этом сражении станут говорить как о самой кровопролитной битве в истории человечества, унесшей жизни более миллиона солдат. Но военный конфликт известен не только этим: дело в том, что именно в противостоянии на Сомме были впервые использованы танки.

Читать еще:  ЛЕГКИЙ СТАНКОВЫЙ ПУЛЕМЕТ

Кровавая мельница Вердена

К битве Великобритания и Франция начали готовиться еще в феврале 1916 года: тщательно прорабатывался план действий, досконально изучались силы противника.

Союзники рассчитывали задействовать в сражении около 50% всей своей тяжелой артиллерии и 40% авиации, однако этим планам не суждено было сбыться.

Дело в том, что незадолго до битвы при Сомме началась «Верденская мясорубка» — серия кровопролитных сражений между Францией и Германской империей, значительно истощившая военный потенциал обеих сторон. «Около 90 французских дивизий, то есть около 2/3 общей вооруженной силы Франции, были перемолоты на мельнице Вердена», — вспоминал начальник Генерального штаба Германии Эрих фон Фалькенхайн.

Хотя союзники были сильно обескровлены, они надеялись, что битва на Сомме станет переломным моментом в затянувшейся войне и приблизит их к долгожданной победе. На подготовку к сражению обе страны бросили все свои силы, и за короткий срок у реки были построены 13 полевых госпиталей и около 150 площадок для артиллерии большой мощности. Сама артиллерийская подготовка началась примерно за неделю до начала битвы — 22 июня (по некоторым данным — 24-го).

Крушение больших надежд

В первый день июля союзники перешли в наступление. Основной удар наносила английская 4-я армия, отличавшаяся, по словам их командующего, «высоким боевым духом».

Боевой дух не помог — уже в первый день солдаты Германской империи смогли убить более 20 тыс. и ранить более 35 тыс. англичан.

А вот потери немцев в первый день битвы составляли не более 6 тыс. человек.

Куда эффективнее своих союзников-англичан сражались французы: уже в самом начале битвы именно им удалось занять Барлё — важнейший пункт немецкой обороны. Тем не менее большие надежды Антанты рушились день за днем: немцы не собирались отступать. Наоборот, они перебрасывали на Сомму все больше и больше своих дивизий.

В дело вступают танки

К сентябрю о битве начали говорить как о «сражении на измор» — за два месяца союзники ценой громадных потерь только-только смогли приблизиться к третьей линии оборонительного рубежа немцев.

Именно это побудило англичан впервые за историю человечества начать сражение на танках.

Боевые машины были тогда еще слишком тихоходны и громоздки, однако благодаря им союзники на фронте в 10 км за пять часов продвинулись вперед почти на 5 км. Про атаку с использованием танков английский солдат Зигфрид Сэссун написал следующие строки:

Массивный, серо-дымчатый мираж —

Таков в крови рассвета горный кряж.

Опасно иссечен скалистый склон,

Куда попал на карте карандаш,

Куда за танком танк, носами в ров.

Прямой наводкой бьют, создав заслон.

Оружьем всех мастей нагружена,

На проволоку, в орудийный рев,

Пехота прет вперед.

Отражена на лицах лишь растерянность.

Беги на смерть, спеши на смерть, на смерть ползи.

Грохочет пульс, скрежещет сталь, в грязи

Надежда тонет. Боже, помоги!

«Братание на праздники»

К началу сентября от плохой погоды, бесконечных потерь и непрекращающихся сражений устали как немцы, так и союзники. Известно, что немецкие и французские офицеры иногда встречались на нейтральной полосе, устраивали «братание на праздники» и «перемирие по обоюдному согласию». Немцы позволяли противникам хоронить французов и англичан, чьи тела лежали на их территории.

Когда командование противников узнавало о подобных ситуациях, наказания не удавалось избежать ни офицерам, ни простым солдатам.

25–27 сентября французы и англичане осуществили крупное совместное наступление, в результате которого захватили долгожданные высоты между Соммой и Анкром. Союзники понимали: хотя им удалось отвоевать у немцев территорию в 240 кв. км, одержать победу над противником вряд ли получится. В октябре и ноябре был предпринят ряд частных атак, а за две недели до наступления зимы, на 141-й день сражения, страны Антанты приняли решение прекратить бойню, унесшую жизни 341 тыс. французов, 453 тыс. англичан и 538 тыс. немцев.

По мнению некоторых историков, если бы союзники продолжили военные действия, победа была бы у них в руках. Другие ученые утверждают: даже если бы французы и англичане сражались всю зиму, немцы бы не сдались — несмотря на то что Германская империя значительно уступала противникам и в пехоте, и в артиллерии, и в авиации, германские командующие гораздо лучше и профессиональнее вели бои (также стоит отметить, что немецкие дивизии состояли из закаленных в предыдущих битвах солдат, а вот дивизии англичан — в основном из неопытных и юных добровольцев).

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector