8 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Оборонительные операции танковых армий

Оборонительные операции танковых армий

Оборонительные операции танковых армий

В годы Великой Отечественной войны танковые армии не только участвовали в наступательных операциях, но и решали задачи в обороне. Переход танковых армий к обороне в ходе наступательных операций осуществлялся главным образом в целях отражения контрударов крупных танковых группировок противника, удержания внешнего или внутреннего фронта окружения, а также важных оперативных рубежей и плацдармов. Необходимость перехода к обороне обусловливалась значительным превосходством противника в силах и средствах, прежде всего в танках и авиации. До перехода к обороне танковые армии в одних случаях вели встречное сражение, в других – развивали успех, действуя в составе подвижной группы фронта или его первого эшелона. В таких условиях организовывать оборону приходилось в ограниченные сроки, под постоянным воздействием наземного и воздушного противника, нередко с одновременным отражением его ударов. Особенно сложная обстановка складывалась для танковых армий при переходе к обороне в результате неудачного исхода встречных сражений, для отражения контрударов крупных сил противника, а также в тех случаях, когда они действовали в значительном отрыве от остальных сил фронта (2-я танковая армия восточнее Варшавы, 5-я гвардейская танковая армия при выходе на побережье Балтийского моря).

Анализ опыта организации и ведения обороны танковыми армиями показывает, что они, имея значительный некомплект в личном составе, боевой технике и вооружении, обороняли полосы шириной 20–50 км. Глубина обороны армии составляла 8—20 км. Оперативное построение армии в основном было одноэшелонным с выделением резерва. В связи с тем что танковые армии переходили к обороне главным образом на завершающем этапе фронтовых наступательных операций и в относительно широких полосах, понеся до этого определенные потери, плотности сил и средств были невысокими.

В оборонительных сражениях танковые армии по сравнению с общевойсковыми армиями широко применяли маневр и чаще проводили контратаки и контрудары, причем не только днем, но и ночью. Маневр силами и средствами осуществлялся для наращивания сопротивления противнику на направлениях прорыва его войск, усиления обороняющихся соединений первого эшелона, сосредоточения сил и средств для проведения контрударов. При этом контрудары организовывались в короткие сроки (4–6 часов) в ходе начавшихся оборонительных действий. К ним привлекались прежде всего танковые соединения (1–2 танковые бригады) и самоходные артиллерийские части, а также мотострелковые бригады, стрелковые дивизии и артиллерийские части. Наличие в составе контрударных группировок значительного количества танков и САУ и хорошей поддержки их огнем артиллерии, особенно реактивной, обеспечивало достижение цели контрудара.

В целом опыт Великой Отечественной войны показал, что боевые действия танковых армий характеризовались высокой результативностью. Это было обусловлено многими факторами, о которых говорилось выше, а также искусством командиров и военачальников и боевым мастерством личного состава. Заслуги танковых армий получили высокую оценку в годы войны. Четыре танковые армии однородного состава (1, 2, 4 и 5-я), 21 танковый и механизированный корпус из 38, 68 танковых бригад из 146 и десятки полков были преобразованы в гвардейские. Орденами и медалями Советского Союза были награждены 250 тыс. солдат, сержантов, старшин, офицеров и генералов, орденами Славы трех степеней – около 200 человек, удостоены звания Героя Советского Союза 1142 танкиста, в том числе 16 человек – дважды[898].

«Последняя оборонительная»: как Балатонская операция Красной армии лишила нацистов надежд на сохранение рейха

6 марта 1945 года на территории Венгрии началась Балатонская оборонительная операция советских войск. В ходе ожесточённых боёв Красная армия при поддержке болгарских и югославских подразделений остановила попытку наступления отборных частей вермахта и СС, которые пытались сохранить для Германии нефть Центральной Европы и прикрыть юго-восточные границы рейха.

Расстановка сил

В конце 1944-го — начале 1945 года советские войска в Венгрии нанесли ряд болезненных поражений гитлеровским силам. Красная армия освободила от нацистов Будапешт и вступила в западную часть страны, приблизившись к границам Австрии.

«Сложившаяся в начале 1945 года в Венгрии ситуация создала целый комплекс экономических, военно-политических и моральных угроз гитлеризму. Утрата австрийской и венгерской нефти лишила бы гитлеровскую армию важнейшего источника топлива, а выход советских войск к юго-восточной границе рейха был чреват военной катастрофой. Кроме того, Австрия была родиной самого Адольфа Гитлера. Мысль о том, что в его родные места придут ненавистные ему большевики, ужасала фюрера», — отметил в беседе с RT военный историк Юрий Кнутов.

В связи с этим, по его словам, гитлеровское командование вместо укрепления обороны Берлина приняло решение нанести мощный контрудар по советским войскам на территории Венгрии. Нацисты планировали внезапным ударом прорвать порядки Красной армии и отбросить её за Дунай.

В феврале 1945-го гитлеровцы стали стягивать в Венгрию значительные военные силы, включая свои лучшие танковые части. В частности, с Западного фронта в срочном порядке была переброшена участвовавшая в арденнских боях 6-я танковая армия СС под командованием генерала Йозефа Дитриха. Кроме того, в подготовленную для наступления группировку входили 2-я танковая и 6-я армии вермахта, а также оставшиеся лояльными нацистам венгерские подразделения. Всего в наступательной операции под кодовым названием «Весеннее пробуждение» должны были участвовать 35 нацистских дивизий, включая 11 танковых. Общая их численность составляла, по оценкам историков, более 430 тыс. человек. Они располагали 6 тыс. артиллерийских орудий и миномётов, 877 танками и 850 самолётами.

«Это была мощная группировка, готовая обрушиться на утомлённые долгим наступлением силы 3-го Украинского фронта, находящегося под командованием маршала Советского Союза Фёдора Толбухина», — отметил Кнутов.

Советская войсковая разведка выявила военные приготовления гитлеровских сил в районе озера Балатон, что подтолкнуло командование Красной армии к организации глубоко эшелонированной обороны на направлении потенциального удара.

Силы 3-го Украинского фронта в это время составляли около 407 тыс. человек, 7 тыс. орудий и миномётов, 407 танков и самоходок, 965 самолётов. Советские подразделения после предыдущих операций были ещё недоукомплектованы личным составом и бронетехникой. Совместно с Красной армией действовали 1-я Болгарская и 3-я Югославская армии.

Как отмечал в своих воспоминаниях Герой Советского Союза генерал армии Семён Иванов, бывший на тот момент начальником штаба 3-го Украинского фронта, в Балатонской операции широко использовался опыт обороны под Курском.

Читать еще:  М. Барятинский, М. Коломиец Бронеколлекция 1996 № 05 (8) Легкий танк БТ-7

«Важное место в обороне занимали заграждения всех видов. Особенно высокие плотности минирования создавались на вероятных направлениях наступления танковых соединений противника. В результате выполнения большого комплекса оборонительных работ было обеспечено укрытое размещение людей и техники. Развитая система обороны давала возможность во время оборонительного сражения осуществлять широкий манёвр силами и средствами как по фронту, так и из глубины», — писал он.

Попытка прорыва

Утром 6 марта 1945 года после мощной артподготовки силы 6-й танковой армии СС при поддержке пехоты перешли в наступление между озёрами Веленце и Балатон — на главном направлении операции «Весеннее пробуждение». На нескольких участках гитлеровцам удалось вклиниться в советскую оборону. За два дня боёв нацисты потеряли до 4 тыс. военнослужащих и около ста танков и САУ, но продолжали отчаянно рваться в направлении Дуная. На некоторых участках, согласно различным источникам, плотность использования гитлеровцами танков достигала 40—50 единиц на один километр фронта.

Командование 3-го Украинского фронта ввело в бой практически все резервы, при этом оно не могло использовать 9-ю гвардейскую армию, которую готовили для наступления на Вену. Наращивать усилия в обороне приходилось самым сложным путём — за счёт манёвра с неатакованных участков.

10 марта гитлеровцы смогли снова потеснить на отдельных участках советские войска. Всего за пять дней боёв 6-я танковая армия СС прорвала главную и вторую линии обороны 3-го Украинского фронта, однако рассечь его полностью и выйти к Дунаю нацистам не удалось.

11 марта немцы ввели в бой между озёрами Веленце и Балатон семь танковых, две пехотные и две кавалерийские дивизии, насчитывавшие свыше 500 танков и штурмовых орудий. Мощные удары были нанесены и на других направлениях. Однако советские войска выстояли. Даже те позиции, которые гитлеровцам удавалось захватить, вскоре возвращались под контроль Красной армии.

12 марта нацисты смогли занять небольшой плацдарм на южном берегу канала Елуша, расширив его в последующие дни. Однако и это не приблизило гитлеровцев к решению их основной задачи — выходу к Дунаю.

Завершение операции

Ожесточённые бои в районе озера Балатон продолжались десять дней. За это время гитлеровцы смогли продвинуться всего на 12—30 км, после чего наступление стало выдыхаться. По словам Юрия Кнутова, несмотря на ситуативные успехи нацистов на отдельных участках, в целом инициатива полностью принадлежала советскому командованию.

15 марта 1945 года гитлеровцы прекратили наступление в районе озера Балатон и перешли к обороне.

«Исчезли все шансы на крупный успех. Был утрачен сохранявшийся до сих пор высокий боевой дух эсэсовских дивизий. Под прикрытием упорно сражающихся танкистов вопреки приказу отступали целые соединения», — писал в своих воспоминаниях о событиях марта 1945 года в Венгрии генерал Гейнц Гудериан, занимавший на тот момент пост начальника Генерального штаба Сухопутных войск Германии.

«На эти дивизии уже нельзя было больше полагаться. Это переполнило меру терпения Гитлера. Он разразился страшным гневом, приказав сорвать нарукавные знаки с названием этих частей у личного состава дивизий», — отмечал Гудериан.

Гитлер хотел отправить генерала в Венгрию лично, но военачальник убедил фюрера в бессмысленности этой затеи.

Уже 16 марта 1945 года войска 2-го и 3-го Украинских фронтов перешли в масштабное наступление в направлении австрийской границы.

«Балатонская операция — это фактически последняя оборонительная операция Красной армии в годы Великой Отечественной войны. После этого советские войска только наступали. А для вермахта и СС бои 6—15 марта стали последним масштабным наступлением», — отметил Юрий Кнутов.

По его словам, в ходе операции гитлеровцы потеряли убитыми и пленными от 40 до 45 тыс. военнослужащих. Потери советской стороны составили 32 899 человек, из них 8492 — убитыми, умершими и пропавшими без вести.

«Бои в районе озера Балатон завершились для нацистов катастрофой. Мало того что они предопределили потерю гитлеровцами доступа к крупным месторождениям нефти и открыли Красной армии путь в Австрию, так они ещё и сломили моральный дух наиболее боеспособных частей Германии, лишив их последних призрачных надежд на сохранение своего рейха», — подытожил историк.

Оборонительные операции танковых армий

Оборонительные операции танковых армий

В годы Великой Отечественной войны танковые армии не только участвовали в наступательных операциях, но и решали задачи в обороне. Переход танковых армий к обороне в ходе наступательных операций осуществлялся главным образом в целях отражения контрударов крупных танковых группировок противника, удержания внешнего или внутреннего фронта окружения, а также важных оперативных рубежей и плацдармов. Необходимость перехода к обороне обусловливалась значительным превосходством противника в силах и средствах, прежде всего в танках и авиации. До перехода к обороне танковые армии в одних случаях вели встречное сражение, в других – развивали успех, действуя в составе подвижной группы фронта или его первого эшелона. В таких условиях организовывать оборону приходилось в ограниченные сроки, под постоянным воздействием наземного и воздушного противника, нередко с одновременным отражением его ударов. Особенно сложная обстановка складывалась для танковых армий при переходе к обороне в результате неудачного исхода встречных сражений, для отражения контрударов крупных сил противника, а также в тех случаях, когда они действовали в значительном отрыве от остальных сил фронта (2-я танковая армия восточнее Варшавы, 5-я гвардейская танковая армия при выходе на побережье Балтийского моря).

Анализ опыта организации и ведения обороны танковыми армиями показывает, что они, имея значительный некомплект в личном составе, боевой технике и вооружении, обороняли полосы шириной 20–50 км. Глубина обороны армии составляла 8—20 км. Оперативное построение армии в основном было одноэшелонным с выделением резерва. В связи с тем что танковые армии переходили к обороне главным образом на завершающем этапе фронтовых наступательных операций и в относительно широких полосах, понеся до этого определенные потери, плотности сил и средств были невысокими.

В оборонительных сражениях танковые армии по сравнению с общевойсковыми армиями широко применяли маневр и чаще проводили контратаки и контрудары, причем не только днем, но и ночью. Маневр силами и средствами осуществлялся для наращивания сопротивления противнику на направлениях прорыва его войск, усиления обороняющихся соединений первого эшелона, сосредоточения сил и средств для проведения контрударов. При этом контрудары организовывались в короткие сроки (4–6 часов) в ходе начавшихся оборонительных действий. К ним привлекались прежде всего танковые соединения (1–2 танковые бригады) и самоходные артиллерийские части, а также мотострелковые бригады, стрелковые дивизии и артиллерийские части. Наличие в составе контрударных группировок значительного количества танков и САУ и хорошей поддержки их огнем артиллерии, особенно реактивной, обеспечивало достижение цели контрудара.

Читать еще:  М.Барятинский Бронеколлекция 2006 № 04 (67) Средний танк Т-54

В целом опыт Великой Отечественной войны показал, что боевые действия танковых армий характеризовались высокой результативностью. Это было обусловлено многими факторами, о которых говорилось выше, а также искусством командиров и военачальников и боевым мастерством личного состава. Заслуги танковых армий получили высокую оценку в годы войны. Четыре танковые армии однородного состава (1, 2, 4 и 5-я), 21 танковый и механизированный корпус из 38, 68 танковых бригад из 146 и десятки полков были преобразованы в гвардейские. Орденами и медалями Советского Союза были награждены 250 тыс. солдат, сержантов, старшин, офицеров и генералов, орденами Славы трех степеней – около 200 человек, удостоены звания Героя Советского Союза 1142 танкиста, в том числе 16 человек – дважды[898].

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Бойня в Европе: Восточно-Померанская операция (ФОТО)

К концу января 1945 года в результате мощных ударов советских войск противник понес большие потери и утратил многие районы Восточной Пруссии и почти всю Польшу.

Однако, потерпев поражение в междуречье Вислы и Одера, он не оставлял надежды остановить дальнейшее продвижение Красной Армии и не допустить ее на территорию непосредственно Германии.

С этой целью главное командование вермахта не только принимало неотложные меры по наращиванию усилий на рубеже реки Одер, но и планировало нанести контрудар в тыл вышедшего к нему 1-го Белорусского фронта. Этому способствовала сложившаяся к тому времени обстановка, а именно: образование значительного разрыва между смежными крыльями 2-го и 1-го Белорусских фронтов. В связи с этим перспективы наступления последнего находились в прямой зависимости от характера действий сосредоточенной в Померании немецкой группы армий «Висла». Она объединяла 2-ю, 11-ю, 9-ю и 3-ю танковую армии. В них насчитывалось 35 дивизий (пехотных — 23, танковых — шесть, моторизованных — шесть), шесть бригад, до десяти боевых групп, шесть гарнизонов крепостей.

Несмотря на то что многие соединения врага имели большой некомплект в людях и боевой технике, в целом его померанская группировка представляла серьезную опасность, с которой нельзя было не считаться. Неслучайно еще в ходе Висло-Одерской операции, на ее завершающем этапе, командующий войсками 1-го Белорусского фронта Маршал Советского союза Г. К. Жуков ввел в образовавшийся разрыв, развернув на север вначале две, а затем еще четыре армии, из них две танковые.

По замыслу Ставки Верховного Главнокомандования они должны были, перейдя к обороне, создать условия для выполнения фронтом главной задачи, которая заключалась в подготовке и нанесении удара на берлинском направлении. Разгром же немецких войск в Померании она первоначально планировала осуществить только силами 2-го Белорусского фронта, приказав командующему его войсками Маршалу Советского Союза К. К. Рокоссовскому «овладеть районом Данциг, Гдыня и очистить от противника побережье вплоть до Померанской бухты», то есть до устья Одера.


Восточно-Померанская операция (10 февраля — 4 апреля 1945 г.), изображение № 1

В состав фронта входили 2-я ударная, 65-я, 49-я, 70-я и 19-я армии, 4-я воздушная армия, три танковых, один механизированный и один кавалерийский корпуса. После тяжелых боев в ходе Восточно-Прусской операции, повлекших большие потери, войска испытывали недостаток в людях, боевой технике и материально-технических средствах.

Так, средняя численность стрелковых дивизий 2-й ударной армии составляла 4900, а 65-й армии — 4100 человек. Только в 19-й армии, прибывшей из резерва Ставки ВГК, укомплектованность соединений достигала 8300 солдат и офицеров. Из 535 танков и самоходных артиллерийских установок, имевшихся в танковых и механизированном корпусах, 238 находились в ремонте.

К концу первой декады февраля фронту противостояла немецкая 2-я армия. В нее входили 12 пехотных и две танковые дивизии, две пехотные и одна танковая бригады, шесть боевых групп и три гарнизона крепостей. Соединения и части врага занимали заблаговременно подготовленные в инженерном отношении оборонительные полосы и рубежи.

Если в главной полосе обороны в основном имелись сооружения полевого типа, то основу расположенной в оперативной глубине так называемой линии померанских укреплений составляли долговременные огневые точки, железобетонные капониры, противотанковые и противопехотные заграждения. На побережье Балтийского моря располагались Данцигский и Гдыньский оборонительные районы, а также огневые позиции тяжелой артиллерии.

Переход в наступление советские войска осуществляли в условиях наступившей распутицы, практически без подготовки. Директива Ставки о проведении операции поступила на фронт 8 февраля, а уже спустя два дня армии его первого эшелона нанесли удары по противнику. Преодолев его упорное сопротивление в лесисто-озерных районах, они овладели рядом крупных железнодорожных узлов и сильных опорных пунктов, к 19 февраля продвинулись на отдельных направлениях до 70 км, однако так и не смогли выйти на рубеж ближайшей задачи. Попытки развить наступление в последующие дни успехом не увенчались. В дополнение к этому обострилась обстановка и в полосе соседнего 1-го Белорусского фронта. Здесь немецкие войска (до шести дивизий) нанесли контрудар из района Штаргарда против 47-й армии и отбросили ее на 8-12 км.

Для Верховного Главнокомандования стало очевидным, что для разгрома представлявшей все большую опасность группы армий «Висла» требуется привлечь намного больше сил. В соответствии с ее директивой от 17 февраля главный удар планировалось нанести на смежных крыльях 2-го и 1-го Белорусских фронтов в общем направлении на Кольберг. С выходом к Балтийскому морю они должны были рассечь померанскую группировку врага и во взаимодействии с Балтийским флотом уничтожить ее по частям. Переход в наступление намечалось осуществить разновременно, по мере готовности войск: 2-й Белорусский фронт — 24 февраля, а 1-й Белорусский фронт — 1 марта.

Маршал Советского Союза К. К. Рокоссовский выделил на направление главного удара фронта 19-ю армию генерал-лейтенанта Г. К. Козлова (с 6 марта 1945 г. — генерал-лейтенант В. С. Романовский). На участке ее прорыва удалось создать превосходство над противником по пехоте почти в три раза, танкам и САУ (штурмовым орудиям) — в два раза, по орудиям и минометам — в 3–4,5 раза.

24 февраля стрелковые соединения после мощной 40-минутной артиллерийской подготовки атаковали передний край вражеской обороны и к вечеру вклинились в ее глубину на 10–12 км. Используя их успех, на следующий день в сражение был введен 3-й гвардейский танковый корпус генерал-лейтенанта А. П. Панфилова. К концу февраля ударная группировка продвинулись на 70 км и овладела городами Нойштеттин и Прехлау. 4 марта она освободила город Кеслин и приступила к уничтожению немецких войск на побережье Балтийского моря в районе к северу от него.

Читать еще:  Первая танковая армия

Не так успешно вели наступление армии, действовавшие на правом крыле и в центре полосы фронта. Располагая крайне ограниченными силами и средствами, они лишь медленно теснили противника в северном направлении.


Восточно-Померанская операция (10 февраля — 4 апреля 1945 г.), изображение № 2

К исходу февраля закончили подготовку к наступлению и войска 1-го Белорусского фронта. В полосе шириной 250 км были развернуты 1-я армия Войска Польского, 3-я ударная, 61-я и 47-я армии, 1-я и 2-я гвардейские танковые армии, 2-й гвардейский кавалерийский корпус — всего 32 стрелковые и четыре кавалерийские дивизии, два укрепленных района, четыре танковых и два механизированных корпуса, большое количество отдельных танковых, самоходных артиллерийских, пушечных, гаубичных, истребительных противотанковых соединений и частей. Им противостояла немецкая 3-я танковая армия, имевшая в своем составе одиннадцать пехотных, две моторизованные, одну танковую дивизии и две боевые группы.

Для того чтобы нанести максимальный по силе первый удар, Маршал Советского Союза Г. К. Жуков создал мощную группировку сил и средств. В нее вошли 3-я ударная и 61-я армии генерал-лейтенанта Н. П. Симоняка и генерал-полковника П. А. Белова, 1-я и 2-я гвардейские танковые армии генерал-полковника М. Е. Катукова и генерал-лейтенанта А. И. Радзиевского, две танковые бригады (66% от имевшихся во фронте), самоходная артиллерийская бригада (100%), три артиллерийских дивизии прорыва (75%) и до 70% остальных артиллерийских и минометных частей.

Все это способствовало быстрому прорыву обороны врага и успешному развитию наступления. К исходу 4 марта соединения 2-го гвардейского кавалерийского корпуса (генерал-лейтенант В. В. Крюков), 1-й армии Войска Польского (генерал-лейтенант С. Г. Поплавский) и 3-й ударной армии окружили в районе Польцина до четырех немецких пехотных дивизий.

Уже на следующий день части 1-й и 2-й гвардейских танковых армий достигли рубежа Бельград, Кольберг, Трептов, Каммин, Голлнов. Тем самым войска 2-го и 1-го Белорусских фронтов полностью решили задачу рассечения восточно-померанской группировки противника. Теперь от них требовалось, нанося удары по расходящимся направлениям, на восток и запад, в короткие сроки завершить ее уничтожение по частям.


Восточно-Померанская операция (10 февраля — 4 апреля 1945 г.), изображение № 3

Исходя из этого, Ставка ВГК приказала Маршалу Советского Союза К. К. Рокоссовскому овладеть городами Данциг и Гдыня и не позднее 20 марта выйти во всей полосе на побережье Балтийского моря. Для скорейшего выполнения этой задачи она передала в состав 2-го Белорусского фронта 1-ю гвардейскую танковую армию.

Продолжив без паузы наступление, танковые и стрелковые соединения в течение 8–11 марта последовательно овладели городами Штольп, Лауэнбург, Нойштадт и вынудили командование немецкой 2-й армии к отводу своих войск на позиции Данцигского и Гдыньского оборонительных районов. Упредить врага в занятии хорошо подготовленных в инженерном отношении рубежей из-за распутицы, недостатка подвижных средств, перебоев с горючим и слабой авиационной поддержки не удалось. Перейдя к обороне на выгодной местности, он начал оказывать ожесточенное сопротивление.

Командующий войсками 2-го Белорусского фронта решил в первую очередь нарушить взаимодействие между группировками, занимавшими Данцигский и Гдыньский оборонительные районы, для чего нанести главный удар в направлении Цоппота. В период с 14 по 22 марта здесь велись тяжелые бои. Стрелковые соединения при поддержке танков вынуждены были последовательно штурмовать многочисленные оборонительные сооружения противника, неся при этом большие потери.

Средние темпы наступления не превышали 1–1,5 км в сутки. В отдельные дни советские части совсем не имели продвижения, или оно исчислялось сотнями метров. Только 23 марта они овладели Цоппотом, выполнив задачу по рассечению немецкой 2-й армии.

Для разгрома ее данцигской группировки (остатки 18-го горноегерского, 23, 27, 20-го армейских и 46-го танкового корпусов) Маршал Советского Союза К. К. Рокоссовский выделил 2-ю ударную армию генерал-полковника И. И. Федюнинского, 65-ю армию генерал-полковника П. И. Батова, 49-ю армию генерал-полковника И. Т. Гришина и 70-ю армию генерал-полковника В. С. Попова. Одновременно 19-я армия, один стрелковый корпус 70-й армии и соединения 1-й гвардейской танковой армии должны были сломить сопротивление гдыньской группировки противника (подразделения 7-го и часть сил 46-го танковых корпусов).

Боевые действия по уничтожению врага продолжались до начала апреля. 28 марта советские войска при поддержке сил Балтийского флота освободили Гдыню, а еще через два дня — Данциг. К 4 апреля они завершили ликвидацию остатков немецкой 2-й армии севернее Гдыни. Однако, блокированные на косе Гель и в районе дельты Вислы юго-восточнее Данцига, отдельные группы противника капитулировали лишь 9 мая 1945 года.

Значительно меньше усилий и времени потребовалось для достижения цели операции в полосе 1-го Белорусского фронта. К 10–11 марта его войска вышли на побережье Балтийского моря от Кольберга до Померанской бухты и очистили от врага весь восточный берег Одера. 18 марта сложил оружие гарнизон Кольберга, а еще через два дня был ликвидирован последний плацдарм немецких войск на Одере в районе Альтдамма.

В результате разгрома восточно-померанской группировки противника была устранена угроза нанесения контрудара в тыл 1-го Белорусского фронта, чем были созданы благоприятные условия для подготовки дальнейшего наступления на берлинском направлении. Освобождение польского Поморья, захват важнейших морских портов значительно затруднили немецкому командованию снабжение его курляндской группировки, способствовали ее успешному блокированию с моря Балтийским флотом.

В ходе операции советские войска нанесли большой урон 21 дивизии и восьми бригадам из состава группы армий «Висла». Они захватили 850 танков и штурмовых орудий, 430 самолетов, свыше 5,5 тыс. орудий и минометов, освободили 54 города и сотни других населенных пунктов. За мужество, героизм и высокое воинское мастерство ряд соединений и частей были награждены орденами, удостоены почетных наименований Гданьских, Кольбергских, Померанских и других.

Высокая интенсивность боевых действий и ожесточенное сопротивление врага на заранее подготовленных, хорошо укрепленных рубежах привели к большим потерям двух фронтов. Они составили 172 952 человека, из них — 52 740 безвозвратно, 1027 танков и САУ, 1005 орудий и минометов, 1073 боевых самолета. 1-я армия Войска Польского потеряла 6093 солдата и офицера, из них 2575 — убитыми, умершими и пропавшими без вести.

Валерий Абатуров, ведущий научный сотрудник Научно-исследовательского института (военной истории) Военной академии Генерального штаба ВС РФ, кандидат исторических наук

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector