3 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

«Маус» и другие. Сверхтяжелые танки Второй Мировой

«Маус» и другие. Сверхтяжелые танки Второй Мировой

Михаил Борисович Барятинский «Маус» и другие Сверхтяжелые танки Второй Мировой

Изображение фантастического германского чудо-оружия — сверхтяжелого танка Pz.Kpfw.X. Этот рисунок был опубликован в немецком журнале Signal № 3 за 1944 год

ИСТОРИЯ СОЗДАНИЯ ГЕРМАНСКИХ СВЕРХТЯЖЕЛЫХ ТАНКОВ

Первые шаги

Создание сверхтяжелых танков в Германии обычно связывается с личностью Гитлера, а точнее — с его стремлением заполучить некое чудо-оружие, превратившемся со временем в навязчивую идею. Это не совсем верно. То есть, в части навязчивой идеи все правильно, а вот в остальном — не совсем. Дело в том, что «процесс пошел» в то время, когда будущий фюрер только-только примерил ефрейторские погоны.

Как известно, проектирование танков в Германии началось в ноябре 1916 года, спустя два месяца после боевого дебюта британских танков на Сомме. В отличие от англичан и французов, возлагавших на новый род оружия большие надежды, немцы относились к танкам весьма скептически. Так, например, генерал-фельдмаршал Гинденбург, осмотревший в марте 1918 года первые 10 машин A7V, сказал: «Вероятно, они не принесут большой пользы, но так как они уже сделаны, то мы попробуем их применить». Так что не стоит удивляться, что из 100 заказанных машин германская промышленность изготовила лишь 22 танка A7V. Тем более необъяснимым выглядит тот факт, что именно в это время в Германии приступили к проектированию сверхтяжелых боевых машин. Очевидно, 30-тонного A7V немецким генералам было недостаточно.

Уже в конце марта 1917 года в германской Ставке главного командования разработали техтребования на «сверхтанк» массой до 150 т, получивший название К-Wagen (Kolossal-Wagen или просто Kolossal). Проект был утвержден 28 июня 1917 года. Предполагалось защитить танк 30-мм броней и вооружить двумя или четырьмя пушками калибра 50 — 77 мм, четырьмя пулеметами и двумя огнеметами. Экипаж должен был состоять из 18 человек. Скорости движения в 7,5 км/ч планировалось достичь за счет использования двух двигателей мощностью 200 — 300 л.с. каждый. Для перевозки по железной дороге K-Wagen мог разбираться на 15–20 частей.

Компоновочную схему танка Kolossal немцы позаимствовали у англичан: гусеницы охватывали корпус, а вооружение — четыре пушки и пулеметы — устанавливалось в широких спонсонах и в бортовых амбразурах. Однако взаимное расположение отделений было иным: отделения управления и боевое находились впереди, моторно-трансмиссионное — сзади. При этом моторно-трансмиссионное отделение и боевое без спонсонов занимали примерно равный объем корпуса. В отделении управления размещались два водителя. На крыше танка в передней части монтировалась цилиндрическая рубка управления со смотровыми щелями по периметру и люком в крыше. Рубка предназначалась для командира танка и артиллерийского офицера.

Корпус танка собирался из катаных бронелистов, крепившихся к каркасу заклепками и болтами. Спонсоны выполнялись съемными и имели сложную в плане форму. В передней и задней стенках спонсона имелись орудийные амбразуры, в которых размещались 77-мм капонирные пушки на тумбовых установках. В передней стенке каждого спонсона располагалась установка пулемета MG 08. Такие же пулеметные установки имелись в узкой кормовой части спонсона, в бортах и лобовом листе отделения управления. Огонь из кормовых пулеметов должны были вести механики, основной обязанностью которых являлось наблюдение за состоянием двигателя и трансмиссии. Установка вооружения позволяла вести круговой обстрел — в любом направлении танк мог сосредоточить огонь примерно равной плотности. На крышах спонсонов имелись вентиляционные решетки.

Уже на стадии проектирования стало ясно, что нужно искать более мощные двигатели. Конструкторы остановили свой выбор на моторах «Даймлер» мощностью 650 л.с. Выхлопные трубы с глушителями и горловины радиаторов выводились на крышу в задней части корпуса. Запас бензина составлял 3 тыс. литров. Оригинальностью конструкции отличалась ходовая часть: катки с ребордами по типу железнодорожных крепились не к корпусу танка, а к тракам гусениц. Корпус по бокам был охвачен рельсовыми направляющими, по которым и «обкатывались» гусеницы. Ведущее колесо располагалось сзади.

Сверхтяжелый танк Kolossal-Wagen. Рисунок С.Ромадина

Экипаж у танка Kolossal оказался рекордным для Первой мировой войны — 22 человека.

Рассматривая конструкцию «к-вагенов» довольно трудно представить себе как германское командование предполагало применять эти колоссы. Очевидно немцы верили в возможность прорыва фронта с помощью своего рода подвижных крепостей. Что ж, они были не одиноки — подобные идеи возникали в те годы во всех воюющих странах. Однако, всерьез к ее реализации приступили только немцы.

Впрочем, уже 18 октября 1917 года Опытное отделение Инспекции автомобильных войск пришло к выводу, что такой танк пригоден только для позиционной войны, так как он представлял собой своего рода «подвижный форт». Тем не менее в апреле 1918 года на заводах «Рибе» в пригороде Берлина Вайсензее и «Вагонфабрик Вегман» в Касселе приступили к изготовлению 10 танков. К концу войны на «Рибе» практически закончили сборку одного танка, для второго были готовы бронекорпус, основные агрегаты и узлы, за исключением двигателей. После поражения Германии в соответствии с Версальским договором все это было разобрано и пошло на переплавку.

Так закончился первый немецкий подход к созданию сверхтанка. «Взять вес» не удалось.

Бытует мнение, что и в Первую и во Вторую мировые войны немецкие сверхтяжелые танки выступали в роли своего рода соломинки, за которую хватается утопающий. Относительно «К-вагена» это в общем верно, а вот относительно сверхтанков Второй мировой — не совсем. Дело в том, что проектирование таких машин началось в начале 1942 года, то есть тогда когда до краха Третьего рейха было еще очень далеко.

Второй подход к супертяжеловесу

Принято считать, что старт работам по созданию сверхтяжелых танков дала конференция, состоявшаяся 8 июня 1942 года в Берлине. Именно здесь Гитлер высказал пожелание спроектировать огромный танк, вооруженный 128-мм или даже 150-мм пушкой. Фюрера поддержали А.Шпеер и Ф.Порше. Против отвлечения сил и средств на реализацию подобных весьма сомнительных замыслов выступили руководители Панцерваффе и танковой промышленности Г.Гудериан, С. фон Гайдекампф (председатель комиссии по усовершенствованию танков) и Г.Книпкамп. Тем не менее проектированию сверхтяжелых танков был придан вполне официальный характер.

Впрочем, и без этого проектирование сверхтяжелых танков к тому времени уже шло полным ходом. Дело в том, что еще в конце 1941 года фирме Krupp было выдано задание на разработку проекта тяжелого танка массой до 72 т. К марту 1942 года фирма представила проект танка Tiger-Maus (VK 7001), а кроме того, в инициативном порядке разработала несколько эскизных проектов тяжелых танков большей массы.

Среди них в первую очередь следует отметить танк VK 7201 (К), получивший обозначение Pz.Kpfw.VII и название «Лев» (Lowe). Эта машина проектировалась в двух вариантах — легком, массой 76 т с броневой защитой толщиной 100 мм, и тяжелом — массой 90 т и 120-мм броней. Экипаж в обоих случаях состоял из пяти человек, вооружение — 105-мм пушка с длиной ствола 70 калибров. Максимальная скорость движения должна была достигать 23 — 27 км/ч. Гитлер распорядился продолжить работы над тяжелым вариантом, оснастив его 150-мм пушкой с длиной ствола 40 или 37 калибров и доведя толщину брони до 140 мм.

После начала работ над танком «Маус» Фердинанда Порше, к которым была привлечена и фирма Krupp, проектирование «Льва» прекратилось.

В начале мая 1942 года завершилось проектирование сверхтяжелого танка «Медведь» (Ваг) массой 120 т. Эта машина должна была приводиться в движение с помощью двигателя Maybach HL 230 мощностью 700 л.с. Максимальная скорость при этом не превышала 20 км/ч. В ходовой части использовались узлы и агрегаты, заимствованные у тяжелого танка «Тигр». Вооружение «Медведя» состояло из 305-мм орудия с длиной ствола 16 калибров! Дальность стрельбы 350-кг фугасными снарядами достигала 10 500 м. Боевая масса танка составляла 120 т. Габаритные размеры 8,2×4,1×3,5 м. Толщина броневых листов колебалась в пределах от 80 до 130 мм. Экипаж состоял из шести человек.

Читать еще:  Бронеколлекция 1999 № 01 (22) Средний танк «Шерман»

Проект сверхтяжелого танка «Лев»

Интерес Гитлера к сверхтяжелым танкам не ускользнул и от внимания инженера Гроте, занимавшегося в министерстве вооружений вопросами строительства подводных лодок. В июне 1942 года он в соавторстве с коллегой доктором Гаккером предложил уже абсолютно бредовый проект танка Р1000 «Крыса» (Ratte) боевой массой 1000 т! Бронированный гигантозавр длиной 35 м должен был передвигаться с помощью гусениц шириной 3,5 м. В качестве силовой установки предполагалось использовать два судовых дизеля MAN мощностью 8500 л.с. каждый или восемь дизелей Daimler-Benz мощностью по 2000 л.с. С их помощью этот сухопутный крейсер должен был развивать скорость 40 км/ч! Вооружение Р1000 должно было состоять из двух морских пушек калибра 280 мм, 128-мм орудия и целой зенитной батареи из восьми 20-мм автоматических пушек Flak 38. Экипаж — 21 человек.

Читать онлайн ««Маус» и другие. Сверхтяжелые танки Второй Мировой» автора Барятинский Михаил Борисович — RuLit — Страница 1

Михаил Борисович Барятинский

Сверхтяжелые танки Второй Мировой

Изображение фантастического германского чудо-оружия — сверхтяжелого танка Pz.Kpfw.X. Этот рисунок был опубликован в немецком журнале Signal № 3 за 1944 год

ИСТОРИЯ СОЗДАНИЯ ГЕРМАНСКИХ СВЕРХТЯЖЕЛЫХ ТАНКОВ

Создание сверхтяжелых танков в Германии обычно связывается с личностью Гитлера, а точнее — с его стремлением заполучить некое чудо-оружие, превратившемся со временем в навязчивую идею. Это не совсем верно. То есть, в части навязчивой идеи все правильно, а вот в остальном — не совсем. Дело в том, что «процесс пошел» в то время, когда будущий фюрер только-только примерил ефрейторские погоны.

Как известно, проектирование танков в Германии началось в ноябре 1916 года, спустя два месяца после боевого дебюта британских танков на Сомме. В отличие от англичан и французов, возлагавших на новый род оружия большие надежды, немцы относились к танкам весьма скептически. Так, например, генерал-фельдмаршал Гинденбург, осмотревший в марте 1918 года первые 10 машин A7V, сказал: «Вероятно, они не принесут большой пользы, но так как они уже сделаны, то мы попробуем их применить». Так что не стоит удивляться, что из 100 заказанных машин германская промышленность изготовила лишь 22 танка A7V. Тем более необъяснимым выглядит тот факт, что именно в это время в Германии приступили к проектированию сверхтяжелых боевых машин. Очевидно, 30-тонного A7V немецким генералам было недостаточно.

Уже в конце марта 1917 года в германской Ставке главного командования разработали техтребования на «сверхтанк» массой до 150 т, получивший название К-Wagen (Kolossal-Wagen или просто Kolossal). Проект был утвержден 28 июня 1917 года. Предполагалось защитить танк 30-мм броней и вооружить двумя или четырьмя пушками калибра 50 — 77 мм, четырьмя пулеметами и двумя огнеметами. Экипаж должен был состоять из 18 человек. Скорости движения в 7,5 км/ч планировалось достичь за счет использования двух двигателей мощностью 200 — 300 л.с. каждый. Для перевозки по железной дороге K-Wagen мог разбираться на 15–20 частей.

Компоновочную схему танка Kolossal немцы позаимствовали у англичан: гусеницы охватывали корпус, а вооружение — четыре пушки и пулеметы — устанавливалось в широких спонсонах и в бортовых амбразурах. Однако взаимное расположение отделений было иным: отделения управления и боевое находились впереди, моторно-трансмиссионное — сзади. При этом моторно-трансмиссионное отделение и боевое без спонсонов занимали примерно равный объем корпуса. В отделении управления размещались два водителя. На крыше танка в передней части монтировалась цилиндрическая рубка управления со смотровыми щелями по периметру и люком в крыше. Рубка предназначалась для командира танка и артиллерийского офицера.

Корпус танка собирался из катаных бронелистов, крепившихся к каркасу заклепками и болтами. Спонсоны выполнялись съемными и имели сложную в плане форму. В передней и задней стенках спонсона имелись орудийные амбразуры, в которых размещались 77-мм капонирные пушки на тумбовых установках. В передней стенке каждого спонсона располагалась установка пулемета MG 08. Такие же пулеметные установки имелись в узкой кормовой части спонсона, в бортах и лобовом листе отделения управления. Огонь из кормовых пулеметов должны были вести механики, основной обязанностью которых являлось наблюдение за состоянием двигателя и трансмиссии. Установка вооружения позволяла вести круговой обстрел — в любом направлении танк мог сосредоточить огонь примерно равной плотности. На крышах спонсонов имелись вентиляционные решетки.

Уже на стадии проектирования стало ясно, что нужно искать более мощные двигатели. Конструкторы остановили свой выбор на моторах «Даймлер» мощностью 650 л.с. Выхлопные трубы с глушителями и горловины радиаторов выводились на крышу в задней части корпуса. Запас бензина составлял 3 тыс. литров. Оригинальностью конструкции отличалась ходовая часть: катки с ребордами по типу железнодорожных крепились не к корпусу танка, а к тракам гусениц. Корпус по бокам был охвачен рельсовыми направляющими, по которым и «обкатывались» гусеницы. Ведущее колесо располагалось сзади.

Сверхтяжелый танк Kolossal-Wagen. Рисунок С.Ромадина

Экипаж у танка Kolossal оказался рекордным для Первой мировой войны — 22 человека.

Рассматривая конструкцию «к-вагенов» довольно трудно представить себе как германское командование предполагало применять эти колоссы. Очевидно немцы верили в возможность прорыва фронта с помощью своего рода подвижных крепостей. Что ж, они были не одиноки — подобные идеи возникали в те годы во всех воюющих странах. Однако, всерьез к ее реализации приступили только немцы.

«Маус» и другие. Сверхтяжелые танки Второй Мировой

Этот сверхтяжелый танк должен был стать «чудо-оружием», способным переломить ход войны и вернуть Пенцеваффе утраченное превосходство на поле боя. Этот чудовищный 180-тонный монстр с 200-мм броней и двумя орудиями, то ли для конспирации, то ли в припадке сумрачного германского юмора названный «Маусом» (Maus — «мышь»), поставил в гонке вооружений жирную точку, доведя до абсурда маниакальную страсть руководства Третьего Рейха к созданию все более тяжелых танков. Чуда не произошло — серийный выпуск этих колоссов был уже не по зубам немецкой промышленности. Но даже появись «маусы» в сколько-нибудь заметных количествах, вряд ли они смогли бы переломить ход боевых действий — эти огромные и крайне малоподвижные танки скорее всего стали бы легкой добычей советской и англо-американской авиации.

Менее известно, что легендарный «Маус» не был исключением — «сухопутные дредноуты» пытались создать не только в гитлеровской Германии, но и в других странах, в том числе и в СССР. Новая книга ведущего специалиста по истории бронетехники исследует эту тупиковую ветвь танкостроения, анализируя самые феноменальные, парадоксальные и просто безумные проекты, среди которых «Маус» был далеко не худшим.

Создание сверхтяжелых танков в Германии обычно связывается с личностью Гитлера, а точнее — с его стремлением заполучить некое чудо-оружие, превратившемся со временем в навязчивую идею. Это не совсем верно. То есть, в части навязчивой идеи все правильно, а вот в остальном — не совсем. Дело в том, что «процесс пошел» в то время, когда будущий фюрер только-только примерил ефрейторские погоны.

Как известно, проектирование танков в Германии началось в ноябре 1916 года, спустя два месяца после боевого дебюта британских танков на Сомме. В отличие от англичан и французов, возлагавших на новый род оружия большие надежды, немцы относились к танкам весьма скептически. Так, например, генерал-фельдмаршал Гинденбург, осмотревший в марте 1918 года первые 10 машин A7V, сказал: «Вероятно, они не принесут большой пользы, но так как они уже сделаны, то мы попробуем их применить». Так что не стоит удивляться, что из 100 заказанных машин германская промышленность изготовила лишь 22 танка A7V. Тем более необъяснимым выглядит тот факт, что именно в это время в Германии приступили к проектированию сверхтяжелых боевых машин. Очевидно, 30-тонного A7V немецким генералам было недостаточно.

Читать еще:  Место и роль танковых армий в наступательных операциях

«Маус» и другие. Сверхтяжелые танки Второй Мировой скачать pdf бесплатно

Крейсера типа «Адмирал Хиппер» являлись одними из самых красивых кораблей Кригсмарине. будучи при этом и самыми неоднозначными. По замыслу проектировщиков они должны были стать наиболее совершенными в своем классе: при их создании была сделана ставка на обеспечение качественного управления огнем, автоматику и внедрение новейших технологий. Результат получился обескураживающий — крейсера вышли слишком дорогими, их энергетические установки отличались ненадежностью, а боевые характеристики в целом оказались весьма посредственными.

И тем не менее, крейсера типа «Адмирал Хиппер» долгое время считались козырными картами Кригсмарине. Подобно «Бисмарку» и «Тирпицу», они оказывали заметное влияние на баланс сил на европейских морских театрах и по сей день считаются одними из самых знаменитых кораблей Второй мировой войны.

«Карманные линкоры» — под таким прозвищем остались в истории эти оригинальные корабли, созданные германскими инженерами в межвоенный период. Найдя лазейку в условиях Версальского договора, немцы официально отнесли их к классу броненосцев, хотя на самом деле они являлись скорее тяжелыми крейсерами. Вооруженные очень мощной артиллерией главного калибра и оснащенные необычной дизельной силовой установкой, корабли типа «Дойчланд» считались одним из главных козырей Кригсмарине во Второй мировой войне. Благодаря огромной дальности плавания они идеально подходили на роль океанских рейдеров и стали настоящей «костью в горле» для лордов Адмиралтейства. Поэтому охота за «карманными линкорами» была одной из главнейших задач британского флота на протяжении всей войны…

Тяжелый танк КВ («Клим Ворошилов») к началу Великой Отечественной войны был, безусловно, самым передовым по конструкции и самым мощным танком в мире. Он создавался специально для прорыва укрепленных линий обороны, имел очень сильное для своего времени вооружение, а его броню не могла пробить ни одна из противотанковых пушек Вермахта. Немецкие танки в поединке с КВ вообще не имели никаких шансов выйти победителем, что и заставило конструкторов рейха срочно приступить к проектированию «Тигра» и «Пантеры».

В Красной Армии танки семейства КВ (КВ-1, КВ-1С, КВ-2, КВ-8 и КВ-85) сражались на всех фронтах с первых дней войны и до 1944 года, когда им на смену пришли знаменитые ИС-2. Последние, кстати, представляли собой глубокую модернизацию все того же КВ. Впрочем, все тяжелые танки, появившиеся в разных странах в годы Второй мировой войны, так или иначе создавались с оглядкой на «Клима Ворошилова» — одного из самых удачных проектов в истории отечественного танкостроения.

В 1935 году советское правительство взяло курс на создание «Большого флота», основой которого должны были стать самые мощные в мире линейные корабли типа «Советский Союз» и тяжелые, фактически линейные, крейсера типа «Кронштадт». Проектирование и строительство этих уникальных по своим характеристикам кораблей велось по прямому указанию И.В.Сталина, видевшего в них прежде всего инструмент большой политики. В то время океанский линейный флот считался необходимым атрибутом великой державы, и строительство новых линкоров в СССР считалось самой приоритетной задачей Однако из-за начавшейся Великой Отечественной войны советские суперлинкоры так и не вошли в строй. Опыт Второй мировой показал, что тяжелые артиллерийские корабля потеряли свою главенствующую роль. Тем не менее, Сталин придерживался другого мнения. В результате наша страна оказалась единственной в мире, где в послевоенные годы продолжались работы над созданием линейных кораблей. Постройка не имевших аналогов суперкрейсеров типа «Сталинград» продолжалась вплоть до 1953 года, и лишь после смерти вождя была прекращена…

Хотя гигантам советского «Большого флота» так и не довелось выйти на океанские просторы, они сыграли свою роль, дав мощный импульс для развития научно-технической базы отечественного кораблестроения. Не случайно многие участники проектирования «суперлинкоров Сталина» в дальнейшем стали видными конструкторами, а на созданных для линкоров стапелях строились мощные ракетные корабли следующих поколений.

Сверхтяжелый танк «Маус»

Сверхтяжелый танк «Маус»

Проектом предусматривалось создание танка с бронированием: лоб корпуса — 200 мм, башни — 220 мм, борт корпуса — 180 мм, борт и корма башни — 200 мм. Боевая масса должна была составлять 160 т, максимальная скорость — 15 км/ч. В первоначальном варианте предусматривалось вооружение в составе 150-мм орудия с длиной ствола в 37 калибров и 105-мм пушки с длиной ствола в 70 калибров.

Работы над проектом танка вело КБ фирмы Porsche в Штутгарте. В июле 1942 года с эскизным проектом танка ознакомился Гитлер, который санкционировал дальнейшие работы и потребовал увеличения толщины брони днища корпуса до 100 мм.

Первоначально планировалось установить на танке дизель в рамках комбинированной силовой установки, аналогичной примененной на танке VK 4501 Tiger (Р). В конце ноября 1942 года выяснилось, что фирма Daimler-Benz запаздывает с изготовлением дизеля. Поэтому для использования на танке (во всяком случае на первом опытном образце) был принят карбюраторный двигатель Daimler-Benz МВ509 с непосредственным впрыском топлива.

В декабре 1942 года в качестве возможного вооружения танка VK 10001 стали рассматриваться 150-мм пушка, 127-мм морское орудие, 128-мм зенитная пушка и ее удлиненный вариант. Тогда же, в своем докладе Гитлеру, Ф.Порше сообщил о завершении всех подготовительных работ и о готовности изготовить первый образец к лету 1943 года. Именно в декабре 1942 года название «Мамонт», по видимому в целях соблюдения секретности, было изменено на «Мышонок» (M?uschen). Впрочем, это слово можно перевести с немецкого и как «мышка». Следует отметить, что именно название «Мышонок» стало едва ли не единственным употреблявшимся в советской послевоенной литературе. Других названий этого танка как бы не существовало. Порой доходило до абсурда, когда рядом с названием «Мышонок» в скобках приводилось немецкое слово Maus.

Габаритный чертеж «Мауса»

Демонстрация Гитлеру полно размерного макета танка Porsche Тур 205. 14 мая 1943 года. На корме машины, слева от дополнительного топливного бака, видна установка огнемета

3 января 1943 года Гитлер потребовал от Порше отчета о состоянии работ над проектом. Во время их встречи Порше показал деревянную модель будущего танка, которая вызвала у фюрера живейший интерес.

Эта встреча послужила поводом для созыва 21 января совещания в Берлине. На нем обсуждались проекты сверхтяжелых танков Porsche и Krupp. Было принято решение завершить к концу 1943 года изготовление двух опытных образцов танка фирмы Porsche и, в случае успешных испытаний танка, приступить к его серийному производству. Тогда же в качестве вооружения танка была определена спаренная установка 128- и 75-мм пушек. В качестве резервных на перспективу остановились на 150- или 170-мм пушках.

Управление вооружений определило производителей и поставщиков узлов и агрегатов танка. Изготовление корпуса и башни с вооружением поручалось фирме Krupp, силовой установки — Daimler-Benz, электродвигателей и генераторов — Siemens-Schuckert, ходовой части и механической части трансмиссии — Skoda. Окончательная сборка должна была производиться на заводе фирмы Alkett в Берлине. На совещании представитель Управления вооружений инженер-полковник Книпкамп поставил вопрос о маневренности танка, на что Ф.Порше ответил, что управлять танком Тур 205 будет не труднее, чем «Тигром» или «Пантерой».

Первый прототип «Мауса» покидает сборочный цех завода Allket в Берлине. 24 декабря

1943 года

Первая поездка по двору завода. На танке установлена балластная башня с массивными рымами по бокам

Но Управление вооружений продолжало доставлять хлопоты проектировщикам. Так, 2 февраля оно внесло изменения в первоначальный проект. Надзиравший за ходом проектирования полковник Генель сообщил Ф.Порше, что в качестве дополнительного вооружения на танке необходимо разместить огнеметную установку с запасом огнесмеси 1000 л. Во время очередной встречи проектировщиков с представителями Управления вооружений, состоявшейся 10 февраля 1943 года, все фирмы, участвовавшие в проекте, высказались против установки на танк огнемета, поскольку это влекло за собой увеличение его массы на 4900 кг. В свою очередь увеличение массы потребовало бы изменений в конструкции ходовой части. Однако Управление вооружений настояло на выполнении своего требования, несмотря на то, что для этого требовалось установить два дополнительных элемента подвеска, что было невозможно без увеличения длины корпуса. От торсионной подвески по типу примененной на танке VK 4501 (Р) и САУ «Фердинанд» пришлось отказаться. Совместно с фирмой Skoda было принято решение установить подвеску на буферных пружинах.

Читать еще:  Израильские танки в бою

В феврале произошло еще одно знаменательное событие: «Мышонок» стал взрослой «Мышью» — M?uschen переименовали в Maus.

6 апреля 1943 года министр вооружений Альберт Шпеер ознакомился с ходом работ над танком «Маус». К этому времени уже был готов его полноразмерный деревянный макет. Порше получил указание разобрать макет и перевезти его к 10 апреля 1943 года в Берхтесгаден для демонстрации фюреру, однако, когда макет был уже разобран, перевозку отменили.

6 мая 1943 года макет был вновь разобран и вывезен в «Волчье логово» — штаб-квартиру фюрера в Растенбурге, где 14 мая он был продемонстрирован Гитлеру. Фюрер не упустил возможность «улучшить» танк и приказал вооружить его не 128-мм, а 150-мм пушкой. 8 июня 1943 года фирма Krupp получила заказ на изменение конструкции башни под более мощную пушку.

Танк возвращается в сборочный цех

Фердинанд Порше, 1942 год

1 августа на заводе Аlkett приступили к сборке первого опытного образца. Спустя три месяца состоялось совещание, посвященное определению сроков начала серийного производства танка, однако принять какое-либо решение по этому вопросу так и не удалось. Был утвержден лишь размер первой серийной партии — 152 единицы.

24 декабря 1943 года состоялся первый пробный выезд прототипа V1 (Maus I или Тур 205/1). Башня к этому моменту еще не была готова, поэтому вместо нее установили равный ей по массе балласт. Надо отметить, что пробный выезд состоялся без ведома Управления вооружений. Другим серьезным нарушением было фотографирование танка, что было строжайше запрещено. Танк показал весьма неплохую маневренность, когда выезжал из тесного сборочного цеха. По свидетельству водителя управлять «Маусом» было легче, чем средним танком Pz.IV.

В начале 1944 года танк Тур 205/1 был направлен в Бёблинген, где начались ходовые испытания машины. Между 11 и 14 января опытный образец был погружен на специальную четырнадцатиосную платформу грузоподъемностью 180 т и перевезен из Берлина на полигон. Прибыв к станции назначения, «Маус» сполз с платформы по приставному пандусу и ночью проехал около 5 км до ангара в Гинденбург Кезерне, принадлежавшего 7-му запасному танковому батальону. На следующий день были проведены испытания органов управления и пробные «пробежки» по полигону (всего около 2000 м). Испытания показали, что танк, даже проваливаясь в грунт на 500 мм, сохраняет подвижность. Движение танка производилось на пониженных передачах, поскольку КП была еще недостаточно доработана. На заднем ходу выявился чрезмерный провис гусеницы. Для его устранения были внесены изменения в механизм натяжения гусеницы. Параллельно с испытаниями шел заключительный монтаж механизмов и приборов танка. 21 января 1944 года за испытаниями наблюдали представители экспериментального центра в Куммерсдорфе полковник Эссер и майор Хоффман, а 31 января 1944 года полигон посетил сам Фердинанд Порше. Ход испытаний подробно документировался и снимался на кинопленку. 1 и 2 февраля были проведены осмотр и регулировка механизмов танка, а 3 февраля 1944 года были проведены очередные ходовые испытания (около 2000 м). Всего к 3 февраля 1944 года танк Тур 205/1 прошел около 16 км. В период с 4 по 25 февраля был проведен очередной цикл испытаний: Перед этим с 2 по 6 февраля была полностью проверена система смазки узлов и агрегатов танка. 7 февраля прототип прошел около 20 км (причем 8 км на танке проехал сам профессор Порше), а на следующий день еще 22,4 км.

«Маус» Тур 205/1 прибыл в Бёблинген. 14 января 1944 года

Первый выезд на полигон. 15 января 1944 года

В Бёблингене первый прототип «Мауса», покинувший сборочный цех будучи выкрашенным в темно-серый цвет, был перекрашен. Корпус и балластную башню сначала покрыли темно-желтой краской, а затем трехцветным камуфляжем. В попытке выдать сверхсекретный танк за трофейный советский, на бортах корпуса нарисовали серп и молот, а на бортах башни — красную звезду. При этом серп и звезда были изображены вверх ногами.

Следующий цикл испытаний проходил между 25 февраля и 17 марта 1944 года там же в Бёблингене. 25 февраля были проведены ходовые испытания по кругу диаметром 4000 м. 1 марта танк двигался по кругу диаметром около 4100 м. Во время этой поездки была проверена проходимость машины. «Маус» оказался способным преодолевать уклон до 25°. 9 марта 1944 года танк проехал еще 5200 м. В это же время проводились испытания специальной горной передачи для движения по склонам. На этот раз «Маус» смог двигаться по склону крутизной до 43°. 10 марта 1944 года танк 205/1 прошел 8200 м. Кроме этого он был использован для буксировки второго опытного образца, который в тот день прибыл в Бёблинген без двигателя и башни. Что касается вооружения, то 128-мм пушка KwK 44 была готова уже в ноябре 1943 года. Испытания орудия и всего двухорудийного лафета в сборе проходили на полигоне в Меппене. Монтаж же вооружения в танке задерживался из-за отсутствия башни. Сборка башни завершилась только 9 апреля 1944 года, затем ее доставили в Бёблинген и в июне установили на второй прототип «Мауса». Монтаж же вооружения был завершен только 3 октября 1944 года. Тогда же на танк 205/2 был наконец-то установлен дизельный двигатель Daimler-Benz MB 517. Таким образом, только в октябре 1944 года один из прототипов был доведен до более или менее боеготового состояния.

Более или менее, потому, что еще не хватало многих второстепенных узлов и деталей внутреннего оборудования танка. Некоторые из них поступили в дальнейшем, некоторые так и не поступили.

В октябре 1944 года оба прототипа отправили на Куммерсдорфский полигон, однако достоверных сведений об этом периоде испытаний нет. Вполне возможно, что никакие испытания вообще не проводились, так как в конце 1944 года Гитлер распорядился прекратить все работы по сверхтяжелым танкам, так как для серийного производства этих машин, даже с минимальным темпом сборки 10 машин в месяц, не хватало ни сырья, ни средств. Впрочем, есть все основания предполагать, что работы по «Маусу» были заморожены даже несколько ранее. Во всяком случае уже в августе 1944 года фирма Krupp информировала Ф. Порше об остановке сборки башен и корпусов для новых машин. В 1945 году союзные войска обнаружили на заводе Krupp в Эссене как минимум три комплекта башен и корпусов для «Мауса», находившихся в разной степени готовности.

«Маус I» во время испытаний на полигоне в Бёблингене в январе — феврале 1944 года

Что касается образцов, находившихся на полигоне в Куммерсдорфе, то в связи с приближением советских войск в апреле 1945 года их было решено взорвать. Однако, в результате взрыва значительно был разрушен только корпус второго прототипа. После капитуляции Германии оба «Мауса» были обнаружены специалистами Технической комиссии Наркомата транспортного машиностроения. Танк 205/1 находился в районе западных батарей Куммерсдорфского полигона, а танк 205/2 — в 14 км от последнего, в Штаммлагере вблизи Цоссена.

Осенью 1945 года по указанию командующего бронетанковыми и механизированными войсками Красной Армии из двух поврежденных образцов собрали один и доставили его на НИБТПолигон ГБТУ Красной Армии в пос. Кубинка под Москвой. На полигон танк прибыл 4 мая 1946 года. Не будет лишним добавить, что этот танк находится в экспозиции Военно-исторического музея бронетанкового вооружения и техники в Кубинке и по сей день.

«Маус» проезжает мимо расстрелянного советского тяжелого танка КВ-1. Бёблинген, зима 1944 года. Появление КВ на поля боя летом 1941 года стало катализатором процесса создания новых немецких тяжелых и сверхтяжелых танков

Первый прототип «Мауса» в трехцветном камуфляже. Бёблинген, февраль 1944 года.

ЧП во время испытаний «Мауса» в Бёблингене. 16 марта 1944 года, при попытке преодолеть вязкий участок грунта многотонная махина безнадежно застряла. Спасательная операция с привлечением личного состава 7-го запасного танкового батальона завершилась успешно, после чего танк еще долго очищали от грязи. На фото в центре хорошо видны серп и молот, изображенные на борту танка

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector