3 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

БРОНЕТАНКОВАЯ ТЕХНИКА ШВЕЦИИ ТАНКИ

TANKI-TUT.RU — вся бронетехника мира тут

Становление шведского танкостроения напрямую связано с Германией. После Первой мировой войны на заводе «Ландсверк» в г. Ландскрона, подконтрольной компании «Круп», работали два немецких танкостроителя О. Меркер и И. Фолльмер. Именно они заложили начало формирования танкового парка Швеции. Кроме этого, Германия постоянно старалась контролировать и направлять развитие танковых войск. Например, в 1928г. тогда еще майор Г. Гудериан проводил в этой стране четырех недельные учения по своей программе.

Если говорить в целом, то шведское танкостроение отличается тем, что никогда не было бездумного копирования чьих-либо образцов. Пусть шведские танки не отличались, и не отличаются большим количеством, зато в них синтезировались все лучшие современные технологии.

Первым шведским танком стал легкий Stridsvagn «m21», m – сокращенно от модели, 21 – «танк модели 21 года». Такое обозначение сохранится до конца войны. «m21» был разработан по прототипу О. Меркера – танку «LKIII». Выпустивши в 1921 году 10 штук «m21», Швеция заложила начало серийного танкового производства.

В 1929 году на фирме «Landsverk» начинается производство опытного колесно-гусеничного «L-5». Танк тоже являл собой разработку немецких конструкторов, из Германии поставлялись агрегаты, а в Швеции производились корпуса и проходила конечная сборка. Поэтому полное немецкое обозначение звучало «Räder-Raupen Kampfwagen M 28», в Швеции он обозначался как «m21», а по заводскому реестру- «L-5», отсюда пошло обозначение танков с использованием буквы «L».

В 1931г «Landsverk» выпустили колесно-гусеничный опытный «L-30», а в 1933г «La-80».

В 1934г. был представлен очень удачный разведывательный «L-100», хотя он в серию и не пошел, по чисто экономичным соображениям — стране были нужны тяжелые и средние таки, поштучно его все же производили.

Самый удачным танком, стал созданный в 1934 году все тем же Меркером на основе «L-100», легкий «L-60» или «m38» .В 1943 году «L-60» модернизировали, и на вооружении они простояли до 1957 года.

Кроме своих танков во время Второй мировой войны Швеция выпускала чешские «танчики» «AH-IVSv» и «TNH-Sv». На основе «m38» было налажено производство самоходных артсистем.

Послевоенные шведские танки

В первые послевоенные годы Швеция не создавала новых танков. Руководство министерства обороны закупило в Великобритании «Центурионы». Эти танки не совсем подходили шведской армии потому с середины 50-х началось активное изучение возможности строить собственные танки. При этом военные руководствовалось концепцией: танк главная составляющая единица обороны страны особенно на юге страны и вдоль побережья Балтийского моря. При этом учитывалось, что при населении в 8,3 млн. человек – площадь страны составляет 450000 км2 , на территории которой располагается свыше 95 тыс. озер. Поэтому новый танк должен был быть: а — маневренным, б — мог преодолевать многочисленные водные преграды, в – иметь хорошую защиту, г – превосходить по огневой мощи танки других стран.

Таким танком стал серийно выпускаемый с 1966 г. основной «Stridsvagn 103» (Strv.103), он известен так же как «S» — танк (шведский танк). Отличительной чертой танка стало отсутствие башни и возможность вести огонь вертикально. До 90-х гг. танк был основой танкового парка страны.

В конце 60-х гг. военные приступили к реализации программы смены устарелой бронетехники. Для замены устарелых легких «Strv.74» и машин огневой поддержки «IKV-103» и «IKV-102», размещают заказ в ряде своих фирм на конструирования нового танка.

По замыслу военных он должен обладать свойствами легкого танка: разведка, поддержка пехоты и в то же время обладать высокой огневой мощью, способной уничтожать танки противника на дальних дистанциях. Компания «Hägglund & Söner» представила модель легкого танка «Infanterikanonvagn 91» сокращенно, которая и простояла на вооружении до 2002г., модель известна также как «истребитель танков «Ikv 91».

В 80-х в Швеции активно разрабатывались танки нового поколения. Был создан и испытан легкий сочлененный танк UDES XX 20. В первой части находилось орудие, во второй части — дизельный двигатель. На заснеженной местности во время испытаний танк мог передвигаться со скоростью 60 км/час.

В конце 80-х на вооружение многих стран мира начали поступать основные танки третьего поколения. Шведские конструкторы не остались в стороне. По замыслу которых танк должен превосходить по своим характеристикам «Леопард-2» и M1А1 «Абрамс», то есть, по сути должен получится танк 4 поколения. Компании «Бофорс» и «Хеглунд» приступили к созданию танка «Stridsvagn-2000» (Strv 2000).

По характеристикам танк действительно получался лучше многих аналогов, но в 1991г. руководство министерства обороны прекратила дальнейшие разработки. Во-первых, танк получался дорогим, а во-вторых, все потенциальные страны покупатели обзавелись танками «Леопардами» или «Абрамсами». В настоящее время основным боевым танком армии Швеции является «Леопард».

Шведские танки Отто Меркера

Достаточно бурное для небольшой страны развитие танкостроения в межвоенной Швеции привело к созданию интересных, а по некоторым направлениям — даже передовых образцов бронетанковой техники. Примером таких машин может служить небольшое и оригинальное семейство боевых машин, созданных под руководством немецкого конструктора Отто Меркера. В колесно-гусеничных танках фирмы Landsverk были своеобразно решены вопросы ограниченного ресурса гусениц и недостаточной оперативной подвижности.

«Стридсвагн» — родной брат «панцеркампфвагена»

Развитие бронетанковой техники в нейтральной Швеции в межвоенный период может показаться не совсем понятным. Да, со второй половины XIX века шведы изобрели много чего интересного, начиная от телефона Эриксона и разводного гаечного ключа Йохансона до доильного аппарата и сепаратора де Лаваля. Но большинство из этих изобретений носило мирный характер и послужило успешному экономическому развитию страны. Серьезным исключением тут выглядит разве что динамит Нобеля – но и тот успешно находил в том числе и мирное применение, например, в горнодобывающей промышленности.

И вот в не воевавшей уже более века стране внезапно начинают создаваться многочисленные образцы бронетехники. Причем шведские танки не плетутся в хвосте у образцов, созданных конструкторами передовых военных держав того времени. Наоборот, иногда идеи, впервые воплощенные в железе именно в шведских машинах, только потом реализуются в танках других стран.

Как шведским создателям танков удалось добиться такого быстрого и качественного прогресса? Да, в Швеции было много своих изобретателей и подготовленных инженеров. Но для того, чтобы быстро создать с нуля передовую танкостроительную отрасль, этого все же мало.

В межвоенной Европе была еще одна относительно небольшая (и вдобавок молодая) страна, которая также сходу вошла в клуб законодателей танковой моды – Чехословакия. У истории развития чехословацкой и шведской танковой промышленностей много общего. И главное, что их объединяет – это немецкие конструкторы, внесшие значительный вклад в развитие бронетанковой техники обеих стран. Версальский договор, запретивший Германии иметь свои танки, оставил без работы многих талантливых немецких конструкторов. Не найдя применения своим умениям и знаниям на родине, они приложили руки к созданию танков по всему миру, от СССР до Японии, но именно в шведском и чехословацком танкостроении они оставили самый глубокий след.

Читать еще:  Телеуправляемые танки

Создатель знаменитого A7V Йозеф Фольмер был, наверное, самым известным из «кочующих» немецких конструкторов. Созданный им в самом конце войны Lk II стал первым принятым на вооружение в Швеции танком Strv m/21. Десять произведенных под видом тракторов и тайно доставленных в Швецию в разобранном виде танков Фольмера до 30-х годов были единственными танками шведской армии (пять из них в конце 20-х были модернизированы и получили название Strv m/29).

Сам Фольмер впоследствии перебрался в Чехословакию, где в 20-х годах присоединился к конструкторам «Шкоды» и работал над созданием своеобразных колесно-гусеничных танков КН-50, КН-60 и КН-70 на базе трактора Hanomag WD-50PS.

Примерно в это же время в Германии другой талантливый инженер Отто Меркер разрабатывал свой колесно-гусеничный «трактор». Как мы видим, обход условий Версальского договора для творческих людей был задачей не простой, но вполне преодолимой. К 1929 году прототип танка Räder-Raupen Kampfwagen M 28 (Räder M 28) вызвал определенный интерес у германских военных и должен был после производства небольшой партии из пяти машин отправиться на испытания. Этой необычной немецкой машине и было суждено стать родоначальником небольшого семейства не менее необычных шведских танков.

Танк L-5

Танк Меркера был еще одной вариацией на модную в те годы идею колесно-гусеничного танка. Малый ресурс тогдашних гусениц вдохновлял на смелые эксперименты конструкторов во многих странах. Вместо использования в качестве колесного движителя катков гусеничного (после снятия гусениц, как у танков Кристи и БТ), Меркер дополнительно к обычной многокатковой гусеничной ходовой части с задним расположением ведущего колеса добавил четыре колеса автомобильного типа. Они монтировались на системе подъема-опускания, позволявшей менять тип движителя без выхода экипажа из танка, имели цепной привод на задний мост и не были ничем защищены.

Сам танк массой в 7 тонн приводился в движение бензиновым двигателем Daimler-Benz в 50 лошадиных сил. Он имел противопульное бронирование и не совсем традиционную компоновку с боевым отделением в средней части, двигателем в задней и двумя постами управления. Один из них находилось спереди, а второй – в корме. По замыслу конструктора, второй водитель в случае необходимости должен был значительно улучшить маневренность танка при движении задним ходом. В небольшой башне с вооружением из 37-мм пушки и 7,92-мм пулемета должны были размещаться командир машины, стрелок и наводчик. Еще один пулемет устанавливался как курсовой. Боекомплект танка состоял из 200 снарядов и 2000 патронов.

Если сам процесс создания «трактора» еще можно было утаить от союзной комиссии, то с налаживанием даже мелкосерийного производства танков внутри страны имелись определенные сложности. Узлы и агрегаты танков Меркера выпускались в Германии, а сборку наладили на мощностях выкупленной немецким капиталом фирмы Landsverk в Швеции. Здесь же Räder M 28 был переименован в L-5. Всего было построено шесть танков, из них три последних оснастили более мощными 70-сильными двигателями Bussing-NAG D7. Что касается устройства системы смены хода, на первых четырех выпущенных танках она приводилась в движение электродвигателями, а на двух последних – гидравликой.

Конструкция новой машины была «сырой» — к примеру, как указывается в шведских источниках, система привода танка была настолько слабой и склонной к поломкам, что при движении по бездорожью с танка для облегчения массы приходилось снимать башню. Испытания, проходившие в Швеции и в СССР (одна машина была отправлена в немецкую танковую школу «Кама» под Казанью) показали, что M 28 сложен в эксплуатации, а его главное ноу-хау – система смены хода – ненадежна и часто выходит из строя. На этом интерес немецких военных к колесно-гусеничным танкам Отто Меркера иссяк.

Но вот шведы идеей загорелись. На то было несколько причин. В немецком справочнике Хейгеля «Танки» 1936 года по этому поводу сказано:

«Развитие колесно-гусеничных машин в Швеции происходит с большим рвением. При этом считаются с большими расстояниями в территориально-растянутой стране, а также со слабо развитой ж.-д. сетью в северной части Швеции. В противоположность другим странам, в Швеции машинами ограниченной проходимости по местности, в особенности в зимнее время, обойтись невозможно. Отсюда к боевым машинам предъявляется требование полной проходимости вне дорог».

Танк L−30

С 1930 года фирма Landsverk и ее главный конструктор Меркер начали работу над новой колесно-гусеничной машиной. Результатом этой работы стал танк L-30. Он был крупнее L-5 и лучше защищен (11,5 тонн, толщина брони от 6 до 14 мм), но в целом сохранил компоновку своего предшественника. От поста управления в корме на этот раз отказались: экипаж машины состоял теперь из трех человек – водителя в передней части и командира с наводчиком в башне. В качестве силовой установки на L-30 использовался карбюраторный двигатель Maybach с жидкостным охлаждением и мощностью в 150 л.с. Вооружение колесно-гусеничного шведского танка состояло из той же 37-мм пушки Bofors и спаренного с ней пулемета в башне.

Полностью были переработаны ненадежные у L-5 ходовая часть и механизм смены движителя. На испытаниях в 1931 году L-30 продемонстрировал очень хорошую подвижность: на гусеницах он разгонялся до 35 км/ч, а на колесном ходу – до 75 км/ч.

Переход с гусеничного движителя на колесный и обратно так же, как и в L-5, не требовал выхода экипажа из танка. Сам процесс замены длился порядка 30 секунд и мог осуществляться даже без полной остановки танка, что было значительным преимуществом по сравнению с советскими колесно-гусеничными танками семейства БТ – их экипажи справлялись с подобной задачей в течении примерно получаса. Тот же справочник Хейгля отмечает:

«Колесно-гусеничный танк Landsverk 30 является доказательством того, что в колесно-гусеничных машинах может быть решена проблема сочетания оперативной подвижности танков, если только удастся поддерживать малоуязвимость ходовой части на уровне движителей обычных танков и бронеавтомобилей».

L-30 для своего времени был технологически весьма совершенным танком. Кроме уникальной гибридной ходовой части, в нем, например, для соединения бронедеталей применялась сварка, что на фоне традиционных для того времени уголков и заклепок было большим шагом вперед. Но по ряду причин, о которых будет рассказано немного ниже, он так и не нашел поддержки среди шведских военных, и в итоге остался созданным в единственном экземпляре.

Последней колесно-гусеничной машиной, над которой работала фирма Landsverk, был танк L-80, проект которого был представлен в 1933 году. Новая машина должна была весить гораздо меньше — около 6,5 тонн, что, при той же мощности двигателя, давало бы почти вдвое большую удельную мощность. Колеса при движении на гусеничном ходу должны были убираться в защитные кожухи. Защищенность и вооружение L-80, скорее всего, должны были остаться такими же, как у L-30 – только наклон лобовой детали корпуса планировалось увеличить. Возможно также, что вместо 37-мм пушки Bofors планировалась установка 20-мм автоматической пушки Madsen.

Читать еще:  Сверхтяжелый танк «Маус»

Встречаются утверждения о том, что прототип L-80 построили – но ни документов, ни фотографий, которые могли бы подтвердить это, не имеется. Скорее всего, он так и остался в виде схем, чертежей и макетов.

Танк L-10

Танк L-5, который привез из Германии Отто Меркер, понравился шведам не только возможностью быстрой трансформации из колесного в гусеничный и обратно. По своим более привычным основным танковым характеристикам (защищенность, вооруженность и подвижность на традиционном гусеничном ходу) он тоже был вполне неплох.

Поэтому когда в 1930 году фирма Landsverk начала работы над L-30, параллельно с этим проектировался и его вариант без колесного движителя L-10. Он имел гораздо меньшую максимальную скорость, но сэкономленный за счет отказа от громоздких навесных конструкций вес был «освоен» для усиления защищенности – толщина лобовой брони у L-10 достигала солидных для легкого танка тех лет 24 мм.

Кроме того, L-10 имел лучшую проходимость, более простую конструкцию и был гораздо дешевле. В итоге единственное очевидное достоинство L-30 в виде высокой скорости на колесном ходу было перевешено несколькими столь же очевидными преимуществами L-10. На вооружение шведской армии был принят L-10, получивший название Stridsvagn m/31. Так же, как и у L-30, его корпус и башня собирались при помощи сварки. Вооружение танка состояло из 37-мм орудия Bofors, спаренного с ней и курсового пулеметов. Максимальная скорость L-10 достигала 40 км/ч.

Но и этому легкому танку фирмы Landsverk вырыла яму сама же фирма Landsverk. В этот же период ею разрабатывался и был предложен военным проект танка L-60 с торсионной подвеской. Более совершенная машина в итоге очень заинтересовала шведских военных, и вполне неплохой для начала 30-х L-10 был закуплен всего в трех экземплярах.

Отто Меркер работал в Швеции до 1936 года, конструируя для Landsverk танки и артиллерийские тягачи. После возвращения в Германию он стал членом НСДАП и с 1942 года под руководством Альберта Шпеера работал в Имперском министерстве вооружений и военного производства, занимаясь организацией производства подводных лодок. После войны Меркер занимал пост генерального директора компании «Рейншталь Ханомаг» и был членом правления группы «Рейншталь». В годы его руководства «Ханомаг» разработал для бундесвера бронетранспортер HS 30 и БМП «Мардер».

Армия Швеции и ее танковые войска

Сейчас на вооружении армии Швеции один тип ОБТ — Strv122 — де-факто «Леопард 2А5», с нек-рыми шведскими «допами»:

— усиленная броневая защита
— улучшенная СУО
Из 134 закупленных танков (91 собирались в Швеции) в составе 3 боеготовых рот (1 на юге и 2 на севере страны) всего 42 танка, остальные на хранении (еще на 10 рот, все сведены в 3 мех.полка), но весь парк проходит очередную модернизацию (рассчитана до 2023 г.) — еще усилят защиту, улучшат СУО, проведут «асучивание» — до батальонного тактического уровня (отдельная программа)
Всего в сухопутных войсках — упомянутые 3 полка (к танковым ротам — 15 рот мотопехоты на БМП CV90 и, частично, колесных БТР «Патрия»), «королевская гвардия/охрана» (вкл. 1 мб на БТР), полк спецназа — «гусары». Зато есть 5 учебных полков и в случае мобилизации в кратчайшие сроки развертываются 2 мех.бригады — на базе существующих 3 полков (это все — не считая арт. полков, ПВО и пр.)
При этом закупленные ранее в Германии 160 Strv121 («Леопард 2А4») — из наличия — вернули (де-юре их брали в аренду, 140 ед.), а оставшиеся переделали в инженерные машины БРЭМ


Шведская БМП CV90 — первые были на 8 «пассажиров», 25т и «держали» 14,5-мм, последние модификации — 35т/6/30-мм — как пишут

БТР «Патрия» пр-ва Финляндии

В артиллерии — поставлено 220 155-мм гаубиц FH77 и 48 САУ «Арчер» на их базе (колесных) — бОльшая часть на хранении

Всего в сухопутных войсках Швеции сейчас 16.000 в/с (минимальный уровень за все время — в 2010 г. отменили призыв и численность снизилось в 4 раза), всего резервистов — 35.000, кроме того 22.000 — в терр.обороне (3 бат «приписаны» к морской пехоте — там регулярный 1 бат). На уровне 50.000 подготовленных солдат шведы собираются поддерживать армию и после 2020 года — во всяком случае на кампанию в СМИ по теме выделены крупные средства.

Т.о. через неделю после начала мобилизации Швеция сможет «выставить в поле» 2 условных дивизии (в т.ч. 1 — танковую) с частями усиления (например довольно современной артиллерии и легкой бронетехники «накоплено» примерно 3 дивизионных комплекта)

История танкостроения Швеции. Часть вторая (1945 — 65 г.).

Ничего не выбрасывать!

Так в конце 40-х-начале 50-х был представлен проект создания на базе танков м/38 — м/40 (которые явно утратили боевую ценность к середине 1940-х) башенной самоходной установки Pvkv IV Värjan с 57мм орудием большой мощности.

В конце 1945 г. шведы, видимо насмотревшись на немцев, загорелись идеей создать свою 155мм САУ на базе м/41. Экспериментировали они не только с обычными, но и с безоткатными 155мм орудиями, однако далее опытных образцов дело не пошло.

Так же на базе м/41 в 1949 г. было построено 2 варианта противотанковых орудий Pvkv II (75мм) и Pvkv III (57мм), не принятые на вооружение.

На увеличенной базе танка м/41 в 1947 г. фирмой «Бофорс» была построена опытная универсальная САУ иногда называемая SAV 120. Главной особенностью этой САУ стало наличие автомата заряжания к 120мм морскому орудию. Однако стоимость установки оказалась столь велика, что о принятии ее на вооружение не было и речи. Наработки по автомату заряжания, однако, пригодились шведам в дальнейшем.

Танк м/41 явно не годился для поединков с советскими средними танками (новым «вероятным противником»), но шасси надежное, отработанное (и вообще «что ж его на свалку что ли?»). Последнее было признано неприемлемым, и на базе м/41 была создана компактная (хотя вряд ли сильно удобная для десанта) БМП Pbv 301, принятая на вооружение.

Средние танки м/42 в начале 1950-х были переведены в разряд машин поддержки пехоты (Infanterikanonvagn) и после модернизации двигателей получили индекс Ikv 73. В 1952-56 годах на базе танка м/42 были созданы САУ поддержки пехоты Ikv 72 (с 75мм орудием), 102 и 103 (со 105мм гаубицей).

Их предназначением была непосредственная поддержка пехоты, однако шведские конструкторы отнюдь не пошли путем английских (создававших машины с мощной броней, но слабой подвижностью), напротив САУ серии Ikv 72-103 имели очень слабую броню (не более 18мм), малый вес (менее 9 тонн) и большую скорость (свыше 50 км/ч).

Как виделось их взаимодействие с пехотой на поле боя — история умалчивает. Так же на шасси м/42 во второй половине 1940-х был создан опытный бронетранспортер с строенной пулеметной установкой, а на базе Ikv72 — 105мм САУ поддержки — не принятые на вооружение.

Читать еще:  М.Барятинский Бронеколлекция 2002 Специальный выпуск № 01 Бронетанковая техника третьего рейха

Противотанковая САУ м/43 в 1950-х получила новый двигатель и более мощное 75мм орудие с эжектором, после чего была переименована в Pvkv. 71 и оставалась на вооружении до 70-х годов.

Была предпринята попытка модернизации танка м/42 — установка башни новой конструкции с более мощным 75мм орудием, оснащенным механизмом заряжания — существенно увеличивавшим скорострельность, однако в серию эта машина не пошла.

Так же в начале 1950-х не был доведен до конца и проект «Lansen» — новой машины с 75мм орудием, которая должна была сменить м/42 в войсках — шведские военные резонно сочли такой танк неудовлетворяющим их современным потребностям.

В 1950-х годах Швеция закупила несколько партий танков «Centurion» в Великобритании, получивших наименование Strv. 81 (с 83мм орудием) и Strv. 101 (со 105мм орудием L7) именно они должны были сменить м/42, однако шведам очень не хотелось расставаться со своими надежными и отработанными промышленностью танками, поэтому в 1955 г. появился проект по созданию новой башни с броней в 80 мм и 75мм орудием (длина ствола 56,5 калибров).

В 1958 г. этот вариант был принят на вооружение как Strv. 74.

В конце 1940-х годов шведский парламент, который военным удалось-таки до нужной степени напугать «советской угрозой» санкционировал выделение средств на проектирование тяжелого танка. Программа известная под шифром KRV предполагала создание 40-45-тонной (максимальный вес разрешалось превысить не более чем на 5 тонн) машины с башней снабженной автоматом заряжания.

Варианты вооружения были следующими: 105мм (с длинной ствола 67 калибров) и 120мм (с длинной ствола 40 калибров) нарезные орудия, или 155мм (с длинной ствола 40 калибров) гладкоствольное фирмы «Бофорс». От последнего в ходе проектирования отказались — так как оно еще было совершенно не отработано. Заказчик склонялся к варианту 120мм. Во Франции в начале 1950-х был закуплен танк AMX-13, как заявили шведы «для испытаний, чтобы в дальнейшем заказать большую партию» (заказа не последовало — шведским генералам куда больше понравились «Центурионы»), однако АМХ-13 изучался весьма тщательно — особенно устройство башни и автомата заряжания.

Корпус и ходовая танка KRV создавались во многом по образцу «Центурионов», лобовая броня была выполнена в форме «щучьего носа». толщина лобовой брони: ВЛД 70 мм / 22°, НЛД 125 мм /38°, борта и корма корпуса по 30мм, бронирование башни было более мощным: лоб 150 мм / 45°, борт: 125 мм /80°, корма 30мм / 90°.

Было построено 2 опытных шасси, которые проходили испытания, однако, к 1954 г. из-за неготовности башни и проблемами с орудиями программа была заморожена. Есть неподтвержденная информация, что для того, чтобы не потерять контракт на создание танка, производитель предложил оснастить готовое шасси обычными башнями и орудиями без автомата заряжания и даже провел опытную установку башни «Центуриона» на шасси для демонстрации, но этот вариант военных не устроил — они предпочли закупить уже готовые «Центурионы».
Последней попыткой «спасти заказ» стало создание на базе одного из шасси 155мм САУ AKV 151 с автоматом заряжания.

Однако, и она не пошла в серию, хотя артсистема, использованная в ней, стала основой для САУ Bkan 1, принятой на вооружение в 1965 г.

Шасси танка KRV, однако, в конце 1950-х была уготована еще одна миссия (шведы в переплавку похоже ничего не пускают!): оно стало площадкой для отработки подвески и неподвижно закрепленного орудия для нового танка, получившего индекс Strv. «S», который незамысловато расшифровывался как «Шведский Танк».

В 1957 г. шведское военное министерство задумалось над параметрами заказа на новый танк. Единственный современный тип танка, который мог уверенно противостоять советским Т-54 и Т-55 — Strv. 101 был у Швеции в недостаточном количестве, да и отсутствие собственного танка, как основы войск не казалось шведам естественным.
Инженер фирмы «Бофорс» Свен Берге представил свои размышления о концепции нового танка для Швеции. По его мнению, было 3 пути создания современного танка:
1) 50-тонный танк с сильной защитой и умеренной подвижностью (по типу «Паттонов»).
2) 30-тонный танк со слабой броней и большой подвижностью (по типу франко-германского проекта, который позднее распался на АМХ-30 и Леопард-1).
3) 30-40-тонный танк-истребитель совершенно нового типа, имеющий низкий силуэт, сильное бронирование и хорошую подвижность.
По последнему варианту Свен Берге представил свои первые наработки. Проект был даже более революционен, чем программа KRV. Он предполагал создать хорошо бронированный низкосилуэтный танк без башни с жестко закрепленным в корпусе орудием (105мм или 120мм), оснащенным автоматом заряжания.

Несмотря на недавнюю неудачу с программой KRV, шведское военное министерство выделило деньги на опытный образец такого танка, и работы по созданию Strv. «S» начались.

Швеция приобрела у Великобритании лицензию на 105мм орудие L7, однако для нового танка увеличили его длину до 62 калибров (вместо 52 первоначальных), так же поработали над увеличением давления в стволе — соответственно начальной скорости снаряда. Общий боекомплект был определен в 50 снарядов — боеприпасы были унифицированы с английскими для орудия L7. Лобовая броня имела толщину: ВЛД 60 мм / 78°, НЛД 50 мм /72°, верхняя часть борта — 50мм, нижняя — 30мм, корма — 20-30мм.

Главной особенностью танка был его низкий силуэт — всего 2140мм.

Интересна была силовая установка машины, она состояла из 2 независимых двигателей: дизеля Rols Royce K60 — мощностью 240 л.с. и газотурбинного двигателя Boeing 502-10 МА мощностью 490 л.с. — они могли работать как совместно, так и по отдельности. Дизель использовался для экономного хода — для увеличения радиуса действия, а ГТД для того, чтобы в экстренной обстановке можно было дать максимальную скорость, а так же для старта двигателя в условиях низких температур.

Много времени ушло на отработку подвески и автоматику управления ею — так как орудие было жестко закреплено в корпусе, то наведение по горизонту осуществлялось поворотом шасси «на месте», а по вертикали — подвеской. Уже в 1960 г. состоялась презентация опытного образца для шведского генералитета, танк показал столь выдающиеся результаты в скорости и точности стрельбы, а так же в подвижности и проходимости, что немедленно была заказна 0-серия из 10 машин, готовая к 1963 г. Весной 1963 г. танк получивший индекс Strv. 103 был явлен миру, а уже в 1966 г. принят на вооружение.

Литература:
Кащеев Л. Основной боевой танк Швеции Strv. 103// Бронеколлекция, 2012. № 6.
Нересесян М.Г., Каменцева Ю.В. Бронетанковая Техника Армий Капиталистических Государств. М., 1964 .
Холявский Л. Г. Полная энциклопедия танков мира: 1915 — 2000 гг. М., 2002.
Холявский Г.Л. Энциклопедия бронетехники. Гусеничные боевые машины. М., 2003.
AFV Weapons Profile series: № 28 — S-Tank.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector