1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

АМЕРИКАНСКИЕ ТАНКИСТЫ В БОЯХ

АМЕРИКАНСКИЕ ТАНКИСТЫ В БОЯХ

АМЕРИКАНСКИЕ ТАНКИСТЫ В БОЯХ

В апреле 1917 года США, наконец, вступили в войну, и военное руководство просто вынуждено было обратить внимание на новое боевое средство, уже применявшееся союзниками. В июне 1917 года на опытном полигоне британского Департамента поставок механического вооружения в Доллис Хилл англичане продемонстрировали свои танки делегации ВМФ США — танки предлагались для морской пехоты. Военный атташе США справедливо рассудил, что такое мощное оружие более соответствует армии, и предложил привлечь к британским работам также американских технических специалистов. 19 июля 1917 г. Джон Дж. Першинг, назначенный командующим Американскими экспедиционными силами, приказал сформировать специальную комиссию, чтобы более детально рассмотреть вопросы использования танков. Комиссия пришла к заключению, что «танк считается фактором, которому предстоит стать важным элементом войны». 23 сентября 1917 г. американцы приняли решение о формировании собственного Танкового корпуса, вооружив его двумя типами танков — легким на основе французского «Рено» FT-17 и тяжелым английским Mk VI, хотя последний существовал только в проекте. Первоначально размер Танкового корпуса определили в 20 «дивизий», а упомянутая комиссия рекомендовала штатный состав в 2000 легких и 200 тяжелых танков, предусмотрев ежемесячно замену 15 % машин. Заказ на 600 Mk VI вскоре аннулировали. Американцы решили развернуть свою танкостроительную программу для удовлетворения потребностей собственной армии и армий союзников, рассчитанную на окончание войны в 1919 г. Планы разработали с обычным американским размахом — 4400 танков типа «Рено», 1500 комплектов агрегатов и узлов к тяжелым англо-американским танкам Mk VIII и 1450 полностью собранных Mk VIII, кроме того, 15 015 легких танков «Форд».

По первоначальному проекту Танковый корпус США должен был включать 20 легких и пять тяжелых танковых батальонов. Командиром корпуса назначили полковника С.Д.Рокенбаха, в Пенсильвании создали учебный центр, начальником которого стал полковник Д.Эйзенхауэр. Но танкостроительная американская программа с самого начала оказалась на грани срыва, матчасти для своих танкистов США поставить не могли, и набранных добровольцев отправили в Европу. Собственно формирование американского Танкового корпуса началось во Франции 26 января 1918 г., а в мае его штат увеличили и утвердили в составе 15 бригад, каждая по два легких и одному тяжелому батальону. Французы согласились поставить матчасть для трех американских танковых батальонов. 5 июля 1918 г. союзный комитет постановил оснастить американские подразделения британскими и французскими танками (равным образом союзникам пришлось снабжать американские экспедиционные силы также артиллерией и пулеметами). Подготовку 301-го тяжелого танкового батальона вели в Англии в Бовингтоне (так там образовался американский учебный центр). 301-й тяжелый батальон укомплектовали танками Mk V и Mk V* и 24 августа отправили во Францию, где придали 1-й британской танковой бригаде. В Бовингтоне подготовили также экипажи для 302-го и 303-го американских батальонов и две спасательные танковые роты, но они участия в боях не приняли. Легкотанковые батальоны готовили в танковой школе во Франции в Лангре. Всего Танковый корпус США («Танковый корпус Армии США») получил от союзников 47 Mk V и Mk V* и 514 «Рено» FT-17.

Утром 29 сентября 301-й батальон принял участие в атаке 27-й и 30-й американских дивизий к востоку от Бел и курс кого тоннеля. Но только одному танку удалось перейти тоннель, остальные попали на старое британское минное поле. В итоге у 10 танков были разворочены днища, большая часть экипажей погибла. Из 34 машин на сборный пункт пришли только 10. Но уже 8 октября американские танкисты с успехом поддержали атаку II американского корпуса к северо-западу от Бранкура, хотя из 23 танков в бой вышли 20, из них только 11 дошли до назначенного рубежа. 17-го батальон вновь поддерживал II корпус к западу от Бюзиньи, при этом 20 танкам пришлось вброд преодолевать р. Селль, и 19 переправились успешно. Короткая боевая служба 301-го батальона завершилась 23 октября, когда девять танков поддержали ночную атаку 1-й и 6-й британских дивизий в окрестностях Базюэля. Атака началась в 1:20 ночи, и танки практически без потерь подавили опорные пункты противника. Германская артиллерия обстреляла их газовыми снарядами. Действия танков замедлились, среди танкистов было несколько легко отравленных. 301-й батальон оставался приданным британскому Танковому корпусу до февраля 1919 года. Бои американских танкистов на «Рено» FT, заметим, оказались куда успешнее, чем у их «тяжелотанковых» коллег из 301-го батальона.

Тяжелый танк Mk V вместе с легкими М1917 («Американский Рено») участвует в учениях американских танкистов.

Учения тяжелых танков Mk VIII в Кэмп Миэд. 1925 г.

Американские танкисты в боях

Американские танкисты в боях

В апреле 1917 г. США, наконец, вступили в войну, и военное руководство просто вынуждено было обратить внимание на новое боевое средство, уже применявшееся союзниками. В июне 1917 г. на опытном полигоне британского Департамента поставок механического вооружения в Доллис Хилл англичане продемонстрировали свои танки делегации ВМФ США — танки предлагались для морской пехоты. Военный атташе США справедливо рассудил, что такое мощное оружие более соответствует армии, и предложил привлечь к английским работам также американских технических специалистов. В то же время французы обратились к США с предложением взять на себя изготовление части танков «Рено».

19 июля 1917 г. Дж. Дж. Першинг, назначенный командующим Американскими экспедиционными силами, приказал сформировать специальную комиссию, чтобы более детально рассмотреть вопросы использования танков. Тогда же подполковник Паркер представил подробный рапорт, в котором суммировал опыт применения танков союзниками и их возможности, указав при этом на необходимость использования нового боевого средства во взаимодействии с пешей и моторизованной пехотой, кавалерией, артиллерией, авиацией. Тактику прорыва он образно сравнивал с «летающим клином» в футболе: «Танки играют роль „линейных бэков“, которые пробивают брешь, дивизионные пулеметные роты помогают им, а кавалерия прогоняет мяч, коль скоро брешь открыта». Комиссия пришла к заключению, что «танк считается фактором, которому предстоит стать важным элементом войны».

23 сентября 1917 г. американцы приняли решение о формировании собственного Танкового корпуса, вооружив его двумя типами танков — легким на основе французского «Рено» FT-17 и тяжелым английским Mk VI (видимо, под влиянием идей генерала Этьена), хотя последний существовал только в проекте. Первоначально размер Танкового корпуса определили в 20 «дивизий», а упомянутая комиссия рекомендовала штатный состав в 2000 легких и 200 тяжелых танков, предусмотрев ежемесячно замену 15 % машин. Заказ на 600 Mk VI вскоре аннулировали. Американцы решили развернуть свою танкостроительную программу для удовлетворения потребностей собственной армии и армий союзников, рассчитанную на окончание войны в 1919 г. Планы разработали с обычным американским размахом — 4400 танков типа «Рено», 1500 комплектов агрегатов и узлов к тяжелым англо-американским танкам Mk VIII и 1450 полностью собранных Mk VIII, а кроме того, 15 015 легких танков «Форд».

Читать еще:  Станковый пулемет М1895

По первоначальному проекту Танковый корпус США должен был включать 20 легких и 5 тяжелых танковых батальонов. Командиром корпуса назначили полковника С.Д. Рокенбаха, в Пенсильвании создали учебный центр, начальником которого стал полковник Д. Эйзенхауэр. 18 февраля 1918 г. в Кэмп Аптон (Лонг-Айленд) сформировали первое подразделение «танковой службы» под наименованием 65-го «инженерного подразделения».

Танки M1917 типа «Рено» в американской армии.

Пушечный танк «Рено» FT — 1-й во 2-м взводе роты С 327-го танкового батальона — у Сен-Миеля.

Пулеметный «Рено» FT-17 американской 304-й бригады на марше.

Танкостроительная американская программа с самого начала оказалась на грани срыва, мат-части для своих танкистов США поставить не могли, и набранных добровольцев отправили в Европу. Собственно формирование американского Танкового корпуса началось во Франции 26 января 1918 г., а в мае его штат увеличили и утвердили в составе 15 бригад, каждая по 2 легких и 1 тяжелому батальону. Французы согласились поставить матчасть для трех американских танковых батальонов. 5 июля 1918 г. союзный комитет постановил оснастить американские подразделения британскими и французскими танками (равным образом союзникам пришлось снабжать американскую экспедиционную армию и артиллерией и пулеметами). Подготовку 301 — го тяжелого танкового батальона вели в Англии в Бовингтоне (так там образовался американский учебный центр), легких батальонов — в танковой школе во Франции в Лангре, департамент Верхняя Марна, под наблюдением подполковника Дж. С. Паттона.

Этот лихой кавалерист с опытом командования пулеметным подразделением и знанием техники стал большим энтузиастом применения легких танков, и именно его, а не Рокенбаха американцы предпочитают считать «движущей силой» американского Танкового корпуса. В Бовингтоне подготовили также экипажи для 302-го и 303-го американских батальонов и две спасательные танковые роты, но они участия в боях не приняли. Всего Танковый корпус США (или «Танковый Корпус Армии США») получил от союзников 47 танков Mk V* и 514 «Рено» FT-17.

В числе переданных «Рено» были танки первых серий с литыми не «универсальными» башнями и литой лобовой частью корпуса. Американские лекготанковые подразделения в Европе в 1918 г. использовали французский принцип обозначений, но привязали его к своей организации, а значки наносили на бортах и корме башни танка. Так, красные черви в белом ромбе с белой же цифрой «1» над ним указывали на 1-й танк 2-го взвода роты С в 327-м американском танковом батальоне. Американцы пытались найти и свой рисунок камуфляжа — например, зеленые разводы на песочном фоне.

От союзников американские танкисты получили и некоторые элементы экипировки, хотя в целом они использовали штатную армейскую полевую форму. Наиболее характерным отличием американских танкистов в 1918 г. стал защитный шлем из кожи и ткани с невысоким куполом, защитой ушей и плотным подбоем. Как и другие солдаты, танкисты использовали и стальные британские каски-«миски», обычно — вне танков. К моменту вступления в бой американские танкисты успели пройти почти четырехмесячное обучение и были подготовлены неплохо.

301-й тяжелый батальон укомплектовали танками Mk V и Mk V* и 24 августа отправили во Францию, где придали 1-й британской танковой бригаде.

Утром 29 сентября 301-й батальон принял участие в атаке 27-й и 30-й американских дивизий к востоку от Беликурского тоннеля. Но только одному танку удалось перейти тоннель, остальные попали на старое британское минное поле. В итоге у 10 танков были разворочены днища, большая часть экипажей погибла. Из 34 машин на сборный пункт пришли только 10. Но уже 8 октября американские танкисты с успехом поддержали атаку II американского корпуса к северо-западу от Бранкура, хотя из 23 танков в бой вышли 20, из них только 11 дошли до назначенного рубежа. 17-го батальон вновь поддерживал II корпус к западу от Бюзиньи, при этом 20 танкам пришлось вброд преодолевать р. Селль, и 19 переправились успешно. Короткая боевая служба 301-го батальона завершилась 23 октября, когда 9 танков поддержали ночную атаку 1-й и 6-й британских дивизий в окрестностях Базюэля. Атака началась в 1.20 ночи, и танки практически без потерь подавили опорные пункты противника. Германская артиллерия обстреляла их газовыми снарядами. Действия танков замедлились, среди танкистов было несколько легко отравленных. 301-й батальон оставался придан британскому Танковому корпусу до февраля 1919 г.

Американские экипажи танков «Рено», как уже указывалось, впервые вступили в бой 12 сентября 1918 г., в ходе наступления у Сен-Миеля. Это были танкисты 344-го и 345-го американских батальонов «Рено», сведенных в 304-ю танковую бригаду под командованием подполковника Джорджа Смита Паттона (174 танка «Рено» FT).

Подполковник Дж. Паттон сфотографировался на фоне танка «Рено» FT. 1918 г.

Инструкция, объявленная Паттоном перед боем, требовала, чтобы ни один экипаж не смел сдавать или бросать свою машину ни при каких обстоятельствах: «Пока танк способен двигаться, он должен двигаться вперед. Его присутствие спасет жизни тысяч пехотинцев и убьет множество немцев. Наконец, это наш серьезный шанс. Мы долго трудились, чтобы использовать его».

Атака 344-го и 345-го американских батальонов «Рено» началась 12 сентября в 5.00 утра. Они поддерживали атаку 1-й и 42-й пехотных дивизий IV американского корпуса. Германский солдат так описал атаку американских «Рено»: «Флотилии небольших танков, каждый из которых был вооружен одной пушкой или пулеметом, со скоростью ласки оказались перед и позади наших артиллерийских позиций, и эта странная толпа лилась, как адское отродье». Несмотря на слабый, вязкий грунт, операция оказалось успешной. 345-й батальон, которым командовал лично Паттон, подавил несколько пулеметных гнезд, уничтожил артиллерийское подразделение и существенно помог продвижению 42-й дивизии. 344-й батальон майора С. Бретта, действовавший с 1-й дивизией, сумел прорвать вражеское проволочное заграждение и уничтожить несколько пулеметных гнезд вокруг Бае да Рат. Несмотря на слабый грунт, операция успешна, войска продвинулись на 7,5 км на фронте 9,5 км, овладели Эссеем и Мезре. Потери — один средний и один легкий танк подорвались на минах, 2 легких танка подбиты артиллерией, несколько получили повреждения. Правда, посреди операции германцы сами начали планомерный отход с позиций. Американские танкисты просто не догоняли преследовавшую противника пехоту, зато потеряли 3 «Рено» из-за поломок.

На второй день наступления американские танки начали испытывать недостаток топлива, но 14 сентября группа из 8 танков 344-го батальона атаковала и рассеяла немецкий батальон возле Воэля.

За два дня боев бригада Паттона из 144 танков потеряла от огня противника только 2 машины, но 22 «Рено» застряли в ямах и рвах, а 14 вышли из строя по техническим причинам. Из 14 погибших только 2 погибли в танке. Первые бои американских танкистов на «Рено» FT оказались куда успешнее, чем у их коллег из 301-го батальона на тяжелых танках Mk V*.

О действиях 304-й американской танковой бригады у Аргонского леса вместе с французскими танкистами 26 сентября 1918 г. уже сказано выше.

masterok

Мастерок.жж.рф

Хочу все знать

Экипаж Т-34-85, который уничтожил реактивный истребитель F-80C «Шутинг Стар»

Война Северной и Южной Кореи между собой — это сложный исторический факт. Тут как и во Въетнамской, Афганской и ряде других войн были задействованы далеко только не корейцы. Мы уже вспоминали с вам 12 апреля как черный день американской авиации, но оказывается есть еще интересный случай из той войны. Давайте для начала немного вспомним историю участия в этой войне «главного героя» этого события, а потом уже перейдем с вами непосредственно к подписи под фотографией.

Читать еще:  М.Барятинский Бронеколлекция 1997 № 03 (12) Бронетанковая техника США 1939 - 1945

Многие естественно знают, что одним из лучших танков Второй мировой войны по совокупности характеристик является советский средний танк Т-34-85. После окончания Второй мировой мясорубки, этот танк не ушел на покой. Он участвовал в многочисленных вооруженных конфликтах эпохи «Холодной войны». Наиболее широко он стал применяться во время войны в Корее 1950-53 гг. В результате геополитических игр Корея была поделена на две части по 38-й параллели. В Северной Корее установилась коммунистическая власть, в Южной Корее стояли американские войска, правительство соответственно было проамериканским. Вооруженный конфликт мог вспыхнуть в любой момент.

И вот как тут дело обстояло с танками …

Северная Корея изначально подготовилась гораздо лучше к войне чем Южная. Бронетанковые войска Севера стали создаваться еще с 1945 года. Первой ласточкой стал 15-й танковый учебный полк, на вооружении которого состояли, наряду с американскими легкими танками М3 «Стюарт» и средним М4 «Шерман», два танка Т-34-85. Танки доставили из СССР, вместе с ними в Корею прибыли 30 советских офицеров-танкистов, которые стали инструкторами. Командовал полком полковник Ю Куонг Су, который начал свою военную карьеру лейтенантом РККА в годы Великой Отечественной. В мае 1949 г. полк был расформирован, его личный состав стал костяком новой 105-й танковой бригады. До октября все три полка (107-й, 109-й, 203-й) бригады были полностью укомплектованы Т-34-85. В каждом полку имелось 40 Т-34-85. К июню 1950 г. в составе Народной армии имелось 258 танков Т-34-85; 105-я бригада была оснащена ими полностью, около 20 машин числилось в 208-м учебном полку, остальные в новых 41, 42, 43, 45 и 46-м танковых полках (в действительности это были отдельные танковые батальоны примерно по 15 танков в каждом) и в 16-й и 17 -и танковых бригадах (реально – полки, по 40-45 машин). На фоне советских танковых армий 1945 г. 258 «тридцатьчетверок» не производят особого впечатления, но в 1950 г. это были самые многочисленные и, что не менее важно, самые лучшие по боевой подготовке и характеристикам материальной части, танковые силы в Азии. Так, в южнокорейской армии не было вообще ни одного танка, а 8-я американская армия имела несколько рот легких танков М24 «Чаффи».

Боевое применение Т-34-85:

В 5 часов утра 25 июня 1950 года Т-34-85 109-го танкового полка Корейской народной армии (КНА) пересекли 38-ю параллель—началась Корейская война. Горный характер местности не давал возможности использовать танковые силы массированно, поэтому танки придавались пехотным дивизиям, для непосредственной поддержки пехоты.

Успех танковых атак северокорейцев был полным. Южнокорейские пехотинцы оказались полностью деморализованными. Многие солдаты попросту до этого никогда в жизни не видели танков. Также они быстро убедились, что их противотанковые средства — 57-мм пушки и 2,36-дюймовые базуки — беспомощны против Т-34-85. 28 июня 1950 года Сеул был взят.

Спустя неделю произошло знаменательное событие — 5 июля 33 танка Т-34-85 107-го полка КНА атаковали позиции 24-й пехотной дивизии армии США. Танковую атаку американцы попытались отбить огнем 105-мм гаубиц и 75-мм безоткатных пушек. Однако оказалось, что фугасные снаряды малоэффективны, а 105-мм кумулятивных снарядов было всего шесть. Ими и удалось подбить два танка с дистанции 500 ярдов. В ходе этого боя американские пехотинцы произвели 22 выстрела по танкам из 2,36-дюймовых базук и все без последствий для советских танков.

10 июля 1950 года произошел первый танковый бой между Т-34-85 и М24 из роты А 78-го танкового батальона. Два М24 были подбиты, «тридцатьчетверки» потерь не имели. 75-мм американские снаряды не пробивали их лобовую броню. На следующий день рота А потеряла еще три танка, а к концу июля практически перестала существовать — в ней осталось два танка из 14! Такие результаты полностью деморализовали американских танкистов и весьма огорчили пехотинцев, которые не видели теперь в М24 сколько-нибудь эффективного противотанкового средства. Некоторое облегчение испытали пехотинцы только после начала использования 3,5-дюймовых «супербазук». В боях за Тэджон 105-я бригада потеряла 15 Т-34-85, семь из которых были уничтожены огнем «супербазук».

Достойного противника «тридцатьчетверки» встретили только 17 августа 1950 года. Т-34-85 107-го танкового полка атаковали позиции 1-й бригады морской пехоты США на Пусанском плацдарме. Привыкшие к победам северокорейские танкисты, увидев перед собой хорошо знакомые М24, уверенно пошли в бой. Однако они ошиблись—это были М26 «Першинг» из 1-го танкового батальона Корпуса морской пехоты США. Комбинированным огнем 90-мм пушек «першингов» и «супербазук» три Т-34-85 были подбиты. С этого момента в танковых боях наступил перелом. Северокорейские танкисты, хорошо обученные ведению наступательных действий, оказались не готовыми к ведению единоборства с американскими танками в условиях позиционной борьбы. Сказывался более высокий уровень боевой подготовки американских экипажей. К сентябрю 1950 года на Пусанском плацдарме установилось равновесие сил. Высадившись у Инчхона, американцы переломили ход событий в свою пользу.


105-я северокорейская танковая бригада

От Инчхона открывался короткий путь на Сеул, в районе которого находилось всего 16 Т-34-85 из 42-го танкового полка с необстрелянными экипажами и 10— 15 танков 105-й бригады. В боях 16—20 сентября практически все эти машины были уничтожены.

Первый бой Т-34-85 с «шерманами» произошел 27 сентября. 10 «тридцатьчетверок» атаковали М4АЗЕ8 2-го взвода роты С 70-го танкового батальона. Три «шермана» были подбиты в считанные секунды. Затем один Т-34-85 проутюжил транспортную колонну, разнеся в щепы 15 грузовиков и джипов, и был подбит выстрелом в упор из 105-мм гаубицы. Еще четыре Т-34-85 стали жертвами огня базук, а два северокорейских танка подбили подошедшие с тыла основные силы 70-го танкового батальона.

В конечном итоге в конфликт вмешался Китай. Благодаря китайским добровольцам линия фронта была восстановлена и застыла опять же по 38-й параллели.

К концу года войска КНДР потеряли 239 танков Т-34-85, большинство из которых было подбито огнем базук и авиацией. В боях с танками, по американским данным, были подбиты 97 Т-34-85. Ответным огнем северокорейские танки уничтожали только 34 американские боевые машины. При этом Т-34-85 однозначно превосходили М24 «Чаффи» по всем параметрам. По своим характеристикам «тридцатьчетверки» были близки с М4АЗЕ8, но имели более мощное вооружение. Если Т-34-85 без затруднения поражал «Шерман» на дистанции прямого выстрела обычными бронебойными снарядами, то американский танк добивался подобного результата лишь при использовании подкалиберных и кумулятивных снарядов. Не «по зубам» Т-34-85 в Корее оказались лишь тяжелый танк М26 «Першинг» и М46 «Паттон», что естественно, так как эти танки были следующего поколения.


Т-34-85 на параде в Пхеньяне. 15 августа 1960 года

Янки оценили Т-34-85 как «превосходный танк», в то же время отметив специфическую подготовку их экипажей, которые были способны эффективно наступать на неподготовленную в противотанковом отношении оборону, но при этом не могли на равных драться с американскими танкистами в танковых дуэлях. По мнению американских специалистов, «Чаффи» просто не стоило сравнивать с Т-34-85. «Шерманы» модели М4А3Е8 имели близкие характеристики и, хотя их пушки были меньшего калибра, кумулятивные снаряды орудий «Шерманов» пробивали лобовую броню «тридцатьчетверок». Танки М26 и М46 превосходили Т-34, что, впрочем, и неудивительно, поскольку это машины уже другого поколения. Кэгл и Мэсон, авторы книги «Морская война в Корее», просто отказались сравнивать легкие американские танки с Т-34-85, признав абсолютное превосходство последних по комплексу боевых свойств. «Першинги» были тяжелыми танками, имели ненадежную ходовую часть и низкую удельную мощность и, как следствие, плохую подвижность, особенно в условиях гор и джунглей. Кроме того их было не так много, чтобы их участие в боях кардинально поменяло обстановку на поле боя. Поэтому эти танки в 51 году поменяли на «Шерманы» и «Паттоны». Танки М46 были новинкой и еще не избавились от «детских болезней», доставлявших массу хлопот их экипажам. Сами американские танкисты предпочитали идти в бой на старых добрых «Шерманах», считая, что за счет своей лучшей подготовки они смогут восполнить недостатки своих танков, в столкновениях с северокорейскими Т-34-85.

Читать еще:  ТАНК «ПАНТЕРА» Ausf.A

Т-34-85 в Корее показал себя весьма достойно, несмотря на то, что ему приходилось сталкиваться в боях с танками противника следующего поколения.

Вернемся непосредственно к названию и теме нашего поста. На фотографии в начале поста — экипаж северокорейского Т-34-85, который уничтожил американский реактивный истребитель F-80C «Шутинг Стар» 3 июля 1950 года. Вот как это было.

3 июля 1950 года четыре реактивных истребителя-бомбардировщика F-80C Shooting Star, ведомые командиром 80-й истребительно-бомбардировочной эскадрильи майором Амосом Слудером отправилась в район Пъёнгё-Ри для атаки двигающейся к линии фронта северокорейской техники.

Шутинг Стары считались самолёт идеальным для атак с бреющего полёта, но в силу своей ограниченной манёвренности и слабости вооружения F-80 не был способен бороться на равных даже с поршневыми Як-9П .

Обнаружив колонну из примерно 90 автомашин в сопровождении четырёх танков, американцы пошли в атаку, применив с малой высоты неуправляемые ракеты и открыв огонь из крыльевых (вероятно ошибка в источнике !) 12,7-мм пулеметов.

Однако от северокорейцев последовал неожиданный ответ: Т-34-85 открыли огонь из 85-мм орудий по низколетящим самолетам.
Удачно выпущенный снаряд разорвался перед самолетом ведущего и повредил осколками топливные баки. На борту возник пожар. Шедший ведомым капитан Верне Петерсон сообщил майору Слудеру по радио: «Босс, ты горишь! Тебе лучше прыгать». В ответ командир попросил указать направление на Юг, куда он, очевидно, собирался развернуться, но в этот же момент самолет разрушился и горящие обломки рухнули на землю. Майор Амос Слудер стал первым летчиком 5-го воздушного флота, погибшим в боевых действиях на Корейском полуострове.

Я вам могу еще напомнить несколько нестандартных случаев с военной техникой, вот например Как американский пилот сам себя сбил или как Самолет летел без летчика …. А вот вы знаете, что такое Кнопка «Беленко» ? Еще мы как то Разоблачали велосипедные танки Японии и ведь были даже Ракетные танки СССР.

Танкисты-герои времен Второй Мировой Войны

Знаменитые танкисты

Лафайет Дж.Пул

Лафайет Пул — американский танкист, уничтоживший свыше 250 единиц немецкой техники. Правда среди этой техники лишь 12 танков, остальное — это легкие бронемашины, автомобили, грузовики и т.д. Однако, несмотря на довольно скромное число побед именно над танками противника(всего 12), этот танкист безусловно заслуживает внимания как один из представителей американской танковой школы периода Второй Мировой Войны. Боевой путь одного из лучших американских танкистов начался на тренировочной базе Кэмп Бергард в штате Луизиана. После прохождения обучающих курсов, Лафайета Пула определяют в формирующуюся третью танковую дивизию США. Пул становится командиром танка и летом 1944 года вместе со своим экипажем на танке «Шерман» высаживается в Нормандии в ходе грандиозной операции союзников по открытию второго фронта против Германии.

Свой первый бой с противником экипаж Лафайета Пула проводит недалеко от французкого городка Сент-Ло. Эта первая стычка с врагом оказывается неудачной — танк Пула прошивает снаряд немецкого «фаустника» и боевая машина выходит из строя. Однако никто из членов экипажа даже не был ранен. Вскоре Пул получает новый танк и опять вступает в бой с противником. Он принимает участие в Фалезской операции союзников. Немцы оказывали энергичное сопротивление, постоянно контратаковали и не отходили даже под угрозой окружения, что было обусловлено личным приказом Гитлера. Это в итоге стоило им потери огромной группировки до 150 тысяч человек в окружении. В этих тяжелых боях Лафайет Пул теряет свою вторую машину — танковая колонна в которой двигался танк Пула, подвергается мощному авиаудару гитлеровской авиации, танк выходит из строя, однако и на этот раз его экипаж оказывается цел. Получив новый танк, Лафайет Пул вновь оказывается в пылу сражения. В одном из боев его «Шерман» один на один противостоит немецкому среднему танку «Пантера». Экипажу Пула сильно везет — немецкий танк даёт несколько выстрелов по «Шерману», однако не один из них не попадает в цель. А вот наводчик в экипаже Пула оказывается на высоте — и американский снаряд прошивает немецкую броню. Уничтоженная «Пантера» становится первой победой экипажа Лафайета Пула и первым немецким танком на его личном счету.

Есть ещё несколько эпизодов, которые иллюстрируют удачные действия экипажа Лафайета Пула. Так, например, в ходе боёв в Бельгии танк Пула при движении в составе колонны попадает в засаду. Огонь по американской колонне ведет одна единственная немецкая «Пантера». Пул реагирует немедленно и точным выстрелом поражает немецкий танк. Бои в районе Намуре всё в той же Бельгии, также принесли Пулу новые победы — его экипаж подбил несколько немецких САУ и бронемашин, в общей сложности выведя из строя около 20 единиц боевой техники врага. Как мы видим, Пул и его экипаж, долгое время успешно действовали в боях с немецкими войсками.

Однако война уже определила дальнейшую судьбу американского танкиста Лафайета Пула. В боях на северо-западе Германии в Вестфалии, его «Шерман» попал в прицел немецкого противотанкового орудия. Двумя выстрелами немцы остановили танк и он загорелся. По всей видимости второй снаряд пробил топливные баки «Шермана», отчего и случился пожар. Тяжело раненого Пула вытащил из танка кто-то из его боевых товарищей. Жизнь Лафайета Пула американским врачам удалось спасти, но танкист потерял правую ногу — её пришлось ампутировать. Почти половину месяца он провел без сознания на больничной койке. В январе 1945 года поправившийся Пул возвращается в Соединённые Штаты. Даже несмотря на то, что он был инвалидом, его вновь призовут в армию, уже как технического специалиста, где он и прослужит до 1960 года. Умер Лафайет Пул в мае 1991 года, похоронен на кладбище Форт Сэм Хьюстон в Техасе.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector