3 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Тактика контр партизанской войны

Особенности вооружения и тактики советских контр-партизанских групп по опыту войны в Прибалтике

Год назад мне довелось встретиться с одним интересным человеком, в настоящее время ученым-агрономом, а в прошлом командиром разведгруппы, воевавшим с «зелеными братьями» в 1952..1953гг в Эстонии. Меня интересовал прежде всего опыт применения и эксплуатации оружия, что и как себя показало. Однако информация оказалась настолько необычной и интересной, что я решил изложить ее в этой заметке. Возможно, она окажется интересной и для современных военных.

Встреча наша проходила во Всероссийском Институте Защиты Растений, в рабочем кабинете. Человек этот при личном знакомстве оказался обычным жизнерадостным дедушкой лет 70 с копейками. Прошлое его выдавал только шрам на голове, и голубые глаза, неожиданно ясные, внимательные и лихие, что ли, несоответствующие возрасту и внешности. Кроме этого на определенные мысли наводил висевший на вешалке маскхалат с завязками вместо пуговиц, довольно новый на вид, и кожаный коричневый подсумок на стене. Как потом выяснилось, маскхалату уже более 50 лет, а подсумку еще больше — он от немецкого МР.

Учувствовал он в 1952..1953гг в боевых действиях в Эстонии, был командиром разведгруппы, а потом в 1954г в Корее, был ранен и комиссован по состоянию здоровья. Дальнейшее будет изложено с его слов.

Численность советской разведгруппы обычно составляла 32..34 человека. По штату на вооружении были карабины обр. 1944г, ППШ, 2 радиостанции и один ДП на группу. Фактическое же вооружение группы составляли 8 РП MG-34/42, 10..12 шт СВТ с установленными ПУ и ППШ с коробчатыми магазинами. В среднем старались, чтобы каждый четвертый был вооружен пулеметом, каждый третий — снайперской винтовкой, а остальные — автоматами.

В отношении ручных пулеметов считали так: чем больше, тем лучше, желательно 2..3 на каждое отделение. МГшники доставали откуда можно, в основном конечно трофейные. Стреляли из них частыми короткими очередями — на вспышку, вниз под дерево, справа, слева и огонь переносится на следующую цель вне зависимости от результатов. Предпочтение отдавалось им, а не ДП, по причине возможности «добычи» у противника, и по причине ленточного питания. В случае некомплекта использовали и ДП тоже.

Самозарядные винтовки Токарева также доставали всеми правдами и неправдами. Винтовкам дорабатывали УСМ для ведения автоматического огня, одиночный отсекался вручную. Причина таких неожиданных ухищрений — необходимость шквальности огня в случае попадания в засаду и имитация множества РП в группе для деморализации противника. Сошки не применялись по причине скоротечности лесного боя. ПУ доставались где и сколько можно, по возможности — на все винтовки. Бленды не делали, чехол штатный на ПУ.

Автоматов хватало, но для ППШ применялся только коробчатый магазин: он лучше дискового — надежнее, особенно если заряжать приходится ночью на ощупь. Плюс меньше габарит и масса. ППС было мало, и не любили их из-за отсутствия нормального приклада. Пули применялись свинцовые, одна пуля из трех надпиливалась крестом. Давало ли это какие-то плюсы в плане останавливающей способности — автор не знает, делалось так рекомендации сержанта, прошедшего войну. Если же надпиливать каждую — то падает пробиваемость, в т.ч. кустарника. Трассера и бронебойные не применялись.
В целом доработка оружия включала в себя пристрелку «под себя» и шлифовку спуска, для СВТ весьма сильную.

Стрелять на звук ночью — нерезультативно. Лучше на подсветку (часы, очки, тень). Основной тактический прием при попадании в засаду — «огненный еж» (хотя тогда его еще так не называли), для чего и нужны доработанные СВТ. Боковые дозоры не использовали. Остальное по тактике достаточно стандартно.

Пистолеты были у командира группы и его заместителей, по штату ТТ, а фактически — два Нагана. Причина — барабан (возможность выстрелить второй раз в случае осечки). Другие системы не применялись. Пистолеты использовались в домах при зачистках, при рукопашном бое (РБ). Основной способ зачистки помещений — стрельба лежа, под мебелью. Боец закатывается в комнату и падает на пол. При этом одна рука может оказаться под телом, или быть в неудобном положении для стрельбы. Для этого и необходимо два нагана — в каждую руку.

Главная задача при зачистке — выстрелить первым. У противника после даже мимо пролетевшей пули будет мандраж, и ответным он в тебя уже не попадет. Вторым ты его свалишь. Первый выстрел — быстрый, второй — точный. Целится надо по руке, а не по мушке. Стреляли в грудь, голову не выцеливали.

Останавливающее действие лучше у ТТ, чем у Нагана, а у Парабеллума чуть лучше, чем ТТ. Фактически же не было случая, чтобы кому-нибудь не хватило одного попадания.

Гранаты при ведении БД в лесу не использовали, но на всякий случай (зачистка опорного пункта, зданий) носили — 4 шт. РГД-33 без оболочки. Использовали в основном без запалов, для обманки. Запалы либо в гранате, либо в коробке на поясе (не на груди).
Оптика — 1 бинокль на взвод. Чехлов на нее не шили.

В плане холодного оружия МПЛ использовалась активно, в т.ч. в РБ. Точилась по контуру. Рубилось по шее сбоку-вниз, «вдоль уха» в ключицу (на теле много железа, может срикошетить от какой-нибудь флажки). Кроме того МПЛ в РБ можно подставить под рикошет (если видишь, куда целится противник) — был прецедент с дедом автора в войну (об этом ниже). Тренировались метать ножи, но прецедентов применения на памяти автора не было.
Применялся пятнистый маскировочный костюм (трехцветный, что на вешалке висел). Маски, рукавицы, маскировку оружия не применяли (не додумались, по словам автора). Маскировочные сети и «лохматый» камуфляж не применяли — цепляется за кусты, в лесу особо не побегаешь.
В войну наши войска стриглись наголо — способ опознавания своих, плюс удобнее в РБ. Немцы носили длинные волосы. Тоже применяли и в Эстонии.
Ниже приведу два запомнившихся случая, о которых мне рассказал автор.

— Единственный прецедент применения гранат и пистолетов у автора (1953г, Эстония).

Ситуация — окружили деревенский дом, внутри которого была блокирована группа 5 боевиков (главарь, радист и 3 бойца). Предложили сдаться, в противном случае сожгут из гранатометов. Боевики выставили в окна детей — оказалось, в доме была еще и семья хозяина. Решили ждать спецгруппу МГБ. Пришел приказ штурмовать силами разведгруппы, причем взять радиста живым.
План штурма: Две гранаты под самые окна без рубашек — взрывы (осколки вверх) — две гранаты в окна без запалов. Первая группа — 2 человека с двумя наганами каждый. Вкатываются в дверь крест-накрест, один за печку на радиста, второй под окно на главаря (местоположение их предположительно, планировка по внешнему облику, трубе и аналогии с типовыми домами). Вырубают их, пока те сжались в ожидании взрыва. После чего стреляют по остальным лежа под мебелью.
Вторая группа — 3 человека с ППШ. Вбегают следом, падают на пол и стреляют в потолок, для деморализации.
Фактическое исполнение — вторая группа на пол не упала, стала стрелять стоя и была уничтожена боевиком (одна удачная очередь из МР), которого не успела добить первая группа. Счет — 3:3. Гражданские целы. Главарь и радист взяты живыми.

Читать еще:  Искусство снайпера: Выбор маршрута

— Ситуация рукопашного боя на Пулковских высотах у деда автора (1941г, Ленинградский фронт).
Ситуация: группа ополченцев около 30 человек в обороне на высотке. Предполагается наступление немцев. Вооружение: винтовки, по 2 обоймы патронов, по 2 гранаты РГД-33 и противогазы. Командир (фактический, ставший им в окопах) — дед автора, в прошлом унтер-офицер и ветеран Германской войны.
Действия командира: отделил тех, кто честно сдал Ворошиловского стрелка и умеет стрелять. Вышло человек 5. Дал им винтовки и все патроны. Потом отделил тех, кто умеет драться, в основном шпану. Вышло 7 человек. Дал им саперные лопатки, сказал их заточить, залечь в первой линии и выскакивать вместе с ним на счет «два». Из остальных отобрал тех, кто с мозгами. Дал им гранаты с запалом и сказал кидать по команде «раз». Остальным (тупым, слепым и неумеющим драться) раздал гранаты без запалов и сказал кидать по команде «два». После чего орать «Ура», не вылезая из окопов.
Фактическая реализация — немцев постреляли слегка, пока те шли. Патроны кончились. Подпустили на бросок, кинули гранаты. Немцы залегли. Взрывы. Кинули второй раз. Немцы залегли, ждут взрывы. В этот момент группа с саперными лопатками выскакивает и бежит к ним. Из окопов начинают орать «Ура». Пока немцы поднимались, до них добежали. Немцев забили. Потери были, в т.ч. много из тех, кто должен был сидеть в окопах, но бросился в атаку, не умея драться, с досками и прочим. В рукопашной дед автора «отбил» пулю немца лопаткой — увидел, как немец целится в него из Парабеллума — подставил лопатку углом — услышал выстрел и вроде звон — рубанул офицера по шее. Потом собрали оружие, еду и спирт, и отошли на исходные позиции. Больше немцы не штурмовали.

Вот в целом то, что я услышал, и чем решил поделиться. Многое из этого лично для меня было весьма необычно, возможно, оно будет небезынтересно и для специалистов.

Тактика контр партизанской войны

Составитель Тарас А.Е

(Организация и тактика боевых действий малых подразделений)

К концу XX века вероятность новой мировой войны значительно снизилась. Но взамен прежней угрозы всемирной ядерной катастрофы появилась новая опасность глобального масштаба. Речь идет о многочисленных вооруженных конфликтах внутри государств, возникающих вследствие политических, религиозных или этнических противоречий между их гражданами. Нередко такие конфликты приобретают затяжной характер и перерастают в массовый терроризм, в повстанческие движения, в гражданские войны. События последних десятилетий показали, что «внутренняя война» легко вспыхивает в любой стране, где помимо подходящей почвы (столкновения интересов различных социальных либо этнических групп) появляются хотя бы самые незначительные способствующие условия (например, поддержка оппозиции из-за рубежа).

Разумеется, ни одно правительство не остается равнодушным к развитию внутриполитической ситуации в подобном направлении. Оно принимает меры к тому, чтобы обеспечить нормальное функционирование государственного аппарата, контролировать всю территорию своей страны, гарантировать безопасность основной массе населения. Орудиями этой борьбы поначалу являются спецслужбы. Если они не справляются, к ним на помощь приходят внутренние войска (жандармерия), а затем армейские части. Все вместе они иногда добиваются успеха. Но чаще проигрывают, хотя прибегают к самым жестоким мерам подавления. Так было, в частности, в Алжире, на Кубе, в Никарагуа, Заире, Афганистане, Румынии, Чечне и во многих других местах.

Почему регулярные войска терпят поражение от каких-то повстанцев? Ведь один из базовых постулатов официальной военной теории гласит, что хорошо вооруженная, обученная и организованная армия обязательно разгромит противника, уступающего ей по этим параметрам. Например, плохо вооруженное, необученное и неорганизованное по военному образцу гражданское население. Однако жизнь систематически опровергает данный тезис. Оказывается, регулярной армии легче разбить превосходящую ее в каком-то отношении [скажем, численно) другую армию, чем быстро, с минимальными потерями и надолго подавить вооруженное сопротивление собственных граждан.

Война с народом — совсем не то, к чему готовится всякая армия. Такую войну не изучают в военных училищах, не имитируют на учениях, не регламентируют в уставах. Регулярная армия создается для отражения внешней агрессии другой такой же армии. Между тем, основным видом боевых действий повстанцев и партизан является не лобовая атака, не генеральное сражение и не позиционная война в окопах, а внезапный удар сзади или во фланг с немедленным отходом после непродолжительного боя. Стандартная схема их действий такова: налет — уход от преследования — рассредоточение — накопление сил — новый налет. Главный закон партизанской войны, сформулированный в свое время Че Геварой, гласит: никогда не принимать бой там и тогда, где и когда этого хочет противник. Именно этот закон никак не могли усвоить советские генералы в Афганистане и российские в Чечне. Они упрямо твердили о «решающих сражениях», о занятии «стратегически важных» пунктов, о близости «окончательной» победы.

Для того, чтобы эффективно бороться с повстанческо-партизанскими движениями, надо прежде всего понять, что регулярная армия — со всей ее артиллерией, бронетехникой и авиацией — мало что может сделать с партизанами. Армейская машина громоздка, медлительна, неуклюжа, она действует в строгом соответствии с приказами вышестоящего руководства и требованиями уставов. Она сильно зависит от своих складов, штабов, коммуникаций, узлов связи. Армейским командирам всех уровней очень трудно разобраться, кто вокруг друг, а кто — враг. Именно поэтому им так нравится тактика «выжженной земли».

Серьезных успехов в борьбе с партизанами могут добиться только войска спецназначения, владеющие тактикой и методами контрпартизанской войны. Дело в том, что по своей сути это война малых подразделений. Решающее значение в ней имеют личные качества бойцов и командиров: их упорство, отвага, профессионализм, изобретательность, Конечно, снабжение, связь, транспорт, разведку должны обеспечивать главные силы, засевшие в укрепленных опорных пунктах. Но в лесу и горах, на болотах и в глухих селениях все зависит от конкретных людей, которых обычно не различить за облаками пыли, вздымаемой колоннами бронетехники.

Такого рода «малой» (или «внутренней локальной») войне по-прежнему нигде в СНГ личный состав войск не учат. Специальных контрпартизанских формирований не создают. Как будто бы не было ни Афганистана, ни Чечни, ни Абхазии. Именно поэтому я решил составить хрестоматию из тех работ открытого характера, которые были мне доступны. Подбирая их, я стремился помочь читателям выработать ясное представление о методах и приемах как контрпартизанской, так и партизанской борьбы. Не зная второго, можно ли успешно осуществлять первое?! Надеюсь, что в результате получилось пособие, полезное всем, кому придется воевать с незаконными вооруженными формированиями на территории России или других стран.

Часть 1. Из истории малой войны

Применение форм малой войны во время мировой войны 1914–1918 гг

Мировая война, превратившаяся для некоторых комбатантов в гражданскую войну (Россия, Германия и Австрия), целый ряд войн революционного порядка в различных колониях после мировой войны, начавшаяся и продолжающаяся до сего времени полоса восстаний в странах Европы, Азии, Америки, Африки, на островах Великого океана, как результат чрезвычайного обострения социально-экономических противоречий империалистической системы, а главное — практика нашего Октября, опыт борьбы и победы пролетариата, взявшего у буржуазии власть и руководство над такой огромной страной, как СССР, — все это выявило новый характер и роль малой войны.

Читать еще:  Особенности передвижения ночью

В Европе во время мировой войны, при сплошных стабилизованных фронтах, малая война почти не практиковалась. Ее вели бельгийцы при занятии их территории немцами, сербы (комитаджи) на своем театре и отчасти латыши в Прибалтике; ее пробовали вести, но крайне неуспешно, вследствие полной неподготовленности, и русские в 1915 г. при отступлении их армии из Царства Польского и Литвы.

Клембовский указывает лишь на единственный «подвиг», которым ознаменовалась деятельность партизан в войну 1914–1917 годов со стороны русских — именно: нападение партизан на Невель (14–15 ноября 1915 г.) и захват ими начальника 82-й германской резервной дивизии и штаба полка.

В Сербии, оккупированной австрийцами, малая война велась небольшими отрядами-четами, руководимыми особыми комитетами. В отряды вливались молодежь, старики и даже женщины. В одном из воззваний к населению повстанческого комитета так определялись формы борьбы: «Вы должны сомкнуть свои ряды, объединиться в отряды, выступить на улицы и дороги с целью нападения на неприятельские части, где бы они ни находились на территории Сербии. Телефоны, телеграфы и железные дороги разрушать, обозы уничтожать, а всех солдат с почтовыми повозками (и сумками) захватывать и задерживать. Части противника, выдвинутые против нас, уничтожать».

Состав комитаджей был преимущественно крестьянский, ремесленники и рабочие принимали незначительное участие. Города вообще служили в большинстве случаев местами явок, резидентурами разведки, изредка складов. Комитаджи гнездились прежде всего в селах, деревеньках, в горах и лесах. Оккупанты стремились «успокоить» страну и держать ее в своей узде для выкачки разного вида сырья, сельскохозяйственных продуктов, хлеба, для безопасности движения своих транспортов и войсковых частей по дорогам в целях поддержки своего фронта. Поэтому комитаджи нападали на охрану австрийцев, мелкие гарнизоны их, расположенные вдоль путей сообщения, взрывали железнодорожное полотно, мосты, всячески тормозили вывоз из Сербии материалов, хлеба и др. Во время сбора жатвы они несли охрану крестьянских работ, а где оккупанты ставили вооруженный контроль на полевых работах, внезапным налетом обезоруживали контролеров или убивали их из засады.

Основы партизанской тактики

11 июня 1943

… Основы партизанской тактики, — говорил Ковпак, — это, прежде всего, внезапность, отличное знание врага, смелость, изобретательность, высокая дисциплина и отменная выучка бойцов и командиров. Это основа основ, залог наших успехов. Наши тактические приёмы не могут повторяться. Каждый бой, каждая операция должна иметь своё лицо. Повторение — это штамп, шаблон, который приводит к поражению.

Как правило, враг всегда сильнее нас, поэтому нам необходимо быть разумнее. В каждом бое, в каждой операции сталкиваются два замысла, две воли — наша и врага. Чья разведка, чей штаб работает чётче, давая командиру своевременную информацию, и чем лучше будет воплощать в жизнь решение командира, тот и победит.

… В феврале 1942 года враг бросил против нас уже не подразделения, а части и соединения оккупационной армии. Было решено дать бой венгерским частям, заставить их уважать советских партизан. Но враг имел превосходство в силе. Против пятисот бойцов, половина которых была без оружия или с обрезами, выступали войска, отлично снаряжённые и обученные.

Подготовка к бою началась с парада в Дубовичах, в день 24-летия РККА. На митинге перед парадом я поздравил бойцов и население. Тогда сказал: «Товарищи десантники, парашютисты, миномётчики, пулемётчики, кавалеристы и артиллеристы!». А потом пошли «войска». Одну пушку мы, меняя коней, возили раз пять мимо трибуны.

Враг поверил во все эти рода войск, что действовали в партизанских отрядах. Неделю мы водили за собой врага, маневрировали по району, делая большие переходы. Мы были везде и нигде! Враг нас не мог найти, а мы, устраивая засады, всё время держали его в напряжении, деморализуя его солдат. Только в конце февраля мы дали себя «окружить» в селе Весёлом, и на рассвете 28 февраля разгорелся жестокий бой. Незначительное количество бойцов, несомненно, не смогло бы сдержать натиск врага. Мы установили на сани своё тяжёлое вооружение: станковые пулемёты, миномёт. Маневрируя этими своеобразными тачанками, отбили атаки врага. Вано Рехвиашвили все время в течение боя переезжал с места на место, создавая впечатление, будто у нас много станкачей. В результате такого манёвра нам повезло положить врага на снег и держать до ночи при тридцатиградусном морозе. Ночью мы вышли из боя, а хортисты, захватив село, сразу кинулись по домам, ища тепла, и на рассвете попали под бомбовый удар своей же авиации, которую сами же с вечера вызвали на помощь …

Войцехович В.А. «Фронт на Полесье» (Партизанские тетради). В оригинале: «Фронт на Поліссі» (Партизанські зшитки)

Алексей Фёдорович Борисов по своему описал эти же события в своих мемуарах «Кандидатский стаж: Записки партизана«. Прочитать данный эпизод, а также посмотреть карты событий, можно здесь.

Ещё один пример: трагедия Шекспира «Генрих V». У нас эта трагедия Шекспира малоизвестна, а на Западе, наоборот, возможно самая известная. Дело происходит во время Столетней войны. Войны, которая продолжалась 116 лет между Англией и Франций. Одолевали то англичане, то французы. Вот период, во время которого англичан бьют раз за разом — и так продолжается до тех пор, пока на поле боя не появляется новый английский король Генрих V. И тут всё резко меняется. Генрих V выигрывает у французов битву при Азенкуре. И не просто так выигрывает, а выигрывает у противника превосходящего его в несколько раз. Французов было 50 000, а англичан — 12 000. Такой вот у французов был огромный численный перевес. А Генрих V их легко побил.

Продолжение в ролике: «Сталин: рецепт от Шекспира».

Санация – условие победы в контр-партизанской войне

Часто можно услышать, что, якобы, в истории нет примеров, когда регулярная армия побеждала бы герилью.

Однако вопреки этому утверждению, военная история XX века показывает, что в противостоянии партизан и регулярной армии, армия выигрывала всегда — если только ей не мешали воевать политики, если на военные действия не накладываются политические ограничения. В последнем случае антипартизанская война становится подобной поединку опытного боксера-профессионала со слабаком-любителем — причем поединка, в котором профессионал выступает со связанными руками, а любитель, наоборот, может избивать противника и руками, и ногами и подручными предметами.

Историческая правда заключается в том, что в истории ХХ века не было ни одной полноценной партизанской войны, выигранной без массированной поддержки извне. (Революции и народные восстания против своего правительства — случай отдельный).

Полный перечень партизанских и террористических организаций уничтоженный различными регулярными армиями на просторах двадцатого века занял бы несколько страниц. Один из многих примеров, особенно уместный в контексте последних событий — турецкая Хизбалла: в течение более десяти лет эта организация терроризировала Турцию, пока не была все же полностью уничтожена турецкими спецслужбами.

Можно было бы еще вспомнить и разгром англичанами «арабского восстания» в подмандатной Палестине в 1936–39 гг., и массу других примеров из истории Британской империи, от войны против буров до замирения ИРА. Разгром восстания шиитов в Ираке при Саддаме. Многочисленные неудачные герильи в Латинской Америке — список тут на большой лист. Ликвидацию Басмаческого движения в республиках советской Средней Азии; также как и разгром прибалтийских Лесных братьев, украинской УПА, польской АК (Армия Крайовы), да много кого еще.

Читать еще:  Переход линии фронта

Да, были и успешные партизанские войны, однако они всегда опирались на массированную внешнюю поддержку или внешние источники финансирования, которые противостоящая партизанам регулярная армия по независящим от нее причинам не могла пресечь. Так, можно вспомнить успешные действия «городских партизан», например, борьбу еврейских подпольных организаций ЭЦЕЛЬ и ЛЕХИ с англичанами в подмандатной Палестине в 1930–40 годы, именно она стала одним из главных факторов, приведших, в конечном итоге, к созданию Еврейского государства. Однако от полноценной партизанской войны их отличает менее интенсивный характер боевых действий, а победа над противником была достигнута за счет психологического эффекта проведенных операций. Англичане в конце 1940-х годов ушли из Палестины потому, что были до предела ослаблены Второй мировой войной, у них просто не имелось ресурсов, чтобы сохранить огромную колониальную империю и, в частности, противостоять действиям еврейских партизан.

Идущие уже несколько десятилетий партизанские войны в Боливии и Перу — это, по сути, борьба за автономию от центрального испано-язычного правительства не ассимилированных испанскими колонизаторами индейцев. Место иностранной помощи занимают деньги, полученные от продажи наркотиков. Действия армии там затрудняют также малодоступный характер местности (тропические джунгли или высокогорье, выше трех тысяч метров) и слабость самой правительственной армии. И то в Перу партизанская война практически прекратилась.

Во время Великой Отечественной войны так называемое народное партизанское движение было, по сути, продолжением регулярной армии. Значительная часть партизан, костяки отрядов составляли попавшие в окружение части Красной Армии, генерал Ковпак — самый яркий такой пример. Партизаны снабжались из тыла, часто партизанские отряды представляли собой просто регулярные части и группы спецназа, заброшенные на территорию врага с целью выполнения конкретных задач. Конечно, местные жители также оказывали партизанам помощь и вступали в их ряды, но, тем не менее, массовое партизанское движение, способное серьезно беспокоить немцев, развернулось только после Сталинграда, когда у центрального командования появилось достаточно свободных ресурсов.

Примерно то же самое происходило и в случае антинацистского сопротивления в Югославии и Западной Европе.

Можно рассмотреть и пример антисоветского сопротивления на Западной Украине и Прибалтике. После войны там оставалось огромное количество оружия и боеприпасов, так что партизаны могли обходиться без внешней помощи. Попытки же разведок США и Англии наладить каналы переброски оружия и подкреплений в эти районы были эффективно пресечены сталинской службой госбезопасности. Когда же к концу 1940-х годов военные запасы стали иссякать — сошло на нет и вооружённое сопротивление. Конечно, свою роль в этом сыграла и весьма эффективная тактика Москвы. С одной стороны, в ответ на вооруженные действия Сталин проводил политику массовых репрессий, арестов и высылок. Однако в то же время было отвергнуто предложение Хрущева (тогдашнего руководителя Украины) о поголовном выселении украинской молодёжи из Западной Украины в центральные районы. Сталин избрал другую политику — политику улучшения условий жизни той части местного населения, которая не сотрудничала с повстанцами. В итоге, молодые литовцы, латыши и западенцы вместо того, чтобы пополнять ряды партизан, стали вступать в КПСС, возглавлять советские учреждения.

В Афганистане и Вьетнаме регулярные армии были связаны политическими ограничениями и не могли наносить удары по базам партизан вне государственных границ или, тем более, по странам, оказывающим им военную помощь, — Пакистану и США — в одном случае, и СССР и Китаю — в другом. Перекрыть же каналы связи в условиях вьетнамских джунглей и афганских гор оказалось невозможно. В этой ситуации победа над партизанами действительно оказалась крайне проблематичной. Однако история знает немало случаев, когда регулярная армия, поставленная политическим руководством в такие тяжелые условия, тем не менее, успешно решает поставленные задачи. Пример — басмаческое движение в Средней Азии, где Красная Армия также была лишена возможности как действовать вне государственных границ, так и полностью перекрыть каналы снабжения повстанцев.

Надо коснуться и ситуации в Ливане, т.к. Ливанскую войну часто приводят как пример якобы удачного действия партизан – ведь после нескольких лет контроля над территорией Северной Галилеи (так на протяжении двух тысячелетий, вплоть до 1948 года назывался район, ныне именуемый Южным Ливаном) ЦАХАЛ оставил его, передав Хизбалле.

Первая Ливанская война началась 5 июня (24 числа месяца Сиван по еврейскому календарю) 1982 года, когда израильская армия пересекла ливано-израильскую границу, после многомесячных обстрелов севера страны «катюшами» Организации Освобождения Палестины и непосредственно после организованного ООП покушения на израильского посла в Лондоне Шломо Аргова (он был тяжело ранен в голову). ООП к тому моменту практически создала в Ливане собственное государство (журналисты прозвали его «Фатахленд»). ООП имела там и укрепления, и огромные запасы вооружения. В начале войны, на юге страны вплоть до Бейрута (дальше на север Ливана ЦАХАЛ не продвинулся), израильской армией совместно с христианским ополчением в краткие сроки были полностью уничтожены отряды ООП и местные мусульманские формирования. Ту же задачу на севере Ливана решила и сирийская армия, вторгнувшаяся в страну вслед за израильтянами.

Однако после официального окончания войны на военных были наложены политические ограничения.

В районах Ливана, контролируемых Сирией, была создана шиитская вооружённая организация Хизбалла, действовавшая против Израиля. Однако и в этих условиях боевые действия велись не отрядами, базировавшимися непосредственно на контролируемой Израилем территории, но небольшими диверсионными группами Хизбаллы, проникавшими из сирийской части Ливана, нападавшими на израильтян и тотчас уходившими (если было кому уходить) назад. Израильская же армия была, по политическим мотивам, лишена возможности наносить удары по базам боевиков.

Исключительно оборонительная тактика, которую, по решению политиков, вынуждена была придерживаться израильская армия, проигрышна при любых условиях.

Хизбалла могла безнаказанно наращивать свои силы, накапливать вооружение, тренироваться. Время от времени авиация Израиля наносила удары по базам боевиков — но происходило это настолько редко, и удары были столь слабы (обычно дело ограничивалось пуском одной-двух ракет, никаких массированных бомбардировок Израиль не предпринимал), что никакого серьезного урона Хизбалла не несла. Однако и в этих условиях ЦАХАЛ успешно противостоял шиитам. С военной точки зрения, Хизбалла не представляла для Израиля серьезную угрозу, и если бы не компания в СМИ и политическое давление, организованное израильской пятой колонной, позорного бегства ЦАХАЛа из Ливана не случилось бы. То есть и в этом случае мы имеем пример войны, проигранной политиками, а не военными.

Вывод: история показывает, что в войне против регулярной армии партизаны, будь то лесные или городские, обречены на поражение – если только противостоящий герилье государственный механизм не находится в стадии разложения, и политики способны принимать адекватные решения, руководствуясь именно интересами нации – а не коррупционными соображениями или поддаваясь давлению извне. Но адекватное национально мыслящее правительство, служащее именно народу, а не себе – редкость в тех местах современного мира, где как раз и бушует особенно сильно огонь партизанской или террористической войны. Есть мнение, что именно дурное управление и является первопричиной этого кровавого положения. Что ж. В таких случаях для того, что бы остановить террор, надо начинать не с зачистки лесов, но с санации системы управления, начиная с ее высшего эшелона. Победа в контр-партизанской войне после такой санации будет гарантирована.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector