17 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Памятка разведчику: Основные принципы маскировки

Памятка разведчику: Основные принципы маскировки

Маскировка – совокупность способов сделать себя и снаряжение незаметными на фоне окружающей обстановки либо непохожими на то, чем они являются в действительности. Главные маскировочные характеристики:

Форма

Человеческое тело, шлем, снаряжение, оружие имеют чёткую форму, которую легко распознать потому, что в природе таких форм нет. Мы даже опознаём человека в тех вещах, которые обладают схожими формами. Форма головы-плеч распознаётся безошибочно. Сломает, деформирует эту привычную форму размещение на теле полос мешковины, использование капюшона, маскировочной и противомоскитной сетки, использование местной растительности. Нужно знать меру, чтоб маскировка не затрудняла доступ к снаряжению и функционирование оружия. Применимо также укрытие за элементами пейзажа.

Размещение на снаряжении петель и эластичных лент позволит легко в последующем крепить к ним элеме

нты локального камуфляжа. При этом надо отделять корни от растений, т.к. они не растут в воздухе. Растительность надо подбирать в соответствии с местом проведения операций, чтоб не оказалось, что камыши ходят по пустыне.

Листья с нижней стороны светлее, чем с верхней. Листья и ветви в разных местностях ориентированы под разными углами относительно горизонта. Растительность, срезанная во влажный период (ночь, дождь, роса), живёт дольше. Более прочные и крепкие листья, а также росшие на солнечном месте остаются свежими дольше.

Не следует маскировать таким же образом оружие полностью, т.к. это может помешать его функционированию и обращению с ним. Предпочтительнее покрыть его краской или камуфляжной лентой.

Блеска и бликов может быть достаточно, чтобы раскрыть местоположение.

Основная часть снаряжения бойца, которая хорошо отражает свет днём и ночью – это его кожа (даже очень тёмная). Чтобы исказить формы лица и уменьшить его видимость, можно использовать камуфляжный грим (кремы, краски). Камуфлирование лица с помощью грима пригодится даже при использовании маски на всё лицо, т.к. закрывает области вокруг глаз. Основной принцип раскраски лица – выступающие части (нос, скулы, подбородок, уши и лоб) красятся тёмными тонами, а впадины (глазницы, затенённые области у носа и подбородка) – светлыми. Грим наносить легче, если предварительно намазать лицо детским маслом, лосьоном или репеллентом. Пятнистый грим используется для лиственных и пустынных местностей, разрезный грим – для хвойных, травянистых и джунглей. Раковину и тыл ушей закрашивать минимум двумя цветами, разбивая очертания.

На современном военном снаряжении в основном используются матовые застёжки и пряжки. Если они по какой-то причине заблестели, их нужно скрыть краской или липкой лентой. Другие бликующие предметы – защитные шлемы без чехлов, бинокли и монокуляры, прицелы, часы и их браслеты, компасы, пластиковые планшеты, защитные очки, листы блокнотов и книг, посуда, зеркала, накрахмаленная одежда, блестящие козырьки головных уборов.

Блеск очков отчасти нейтрализуется низкими полями шляпы или противомоскитной сеткой, а остальное блестящее снаряжение нужно прятать и использовать осторожно, только по необходимости.

При расположении сетки перед линзами ухудшается видимость, но не значительно, и этим можно пренебречь. Солнечный фильтр представляет собой стандартную защиту передних линз, создающую на них тень. Годятся и сотовые (перфорированные) насадки.

Следует избегать разжигания открытого огня, курения и появления отблесков фонаря. От этого зависит жизнь не только того, кто курит или светит, но и его соратников.

Красные светофильтры на фонарях лучше способствуют маскировке, чем синий или зелёный. Частично скрывают оптику цилиндрические насадки из бумаги на объективы. Осветительные приборы транспорта следует держать выключенными, или использовать щелевые насадки.

Силуэт

Как и форма, силуэт выдаёт очертания снаряжения и фигуры.

Важно оценивать своё расположение с точки зрения наблюдателя (наземного и воздушного), и избегать появляться на контрастном фоне – в этом случае не поможет никакой камуфляж. Следует избегать проявляться на фоне неба, незанавешенного окна, пересекая линию горизонта, выходя поверх хребта, холма, или дома. Очертания фигуры можно скрыть очертаниями местных предметов. На открытых местах следует двигаться переползанием.

Для уменьшения заметности силуэта руки лучше держать прижатыми к корпусу, ноги сведёнными вместе. Даже приседание на корточки существенно изменяет привычную фигуру.

Люди шумят – скрипят ботинки, лязгают в подсумках магазины и инструменты, скрипит рюкзак, лязгает оружие, фонит радио. Кашель и речь разносятся далеко, особенно ночью, рано утром, после дождя, в туман. Необходимо плотно упаковываться, закреплять ремни и прочее снаряжение (с помощью липкой ленты и тому подобному), перед выходом проверять успешность маскировки подпрыгиванием на месте. Звуки нужно подавлять, устранять сами причины их появления. Лучше заменить приказы сигналами руками, а разговор – шёпотом.

Окапываясь, часовых нужно выставлять на таком расстоянии, чтобы они заметили противника раньше, чем он услышит звуки копания.

В тени удобно прятаться, но она может быть и врагом, она увеличивает размеры предмета и «прикрепляет» к нему тёмное пятно. Нужно правильно располагаться относительно источников света, скрываясь в тени местных предметов, и избегать отбрасывать тень на освещённое пространство. Чем ближе к земле боец, тем короче отбрасываемая им тень.

Запах

Даже у городского человека хорошее обоняние (восстанавливается через несколько дней в поле), позволяя распознавать запахи двигателей, оружия, кухни, человеческого тела и испражнений. От некоторых запахов избавиться трудно.

Зубная паста, крем для бритья, дезодорант – под запретом. Нужно пользоваться мылом без ароматизатора, с осторожностью отнестись к выбору репеллента и готовить пищу днём, когда другие запахи сильнее, а воздух более теплый. Кухонные отходы нужно уносить из зоны действий, только при невозможности это сделать закапывая их на месте. Как правило, животные откапывают эти отходы, а по ним легко сделать выводы о численности группы и др.

Читать еще:  Передвижение во время стрельбы

Курильщики очень заметны. Даже если человек не курит в данный момент – куревом пахнет одежда и снаряжение. Сплюнутый жевательный табак отмечает путь и места остановок. Некурящие бойцы чувствуют запахи лучше.

Хотя современная униформа по большей части окрашена в разбивающий очертания рисунок, это не всегда помогает. Рисунок, не совпадающий с фоном, наоборот кричит «эй, посмотрите на меня». Растительность, использованная для маскировки, вскоре вянет и меняет цвет, высохшие листья сворачиваются. Зелень, подобранная для маскировки на лугу, выдаёт бойца, когда он перейдёт в лес. Природный камуфляж нужно вовремя менять.

Нахождение на границе цветов, особенно светлого и темного, затрудняет обнаружение. Цвет кожи нужно маскировать, применяя грим и другие способы из раздела «Блик».

Зимой в плотном лесу и на тропах для достижения наибольшей скрытности предпочтительно одевать «снеговые» брюки и «осеннюю» куртку. В кустарнике или низком, по пояс, подлеске – «снеговую» куртку и «осенние» брюки. На открытой местности и в горах выше растительности – полный «снеговой» костюм. В виду противника двигаться в белом костюме следует согнувшись или ползком, идущий в полный рост слишком заметен.

Обязательно маскировать снаряжение, приборы, оружие, обматывая их лентой, применяя нестойкую краску и тому подобное.

Расположение

Человеку привычно видеть определённые вещи на определённых местах, и внимание привлекает то, что выглядит неестественно, «не на своём месте». Например, камыш в чистом поле. Человеческая фигура в природном окружении выглядит лишней, поэтому необходимо применяться к местности, сливаясь с окружающей обстановкой, устраиваться на склонах холмов, избегать перекрёстков дорог, одиноких строений и – особенно – открытых пространств.

Людям свойственно соблюдать расстояние в 15 метров друг от друга, особенно пытаясь спрятаться группой, но в природе нет ничего равномерного. Классическое военное распределение – пятиметровый промежуток от человека до человека. Наблюдателю проще заметить кучку солдат, собравшихся вместе, чем такое же количество солдат, рассредоточившихся на местности. То же касается и техники.

Чтобы выглядеть естественнее, предпочтительно двигаться так, чтобы каждый видел двух человек впереди себя и двух позади (разумеется, кроме направляющих/замыкающих и если в группе есть хотя бы пять человек), впрочем, это зависит от местности. Таким образом можно передавать сигналы жестами в обоих направлениях.

Движение

Самый коварный предатель – шевеление. Можно нарушить один-два запрета из вышеперечисленных, и остаться незамеченным. Но стоит, соблюдая их, сдвинуться – и боец замечен. Заняв оборонительную позицию, следует соблюдать неподвижность:

  • Жрут комары и муравьи – спокойствие;
  • Хочется помочиться – надо терпеть или гадить в штаны;
  • Осматриваясь, нужно двигать глазами, сведя движения головой к минимуму.

В наступлении нужно перемещаться, пользуясь укрытием и/или прикрытием, выбирать пути, где наблюдение противником затруднено или невозможно. Желательно передвигаться, оставаясь в тени. Если двигаться приходится, нужно сперва продумать перемещения, и только потом – медленно – двигаться. Неподвижный объект может остаться невидимым, медленно перемещающийся заметить трудно, быстро перемещающийся будет замечен обязательно.

Полезно выбирать для перемещения моменты, когда, например, ветер шевелит ветви вокруг. В высокой траве следует менять направление движения, так как прямолинейное колыхание растительности привлекает внимание противника.

Сигналы руками следует подавать так, чтобы их могли заметить только свои бойцы, но не противник. Следует избегать резких поворотов головы, т.к. это движение более заметно, нежели плавное подымание и опускание её.

Приборы ночного видения

ПНВ уверенно обнаруживает источники самого слабого света, усиливая яркость наблюдаемого изображения. Демаскировке наблюдателя, использующего ПНВ, способствует как ИК-подсветка (у приборов с подсветкой), так и отблеск на лице наблюдателя из окуляра прибора.

Значение для маскировки имеет сходство отображения униформы и природного (искусственного) фона, а не светоотражающие свойства униформы самой по себе. Использование моющих средств, предназначенных для гражданской одежды, разрушает маскировочную пропитку униформы и способствует бОльшей заметности бойца в ПНВ. Завядшая растительность защищает от ПНВ хуже, чем свежая.

Тепловизоры

Костюмы для оптической маскировки («гилли», «леший», «кикимора», «шаман») в силу своей многослойности и структуры способствуют уменьшению заметности бойца в тепловом спектре и эффективно искажают силуэт. Следует использовать «тепловую тень» от предметов и сооружений, искажающую тепловые очертания.

Стрелять, как разведчик

Чем больше проходит времени с окончания Великой Отечественной войны, тем сильнее она обрастает мифами и легендами, которые плодят современный российский кинематограф и современная литература. Не избежала этого и войсковая разведка Красной армии. Её бойцы порой предстают некими суперпрофессионалами: они чуть ли не валят ударом кулака деревья и бьют белке точно в глаз из любого оружия. Этот стереотип далёк от реальности, в которой войсковые разведчики вовсе не походили на супергероев. Изначально их подготовка не имела какой-либо заранее продуманной специфики — она развивалась в рамках требований, предъявляемых войной. Со временем всё более очевидной становилась необходимость кардинальных изменений, о чём свидетельствует желание Главного разведывательного управления Генштаба Красной армии пересмотреть основы подготовки разведчиков после окончания войны. Это было закономерно: опыт боевых действий требовал эволюции огневых учебных курсов для войсковой разведки. Первые шаги в этом направлении были сделаны в сентябре 1945 года.

Читать еще:  Стрельба по появляющейся несколько раз цели

Перемены необходимы

Во время Великой Отечественной разведчики обучались владению огнестрельным оружием в рамках курсов огневой подготовки стрелковых подразделений. Говоря простыми словами, бойцов разведподразделений учили тому же, что и простых пехотинцев, с небольшой поправкой на специфику их деятельности. В основе учебного процесса лежали изучение «Наставления по стрелковому делу» довоенных лет, практические занятия и боевые стрельбы. Чтобы лучше понять, как разведчики овладевали своим искусством, обратимся к плану огневой подготовки для стрелков, автоматчиков и пулемётчиков 65-й армии, утверждённому её штабом 26 июня 1943 года. Согласно этому документу, задачи обучения были следующими:

«Повышение огневой выучки мл. командиров и бойцов отлично освоить материальную часть оружия и овладеть искусством меткой стрельбы из оружия, состоящего на вооружение пехотных подразделений».

Учебная программа состояла из теоретических и практических занятий по 19 темам (без учёта тем по станковым пулемётам). На каждую отводилось от двух до восьми учебных часов, включая боевые стрельбы (шесть часов). Исключением стали лишь приёмы стрелковой разведки — им посвящалось десять часов. Эта тема состояла из четырёх пунктов:

2. Правила оценки местности и составление стр. карточки

3. Отыскание и указание целей

4. Определение места и положения целей по группам»

Опыт войны показал, что войсковым разведчикам часто приходилось стрелять в условиях, разительно отличавшихся от тех, в которых действовали стрелки, автоматчики и пулемётчики линейных подразделений. Специфика применения оружия и условий работы разведчиков требовала навыков стрельбы и умения обращаться почти со всеми видами «огнестрела», которые для простого пехотинца были вовсе не обязательны.

Бойцам разведподразделений нередко приходилось стрелять по неожиданно и быстро появлявшимся целям, чередуя ведение огня с броском гранаты. Очень часто они работали в ограниченном пространстве траншей, блиндажей, домов и т.п. Кроме того, разведчики в основном действовали группами и партиями, которые в зависимости от поставленной задачи имели разнообразное вооружение, начиная с одних лишь пистолетов и гранат, которыми были вооружены группы захвата, и заканчивая пулемётами, которые, как правило, имели группы прикрытия.

В связи с этим возник вопрос о пересмотре программы огневой подготовки войсковых разведчиков. После окончания войны его подняло Главное разведывательное управление Генштаба Красной армии. В частности, начальник 3-го управления ГРУ генерал-майор Сурин считал, что в план подготовки необходимо внести изменения с учётом специфики действий в разведке:

«Упражнения, предусмотренные действующими курсами огневой подготовки пехоты, полностью не способствуют обучению разведчиков в нужном направлении. На наш взгляд специфика применения оружия в разведке сводится, прежде всего, к тому, что разведчикам приходится вести огонь:

а) Преимущественно в движении, по внезапно появляющимся и быстро подвижным целям;

б) На близких дистанциях или в упор по целям, появляющимся и передвигающимся в самых различных направлениях и на незнакомой или недостаточно изученной местности;

в) С одновременной борьбой холодного оружия и без него;

г) Чаще всего в условиях ограниченной видимости, а также траншеях, ходах сообщения, ДЗОТах и др. инженерных сооружениях пр-ка;

д) Иногда для того, чтобы обеспечить успешное выполнение разведывательной задачи, разведчик должен сохранить выдержку и не поражать огнём даже хорошо наблюдаемые им цели;

е) При действиях в разведке (поиск, налёт) разведчики ведут огонь, преимущественно не управляемый командиром, следовательно, они должны уметь самостоятельно выбирать цели, определять их важность и дистанцию, решать огневые задачи и инициативно поддерживать взаимодействие с товарищами».

Развивая мысль, Сурин писал, что, исходя из указанных особенностей применения оружия разведчиками, в программу их огневой подготовки необходимо внести ряд дополнительных задач и упражнений. Чтобы получить больше информации, 1 сентября 1945 года генерал отправил запрос начальнику разведотдела Северной группы войск (Польша), попросив «после широкого обсуждения и изучения этого вопроса» выслать к 10 октября «свои конкретные соображения по методике огневой подготовки разведчиков».

Среди документов той поры удалось найти лишь несколько предложений от офицеров-разведчиков. Наиболее интересным выглядит предложение начальника разведки 10-й гвардейской дивизии подполковника Казьмина. Отметим, что его разведчики за время войны накопили уникальный опыт. До 1945 года дивизия воевала на Карельском фронте в Заполярье, а в конце войны вошла в состав 2-го Белорусского фронта. Таким образом, её разведподразделениям довелось действовать как в тундре, в условиях полярных дня и ночи, так и на побережье Балтики с её пересечённой местностью, развитой системой рек и каналов и т.п. За годы войны четыре разведчика дивизии стали полными кавалерами ордена Славы.

Автомат, пистолет, граната

Начальник разведки 10-й гвардейской дивизии предложил шесть упражнений для отработки практических боевых стрельб в разведке. Три были одиночными и три групповыми. Рассмотрим их подробнее.

Практика в стрельбе по появляющейся цели

В этом упражнении с дистанции в 100 м ползущему разведчику нужно было стрелять по трём грудным мишеням, появлявшимся один раз. За 7–10 секунд боец должен был дать три очереди из автомата (по три-четыре патрона) — по одной на мишень. Попадание в три цели засчитывалось как «отлично», в две — «хорошо», в одну — «посредственно».

Практика в стрельбе по быстро перебегающему противнику

Здесь разведчику приходилось стрелять во время перебежек от укрытия к укрытию. Огонь вёлся стоя или с упора по двум ростовым мишеням, которые двигались одна за другой. За 7–10 секунд стрелку нужно было дать по ним две автоматные очереди (по три патрона) с дистанции в 50 м. Если удавалось поразить обе цели в «голову» и «грудь», упражнение считалось выполненным на «отлично». Если пули пробивали «ноги» или «руки», это засчитывалось как «хорошо». Оценку ««посредственно» ставили, если поражалась только одна мишень.

Читать еще:  Тактика зарубежных спецподразделений при освобождении заложников в автомобиле

Практика в стрельбе перед броском в траншею противника

Тут стрельба велась на скорость, и это упражнение требовало от разведчика максимальной собранности. Подползя к траншее на 10–20 м, боец лёжа или с колена должен был за 5–7 секунд дать две короткие очереди и поразить две ростовые мишени. Если стрелок не мог попасть в обе цели, ему ставили «неуд».

Следующие три упражнения от подполковника Казьмина были групповыми и отличались не меньшей сложностью.

Практика стрельбы в засаде по команде или знаку командира

На огневом рубеже находилась группа из десяти бойцов. Лёжа или с упора им надлежало одной короткой очередью поразить десять грудных мишеней с дистанции 30–50 м. При этом каждый из разведчиков должен был стрелять по индивидуальной цели. На выполнение задачи давалось всего пять секунд. Если хотя бы одна из мишеней не была пробита пулями, результат группе не засчитывался.

Практика ведения огня в траншее

Момент, когда разведчики врывались во вражескую траншею, был для них весьма опасным. Бойцам приходилось вести огонь на опережение, чтобы не позволить противнику выстрелить первым. Развитию как этого навыка, так и взаимовыручки служило следующее упражнение.

Пара разведчиков должна была с дистанции 10–15 м поразить четыре мишени в траншее. Один из стрелков вёл огонь по двум левым мишеням, второй — по правым. Каждому отводилось по пять секунд на две очереди из автомата. Упражнение считалось выполненным, если оба разведчика поражали хотя бы по одной мишени.

Практика стрельбы из пистолета ТТ в землянке после броска гранаты

Ещё одним важнейшим моментом в разведке были действия в ограниченных плохо освещённых пространствах землянок, блиндажей и т.п. Разведчикам часто приходилось врываться в них, чтобы захватить пленных и документы, а также вести бой с обнаруженными внутри врагами. Успех схватки зависел от внезапности нападения и требовал соответствующих навыков. Подполковник Казьмин предложил для их развития следующее упражнение.

Объектом служила землянка, по углам которой размещались семь ростовых мишеней. Бросив внутрь учебную гранату, в землянку врывались три разведчика. Они должны были поразить шесть мишеней, сделав по два выстрела на каждую. В седьмую мишень, изображавшую контрольного пленного, нужно было выстрелить один раз, «ранив» её. На выполнение упражнения бойцам отводилось не более 5–7 секунд. Условия осложнялись тем, что землянка освещалась лишь факелом или свечой.

Отметим, что и другие офицеры-разведчики подчёркивали важность умения бойцов разведподразделений работать с пистолетами. В частности, капитан Андрей Ротгольц из штаба 96-го стрелкового корпуса писал:

«Обязательным для разведчика является умение стрельбы из пистолетов и револьверов, как отечественных, так и иностранных систем (…) Неплохо было бы также создать комплексное упражнение с метанием гранаты и последующей стрельбы из нескольких видов оружия».

В продолжение своей мысли Ротгольц предложил такой вариант упражнения:

«Стрелок подползает к траншее на расстояние 25–35 мт, имея в правой руке гранату (болванку), а в левой — пистолет. С этого исходного положения он бросает гранату в траншею, прыгает в неё и с расстояния 15–20 мт. ведёт огонь по мишени № 14 («бегущий стрелок» — прим. авт.), расположенной в углу траншеи (3–5 патронов)».

Стрелять, как разведчик

Подводя итог навыкам владения огнестрельным оружием, необходимым для разведчиков, вновь обратимся к капитану Ротгольцу. Он вывел следующие четыре принципа их огневой подготовки:

«1. Разведчик должен владеть в совершенстве почти всеми видами оружия, а ППШ, РП, пистолетом — обязательно.

2. Определение расстояния до цели у разведчика не является важной задачей, как у пехотинца, так как он ведёт огонь преимущественно с ближних дистанций (не далее 200 мт.)

3. Разведчик в большей степени, чем стрелок при занятиях на огневой подготовке должен сам отыскивать цель, которая может показаться у него из-за спины.

4. Чрезвычайно важно добиваться быстрого приведения оружия в боевую готовность и умения чередовать огонь из ППШ со стрельбой из пистолета».

В целом, с этим можно согласиться, хотя всё сказанное больше соответствует навыкам стрельбы бойцов из групп захвата. Во время войны их коллегам из групп прикрытия порой приходилось вести огонь и с более дальних дистанций. Примером тому могут служить разведпоиски той же 10-й гвардейской дивизии, разведчики которой действовали на холмистой местности Заполярья. Группы прикрытия занимали позицию на ближайшей возвышенности от сопки, где находился вражеский опорный пункт, и в тех условиях дистанции для стрельбы превышали 200 м.

Начатый генералом Суриным сбор информации должен был в итоге привести к революционным изменениям в подготовке разведки. Выдвинутые им требования для формирования нового учебного курса боевой стрельбы соответствовали реалиям действий разведчиков. Накопленный за время войны боевой опыт требовал перемен в обучении, поэтому желания ГРУ были вполне логичны и закономерны.

Что именно выбрал Генштаб для создания персональных курсов огневой подготовки разведчиков, неизвестно. Тем не менее из поступивших генералу Сурину соображений видно, что прошедшие войну офицеры войсковой разведки понимали необходимость изменений. Предложенные ими упражнения по боевой стрельбе показывают направление для тренировок разведчиков. Жёсткие нормативы выполнения говорят о том, что огневая подготовка должна быть максимально приближена к условиям, в которых бойцам разведподразделений приходилось стрелять. Хорошее знание оружия, умение стрелять на опережение и поражать неудобные цели — всё это являлось залогом сохранения жизни разведчика и обеспечивало успех при выполнении задания.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector