8 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Советы для тех кто в разведке

Как стать разведчиком: командир рассказал о необходимых навыках

Войсковая разведка представляет собой тактическое звено огромного комплекса разведывательных мероприятий. Ее задача – вскрыть расположение войск и коммуникаций противника. Получить данные о его боевых возможностях. «Кто предупрежден – тот вооружен».

Но насколько все это нужно в нашем, XXI веке? Веке, где царят высокие технологии, спецслужбы полностью прослушивают все и вся, включая переписку в социальных сетях, а над головой висят разведывательные беспилотники и спутники? Возникает вопрос: а зачем она нужна – войсковая разведка? Зачем парни должны, рискуя жизнью, идти в глубокий тыл противника, чтобы выявить склад с оружием или расположение артиллерийской батареи?

За океаном, похоже, считают, что войсковая разведка уже не особенно и нужна. Слишком велик риск, и слишком велики выплаты страховых компаний в случае гибели разведподразделения. Спутники и компьютеры проще. Может, поэтому высокоточное оружие США и их союзников бьет по площадям, не различая, где боевики, а где обычные, мирные люди. Может, им и не нужно различать? Может, на тех, кто не соответствует определенным одними ими стандартам, и не стоит обращать внимание? Классическая англо-саксонская многовековая колониальная позиция. Ничего нового.

Мы живем в реальном, невыдуманном мире. Наша разведка есть плоть и кровь нашего народа. Это наши парни, и они всегда на передовой. Благодаря им эффективность тех же «Калибров» на порядок превышает эффективность «Томагавков».

Разведчик не должен быть крутым, он должен быть незаметным

Про их деятельность мы практически ничего не знаем, но она очень важна. Они порой ценой своей жизни сохраняют десятки, сотни других. В преддверии праздника я поговорил с моим другом, командиром войскового разведывательного подразделения воздушно-десантных войск Олегом Волковым. Олег уже в запасе, но он служил, учил, участвовал. Бывших разведчиков не бывает!

Олег, в разведку могут попасть все или только особенные парни?

– В разведывательные подразделения всегда был и есть особый отбор. Здесь нужны те, кто обладает определенными умственными, физическими и моральными качествами. Я как командир отбирал тех, кто отслужил не менее полугода и соответствующим образом зарекомендовал себя. Да, у меня существовало право выбора.

Разведчикэто супермен? Насколько он соответствует образу Арнольда Шварценеггера?

– Нет, конечно. Физическая подготовка для разведчика очень важна, но только применительно к нашей специфике. Зачем в разведке груда мышц под два метра ростом? Мне как командиру подразделения нужен умный, выносливый, гармонично развитый человек. Он должен обладать определенными физическими, моральными и умственными способностями и навыками. Разведчик – это воин-универсал, но прежде всего он наблюдатель.

Какой-то мирный образ у нашего разведчика. А как же «взять языка»?

– Тут, конечно, важны навыки рукопашного боя, которые в этой ситуации необходимы. Но, кроме этого, разведчик должен уметь многое. Основной упор делается на специальные дисциплины, среди которых инженерная подготовка, техническая разведка, огневая подготовка. Все строится применительно к целям и задачам, которые стоят перед войсковой разведкой. Одной из важных задач войскового разведчика является наведение. Наведение авиации, артиллерии, в том числе и реактивной. Разведчик должен быть умным, а разведподразделение должно быть командой. Как говорится, «один за всех, и все за одного».

Сейчас основу войсковой разведки составляют контратники, а как было тогда?

– В моем подразделении были в основном солдаты-срочники. Отобранные, подготовленные, но обычные мальчишки. Такой тогда была организационная структура нашей армии. Поверьте, это никак не влияло на качество выполняемых задач. Конечно, как и сейчас, многое зависело от конкретных людей.

Какое образование необходимо разведчику?

– У меня в подразделении были люди после школы и института. Но, согласись, образование – это не признак ума, а диплом – это не конечная инстанция. У нас важную роль играет уровень интеллекта, а задача командира – определить этот уровень и подготовить бойцов, опираясь на него. Важно понимать, что разведподразделение выполняет свои задачи в отрыве от основных сил. Те же войска ВДВ выполняют задачи в тылу противника, но разведподразделение выполняет свои задачи практически в полном вакууме, без поддержки со стороны основных войсковых частей.

Какую подготовку он проходит?

– При подготовке войскового разведчика основной упор делается на специальные дисциплины, среди которых техническая разведка, инженерная и огневая подготовка и многое другое. Зачем разведчику стрелять на 500 м, если его противник находится на дистанции не более 100 м? Но разведчик должен гарантированно попасть в глаз противника безо всяких специальных прицельных приспособлений. Разведчик должен быть очень выносливым. Иногда нужно пробежать 10–15 км или пройти маршем в полной экипировке до 40–50 км. Задача разведки – не вступать в бой. Задача разведки – обнаружить, выявить то, что нужно, и передать эту информацию.

Расскажи про экипировку. Что нужно брать с собой на задание, как укомплектовать рюкзак.

– Про рюкзак, наверное, можно прочитать в Интернете, и про экипировку тоже, но в этом вопросе есть определенные принципы и подходы. Экипировка разведывательной группы зависит от поставленной задачи и от ее длительности. Командир должен решить, что необходимо взять с собой. Боекомплект всегда полный. Это не обсуждается. Инженерные средства, спецоборудование, сухпаек и другое определяются от конкретной задачи, она же предполагает, сколько времени группа будет работать в отрыве от основных сил.

Засада. И так бывает.

– Боеспособность разведподразделения мала по сравнению с основными силами, поэтому в прямое боестолкновение разведка старается не вступать. Главное – быть незаметными. Один из видов работы разведки – это засадные действия. Но здесь главным является не уничтожение противника, а получение информации. Засада производится тогда, когда ты понимаешь, что можешь выполнить задачу и получить то, что тебе нужно – информацию или образец вооружения с минимальным риском, – и быстро из этого района уйти, потому что когда подойдут основные силы противника, а в группе будут раненые, то считай, ты завалил задачу и погубил группу.

Какие правила поведения есть у разведчика?

– Комплекс правил передается из уст в уста. Это комплекс учебных, специальных дисциплин и обычной армейской жизни. В разведке на нем акцентируется больше внимания. Принцип принятия решения. Отличие общевойскового подразделения от разведывательного состоит в том, что в общевойсковом решения генерируются исключительно командирами, а в рамках разведподразделения все имеют право голоса. Да, окончательное решение принимает командир и несет за него полую ответственность, но все имеют право сказать свое слово, потому что все зависят друг от друга.

Насколько тренировочная жизнь отличается от боевой?

– Если мы говорим про учения, то мы на них работаем, работаем всем подразделением. Люди должны понимать свои действия в условиях боя, они должны быть отработаны до автоматизма, причем до боя. Ведь когда над головой свистят пули, мозг отключается, и все зависит от отработанных в ходе подготовки навыков и фактических рефлексов. Может, это прозвучит банально, но все происходит в строгом соответствии с фразой великого Суворова: «Тяжело в учении – легко в бою». Бой и учения. В обоих случаях присутствует азарт, вот только цена ошибки разная.

Читать еще:  Искусство снайпера: Приманка на отблеск оптического прибора

Расскажи случай из боевой жизни.

– Была весна, «Командировка» длилась уже три месяца. Нам поставили задачу по перекрытию путей возможного отхода противника при проведении спецоперации. Действовали мы совместно с подразделениями военной разведки. Ночью ушли в «зеленку». Около пяти утра мое подразделение должно было быть на месте. Когда мы вышли на точку, из-за листьев практически ничего не было видно. Был май месяц, и тут мы встретились в ночи. Как потом выяснилось, встреча произошла с дружественным подразделением, но реакция обоих подразделений была профессиональной. Разобрались быстро, и стрельбы не было.

Мое разведподразделение за 10–15 минут организовало засаду на тропе. Все действия были уже отработаны, каждый знал свой сектор стрельбы, а я прошел с проверкой по флангам. Один из разведчиков, который как раз не подходил под стандартное описание разведчика, успел выкопать окоп для стрельбы стоя. Я спросил его: «Как ты, Азамат, успел-то, да еще так тихо?» — «Жить захочешь – и не то успеешь, командир», – ответил он.

Что пожелаешь в этот день своим коллегам?

– Кто отслужил – вспоминайте те времена, вспоминайте наших товарищей. Поддерживайте тех, для кого разведка – это работа. Пусть разведка будет незаметной, пусть всегда выполняет свои задачи, и пусть все возвращаются домой.

День военного разведчика

Это профессиональный праздник наших военных, чья служба так или иначе связана с военной разведкой. Праздник установлен указом президента России № 549 от 31 мая 2006 года и отмечается 5 ноября.

Дата праздника выбрана неслучайно. В этот день в 1918 году в составе полевого штаба Красной армии в Петрограде было создано Регистрационное управление для координации усилий всех разведывательных органов армии. Хотя, конечно же, профессия разведчика ведет свою историю с более давних времен, но это уже другая история.

Будни разведчика: как стать своим среди чужих

Как готовят разведчиков-нелегалов? Как возможно выучить иностранный язык на уровне носителей? И как справиться с проблемой раздвоения личности, когда ты — уже не ты? Как сохранить свое истинное я, но при этом убедить не только себя и окружающих, но и беспристрастный полиграф в своем другом я?

Обо всем этом и многом другом генеральному директору «Правды.Ру» Инне Новиковой рассказала разведчик-нелегал с 20-летним стажем, полковник Службы внешней разведки в отставке и автор книги «Женщина, которая умеет хранить тайны», писатель Елена Вавилова.

Читайте начало интервью:

— Елена, какое первоначальное общее задание у вас было — просто найти какую-нибудь полезную, на ваш взгляд, информацию? Или вам говорят, вы должны узнать, не готовится ли когда-то какого-то мероприятия определенного рода?

— И так, и так — по-разному бывает. Человек сам решает, чем заниматься, и, конечно, разведчику даются определенные общие и частные задачи. Время от времени мы получали четкие задания, были задачи вполне конкретные. Но всегда человек сам инициативно тоже должен искать необходимую информацию, которая может быть полезна.

Еще есть такое высшее искусство — предсказывать события. Конечно, для этого нужно хорошо разбираться в теме, всегда внимательно следить за событиями и тщательно анализировать информацию. Понятно, что человек, который находится там, лучше и более конкретно ориентируется в ситуации. Очень важно уметь найти что-то и понять, что готовится.

Тогда в идеале можно предупредить те или иные нежелательные события на месте. В любом случае надо вовремя сообщить нашему руководству о том, что есть такие настроения в обществе или в правительстве, чтобы наше руководство что-то предприняло или хотя бы подготовилось к ответным мерам. В принципе можно сказать, что разведка — это работа предсказания будущего, основанная на каких-то конкретных сведениях.

— Вы даже умудрились обмануть полиграф, и был такой комментарий, что вы себя ощущали американкой. Кем и как вы себя там чувствовали?

— Да, но это не раздвоение личности, как могло кому-то показаться. Это просто профессионализм.

— Конечно же, очень интересует внутренний мир разведчика, потому что в книжках написано, что все время нужно быть на страже, быть готовым к провалу… Поэтому самое сложное — это именно вот это психологическое состояние. И как можно разобраться с тем, что ты — это уже как бы и не ты?…

— На самом деле к этому тоже готовят, предлагаются определенные методы, как себя идентифицировать, как найти и сделать из себя того человека, за которого ты должен себя выдать. Очень важен для этого, конечно, язык. Вместе с изучением языка приходит как раз такая культурная и психологическая составляющая, ты начинаешь себя ощущать уже иностранцем, точнее, иным человеком.

Конечно, хорошо помогло то, что нашими преподавателями были люди, которые жили в той среде. Они передавали нам определенные привычки, манеры, и мы их повторяли. И потом ты, естественно, сознательно изучаешь культуру, окунаешься в нее и переносишь ее на себя. Когда мы уже приехали туда на работу, первое время, конечно, основным было наблюдение и перенимание.

Как-то ты даже начинаешь копировать тех или иных людей. Можно даже такой метод использовать. Я, например, выбирала образ какой-то молодой женщины. Проходя мимо кого-то по улице, я присматривалась и говорила себе, что хочу быть похожа на эту девушку. И я старалась копировать те или иные моменты поведения, разговора.

Многие элементы, конечно, уже здесь преподавались. Например, считать, не загибая пальцы, а разгибая их, учили улыбаться по-американски и т. д. Все это приобретается. И постепенно это становится твоим вторым я. Просыпаясь утром, я уже не думала, кто я, на каком языке мне говорить, как мне себя вести, — это становилось уже естественным, автоматическим.

— Но как можно в Томске выучить язык на уровне носителя? Многие люди, уехавшие в молодости в США и Канаду и прожившие там по 20-30 лет, хотя они вполне адаптировались, но до сих пор они говорят не как люди, там родившиеся.

— Я углубленно учила язык, естественно, не в Томске. В моей книге как раз описана первая часть подготовки. Там реально очень близко пересказана история, которая происходила со мной и моим супругом. Мы были студентами Томского университета, учились на историческом факультете. Нас, видимо, по каким-то критериям подобрали и предложили нам пройти подготовку. Подготовка проходила уже в Москве. А здесь была достаточно хорошая школа.

— Как долго длилась подготовка?

Читать еще:  Искусство снайпера: Погодные условия

— Несколько лет. Самое основное — это, конечно, язык. А чтобы выучить язык до уровня носителя, в любом случае всегда нужно большое время. Наскоком это не сделаешь. Это была очень изнурительная, ежедневная по много часов работа, которая в конце концов позволила нам освоить два языка.

— Вы выезжали куда-то на языковую практику?

— Да, конечно. Потому что должно быть как можно больше возможностей для общения с носителями языка, людей с разным произношением, дикцией, темпераментом речи… Но многое мы изучали также путем просматривания фильмов на кассетах. Тогда они еще были. Нам предлагались определенные коллекции фильмов, и мы с удовольствием их просматривали, заучивали диалоги и пытались их воспроизвести.

Нам очень помогало именно то, что мы готовились сразу вдвоем, поэтому у нас были такие вот интерактивные занятия. Конечно, в Советском Союзе все изучить, а главное, понять про жизнь на Западе было не просто сложно, а невозможно в принципе. Поэтому мы уже тогда ненадолго выезжали туда, чтобы понять и немного освоиться, даже слегка опробовать себя в новой роли.

Беседовала Инна Новикова

К публикации подготовил Юрий Кондратьев

Читайте продолжение интервью:

Подготовка разведчика: система спецназа ГРУ.

1. Что должен уметь разведчик.

2. Отбор кандидатов в разведчики.

Разведчик должен уметь:
— совершать прыжки с парашютом, десантироваться по канату с зависшего
вертолета, управлять дельтапланом, парапланом, катамараном, моторной
лодкой;
— в совершенстве знать военную топографию, уметь ориентироваться на
любой местности по компасу и карте, по местным предметам, быстро и пра-
вильно засекать нужные объекты, указывать координаты разведанного объек-
та по радио;

— определять по внешнему виду любое оружие вероятного противника,
знать его тактико-технические данные, уметь своевременно определять под-
готовку противника к применению ОМП;
— определять принадлежность личного состава противника по форме одеж-
ды и знакам различия, а техники — по опознавательным знакам и внешнему
виду, по звукам определять местонахождение, численность и характер
действий противника;
— знать тактику действий подразделений вероятного противника, уметь
пользоваться его оружием и техникой;
— отлично владеть техникой маскировки и способами бесшумного передви-
жения на любой местности;
— владеть всеми способами ведения разведки: наблюдением, подслушива-
нием, засадами, налетами, разведкой боем, умело действовать в дозоре и в
охранении;
— скрытно и бесшумно преодолевать инженерные заграждения полевого и
городского типа, вброд или на подручных средствах преодолевать водные
преграды, хорошо плавать;
— совершать длительные марш-броски пешим порядком и на лыжах, метко
стрелять, далеко и точно метать гранату и нож, искусно действовать прик-
ладом и ножом, в совершенстве владеть приемами рукопашного боя;

— знать военную терминологию на языке противника, иметь навыки пере-
вода документов, допроса военнопленных;
— умело применять ВВ и СВ, штатные мины и заряды, находящиеся на воо-
ружении как своих войск, гак и противника, уметь изготавливать ВВ из
подручтах материалов;
— знать и умело применять приборы оптической, радиолокационной, инже-
нерной и химической разведки;
— владеть «военной альпинистикой»;
— владеть умениями и навыками обеспечения жизнедеятельности и выжива-
ния в экстремальных условиях;
— уметь работать на переносной радиостанции в телефонном и в телег-
рафном режиме;
— уметь водить колесную и гусеничную технику как свою, так и против-
ника;
— уметь наводить авиацию на стационарные и движущие объекты противни-
ка, устанавливать радиомаяки;
— знать систему охраны и обороны объектов противника, контрразведыва-
тельные меры, применяемые противником, способы обмана противника для
сохранения боеспособности.
Это лишь основные знания, умения и навыки. Да и невозможно предвидеть
все, что потребуется от разведчика-диверсанта в глубоком тылу противни-
ка. На практике перечисленные знания, умения и навыки распределяются
между всеми бойцами РДГ, но в идеале ими должен владеть каждый боец, не-
зависимо от того, кто он по своей штатной специальности: подрывник,
снайпер и т.п.
А если копнуть глубже? Взять, например, минноподрывную подготовку. В
требованиях по этой дисциплине говорится: умело применять ВВ и СВ, штат-
ные мины и заряды. Это значит, что разведчик должен:
— знать характеристики взрывчатых веществ (ВВ) и средств взрывания
(СВ);

— владеть огневым и электрическим способами взрывания;
— уметь готовить заряды и рассчитывать их для подрыва грунта, дерева,
кирпича, камня, бетона, железобетона, металла.
Короче говоря, хотя разведчик-диверсант — не супермен, он должен
знать и уметь многое, главное — как выполнять любые задания и оставаться
при этом живым. Чем больше знает и умеет делать каждый боец, тем больше
шансов выполнить поставленную РДГ задачу. Великая Отечественная война,
Афганистан и Чечня убедительно подтверждают сказанное.
Полковник войск спецназа С.В. Бреславский, многоопытный профессионал
специальной разведки, говорит следующее:
» . В Афганистане я убедился, что если солдат жалеют на учебных по-
лях, если командиры сами не хотят пробежаться с полной выкладкой, если
боевую подготовку заменяют хозяйственными работами, то в экстремальной
ситуации доучиваться и наверстывать упущенное поздно, последний «неуд»
ставит пуля. «

ОТБОР КАНДИДАТОВ В РАЗВЕДЧИКИ

Воинам, призванным вести разведку в глубоком тылу противника, осу-
ществлять там диверсии, необходимо обладать высоким уровнем физической
подготовленности и соответствующими психологическими качествами.
Среди физических качеств на первом месте стоит выносливость. Ведь вы-
полнение практически любой боевой задачи требует от разведчиков соверше-
ния марш-броска протяженностью до 30-50 километров. Если же объект уда-
лось уничтожить, то уходить от преследования требуется только бегом, не
менее чем 10-15 километров в максимальном темпе, не прекращая при этом
«работать головой», чтобы «переиграть» противника.
Следовательно, предпочтительно отбирать для службы в армейском спец-
назе тех ребят, которые занимались видами спорта, развивающими общую и
силовую выносливость: плаванием, бегом на длинные и средние дистанции,
велоспортом, греблей, лыжами, спортивными играми, борьбой и боксом. К
сожалению, не всегда среди призывников (да и среди контрактников тоже)
можно найти спортсменов. Поэтому следует рекомендовать использование
простейших тестов, проверяющих степень общей и силовой выносливости у
мужчин. Ниже мы приводим нормативы двух таких тестов.
Тест на общую выносливость основан на измерении того расстояния, ко-
торое пробегает боец за 12 минут:
более 2,8 км — отлично,
2,8-2,4 км — хорошо,
2,4- 2,0 км — посредственно,
менее 2,0 км — плохо.
Тест на мышечную работоспособность состоит из четырех упражнений, вы-
полняемых одно за другим без перерыва, по 10 раз каждое (отжимания в
упоре лежа; из упора присев пробросом ног назад перейти в упор лежа;
подъем ног из положения лежа на спине; из седа на корточках прыжок вверх
с полным выпрямлением ног и туловища, руки за головой). Четыре упражне-
ния вместе составляют одну серию. 7 серий отлично; 5-6 серий хорошо; 3-4
серий посредственно; 1-2 серии плохо.

Вообще говоря, было бы хорошо, если бы отбором личного состава для
службы в разведывательно-диверсионных подразделениях занимались специа-
листы: психологи, врачи, инструкторы спецподготовки. На практике этим
чаще всего занимаются сами командиры таких подразделений. В принципе,
они обычно руководствуются в своем выборе следующими четырьмя критерия-
ми:
1. Учитывают личное желание молодого солдата служить в специальных
войсках (если такого желания нет, то лучше найти кого-нибудь другого);
2. Учитывают физическую пригодность к этой службе (помимо приведенных
выше тестов, обязательным является еще и выполнение всех без исключения
нормативов военно-спортивного комплекса);
3. Учитывают интеллектуальную пригодность (она выявляется в ходе бе-
седы с глазу на глаз, а также путем проведения простейших психологичес-
ких тестов на сообразительность, вроде теста Ганса Айзенка, многократно
опубликованного на русском языке);
4. Учитывают психологическую совместимость молодого солдата с другими
солдатами и сержантами (с этой целью кандидата помещают на 2-3 дня в
солдатский коллектив, а потом спрашивают мнение о нем у старослужащих
воинов).
Надо сказать, что разведчики могут успешно решать поставленные перед
ними задачи только в том случае, если способны самостоятельно принимать
решения в соответствии со складывающейся ситуацией. Ведь заранее предус-
мотреть все возможные случаи нельзя. А офицера может не быть рядом с
бойцом в критический момент. Поэтому командир должен учить солдат и сер-
жантов думать своей собственной головой, что для многих и трудно, и неп-
ривычно. И еще командир должен быть уверен в своих подчиненных, в их мо-
рально-волевых качествах и психологической надежности.
Установлено в ходе специальных исследований, что идеальный боец спец-
подразделений тот, кто имеет так называемый «пассивно-агрессивный тип»
характера; интеллект выше средней нормы хотя бы на 10-15 баллов: склонен
к риску (но не к авантюризму); в своих неудачах винит обычно себя, а не
«обстоятельства» или других людей; ценит мужскую дружбу; самостоятелен в
своих оценках и решениях; умеет быстро перестраивать свое поведение в
зависимости от ситуации.

Читать еще:  Основной боевой танк Strv 122 (Швеция)

Тем, кто думает, что эти и им подобные качества особого значения не
имеют, следует напомнить, что бойцы спецназа действуют в отрыве от своих
войск, на вражеской территории, причем не пару часов, а в течение нес-
кольких дней или даже нескольких недель. При этом они постоянно «играют
в прятки» с контрразведкой противника и лишены права на ошибку. За ошиб-
ки разведчики платят своими жизнями, не считая проваленных заданий, оз-
начающих, в конечном счете, множество жизней других военнослужащих. Сле-
довательно, разведчики действительно должны превосходить средний сол-
датский уровень по всем показателям.
Вот что вспоминает об отборе бойцов в разведывательно-диверсионный
отряд Северного флота его командир, дважды Герой Советского Союза) капи-
тан 2-го ранга В. Н. Леонов:
«. Встал вопрос, кого же брать в отряд? Совершенно четко прояснилось
одно — хорошо работать в тылу врага могут люди, обладающие прежде всего
сильной волей. Мы брали в отряд только тех, кто понимал что разведка
это не романтика, а труд. Тяжелый и очень опасный воинский труд. В
дальнейшем мы старались понять, зачем человек просится к нам? То ли хо-
чет воевать так, как воюют лучшие разведчики, то ли тянется к славе?»
Командир отдельной гвардейской разведроты, Герой Советского Союза ка-
питан Дмитрий Покрамович решал вопрос отбора следующим образом:
«После сорокакилометрового перехода Покрамович вдруг разворачивал ро-
ту в цепь, по-пластунски она преодолевала пахоту, затем следовал
марш-бросок, потом опять переползание по-пластунски и когда у разведчи-
ков в залитых потом глазах плыли красные и зеленые круги (казалось, еще
метр — и дух вон), тогда следовала резкая, как выстрел, команда: «в одну
шеренгу становись!» Разведчики выстраивались лицом к командиру, проводи-
ли перекличку по порядку номеров и число, названное последним бойцом,
бесповоротно означало списочный состав роты на сегодня. Опоздавшие и
отставшие отчислялись немедленно. Никаких объяснений Покрамович не при-
нимал. «

Что должен уметь разведчик

Что должен уметь разведчик

Разведчик должен уметь:

– в совершенстве знать военную топографию, уметь ориентироваться на любой местности по компасу и карте, по местным предметам, быстро и правильно засекать нужные объекты, указывать координаты разведанного объекта по радио;

– определять по внешнему виду любое оружие вероятного противника, знать его тактико-технические данные, уметь своевременно определять подготовку противника к применению ОМП;

– определять принадлежность личного состава противника по форме одежды и знакам различия, а техники – по опознавательным знакам и внешнему виду, по звукам определять местонахождение, численность и характер действий противника;

– знать тактику действий подразделений вероятного противника, уметь пользоваться его оружием и техникой;

– отлично владеть техникой маскировки и способами бесшумного передвижения на любой местности;

– владеть всеми способами ведения разведки: наблюдением, подслушиванием, засадами, налетами, разведкой боем, умело действовать в дозоре и в охранении;

– скрытно и бесшумно преодолевать инженерные заграждения полевого и городского типа, вброд или на подручных средствах преодолевать водные преграды, хорошо плавать;

– совершать длительные марш-броски пешим порядком и на лыжах, метко стрелять, далеко и точно метать гранату и нож, искусно действовать прикладом и ножом, в совершенстве владеть приемами рукопашного боя;

– знать военную терминологию на языке противника, иметь навыки перевода документов, допроса военнопленных;

– умело применять ВВ и CВ, штатные мины и заряды, находящиеся на вооружении как своих войск, так и противника, уметь изготавливать ВВ из подручных материалов;

– знать и умело применять приборы оптической, радиолокационной, инженерной и химической разведки;

– владеть «военной альпинистикой»;

– владеть умениями и навыками обеспечения жизнедеятельности и выживания в экстремальных условиях;

– уметь работать на переносной радиостанции в телефонном и в телеграфном режиме;

– уметь водить колесную и гусеничную технику, как свою, так и противника;

– уметь наводить авиацию на стационарные и движущиеся объекты противника, устанавливать радиомаяки;

– знать систему охраны и обороны объектов противника, контрразведывательные меры, применяемые противником, способы обмана противника для сохранения боеспособности…

Это лишь основные знания, умения и навыки. Да и невозможно предвидеть все, что потребуется от разведчика в тылу противника. На практике перечисленные знания, умения и навыки распределяются между всеми бойцами разведгруппы, но в идеале ими должен владеть каждый боец независимо от того, кто он по своей штатной специальности: подрывник, снайпер и т. п.

А если взять, например, минно-подрывную подготовку? В требованиях по этой дисциплине говорится: умело применять ВВ и CВ, штатные мины и заряды. Это значит, что разведчик должен:

– знать характеристики взрывчатых веществ (ВВ) и средств взрывания (CВ);

– владеть огневым и электрическим способами взрывания;

– уметь готовить заряды и рассчитывать их для подрыва грунта, дерева, кирпича, камня, бетона, железобетона, металла.

Короче говоря, хотя разведчик не супермен, он должен знать и уметь многое, главное – как выполнять любые задания и оставаться при этом живым. Чем больше знает и умеет делать каждый боец, тем больше шансов выполнить поставленную разведгруппе задачу. Великая Отечественная война, Афганистан и Чечня убедительно подтверждают сказанное.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector