11 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Установщики баллистических ракет

Установщики баллистических ракет

Установщики баллистических ракет

Главным военным назначением одноосных тягачей МоАЗ стала буксировка полуприцепных транспортно-загрузочных машин или транспортно-установочных агрегатов (установщиков) второго поколения для монтажа баллистических ракет на стартовые позиции. Установщик представлял собой длиннобазный двухосный полуприцеп с задними двускатными колесами на рессорной подвеске и мощной сварной несущей лонжеронной рамой из швеллерных профилей, опиравшейся своей передней изогнутой частью (хоботом) на сцепное устройство тягача. На раме первых образцов для комплексов наземного базирования размещали автономный силовой агрегат с лебедкой, такелажные приспособления и подъемную перегрузочную П-образную стреловую мачту портального типа, через которую пропускались тросы для подъема ракеты в вертикальное положение и помещения ее на пусковой стол. Для установщиков ракетных комплексов шахтного базирования служили более мощные и сложные полуприцепные средства со специальными подъемно-перегрузочными системами, позволявшими не только поднимать ракету в предстартовое положение, но и опускать ее в ШПУ. Их устойчивость обеспечивали выдвижные опоры под рамой полуприцепа или забетонированные в монтажную площадку якоря. Питание рабочих гидроцилиндров и гидроопор осуществлялось от гидронасоса с приводом от трансмиссии тягача. Такие машины применяли в основном для обслуживания ракет серий Р-12 и Р-14 второго поколения, причем для каждого типа ракет и разных систем их базирования служили специально приспособленные для этой цели установщики. Их разработкой занималось московское Государственное специальное КБ (ГСКБ) «Спецмаш» (впоследствии – КБТМ). На первом этапе сборку такой техники осуществлял Новокраматорский машиностроительный завод (НКМЗ) Украинской ССР, затем – Омский завод подъемных машин (ОЗПМ).

Впервые полуприцепные установщики с одноосными тягачами стали применять для монтажа на наземные стартовые позиции массовых жидкостных баллистических ракет Р-12 (8К63) средней дальности (до 2500 км) со стартовой массой около 42 т и длиной 18,4 м. Они были приняты на вооружение 4 марта 1959 года и затем выпускались в течение почти 30 лет. Именно они стали основным оружием образованных в декабре 1959 года Ракетных войск стратегического назначения. Доставка ракет Р-12 из специальных хранилищ к месту старта осуществлялась на транспортных грунтовых тележках 8Т115 с четырехосными тягачами МАЗ-535А. Для непосредственного помещения снаряженной ракеты с предварительно пристыкованной головной частью (боеголовкой) на стартовую позицию служил портальный установщик 8У210 с характерным С-образным хоботом и тягачом МАЗ-529В (впоследствии – 529Е, 546 и 546П). С 1958 года его собирал НКМЗ, а в 1960-е годы это производство перевели в Омск. Конструктивно вариант 8У210 являлся коренной модернизацией первого советского ракетного установщика 8У25 на шасси грузовика ЯАЗ-210, от которого отличался более простой и надежной конструкцией. Машина снабжалась портальной мачтой с двумя подъемными гидроцилиндрами и системой тросовых полиспастов, посредством которых ракета вместе с транспортной тележкой поднималась на угол 90?, затем опускалась и состыковывалась с пусковым столом. В передней и задней части рамы полуприцепа имелись две пары гидроопор. Длина всей установки в транспортном положении составляла 15 620 мм, ширина – 3150 мм, высота – 3760 мм. В 1962 году в рамках операции «Анадырь» эти установщики вместе с ракетами Р-12 поставляли морским путем на Кубу, что вызвало известный Карибский кризис. В конце 1958 года для работы с новыми 20,5-метровыми баллистическими ракетами Р-14 (8К65) со стартовой массой 87 т и дальностью полета 4500 км был создан прототип модернизированного установщика 8У210П, послужившего базой новой машины 8У224. По общей конструкции она была аналогична модели 8У210, но снабжалась более совершенной системой закрепления ракеты, в которой роль уравновешивавшего груза играла подвешенная с другой стороны транспортная тележка. Изготовление машины 8У224 началось на Омском заводе в 1960 году.

Полуприцепной транспортно-установочный агрегат 8У210 с тягачом МоАЗ-546 для ракет Р-12. 1964 год

Второй этап создания подобных установщиков связан с внедрением баллистических ракетных систем Р-12У и Р-14У, размещавшихся в ШПУ. В 1963 году появился короткобазный вариант 8У237 для ракет Р-12У (8К63У) комплекса 8П763 «Двина», принятого на вооружение в январе 1964 года. В отличие от модели 8У210 вместо портальной мачты на полуприцепе поверх упрочненного Л-образного хобота монтировалась мощная подъемная телескопическая рамная конструкция с двумя раздвижными секциями и продольными направляющими. Она служила для установки ракеты без боеголовки, помещенной в специальный транспортно-пусковой контейнер. При поднимании рамы в вертикальное положение ракета вместе с ним опускалась по направляющим в шахтный колодец и фиксировалась на пусковом столе. Надежную установку всей системы на стартовой позиции обеспечивали дополнительные опоры и мощные гидроцилиндры удерживания подъемной рамы. Аналогичным образом дополнительное оснащение установщика позволяло пристыковывать боевую часть к ракете, уже находившейся в ШПУ. Для ракет Р-14У (8К65У) комплекса 8П765 «Чусовая» применялся схожий по конструкции установщик 8У224М с еще более сложной тросово-полиспастной системой перегрузки ракет и боеголовок в шахтную установку. Здесь для уравновешивания всей конструкции служило несколько тросовых расчалок в передней части полуприцепа, соединенных с забетонированными якорями. В середине 1960-х развитием машины 8У237 стал тяжелый транспортно-установочный агрегат 8Т178 для перевозки, сборки и перегрузки на стационарный установщик 8У256 новой 32-метровой межконтинентальной ракеты Р-36 (8К67) массой около 184 т шахтного комплекса 8П867. Этот агрегат базировался на полуприцепе с упрочненным Г-образным хоботом и удлиненной раздвижной подъемной рамой, приспособленной для монтажа боевой части. Кроме установщиков на полуприцепах с одноосными тягачами предполагалось монтировать также мощные пусковые ракетные системы. Так в 1959 году в ОКБ сталинградского завода «Баррикады» был разработан проект единственной ракетно-бомбовой пусковой установки Бр-222-V на четырехосном полуприцепе с тягачом МАЗ-529В, входившей в состав перспективного берегового противолодочного комплекса «Тайфун».

Слишком длинные и маломаневренные полуприцепные установочные агрегаты с одноосными тягачами сравнительно невысокой мощности и грузоподъемности не могли оперативно перемещаться и производить точную состыковку ракет на стартовой позиции, и с появлением новых ракетных систем потребность в них резко сократилась. С конца 1960-х годов им на смену стали приходить более мощные четырехосные седельные тягачи со специальными полуприцепными системами для установки новых межконтинентальных ракет в ШПУ. Несмотря на это, комплексы с ракетами серии Р-12/Р-14 состояли на вооружении вплоть до конца 1980-х годов. В соответствии с Договором о ликвидации РСМД все они в течение 1989 – 1990 годов были уничтожены вместе с системами их запуска, обеспечения и уникальными установщиками.

Установщик 8У237 ракеты Р-12У с тягачом МоАЗ-529В, справа – автокран 8Т26. 1965 год

Транспортно-установочный агрегат 8Т178 ракеты Р-36 и перегрузочный кран 8Т26. 1967 год

Межконтинентальные баллистические ракеты в стратегических ядерных силах России

В настоящее время на вооружении ракетных войск стратегического назначения и подводных сил военно-морского флота состоят межконтинентальные баллистические ракеты ряда типов. Часть изделий этого класса уже снята с производства, но все еще остается в эксплуатации. Другие производятся и поставляются в войска; ведется разработка новых образцов. Процесс обновления стратегических ядерных сил продолжается, и министерство обороны время от времени раскрывает его подробности.

11 марта состоялось очередное расширенное заседание комитета Государственной думы по обороне, в котором принял участие министр обороны Сергей Шойгу. Он раскрыл основные результаты деятельности военного ведомства в период с 2012 года, в том числе показывающих текущее развитие СЯС. Так, в 2012-18 годах российская армия получила 109 межконтинентальных баллистических ракет РС-24 «Ярс», а также 108 МБР для подводных лодок. Вместе с ними строились и носители разных типов.

Поставка новых МБР и различной техники позволили сохранить потенциал СЯС на требуемом уровне, а также сказалась на их общем состоянии. Так, в РВСН доля современного вооружения и техники достигла 82%. Средняя доля новинок в ВМФ (без отдельного учета носителей ядерного оружия) – 62,3%, в воздушно-космических силах – 74%. Согласно текущим планам, до 2020 года общую долю современных образцов в армии следует довести до 70%. Как видим, одни структуры армии уже справились с этой задачей, тогда как другие пока отстают.

Для лучшего понимания вопросов развития СЯС, а именно группировки МБР наземного и морского базирования, следует вспомнить, как подобные структуры выглядели несколько лет назад. Поскольку российское Минобороны не всегда публикует подробные данные о стратегических силах, обратимся к доступным зарубежным источникам. Прежде всего, рассмотрим справочник IISS The Military Balance 2013, в котором отражалось состояние армий на предыдущий 2012 год.

Читать еще:  Советские авиационные ракеты класса - воздух-воздух: Ракета находит цель

По данным IISS, в 2012 году в составе РВСН России имелось 3 ракетные армии, в которых на дежурстве находилось 313 межконтинентальных баллистических ракет. На тот момент самым массовым комплексом был РТ-2ПМ «Тополь» – 120 единиц в мобильном исполнении. Имелось 78 систем РТ-2ПМ2 «Тополь-М» (60 в шахтах и 18 на мобильных установках). Указано наличие 54 тяжелых ракет Р-36М и 40 УР-100Н УТТХ. Результатом недавно начавшихся поставок стало дежурство 21 новейшей ракеты РС-24 «Ярс».

В составе военно-морского флота в 2012 году служили восемь стратегических подводных ракетоносцев двух типов (пр. 667БДР «Кальмар» и 667БДРМ «Дельфин»). Одна лодка-представитель проекта 941 «Акула» находилась в резерве, головной корабль пр. 955 «Борей» проходил испытания. The Military Balance и другие источники не приводят точные данные о количестве БРПЛ на дежурстве в 2012 году. Впрочем, можно подсчитать, что РПКСН пр. 667БДР могли нести до 48 ракет Р-29Р, а представители пр. 667БДРМ обеспечивали развертывание до 96 изделий Р-29РМ / РМУ2 / РМУ2.1.

Весной 2013 года были опубликованы текущие данные на тему выполнения условий договора о Стратегических наступательных вооружениях СНВ-3. По состоянию на 1 марта 2013-го российские СЯС обладали 492 развернутыми носителями ядерного вооружения; общее число носителей – 900. Было развернуто 1480 ядерных боевых блоков. Впрочем, публикуемые данные по СНВ-3 не раскрывают точный состав СЯС и оставляют вопросы иного рода.

Развитие российских СЯС наглядно показывают данные справочника The Military Balance 2018. Из него следует, что в последние несколько лет на вооружении РВСН и ВМФ остались ракеты уже известных типов, но их пропорции в общей группировке изменились. Доля старых образцов сократилась, поскольку они уступают место современным. Кроме того, на вооружение поступили новые МБР и их носители.

РПКСН К-84 «Екатеринбург» пр. 667БДРМ «Дельфин». Фото Минобороны РФ / mil.ru

По данным IISS, на начало прошлого года в РВСН по-прежнему несли дежурство 313 ракет пяти прежних типов. Количество систем РТ-2ПМ сократилось до 63. Численность «Тополей-М» не изменилась – по-прежнему в шахтах находилось 60 ракет и 18 использовались на ПГРК. МБР типа Р-36М имелись в количестве 46 единиц, количество УР-100Н УТТХ уменьшилось до 30. При этом за пять-шесть лет в разы выросла численность изделий «Ярс». На дежурстве стояло 84 таких МБР на подвижных платформах и 12 в ШПУ.

Подводная составляющая СЯС к 2018 году немного увеличилась. «Кальмары» и «Дельфины» остались в прежнем количестве, но в строй были приняты три РПКСН типа «Борей». Каждая такая подлодка способна нести по 16 МБР Р-30 «Булава». Как и прежде, точные данные по реальной численности имеющихся и развернутых БРПЛ не приводились.

Доступны сведения о ходе выполнения СНВ-3. Так, 1 сентября 2018 года у России имелось 790 носителей ядерного оружия, из которых 501 был развернут. Общая численность развернутых боезарядов – 1561. Как и ранее, публикуя данные на тему выполнению договора, стороны не вдавались в подробности.

Необходимо отметить, что численность стоящих на дежурстве МБР всех типов, а также количество развернутых боевых блоков постоянно меняются. Прежде всего, это связано с проведением учебно-боевых пусков. Для осуществления таких мероприятий на ракету устанавливается весовой имитатор реального боевого блока, что сокращает количество развернутых боевых блоков. Сам пуск, соответственно, уменьшает число развернутых ракет – до размещения на пусковой установке нового изделия.

По разным данным, в период с 2012 по 2019 год состоялось около двух десятков пусков ракет РТ-2ПМ «Тополь» разных модификаций. В то же время провели лишь два запуска «Тополя-М». Ракеты «Ярс» в последние годы летали восемь раз. Также провели 13 пусков ракет подводных лодок «Булава». Осуществлялись запуски изделий более старых типов.

Регулярное выполнение учебно-боевых пусков известным образом сказывается на численности ракет в СЯС. При этом такие результаты прямо зависят от типа изделия. Количество ракет старых моделей, давно снятых с производства, с каждым пуском уменьшается, хотя определенный запас позволяет продолжать их эксплуатацию. Это относится к комплексам УР-100Н, Р-36М, «Тополь» и «Тополь-М», а также к старым изделиям семейства Р-29. При этом ведется производство современных ракет РС-24 «Ярс» и Р-30 «Булава». В их случае за каждым пуском следует поставка новых серийных изделий, что приводит к постепенному наращиванию доступного количества вооружений.

Следует вспомнить недавние заявления министра обороны. С. Шойгу указал, что в 2012-19 годах в ракетные войска стратегического назначения поступило 109 МБР типа «Ярс». Флоту передали 108 изделий, однако их тип не назывался. По-видимому, речь идет об одновременном производстве и поставке БРПЛ типов Р-29РМУ2.1 и Р-30. Впрочем, точный состав последних поставок и доля разных изделий в общих объемах остаются неизвестными.

Планы на будущее

В перспективе ожидается принятие на вооружение новой тяжелой ракеты РС-28 «Сармат», которая должна будет заменить устаревшие УР-100Н и Р-36М. С началом поставок «Сармата» численность старых изделий будет сокращаться, но в целом группировка МБР тяжелого класса не пострадает или даже увеличится.

Одним из направлений развития РВСН является внедрение т.н. крылатых планирующих боевых блоков. Специальные гиперзвуковые летательные аппараты с боевой нагрузкой типа «Авангард» пока предлагается применять с ракетами УР-100Н, а в дальнейшем их носителями станут новейшие РС-28. Серийное производство и массовая эксплуатация «Авангардов», по всей видимости, сократит количество развернутых боезарядов, но при этом даст РВСН новые возможности.

Дальнейшее развитие морской компоненты СЯС связано с ракетами Р-30 «Булава». Однако ключевую роль в этом деле имеют носители ракетного вооружения. Строительство стратегических подводных крейсеров пр. 955 «Борей» продолжается и приводит к желаемым результатам. С конца 2014 года в составе ВМФ имеется три таких корабля – суммарно 48 пусковых установок для «Булав». В этом году ожидается сдача еще двух РПКСН, способных нести еще 32 БРПЛ. Затем должны появиться еще 3-5 «Бореев» с 16 пусковыми на каждом. Одновременно придется списать несколько кораблей старых проектов. Так, в ближайшие годы службу завершат три лодки пр. 667БДР.

Несмотря на постепенное расходование снятых с производства ракет и списание некоторых их носителей, стратегические ядерные силы России сохраняют необходимый потенциал и отвечают предъявляемым требованиям. Три компоненты СЯС могут обеспечить быстрое развертывание необходимого или допустимого количества носителей и боевых блоков. Также возможно изменение соотношения развернутых носителей и боезарядов в разных компонентах.

Следует учитывать, что текущее и дальнейшее развитие СЯС пока еще связано с договором СНВ-3. В соответствии с этим соглашением, Россия имеет право иметь 800 носителей ядерного вооружения, из которых 700 могут находиться в развернутом состоянии. Количество развернутых боезарядов ограничено 1550 единицами. Пока договор действует, российским СЯС приходится учитывать его при планировании.

При этом нельзя не отметить, что возможности имеющихся ракет и носителей в теории позволяют развернуть большое число боевых блоков и даже в несколько раз превысить ограничения СНВ-3. Впрочем, наша страна не нарушает международные соглашения, а кроме того, подобный шаг был бы попросту нецелесообразным с точки зрения экономики и актуальных задач.

Действие договора СНВ-3 завершается в феврале 2021 года. Замена для него прорабатывается, но этот вопрос решается не слишком быстро. Имеется некоторая вероятность того, что после истечения указанных сроков наступательные вооружения временно не будут регулироваться новым договором. В этом случае российским СЯС может пригодиться имеющийся потенциал в части развертывания дополнительных носителей и боевых блоков.

В настоящее время стратегические ядерные силы России могут одновременно держать на дежурстве до 450-500 межконтинентальных баллистических ракет наземного и морского базирования. Потенциальная численность боезарядов, которые могут нести все имеющиеся ракеты, превышает несколько тысяч. Естественно, в условиях ограничений СНВ-3 и с учетом своих возможностей Россия не реализует такой потенциал в полной мере. МБР всех классов и типов играют ведущую роль в СЯС, но при этом оставляют работу для воздушной компоненты.

Нетрудно заметить, что в последние десятилетия идет планомерное и постоянное развитие сферы МБР. Такое развитие не прекращалось даже в сложные периоды, которые лишь замедляли его ход. Сейчас эти процессы реализуются в виде серийного производства и поставок новых ракет РС-24 «Ярс» и Р-30 «Булава». С 2012 года по настоящее время вооруженные силы получили почти 220 изделий этих типов. Также осуществляется разработка новых МБР и боевых блоков для них, в том числе принципиально новых.

На будущее запланировано снятие с вооружения некоторых устаревших ракет, и их сразу удастся заменить современными образцами. Прежде всего, речь идет о тяжелых УР-100Н и Р-36М, на смену которым идет «Сармат». В сфере легких МБР наземного базирования будущее связано с ракетами «Ярс», которые уже стали основными в своем классе и затем лишь упрочнят свои позиции. Схожим образом обновляются и арсеналы подводных сил ВМФ, однако в этой сфере решающую роль имеет процесс строительства новых носителей для БРПЛ.

Читать еще:  МБОУ ДОД Детско-подростковый клуб клуб Ракета

Очевидно, что СЯС в будущем будут сохранять высокий приоритет, а МБР разных типов останутся их ключевой составляющей. Из этого можно сделать несколько выводов. В первую очередь, можно не беспокоиться за безопасность страны. СЯС, обладая различными вооружениями, смогут справляться с задачей стратегического сдерживания потенциальных противников. А кроме того, можно ожидать, что в обозримом будущем руководство министерства обороны вновь расскажет о поставках стратегического вооружения, и речь снова будет идти о сотнях серийных ракет за несколько лет.

Установщики баллистических ракет

Установщики баллистических ракет

Главным военным назначением одноосных тягачей МоАЗ стала буксировка полуприцепных транспортно-загрузочных машин или транспортно-установочных агрегатов (установщиков) второго поколения для монтажа баллистических ракет на стартовые позиции. Установщик представлял собой длиннобазный двухосный полуприцеп с задними двускатными колесами на рессорной подвеске и мощной сварной несущей лонжеронной рамой из швеллерных профилей, опиравшейся своей передней изогнутой частью (хоботом) на сцепное устройство тягача. На раме первых образцов для комплексов наземного базирования размещали автономный силовой агрегат с лебедкой, такелажные приспособления и подъемную перегрузочную П-образную стреловую мачту портального типа, через которую пропускались тросы для подъема ракеты в вертикальное положение и помещения ее на пусковой стол. Для установщиков ракетных комплексов шахтного базирования служили более мощные и сложные полуприцепные средства со специальными подъемно-перегрузочными системами, позволявшими не только поднимать ракету в предстартовое положение, но и опускать ее в ШПУ. Их устойчивость обеспечивали выдвижные опоры под рамой полуприцепа или забетонированные в монтажную площадку якоря. Питание рабочих гидроцилиндров и гидроопор осуществлялось от гидронасоса с приводом от трансмиссии тягача. Такие машины применяли в основном для обслуживания ракет серий Р-12 и Р-14 второго поколения, причем для каждого типа ракет и разных систем их базирования служили специально приспособленные для этой цели установщики. Их разработкой занималось московское Государственное специальное КБ (ГСКБ) «Спецмаш» (впоследствии – КБТМ). На первом этапе сборку такой техники осуществлял Новокраматорский машиностроительный завод (НКМЗ) Украинской ССР, затем – Омский завод подъемных машин (ОЗПМ).

Впервые полуприцепные установщики с одноосными тягачами стали применять для монтажа на наземные стартовые позиции массовых жидкостных баллистических ракет Р-12 (8К63) средней дальности (до 2500 км) со стартовой массой около 42 т и длиной 18,4 м. Они были приняты на вооружение 4 марта 1959 года и затем выпускались в течение почти 30 лет. Именно они стали основным оружием образованных в декабре 1959 года Ракетных войск стратегического назначения. Доставка ракет Р-12 из специальных хранилищ к месту старта осуществлялась на транспортных грунтовых тележках 8Т115 с четырехосными тягачами МАЗ-535А. Для непосредственного помещения снаряженной ракеты с предварительно пристыкованной головной частью (боеголовкой) на стартовую позицию служил портальный установщик 8У210 с характерным С-образным хоботом и тягачом МАЗ-529В (впоследствии – 529Е, 546 и 546П). С 1958 года его собирал НКМЗ, а в 1960-е годы это производство перевели в Омск. Конструктивно вариант 8У210 являлся коренной модернизацией первого советского ракетного установщика 8У25 на шасси грузовика ЯАЗ-210, от которого отличался более простой и надежной конструкцией. Машина снабжалась портальной мачтой с двумя подъемными гидроцилиндрами и системой тросовых полиспастов, посредством которых ракета вместе с транспортной тележкой поднималась на угол 90º, затем опускалась и состыковывалась с пусковым столом. В передней и задней части рамы полуприцепа имелись две пары гидроопор. Длина всей установки в транспортном положении составляла 15 620 мм, ширина – 3150 мм, высота – 3760 мм. В 1962 году в рамках операции «Анадырь» эти установщики вместе с ракетами Р-12 поставляли морским путем на Кубу, что вызвало известный Карибский кризис. В конце 1958 года для работы с новыми 20,5-метровыми баллистическими ракетами Р-14 (8К65) со стартовой массой 87 т и дальностью полета 4500 км был создан прототип модернизированного установщика 8У210П, послужившего базой новой машины 8У224. По общей конструкции она была аналогична модели 8У210, но снабжалась более совершенной системой закрепления ракеты, в которой роль уравновешивавшего груза играла подвешенная с другой стороны транспортная тележка. Изготовление машины 8У224 началось на Омском заводе в 1960 году.

Полуприцепной транспортно-установочный агрегат 8У210 с тягачом МоАЗ-546 для ракет Р-12. 1964 год

Второй этап создания подобных установщиков связан с внедрением баллистических ракетных систем Р-12У и Р-14У, размещавшихся в ШПУ. В 1963 году появился короткобазный вариант 8У237 для ракет Р-12У (8К63У) комплекса 8П763 «Двина», принятого на вооружение в январе 1964 года. В отличие от модели 8У210 вместо портальной мачты на полуприцепе поверх упрочненного Л-образного хобота монтировалась мощная подъемная телескопическая рамная конструкция с двумя раздвижными секциями и продольными направляющими. Она служила для установки ракеты без боеголовки, помещенной в специальный транспортно-пусковой контейнер. При поднимании рамы в вертикальное положение ракета вместе с ним опускалась по направляющим в шахтный колодец и фиксировалась на пусковом столе. Надежную установку всей системы на стартовой позиции обеспечивали дополнительные опоры и мощные гидроцилиндры удерживания подъемной рамы. Аналогичным образом дополнительное оснащение установщика позволяло пристыковывать боевую часть к ракете, уже находившейся в ШПУ. Для ракет Р-14У (8К65У) комплекса 8П765 «Чусовая» применялся схожий по конструкции установщик 8У224М с еще более сложной тросово-полиспастной системой перегрузки ракет и боеголовок в шахтную установку. Здесь для уравновешивания всей конструкции служило несколько тросовых расчалок в передней части полуприцепа, соединенных с забетонированными якорями. В середине 1960-х развитием машины 8У237 стал тяжелый транспортно-установочный агрегат 8Т178 для перевозки, сборки и перегрузки на стационарный установщик 8У256 новой 32-метровой межконтинентальной ракеты Р-36 (8К67) массой около 184 т шахтного комплекса 8П867. Этот агрегат базировался на полуприцепе с упрочненным Г-образным хоботом и удлиненной раздвижной подъемной рамой, приспособленной для монтажа боевой части. Кроме установщиков на полуприцепах с одноосными тягачами предполагалось монтировать также мощные пусковые ракетные системы. Так в 1959 году в ОКБ сталинградского завода «Баррикады» был разработан проект единственной ракетно-бомбовой пусковой установки Бр-222-V на четырехосном полуприцепе с тягачом МАЗ-529В, входившей в состав перспективного берегового противолодочного комплекса «Тайфун».

Слишком длинные и маломаневренные полуприцепные установочные агрегаты с одноосными тягачами сравнительно невысокой мощности и грузоподъемности не могли оперативно перемещаться и производить точную состыковку ракет на стартовой позиции, и с появлением новых ракетных систем потребность в них резко сократилась. С конца 1960-х годов им на смену стали приходить более мощные четырехосные седельные тягачи со специальными полуприцепными системами для установки новых межконтинентальных ракет в ШПУ. Несмотря на это, комплексы с ракетами серии Р-12/Р-14 состояли на вооружении вплоть до конца 1980-х годов. В соответствии с Договором о ликвидации РСМД все они в течение 1989 – 1990 годов были уничтожены вместе с системами их запуска, обеспечения и уникальными установщиками.

Установщик 8У237 ракеты Р-12У с тягачом МоАЗ-529В, справа – автокран 8Т26. 1965 год

Транспортно-установочный агрегат 8Т178 ракеты Р-36 и перегрузочный кран 8Т26. 1967 год

Межконтинентальная баллистическая ракета – быстрая доставка в любую точку планеты

Межконтинентальная баллистическая ракета (МБР) – вооружение с боевой частью и дальностью полета от 5000 км. Предназначены для уничтожения целей на средней и большой дальности при помощи ядерной (термоядерной) боеголовки.

Современные МБР оборудованы защитой от ПРО противника (маскировка, ложные цели, разделяющаяся головная часть) и способны ее преодолевать. Запуск МБР осуществляется со стационарных установок, мобильных комплексов и атомных подводных лодок.

История создания

В начале 20-го века Циолковский сформулировал основные принципы ракетостроения и создал первую схему жидкого реактивного двигателя. Он предсказал, что уже через пару десятилетий человечество начнет осваивать ближний космос.В 1909 году Р. Годдард предложил идею о многоступечатой ракете, где пустая ступень отделялась от конструкции, уменьшая ее массу и увеличивая дальность полета.

ФАУ-1

В 1937 году в Германии появляется ракетный центр, возглавленный В. Фон Брауном и К. Риделем. В центре была оборудована аэродинамическая труба для испытаний, а также построен завод по сжижению кислорода. Первым созданным изделием стал самолет-снаряд ФАУ-1, на основе которого затем в 1942 году сконструировали баллистическую ракету ФАУ-2. При массе ракеты в 13 тонн дальность полета составляла 300 км со скоростью 1,5 км/с.

Образцы ФАУ-2 и наработки немецких ракетчиков в конце второй мировой войны попали в США и СССР почти одновременно.

Читать еще:  АПЛ, ВООРУЖЕННЫЕ БАЛЛИСТИЧЕСКИМИ РАКЕТАМИ

На их основе уже через год американцами была создана ракета «Redstone». Ученые СССР в 1948 году разработали ракету Р-1, а затем в 1957 году успешно испытали МБР Р-7 (доработанная Р-1).

Принцип работы и конструкция МБР

За небольшой отрезок времени перед стартом в систему управления ракеты вносятся координаты цели и параметры траектории полета, после чего происходит пуск двигателей первой ступени. Во время разгона МБР специальными рулями корректируется курс для вывода ее на вычисленную траекторию. На нужной высоте выполняется расстыковка носителя и головной части с боеголовкой.

Головная часть продолжает инерциальное движение, ориентируясь на цель при помощи своих двигателей, и выставляет боеголовки на определенную траекторию. Носитель и отработанные ступени после разделения падают и сгорают в плотных слоях атмосферы.

МБР состоит из разгонных ступеней и головной части с боевымблоком (защищен специальным обтекателем). В головную часть входят: разводящая установка («автобус»), боеголовка (боеголовки), система подавления ПРО противника, бортовой электронный вычислительный комплекс (БЭВК).

Существует три типа баллистических ракет в зависимости от вида используемого топлива: твердотопливные (алюминий+перхлорат аммония), жидкотопливные (керосин+жидкий кислород), смешанные (ступени с разным типом топлива – «Кречет»).

Последние почти не используются.

Твердотопливные МБР имеют более простую конструкцию, дольше хранятся, быстрее приводятся в готовность. Но жидкотопливные МБР имеют лучшие летные показатели, большую полезную нагрузку, способны к многократным циклам включения/выключения и регулировке тяги.

Различается также и материал, из которого изготавливаются ступени ракеты. В твердотопливных МБР используется композит на основе стеклопластика с внутренним термостойкимпокрытием. В жидкотопливныхМБР корпус выполнен из сплава алюминия и магния. Внешняя поверхность всех типов ракет покрыта слоем темного цвета, который защищает корпус от нагрева и поражающих факторов при ядерном или нейтронном взрыве.

Отделение ступеней происходит по минометной схеме – пространство между ступенями заполняется газом из газогенератора и срабатывают детонирующие заряды в месте крепления ступеней. Данная схема позволяет развести ступени без удара, а также предельно плотно скомпоновать межступенную область.

Команда на разделение ступеней подается БЭВК при достижении необходимой скорости и траектории. Если в отделяемой ступени остается топливо, то его неконтролируемое догорание не влияет на курс. Время разгона ракеты составляет до 5 минут, достигаемая скорость головной части – 6-8 км/с.

После отделения головной части начинает свою работу ступень разведения.

При помощи жидкотопливных двигателей происходит расстановка боевых блоков по траекториям. За точность данной операции отвечает радиоэлектронное оборудование и вычислительный комплекс с инерциальной системой управления.

Для защиты от перегрева и поражающих факторов ядерного оружия на боевой ступени установлен обтекатель определенной формы с защитным покрытием. Он улучшает аэродинамические показатели во время полета в плотных слоях атмосферы. По достижении рассчитанной БЭВК высоты происходит его сброс.

Головная часть – передняя часть ракеты с боевым блоком, выполненная в виде конуса. В боевом блоке в большей своей массе используются термоядерные заряды. По количеству таких зарядов головная часть является моноблочной (только 1 заряд) или разделяющейся. В зависимости от способности управления после отделения ГЧ можно разделить на маневрирующую и неуправляемую.

Разделяющаяся головная часть бывает рассеивающего типа и с отдельным наведением каждой боеголовки. Рассеивающий тип ГЧ в настоящее время не применяется из-за своей низкой эффективности. Головная часть с отдельным наведением каждого боевого блока (ББ) может поражать цели, находящиеся на значительном расстоянии.

Точность попадания ББ описывается параметром КВО – максимальный радиус круга, в который упадет ББ в 50% случаев. Для американских МБР лучший показатель составляет около 100 м, для российских – 200 м.

Для противодействия ПРО противника в головной части кроме боевого блока размещены средства преодоления ПРО.

К ним относятся: различного вида отражатели; легкие и тяжелые ложные цели (последнее поколение имеет собственные двигатели и способноследовать за боевыми блоками до самой поверхности); передатчики – постановщики помех. Общая масса системы преодоления – до 0,5 тонны.

К довольно действенным средствам преодоления ПРО можно отнести использование настильной траектории. Небольшая высота полета значительно снижает заметность МБР, кроме того кратно снижается дальность и время подлета. Так как современные ГЧ баллистических ракет способны маневрировать при вхождении в атмосферу, то задача комплексов ПРО сильно усложняется.

За точный вывод головной части с ББ на определенную траекторию отвечает бортовой электронный вычислительный комплекс в паре с навигационной системой управления. Высокая точность попадания обеспечивается использованием в системе управления ракеты алгоритмов на основе астрокоррекции (угловое положение стабилизированной гироплатформы относительно выбранной звезды) и радиокоррекции через ГЛОНАСС системы наведения.

Фазы полета и базирование МБР

Во время полета баллистическая ракета проходит через три фазы траектории:

  1. Активный участок. Старт, разгон и выведение головной части на траекторию для удара. Твердотопливные МБР последнего поколения проходят данный участок за три минуты, достигая высоты 200 км. Жидкотопливные – пять минут и 300 км соответственно. Планируется, что время прохождения данного участка для ракет нового поколения составит менее минуты.
  2. Пассивный участок. ББвместе с комплексом преодоления ПРО летят по инерции. Работает ступень разведения.
  3. Атмосферный участок. Вход блоков и ложных целей в плотные слои атмосферы с их разогревом при торможении. Длительность – около 90 секунд.

Все современные МБР входят в состав наземных или морских комплексов. МБР наземных комплексов имеют в свою очередь шахтное (ШПУ) или мобильное базирование (грунтовые, железнодорожные).

Наиболее защищенные и боеспособные- ракеты, размещенные в шахтных пусковых установках.

Их время подготовки к пуску – до четырех минут. Кроме того они способны выдержать прямоепопадание МБР противника и гарантированно быть запущенными для ответного удара по агрессору с неприемлемыми для него потерями.

В США и России пришли к одинаковому выводу – рассредоточенное расположение шахт на своей территории позволяет добиться снижения эффективности МБР противника, т.к. уменьшается шанс выведения из строя нескольких ШПУ за один удар. Другие варианты были либо слишком дорогие, либо не обеспечивали должный уровень защиты.

Самая совершенная наземная МБР у России – ракета 15А18М комплекса Р-36М2 «Воевода» с разделяющейся ГЧ и индивидуальным наведением каждой отдельной боеголовки (до 36 шт.). У США – LGM-30G «Minuteman-III» с наименьшим активным участком полета (160 секунд), наилучшей точностью среди всех МБР и РГЧ с тремя боевыми частями индивидуального наведения.

МБР морского базирования размещаются на специальных атомных подводных лодках (АПЛ) – ракетных крейсерах. Запуск осуществляется с вертикальных шахтв подводном (минометная схема) или надводном положении.

Патрулирование вод АПЛ у побережья потенциального противника исключает вероятность их уничтожения ядерным ударом, а также позволяет почти мгновенно запустить МБР в ответ, т.к. время и расстояние подлета значительно меньше. Но есть шанс, что подлодка или баллистическая ракета будет уничтожена кораблями противника во время пуска.

На данный момент на вооружении американских АПЛ класса «Огайо» размещаются до 24 БРПЛ UGM-133A Трайдент 2 с дальностью полета до 10 тыс. км суммарной мощностью 3,75 Мт каждая.

Российские АПЛ проекта 941 оснащены 16 ракетами Р-39 и Р-29РМ с 10 ББ (2Мт), дальность полета – 8 тыс. км.

Способы защиты

Система предупреждения о ракетном нападении (СПРН) предназначена для обнаружения запуска ракет противником и расчета времени и места их подлета. Она позволяет вовремя привести в боевую готовность свои МБР и нанести ответный удар.

В СПРН входят: группировка искусственных спутников Земли, которая отслеживает старт МБР; радиолокационные станции дальнего обнаружения; загоризонтные радиолокационные станции. Данной системой обладают Россия и Америка.

Оружие упреждающего удара – высокоточные ракеты малой дальности (Pershing-2), способные с большой вероятностью вывести из строя шахтные пусковые установки. Эффективность снижается при использовании противником маскировки в виде ложных ШПУ, т.к. большая часть МБР остается боеспособной.

Стратегическая ПРО подразумевает перехват МБР противника специальной баллистической противоракетой с осколочной или ядерной боевой частью.

К концу 20-го века территориальная ПРО не создана (имеет объектовый характер).

Свое развитие система получила после выхода США из договора по ограничению ПРО в 2001 году. Была разработана противоракета GBI и ее облегченная версия PLV. Районы размещения – Калифорния, Аляска, Восточная Европа. Моделирование с перехватом GBI одиночной неманеврирующей ГЧ дало 98% шанс уничтожения.

По мнению зарубежных и российских специалистов использование ГЧ с боевыми блоками индивидуального наведения и современной системой ложных целей делает американскую противоракетную оборону бесполезной. Так из расчетов следует, что вероятность преодоления ПРОракетой «Тополь-М» – 99%.

Ракетные комплексы и установки

В таблице приведены характеристики ракетных комплексов, стоящих на вооружении в различных странах

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector