11 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Согласованные заявления в связи с Договором между СССР и США об ограничении систем противоракетной обороны

Наука

История

Договор ОСВ-2: как Америка обманула Брежнева

40 лет назад Брежнев и Картер подписали Договор ОСВ-2

40 лет назад лидеры СССР и США Леонид Брежнев и Джимми Картер подписали Договор об ограничении стратегических наступательных вооружений – ОСВ-2, явившийся важным документом эпохи «холодной войны». Впоследствии американцы отказались ратифицировать соглашение под предлогом ввода советских войск в Афганистан.

18 июня 1979 года генеральный секретарь ЦК КПСС Леонид Брежнев и президент США Джимми Картер на встрече в Вене подписали Договор об ограничении стратегических наступательных вооружений – ОСВ-2, ставший одним из важнейших результатов разрядки. Процедуру следует рассматривать в качестве прямого продолжения переговоров по ОСВ-1, которые завершились подписанием договора в 1972 году.

По новому документу вводились ограничения на все составляющие стратегических ядерных сил,

устанавливался порядок уничтожения лишних вооружений, оговаривалось право СССР и США контролировать друг друга. Каждая сторона должны была уменьшить количество пусковых установок (ПУ) межконтинентальных баллистических ракет (МБР) наземного базирования, ПУ баллистических ракет подводных лодок, тяжелых бомбардировщиков, баллистических ракет «земля – воздух» (БРВЗ).

Помимо самого договора в ходе встречи 15-18 июня были подписаны еще три документа: протокол к нему, совместное Заявление о принципах и основных направлениях последующих переговоров об ограничении стратегических вооружений, а также документ «Согласованные заявления и общие понимания в связи с Договором между СССР и США об ограничении стратегических наступательных вооружений».

В совместном Заявлении намечался круг проблем для обсуждения на следующем, третьем этапе переговоров, которые, как предполагалось, должны были вылиться в подписание Договора ОСВ-3.

Как сообщалось в совместном постановлении Политбюро ЦК КПСС, Президиума Верховного Совета СССР и Совмина «Об итогах встречи Брежнева с Картером»,

«полное претворение в жизнь подписанных в Вене документов явилось бы новым этапом сдерживания гонки ядерных вооружений

и открывало бы дорогу к существенному сокращению вооружений и к реализации высшей цели: полному прекращению производства и ликвидации запасов ядерного оружия».

По своему содержанию переговоры об ОСВ-2 были еще сложнее, чем их предыдущая стадия, отмечается в «Очерках истории Министерства иностранных дел России». Дипломатам предстояло не только найти новый баланс различных интересов и систем вооружений обеих сторон, но и решить массу сложнейших технических вопросов, связанных с телеметрией, проверкой и другими аспектами.

Основную работу на переговорах проделали государственный секретарь США Сайрус Вэнс, который считался сторонником решения конфликтов путем обсуждения, и посол СССР в Вашингтоне Анатолий Добрынин, однако ключевая роль с советской стороны отводилась главе МИД Андрею Громыко, который подключался к процессу в самые сложные моменты.

«Человек высокого интеллекта, жесткий и упорный переговорщик, острый на язык и скрывающий сухое чувство юмора за внешне суровым выражением лица,

Громыко – талантливый дипломат, в совершенстве владеющий своим материалом»,

— писал о нем Вэнс.

В результате затяжных переговоров на трех уровнях к лету 1979 года был достигнут взаимоприемлемый компромисс, фундаментом для которого послужили 25 прошедших с января по май встреч. США пришлось пойти на сохранение преимущества СССР по тяжелым МБР и на включение в суммарный потолок по ПУ тяжелых бомбардировщиков с крылатыми ракетами большой дальности. В свою очередь, Москва согласилась на снижение количества стратегических носителей до 2250 единиц к 1981 году, а также на некоторые дополнительные ограничения.

Из общего количества стратегических систем только 1320 носителей могли быть оснащены головными частями с боеблоками индивидуального наведения. Без учета бомбардировщиков количество оснащенных РГЧ ИН носителей не должно было превышать 1200 единиц.

В целях ограничения общего количества боезарядов, Договор ОСВ-2 устанавливал пределы на оснащение ракет боевыми блоками индивидуального наведения. В частности, запрещалось увеличивать количество боеблоков на баллистических ракетах наземного базирования, а также оснащать ракеты морского базирования более чем 14 боевыми блоками. Тяжелые бомбардировщики существующих типов не должны были оснащаться более чем 20 крылатыми ракетами, а с учетом новых бомбардировщиков среднее количество крылатых ракет, приходящихся на такой самолет, не должно было превышать 28.

Таким образом, в отличие от ОСВ-1, в новом договоре устанавливались определенные ограничения на количество боезарядов, которые могли быть развернуты на стратегических носителях.

В части, касавшейся баллистических ракет наземного базирования, подтверждался запрет на сооружение новых шахтных пусковых установок и на переоборудование шахт легких ракет в шахты тяжелых. Был также установлен запрет на создание более тяжелых ракет, чем существующие. Дополнительным ограничением, касавшимся ракет наземного базирования, стал запрет на орбитальные ракеты. В частности, Советский Союз должен был уничтожить или переоборудовать 18 ПУ орбитальных ракет Р-36, расположенных на полигоне Байконур.

Еще одно ограничение, касавшееся баллистических ракет наземного базирования, было включено в протокол к Договору ОСВ-2. Эта мера заключалась в запрете на развертывание ракет на мобильных ПУ и их испытания с мобильных установок. Кроме того, СССР обязывался ликвидировать мобильные ракетные комплексы «Темп-2С», которые к тому времени были развернуты в ограниченном количестве. Ограничения, наложенные договором на морской компонент стратегических сил, оказались незначительными по сравнению с предусмотренными для наземных ракет или стратегической авиации. Так, некоторой корректировке подвергались правила подсчета пусковых установок баллистических ракет морского базирования.

Читать еще:  Ракета-носитель «Энергия»

В протоколе к договору наряду с запретом на развертывание мобильных пусковых установок содержался запрет на развертывание крылатых ракет морского и наземного базирования, а также на испытания и развертывание КР, оснащенных несколькими боевыми блоками. Стороны согласились в течение срока действия протокола не испытывать и не развертывать баллистические ракеты воздушного базирования.

Впервые в истории устанавливались ограничения на замену и модернизацию стратегических ядерных вооружений, вводился детальный режим проверки выполнения соглашений.

«В целом договор представлял тщательно выверенный баланс интересов обеих стран, укрепляющий стратегическую стабильность, — уточняется в «Очерках…». – ОСВ-2, как отмечается в американском очерке истории этих переговоров, явился «шедевром современной дипломатии, самой сложной и изощренной из всех договоренностей между двумя великими державами».

В то же время Договор ОСВ-2 стал заложником других проблем, осложнявших советско-американские отношения в конце 1970-х годов. Ударом по разрядке международной напряженности явились события в Афганистане: из-за введения советских войск на территорию этой страны США отказались ратифицировать договор. Тем не менее, его положения соблюдались обеими сторонами.

«В 1979 году президент Картер поставил вместе с Брежневым подпись под договором ОСВ-2, загодя зная, что СЩА не введут его в силу, — писал в своей книге «Без скидок на обстоятельства. Политические воспоминания» известный советский дипломат, в означенный период — первый заместитель заведующего Отделом международной информации ЦК КПСС Валентин Фалин. – Иначе зачем было президенту тут же объявлять, что ОСВ-2 не повлияет на американские планы модернизации, особенно систем средней дальности.

Факт остается фактом – большинство военных программ США, легализованных при Рональде Рейгане, зачиналось в президентство Картера.

В начале декабря 1979 года к нам поступили сведения из окружения президента, то Картер решил помедлить с внесением договора ОСВ-2 в сенат. Играла ли смена курса в Вашингтоне роль при принятии решения о советской интервенции в Афганистан? Этого мы можем не дознаться никогда».

Текст Договора по ПРО 1972 года

Договор между СССР и США об ограничении систем противоракетной обороны 26 мая 1972 г

между Союзом Советских Социалистических Республик и Соединенными Штатами Америки об ограничении систем противоракетной обороны 26 мая 1972 г.

Союз Советских Социалистических Республик и Соединенные Штаты Америки, ниже именуемые Сторонами,

исходя из того, что ядерная война имела бы для всего человечества опустошительные последствия,

учитывая, что эффективные меры по ограничению систем противоракетной обороны явились бы существенным фактором в деле сдерживания гонки стратегических наступательных вооружений и привели бы к уменьшению опасности возникновения войны с применением ядерного оружия,

исходя из того, что ограничение систем противоракетной обороны, а также некоторые согласованные меры в области ограничения стратегических наступательных вооружений способствовали бы созданию более благоприятных условий для последующих переговоров по ограничению стратегических вооружений,

учитывая свои обязательства по статье VI Договора о нераспространении ядерного оружия,

заявляя о своем намерении по возможности скорее достигнуть прекращения гонки ядерных вооружений и принять эффективные меры в направлении сокращения стратегических вооружений, ядерного разоружения и всеобщего и полного разоружения,

желая содействовать смягчению международной напряженности и укреплению доверия между государствами,

согласились о нижеследующем:

1. Каждая из Сторон обязуется ограничить системы противоракетной обороны (ПРО) и принять другие меры в соответствии с положениями настоящего Договора.

2. Каждая из Сторон обязуется не развертывать системы ПРО территории своей страны и не создавать основу для такой обороны, а также не развертывать системы ПРО отдельного района, кроме как предусмотрено в статье III настоящего Договора.

1. Для целей настоящего Договора системой ПРО является система для борьбы со стратегическими баллистическими ракетами или их элементами на траекториях полета, состоящая в настоящее время из:

a) противоракет, являющихся ракетами-перехватчиками, созданными и развернутыми для выполнения функций в системе ПРО, или того типа, который испытан в целях ПРО;

b) пусковых установок противоракет, являющихся пусковыми установками, созданными и развернутыми для пуска противоракет; и

c) радиолокационных станций ПРО (РЛС ПРО), являющихся РЛС, созданными и развернутыми для выполнения функций в системе ПРО, или того типа, который испытан в целях ПРО.

2. К компонентам системы ПРО, перечисленным в пункте 1 настоящей статьи, относятся:

a) находящиеся в боевом составе;

b) находящиеся в стадии строительства;

c) находящиеся в стадии испытаний;

d) находящиеся в стадии капитального или текущего ремонта либо переоборудования; или

Каждая из Сторон обязуется не размещать системы ПРО или их компоненты, за исключением того, что:

a) в пределах одного района размещения системы ПРО радиусом сто пятьдесят километров с центром, находящимся в столице данной Стороны, Сторона может развертывать: (1) не более ста пусковых установок противоракет и не более ста противоракет на стартовых позициях и (2) радиолокационные станции ПРО в пределах не более шести комплексов РЛС ПРО, причем площадь каждого комплекса имеет форму круга диаметром не более трех километров; и

b) в пределах одного района размещения системы ПРО радиусом сто пятьдесят километров, в котором расположены шахтные пусковые установки МБР, Сторона может развертывать: (1) не более ста пусковых установок противоракет и не более ста противоракет на стартовых позициях, (2) две крупные РЛС ПРО с фазированной решеткой, сопоставимые по потенциалу с аналогичными РЛС ПРО, находящимися на дату подписания Договора в боевом составе или в стадии строительства в районе размещения системы ПРО, в котором расположены шахтные пусковые установки МБР, и (3) не более восемнадцати РЛС ПРО, каждая из которых имеет потенциал меньший, чем потенциал меньшей из упомянутых двух крупных РЛС ПРО с фазированной решеткой.

Читать еще:  Ракеты воздушного боя

Ограничения, предусмотренные в статье III, не относятся к системам ПРО или их компонентам, используемьм для разработок и испытаний и находящимся в пределах существующих или дополнительно согласованных испытательных полигонов. Каждая из Сторон может иметь на испытательных полигонах в совокупности не более пятнадцати пусковых уста новок противоракет.

1. Каждая из Сторон обязуется не создавать, не испытывать и не развертывать системы или компоненты ПРО морского, воздушного, космического или мобильно-наземного базирования.

2. Каждая из Сторон обязуется не создавать, не испытывать и не развертывать пусковые установки противоракет для пуска с каждой пусковой установки более одной противоракеты одновременно, не модифицировать развернутые пусковые установки для придания им такой способности, а также не создавать, не испытывать и не развертывать автоматические или полуавтоматические или иные аналогичные средства скоростного перезаряжания пусковых установок противоракет.

Для повышения уверенности в эффективности ограничений систем ПРО и их компонентов, предусмотренных настоящим Договором, каждая из Сторон обязуется:

a) не придавать ракетам, пусковым установкам и РЛС, не являющимся соответственно противоракетами, пусковыми установками противоракет и РЛС ПРО, способностей решать задачи борьбы со стратегическими баллистическими ракетами или их элементами на траекториях полета и не испытывать их в целях ПРО; и

b) не развертывать в будущем РЛС предупреждения о нападении стратегических баллистических ракет, кроме как на позициях по периферии своей национальной территории с ориентацией вовне.

С соблюдением положений настоящего Договора могут производиться модернизация и замена систем ПРО или их компонентов.

Системы ПРО или их компоненты сверх количеств или вне районов, определенных настоящим Договором, а также системы ПРО или их компоненты, запрещенные настоящим Договором, должны быть уничтожены либо демонтированы в соответствии с согласованными процедурами в течение возможно короткого согласованного периода времени.

В целях обеспечения жизнеспособности и эффективности настоящего Договора каждая из Сторон обязуется не передавать другим государствам и не размещать вне своей национальной территории системы ПРО или их компоненты, ограниченные настоящим Договором.

Каждая из Сторон обязуется не принимать никаких международных обязательств, которые противоречили бы настоящему Договору.

Стороны обязуются продолжить активные переговоры об ограничении стратегических наступательных вооружений.

1. В целях обеспечения уверенности в соблюдении положений настоящего Договора каждая из Сторон использует имеющиеся в ее распоряжении национальные технические средства контроля таким образом, чтобы это соответствовало общепризнанным принципам международного права.

2. Каждая из Сторон обязуется не чинить помех национальным техническим средствам контроля другой Стороны, выполняющим свои функции в соответствии с пунктом 1 настоящей статьи.

3. Каждая из Сторон обязуется не применять преднамеренные меры маскировки, затрудняющие осуществление контроля национальными техническими средствами за соблюдением положений настоящего Договора. Это обязательство не требует внесения изменений в существующий порядок строительных, монтажных и ремонтных работ и работ по переоборудованию.

1. Для содействия осуществлению целей и положений настоящего Договора Стороны незамедлительно создадут Постоянную консультативную комиссию, в рамках которой они будут:

a) рассматривать вопросы, касающиеся выполнения принятых обязательств, а также связанные с этим ситуации, которые могут считаться неясными;

b) предоставлять на добровольной основе информацию, которую каждая из сторон считает необходимой для обеспечения уверенности в выполнении принятых обязательств;

c) рассматривать вопросы, связанные с непреднамеренньми помехами национальным техническим средствам контроля;

d) рассматривать возможные изменения в стратегической ситуации, затрагивающие положения настоящего Договора;

e) согласовывать процедуры и сроки уничтожения или демонтажа систем ПРО или их компонентов в случаях, предусматриваемых положениями настоящего Договора;

f) рассматривать по мере необходимости возможные предложения по дальнейшему повышению жизнеспособности настоящего Договора, в том числе о внесении в него поправок в соответствии с положениями настоящего Договора;

g) рассматривать по мере необходимости предложения о дальнейших мерах, направленных на ограничение стратегических вооружений.

2. Стороны путем консультаций разработают и могут по мере необходимости изменять Положение о Постоянной консультативной комиссии, регулирующее процедуру, состав и другие соответствующие вопросы.

1. Каждая из Сторон может предлагать поправки к настоящему Договору. Согласованные поправки вступают в силу в соответствии с процедурами, регулирующими вступление в силу настоящего Договора.

2. Через пять лет после вступления в силу настоящего Договора и впоследствии через каждые пять лет Стороны будут совместно проводить рассмотрение настоящего Договора.

1. Настоящий Договор является бессрочным.

2. Каждая из Сторон в порядке осуществления своего государственного суверенитета имеет право выйти из настоящего Договора, если она решит, что связанные с содержанием настоящего Договора исключительные обстоятельства поставили под угрозу ее высшие интересы. Она уведомляет другую Сторону о принятом ею решении за шесть месяцев до выхода из Договора. В таком уведомлении должно содержаться заявление об исключительных обстоятельствах, которые уведомляющая Сторона рассматривает как поставившие под угрозу ее высшие интересы.

1. Настоящий Договор подлежит ратификации в соответствии с конституционными процедурами каждой из Сторон. Договор вступает в силу в день обмена ратификационными грамотами.

2. Настоящий Договор должен быть зарегистрирован в соответствии со статьей 102 Устава Организации Объединенных Наций.

Читать еще:  МБР 15Ж60 РТ-23 УТТХ «Молодец» (СССР)

Совершено 26 мая 1972 года в городе Москве в двух экземплярах, каждый на русском и английском языках, причем оба текста имеют одинаковую силу.

Согласованные заявления в связи с Договором между СССР и США об ограничении систем противоракетной обороны

Согласованные заявления в связи с Договором между СССР и США об ограничении систем противоракетной обороны

Стороны исходят из того понимания, что в дополнение к РЛС ПРО, которые могут быть развернуты в соответствии с подпунктом «а» статьи III Договора, те РЛС ПРО без фазированной решетки, которые находятся в боевом составе на дату подписания Договора в пределах района размещения системы ПРО столицы, могут быть сохранены.

Стороны исходят из того понимания, что потенциал (произведение средней излучаемой мощности в ваттах на площадь антенны в квадратных метрах) меньшей из двух крупных РЛС ПРО с фазированной решеткой, упомянутых в подпункте «Ь» статьи III Договора, для целей Договора принимается равным трем миллионам.

Стороны исходят из того понимания, что центр района размещения системы ПРО с центром, находящимся в столице Стороны, и центр района размещения системы ПРО, в котором расположены шахтные пусковые установки МБР, для каждой из сторон будут отстоять друг от друга не менее чем на тысячу триста километров.

В целях обеспечения выполнения обязательства не развертывать системы ПРО и их компоненты, кроме как предусмотрено в статье III Договора, Стороны согласны в том, что в случае создания в будущем систем ПРО, основанных на иных физических принципах и содержащих компоненты, способные заменять противоракеты, пусковые установки противоракет или РЛС ПРО, конкретные ограничения таких систем и их компонентов подлежали бы обсуждению в соответствии со статьей XIII и согласованию в соответствии со статьей XIV Договора.

Стороны исходят из того понимания, что статья V Договора включает обязательства не создавать, не испытывать и не развертывать противоракеты для доставки каждой противоракетой более одной боеголовки индивидуального наведения.

Стороны соглашаются не развертывать РЛС с фазированной решеткой, обладающие потенциалом (произведение средней излучаемой мощности в ваттах на площадь антенны в квадратных метрах), превышающим три миллиона, кроме как предусмотрено статьями III, IV, и VI Договора, или кроме как в целях слежения за космическими объектами или использования в качестве национальных технических средств контроля.

Стороны исходят из того понимания, что статья IX Договора включает обязательство СССР и США не предоставлять другим государствам технические описания или чертежи, специально разработанные для создания систем ПРО и их компонентов, ограничиваемых Договором.

Заявление в связи с ратификацией Договора СНВ-2, а также документов в связи с Договором между СССР и США об ограничении систем противоракетной обороны от 26 мая 1972 года

Государственная Дума Федерального Собрания России только что приняла решение о ратификации Договора между Российской Федерацией и Соединенными Штатами Америки о дальнейшем сокращении и ограничении стратегических наступательных вооружений, известного больше как Договор СНВ-2, а также пакета договоренностей 1997 года по вопросам противоракетной обороны. Это мудрое и важное решение. Важное как с точки зрения национальных интересов нашего государства, так и интересов международного мира и безопасности в целом.

Для России заключение Договора СНВ-2 открывает возможность обеспечивать свою безопасность на паритетных с США началах. При более низком, чем прежде, уровне стратегических наступательных вооружений. В два раза меньшем, чем при действующем сейчас Договоре СНВ-1, и, понятно, при меньших расходах.

Ратификация Договора СНВ-2 открывает путь к началу официальных переговоров о дальнейших сокращениях стратегических арсеналов России и США в рамках Договора СНВ-3. При этом мы готовы сократить наши стратегические наступательные вооружения, разумеется, на взаимной с США основе, до более низкого уровня, чем это было предусмотрено российско-американской договоренностью 1997 года в Хельсинки. До 1500 боезарядов вместо 2000–2500.

Решение Государственной Думы – хороший, позитивный сигнал мировому сообществу. Как великая ядерная держава, Россия демонстрирует свою ответственность, последовательно продвигаясь по пути сокращения вооружений и разоружения. Мы показываем пример практического выполнения обязательств, взятых в соответствии с Договором о нераспространении ядерного оружия, укрепляя тем самым режим, созданный этим Договором.

Есть и еще один принципиально важный аспект в принятом Государственной Думой решении.

В последнее время в мире большое внимание уделяется проблеме распространения ракет и ракетных технологий, говорят о растущей так называемой ракетной угрозе, о необходимости принятия экстренных мер по защите от нее. В Соединенных Штатах в качестве такой меры выдвинута идея создания национальной системы противоракетной обороны, что вступает в противоречие с Договором по ПРО 1972 года.

Мы за то, чтобы совместно с другими государствами принимать меры по противодействию распространению ракет и ракетных технологий. Однако делать это, с нашей точки зрения, нужно не путем ломки существующих соглашений в области разоружения, прежде всего Договора по ПРО. Мы за иной путь – путь укрепления существующих режимов нераспространения и выработки новых договоров по сокращению вооружений. Ратификация Россией Договора СНВ-2 – ее конкретный вклад в эти усилия.

Мы рассчитываем на то, что такой же конструктивный выбор сделают и Соединенные Штаты, которым еще необходимо завершить ратификационные процедуры для того, чтобы Договор СНВ-2 мог вступить в силу, одобрить также пакет договоренностей по вопросам ПРО, укрепляющих Договор 1972 года. Ведь от действий прежде всего наших двух стран зависит успех дела разоружения и формирование политического климата в мире.

Статус материала

Дата публикации: 14 апреля 2000 года, 00:00

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector