6 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Авиационно-ракетная система

Авиационно-ракетная система

Другой составляющей «Беркута», как говорилось выше, должна была стать авиационно-ракетная система с самолетами-перехватчиками Ту-4 (Г-310). Эту систему иногда называют Г-400, но автор не видел ни одного документа с этим шифром.

Одной из самых сложных и ответственных ее частей была система наведения. Для ее летной отработки переоборудовали один из бомбардировщиков Ту-2, в удлиненной носовой части которого установили радиолокационную аппаратуру ракеты, разработанную в КБ-1 и получившую условные обозначения Г-301 и Г-302. Построенная на громоздкой и «прожорливой» элементной базе с использованием радиоламп, эта аппаратура привела к такому утяжелению ракеты (около тонны), что о подвеске ее под самолет-истребитель не могло идти и речи. Единственным конкурентом на роль самолета-носителя был тяжелый бомбардировщик Ту-4. Ожидалось, что система ПВО воздушного базирования сможет поражать цели на высотах до 20 км и на удалении до 15 км от охраняемого объекта.

Ракета В-300 у входа в Институт повышения квалификации (г. Королёв Московской обл.)

Проработка варианта Ту-4 с системой ПВО «Беркут» в ОКБ-156 А.Н. Туполева показала, что при размещении необходимой аппаратуры и управляемых ракет Г-300 (длина ракеты 8,3 м и диаметр 530 мм) практический потолок носителя снижался до 8000–9000 м и при четырех-пятичасовом полете был явно недостаточен для перехвата высотных и скоростных целей. Потребное время для набора максимальной высоты барражирования достигало 65 минут. Высоту барражирования можно было увеличить, но в этом случае его продолжительность сокращалась до 1,8 часа.

И все же решили попробовать. С этой целью на самолете-носителе под консолями крыла разместили четыре балочных держателя с параллелограммными механизмами для ракет Г-300, демонтировав все стрелковое и бомбардировочное вооружение, РЛС «Кобальт» и систему опознавания «Барий».

Испытания (ведущие инженеры от ЛИИ – П. Лимар, от завода № 301 – В. Вайнер и от завода № 156 – В. Богданов) с четырьмя макетами ракет, подвешенными под отъемными частями крыла, проводились с 21 мая по 20 июня 1952 года и показали, что при полетном весе 49 500 кг потолок не превышал 9900 м, а максимальная скорость машины по сравнению с серийной снизилась лишь на 30 км/ч. При этом устойчивость и управляемость остались без изменений.

Однако еще до начала летных испытаний Г-310 А.Н. Туполев предложил разместить управляемые ракеты на Ту-4 с турбовинтовыми двигателями, что позволяло увеличить высоту барражирования до 10 км при продолжительности полета около пяти часов, а на высоте 12 км – до трех часов.

Предлагал Туполев разместить агрегаты системы «Беркут» и на реактивном двухдвигательном бомбардировщике Ту-14, правда, с двумя снарядами Г-300. Результаты этих исследований были доложены А.А. Архангельским в январе 1951 года на Научно-техническом совете Специального комитета. Но главные конструкторы «Беркута» идею с Ту-14 не одобрили.

Примерно в то же время рассматривались предложения по размещению Г-300 на бомбардировщике «150» Бааде, а также на Ил-46, Ту-16, Ту-85 и М-4 В.М. Мясищева. Но прогресс в области радиоэлектроники оказался более быстрым, и от подобных предложений авиапрома военные отказались.

Летающая лаборатория на базе бомбардировщика Ту-2 для отработки аппаратуры наведения ракет Г-300

На этом дальнейшие работы по первой отечественной управляемой ракете класса «воздух – воздух» прекратились, а идеи, заложенные в нее, получили дальнейшее развитие в ракетах, предназначенных для комплекса К-15.

В те годы авиационная техника развивалась семимильными шагами, и создание комплекса С-25 с управляемыми ракетами класса «земля – воздух» В-300 привело к прекращению дальнейших работ по авиационно-ракетной системе Г-300 – Г-310.

Мир Знаний .

Мы в соцсетях

Популярное

Пьяная революция

Русский генерал спасает Грузию от персов. В «благодарность» грузинская царица втыкает ему кинжал в живот…

Чукчи против эскимосов — на передовой холодной войны

Незабываемый парад 7 ноября 1941 года. С Красной площади — на фронт

Загадочная судьба IX легиона

Авиационно-ракетный комплекс «Кинжал»

В марте 2018 года президент России ознакомил Федеральное собрание, а заодно и весь мир, с новым видом вооружения, которое, как ожидается, в ближайшее время начнёт поступать в российские военно-космические силы.

Речь тогда шла о новейшем авиационно-ракетном комплексе (АРК) «Кинжал». Но что он из себя представляет? Рассмотрим комплекс подробнее.

Воздушный носитель оружия

Комплекс включает в себя самолёт-носитель с пусковой установкой и бортовой системой управления оружием, собственно ранету Х-47М2 с её системой самонаведения, а также наземные средства подготовки всех компонентов комплекса к боевому применению. В перспективе в качестве носителя могут быть использованы различные летательные аппараты, как уже существующие, так и находящиеся на стадии разработки.

В настоящее время в ходе испытаний и отработки АРК на роль носителя выбран специально переоборудованный самолёт МиГ-31БМ. Эта машина, изначально создаваемая как предназначенный для ПВО всепогодный истребитель-перехватчик дальнего действия, при модернизации до уровня модификации «БМ», обрела возможность оснащения различным вооружением класса «воздух-поверхность». При этом самолёт освобождается от пусковых устройств ракет класса «воздух-воздух», а его бортовое оборудование системы управления оружием, включая программное обеспечение, радикально меняется.

После такой модернизации МиГ-31 превращается из специализированного оборонительного оружия в универсальное средство борьбы с очень большим ударным потенциалом, сохраняя при этом высокие лётные качества. Скорость машины, вооружённой как размещённым на подвеске под крылом комплектом ракет «воздух-воздух» (8 штук ракет Р33 и Р73), так и одной ракетой Х-47М2, подвешиваемой под фюзеляжем, остаётся практически неизменной: 3400 км/ч максимально и 3200 км/ч длительно. Полёт в точку пуска ракеты может проходить на высоте 16-20 км. Возможность перехвата самолёта с такими лётными данными силами ПВО потенциального противника (например, истребителями НАТО типа F-18, F-22 или «Рафаль») представляется маловероятной.

Впрочем, пока неизвестно, станут ли МиГ-31 штатными носителями Х-47М2, поскольку в них остро нуждаются войска ПВО для защиты таких стратегически важных регионов, как Москва или Приморье. Скорее роль носителя в комплексе «Кинжал» в перспективе (трудно сказать, сколь отдалённой) будет отдана проходящему в настоящее время испытания истребителю 5-го поколения Су-57. Рассматривается также возможность размещения «Кинжала» на Су-34, вполне способного нести Х-47М2 на подвеске под фюзеляжем. Из состоящих на вооружении российской армии бомбардировщиков перспективными в качестве носителей Х-47М2 представляются такие сверхзвуковые самолёты-ракетоносцы, как Ту-22М3 (средней дальности) и межконтинентальные Ту-160, модернизация которых уже началась. Первый из них с учётом возможной грузоподъёмности после определённой доработки способен нести на внешней подвеске от двух до четырёх ракет. В Ту-160 четыре Х-47М2 могут быть размещены в двух закрытых отсеках вооружения даже без серьёзной доработки последних.

Читать еще:  Ракеты и реактивные снаряды класса «земля — воздух»

И конечно, «Кинжалом» планируется вооружить создаваемый в настоящее время стратегический бомбардировщик, именуемый пока как ПАК ДА (перспективный авиационный комплекс дальней авиации). Но реально до этого ещё далеко. Пока что, начиная с I квартала 2018 года, «Кинжал» проходит эксплуатационные испытания. Судя по всему, проводятся они в лётно-испытательном центре имени Валерия Чкалова, в районе Ахтубинска.

На острие «Кинжала»

О главном компоненте комплекса — ракете — информации пока немного. По внешнему виду она сильно напоминает оперативно-тактическую ракету 9М723 из состава сухопутного комплекса «Искандер». Её длина не менее 7-7,5 м при диаметре порядка 0,9 м. Стартовый вес Х-47М2 составляет предположительно 3,5 тонны, включая боевую часть массой до 500 кг.

Вероятнее всего, что ракета для комплекса «Кинжал» родилась (так же как её аналог для «Искандера») в стенах Коломенского КБ Машиностроения, где разработки были начаты ещё во времена СССР.

Заявленная разработчиком просто фантастическая скорость ракеты соответствует числу Маха 10. Это — уже «глубокий гиперзвук». Судя потому, что ракета является баллистической, указанная скорость развивается её отделяющейся боевой частью уже на нисходящем участке траектории в верхних слоях атмосферы. Это соответствует воздушной скорости порядка 3000 м/с или 10 800 км/ч. Нетрудно представить, какова при этом может быть температура поверхности движущейся в плотных слоях атмосферы боеголовки. В открытой печати нет никакой информации, касающейся термостойкости используемых в конструкции материалов и покрытий. Для сравнения самая скоростная натовская ракета воздушного базирования, которая с натяжкой может рассматриваться как конкурент «Кинжала» (французская аэробаллистическая ракета типа ASLP), рассчитана на максимальную скорость с числом Маха, равным 3.

В основе системы управления гиперзвуковой ракетой Х-47М2 лежит инерциальное навигационное устройство с возможностью точной спутниковой коррекции от системы ГЛОНАСС либо по рельефу местности. В настоящее время такая система наведения рассчитана на поражение только стационарных объектов. Но продолжаются работы по её совершенствованию с задачей обеспечить возможность поражения и подвижных целей, для чего система, вероятно, будет дополнена оптической либо радиолокационной головкой самонаведения.

С учётом сложности и ответственности выполняемой комплексом боевой задачи применение его осуществляется по многозвенному алгоритму.

Вслед за обнаружением или назначением цели, её распознанием (включая государственную принадлежность) выполняется привязка координат цели к карте местности в цифровой форме. Из базы извлекается образ цели в режиме 3D, а если таковой в базе отсутствует, то он создаётся путём компьютерной обработки фотоснимков. Полученный образ цели и соответствующая полётная программа загружаются в бортовую систему управления ракетным оружием самолёта-носителя. После взлёта носитель направляется в расчётную точку пуска ракеты Х-47М2, при этом уже в ходе полёта возможна коррекция полётной программы по уточнённым данным о цели (если она не стационарная), а также с учётом фактических параметров движения самого носителя.

В точке пуска выполняется отделение ракеты, сброс её хвостового обтекателя и включение ракетного двигателя, после чего ракета выходит на баллистическую траекторию. С этого момента все необходимые операции ракета выполняет в полностью автономном режиме, а самолёт-носитель берёт курс на базу. После набора ракетой высоты в заданной программой точке производится отсоединение от неё боевой части. Одновременно осуществляется включение её собственной системы управления. С этого начинается самостоятельный полёт боевой части, устойчивость которого обеспечивает включённая система управления. На этом этапе полёта до выхода в точку поиска цели может выполняться коррекция траектории, а также использование средств радиоэлектронной борьбы с противоракетной обороной противника.

Наконец, в точке поиска цели включается головка самонаведения, которой передаётся всё управление боевой частью на заключительном этапе полёта.

Срабатывание взрывателей может происходить при непосредственном контакте с целью либо на заданной высоте над ней. В случае использования проникающей боевой части её взрыватель срабатывает только после заглубления в грунт и пробития бетонной оболочки бункера.

Нигде не сообщается, с какой дистанции самолёт-носитель «Кинжала» способен нанести удар по выбранной цели. Но если дальность полёта «Искандера» при наземном пуске составляет 500 км, то вполне можно рассчитывать, что при воздушном старте с высоты до 20 км и при скорости носителя порядка 2200 км/ч дальность полёта ракеты может достигать 2000 км. Таким образом, пуск ракеты можно выполнять без захода в зону ПВО противника.

В общем, можно сказать, что создание АРК «Кинжал» существенно «обогатило» Россию новым грозным оружием.

Авиационно-ракетная система

Войти

Баллистические ракеты авиационного базирования

В 1979 году в Договор между СССР и США об ограничении и сокращении стратегических наступательных вооружений (ОСВ-2) наряду с баллистическими ракетами традиционных классов (МБР, БРПЛ) были включены баллистические ракеты класса «воздух–земля» (БРВЗ). Ранее они не упоминались ни в одном из международных документов по стратегическим наступательным вооружениям (СНВ). БРВЗ были включены в базовые статьи Договора ОСВ-2, определяющие ограничения на численность СНВ и их тактико-технические характеристики. Протоколом к договору предусматривался запрет на летные испытания и развертывание БРВЗ по 31 декабря 1981 года. Они были полностью запрещены (производство, испытания и развертывание) заключенным в 1991 году Договором СНВ-1. После его вступления в силу в 1994 году запрет действителен в течение 15 лет (до 5 декабря 2009 года). В случае пролонгации договора запрет мог сохраниться и на последующие 5 лет.

Что же это за страшное оружие, которое надолго запретили СССР и США? Термин «баллистическая ракета класса «воздух–поверхность» означает баллистическую ракету с дальностью свыше 600 километров, которая установлена внутри летательного аппарата или на его внешних устройствах для запуска с этого летательного аппарата».

Интерес к размещению БР на самолетах возник в СССР и США в 1950-е годы. БРВЗ позволили исключить потери бомбардировщиков за счет возможности применения оружия без входа в зону действия системы ПВО противника в условиях ее растущих боевых возможностей .

В США в 1958-1959 годах были разработаны и проведены летные испытания ракет по программам «Bold Orion» (для бомбардировщика В-47) и «High Virgo» (бомбардировщик В-58). Максимальная дальность полета ракеты «Bold Orion» – 1770 км. Она стала первой в истории БРВЗ.

В 1960 году начата разработка БРВЗ «Skybolt». В 1962 году состоялся первый успешный пуск двухступенчатой ракеты с бомбардировщика В-52Н на дальность 1850 км, который мог нести четыре такие ракеты. Всего было произведено менее 100 ракет, и затем программа «Skybolt» была закрыта, в частности, из-за успехов программы БРПЛ «Поларис».

В СССР в конце 1950-х годов СКБ-385 (ныне ОАО «Государственный ракетный центр «КБ имени академика В.П. Макеева») проектировало БРВЗ Р-13А на базе БРПЛ Р-13. В начале 1960-х годов в связи с успехами в создании МБР и БРПЛ исчезла необходимость в воздушном виде базирования. Более целесообразным вариантом оснащения бомбардировщиков представлялись крылатые ракеты.
Ситуация кардинально изменилась в конце 1960-х – начале 1970-х годов. Ввиду значительного увеличения количества ядерных боезарядов и существенного повышения точности стрельбы МБР возникла проблема обеспечения их выживаемости. Одним из путей ее решения стало воздушное базирование.

Читать еще:  На морских ракетоносцах

Размещение БР межконтинентальной дальности на самолетах делало их практически неуязвимыми для СНВ противника. Нахождение зон патрулирования носителей БРВЗ в глубине своей территории исключает их поражение средствами ПВО.

Важным качеством является возможность подъема в воздух дежурящих на земле носителей БРВЗ и выхода из-под возможного удара противника в неопределенных, кризисных ситуациях, а также по сигналу системы предупреждения о ракетном нападении (СПРН). При этом высшему руководству предоставляется значительное время – около 5 часов, а при использовании дозаправки в воздухе – до 20 часов на анализ ситуации и принятие решения. Все действия до принятия решения на пуск ракет обратимы, и поэтому комплексы с БРВЗ не критичны к ложным тревогам СПРН. Это снижает риск применения ядерного оружия в результате неправильной оценки обстановки и позволяет разрешать взлет носителей более низким инстанциям.

Комплексы с БРВЗ способны оперативно и гибко менять режимы дежурства в зависимости от складывающейся военно-политической обстановки. При ее обострении возможно быстрое наращивание воздушной группировки носителей БРВЗ с демонстрацией противнику отношения к ситуации и готовности нанесения гарантированного ответного удара. Тем самым в кризисных ситуациях комплексы БРВЗ могут оказывать стабилизирующее влияние. Поэтому в СССР и США в конце 1960-х годов вновь начали создаваться БРВЗ.

В США прорабатывались варианты на основе БРПЛ «Поларис» и военно-транспортного самолета «Локхид» С-5А (проект «Медуза»). В ходе стартовавшей в 1972 году программы создания перспективной МБР MX рассматривалась возможность ее воздушного базирования (на модернизированных транспортных самолетах «Локхид» С-5А, гражданских «Дуглас» DC-10, самолетах-амфибиях, с укороченными взлетом/посадкой, специальной разработки с большой продолжительностью полета, вертолетах). Предлагалось использовать самолет-носитель МС-747 – модифицированный вариант транспортного самолета «Боинг-747» с четырьмя БР со стартовой массой 45,4 т или восемью малогабаритными БР – 22,7 т.

В 1974 году были проведены эксперименты по десантированию макетов ракеты массой 31,8 т, а также МБР «Минитмен-1» с самолета «Локхид» С-5А. На последнем испытании МБР «Минитмен-1», установленная на платформе, была десантирована через хвостовой люк самолета с помощью парашютной системы. После отделения от платформы, стабилизации в вертикальном положении парашютной системой, прикрепленной в носовой части БР и удаления носителя на безопасное расстояние на высоте около 2,5 км на 10 сек. у нее был запущен двигатель. Испытания показали возможность как воздушного старта МБР с военно-транспортных самолетов большой грузоподъемности методом парашютного десантирования, так и реализации МБР MX в варианте БРВЗ.

В последующем США отказались от всех вариантов мобильного базирования МБР MX, кроме стационарного с более высокой точностью стрельбы, необходимой для «разоружающего» удара по объектам стратегических ядерных сил (СЯС) СССР.

В СССР в 1969-1970 годах КБ O.K.Антонова совместно с ЦАГИ, НИИ-АС и другими организациями Минавиапрома выполнялась НИР по межконтинентальному авиационно-ракетному комплексу Ан-22Р на базе военно-транспортного самолета Ан-22. На нем предполагалось разместить три вертикальные и выступающие над фюзеляжем пусковые установки с БР. Один из вариантов оснащался жидкостными ампулизированными БРПЛ Р-27 комплекса Д-5. Ракета Р-27 имела дальность полета 2500 км, стартовую массу 14,2 т и моноблочную боевую часть.

С начала 1970-х годов НИОКР по БРВЗ в СССР шли в двух направлениях. Первое базировалось на использовании существующих либо находящихся в разработке БРПЛ межконтинентальной дальности и дозвукового транспортного самолета Ан-124, второе – на создании новой малогабаритной БР и ее размещении на сверхзвуковых самолетах.

Работы по первому направлению возглавили КБ машиностроения (по ракетному комплексу) и КБ O.K. Антонова (по носителю). В 1972-1974 годах проводились исследования по комплексу «МАРК» на базе моноблочной БРПЛ Р-29 и военно-транспортных самолетов Ан-22 и Ан-124. Были обоснованы технический облик и реализуемость комплекса, рекомендовано использовать разрабатываемую более совершенную баллистическую ракету Р-29Р со стартовой массой 33,3 т и разделяющейся головной частью с тремя боевыми блоками индивидуального наведения (РГЧ ИН). Дополнительные проработки подтвердили возможность размещения на самолете Ан-22 одной БР Р-29Р с аппаратурой морского комплекса Д-9Р, а на Ан-124 – трех Р-29Р при системах комплекса в авиационном исполнении или двух при «родных» системах комплекса Д-9Р. В 1988 году был выполнен эскизный проект по комплексу «МАРК» с новой БРПЛ Р-29РМ. На Ан-124 могло размещаться до двух ракет Р-29РМ со стартовой массой 40,3 т, оснащенных РГЧ ИН с 4 боевыми блоками.

Головные разработчики по второму направлению – КБ «Южное» и КБ А.Н. Туполева. В соответствии с проработками на бомбардировщике Ту-160К могли размещаться две БРВЗ 4-го поколения «Кречет-Р» со стартовой массой 24,4 т и двумя вариантами боевого оснащения: моноблочным с комплексом средств преодоления ПРО и РГЧ ИН (6 боевых блоков). В 1984 году был разработан эскизный проект.

Работы по БРВЗ в нашей стране не вышли из стадии проектирования, хотя к тому имелись научно-технические предпосылки и находящиеся в серийном производстве базовые компоненты (самолет Ан-124, ракета Р-29РМ), необходимые для создания нового типа стратегического ракетного оружия с высокими тактико-техническими характеристиками и боевой эффективностью.

Почему разработки по БРВЗ были остановлены и в СССР, и в США, а затем обе страны согласились на запрет этих ракет?

С учетом заявленных целей Договора СНВ-1 очевидно, что объективной причиной запрещения определенных СНВ могут являться их дестабилизирующие свойства: низкий уровень живучести, высокая точность стрельбы, малое подлетное время ракет. БРВЗ не обладают ни одним из этих свойств. По точности стрельбы БРВЗ не превосходят МБР и БРПЛ и поэтому не создают какую-либо дополнительную угрозу первого «разоружающего» удара по объектам противника. Носители БРВЗ, особенно на базе военно-транспортных самолетов, не могут скрытно выдвигаться на передовые рубежи пуска. БРВЗ применяются в своем воздушном пространстве под прикрытием системы ПВО и не создают угрозы внезапного нападения с малым подлетным временем. Более того, БРВЗ обладают совокупностью качеств, позволяющих рассматривать это оружие как в наибольшей степени способствующее повышению стратегической стабильности, в том числе в неопределенных и кризисных ситуациях. Как одностороннее, так и обоюдное включение БРВЗ в состав СЯС приводит к повышению стратегической стабильности.

Таким образом, пункт 18d статьи V действовавшего Договора СНВ-1, вводящий запрет на производство, испытания и развертывание БРВЗ, полностью противоречит целям этого договора, изложенным в его преамбуле. Почему же БРВЗ заняли место в одном ряду с объективно крайне дестабилизирующими видами СНВ типа ядерного оружия орбитального базирования?

Читать еще:  НА РАКЕТНОМ ПЕРЕЛОМЕ

Военно-политическое руководство США понимало, что любой новый разработанный и развернутый ими класс стратегических ракет обязательно вызовет ответную реакцию в СССР. Наличие БРВЗ у обеих стран было не в интересах США, стремящихся не к укреплению стратегической стабильности, а к достижению одностороннего превосходства. Негативные (с позиции американского руководства) последствия для США от развертывания советских БРВЗ перевешивали положительный эффект от роста боевой устойчивости их стратегических наступательных сил.

Такие же причины имело стремление США добиться запрета или максимальных ограничений на другие виды подвижных ракетных комплексов – грунтового и железнодорожного базирования. Показательно, что США никогда не предлагали запретить другой вид стратегических ракет класса «воздух–земля» – крылатые ракеты воздушного базирования (КРВБ) большой дальности. Наши КРВБ и их самолеты-носители уязвимы, в отличие от комплексов с БРВЗ, от систем ПВО НАТО.

Каких-либо объективных причин, обусловливающих отказ СССР от создания БРВЗ и последующее введение их запрета, в том числе связанных с технической реализуемостью, военно-экономической эффективностью или их свойствами, не было. По оценке экспертов, с точки зрения государственных интересов, это была ошибка. В случае иного развития событий сегодня Россия могла бы иметь группировку, например, из двенадцати-пятнадцати самолетов Ан-124 с ракетами типа Р-29РМ, которая обеспечила бы существенный вклад в поддержание стратегической стабильности на длительную перспективу.

Нынешний период ракетного противостояния характеризуется, с одной стороны, проводимыми в соответствии с Договором о стратегических наступательных потенциалах (СНП) значительными сокращениями СНВ, а с другой – предпосылками к возникновению новой холодной войны и гонки стратегических вооружений. Появились негативные факторы, подрывающие стратегическую стабильность: выход США из бессрочного Договора по ПРО и начало развертывания 3-го позиционного района ПРО в Европе; крупномасштабное развертывание США высокоточных крылатых ракет в неядерном оснащении и разработка качественно новых межконтинентальных систем высокоточного неядерного оружия по программе «Быстрый глобальный удар»; возможность двукратного увеличения США численности ядерных боезарядов, развернутых на стратегических носителях после сокращений по Договору о СНП за счет так называемого «возвратного потенциала» (ядерных зарядов, снятых с МБР и хранящихся на складах); развертывание США космических радиолокационных систем обнаружения подвижных грунтовых ракетных комплексов и возможное их комплексирование с ударными средствами; расширение НАТО и приближение к границам России.

Возможны различные варианты развития событий в ближайшие годы. Россия и США могут заключить соглашение, предусматривающее количественные и качественные ограничения систем ПРО на уровне, не угрожающем потерей нашими СЯС способности стратегического сдерживания.

Возможен и диаметрально противоположный вариант, при котором США в ближайшие годы продолжат развертывание территориальной системы ПРО наземного (на территории США), морского и передового наземного базирования вблизи границ России и реализуют «возвратный потенциал», что потребует нашего ответа. Это наиболее неблагоприятный для России и в целом для общей стратегической стабильности вариант «холодной войны-2» и гонки вооружений-2. Возможны и промежуточные варианты.

В любом из них ключевое значение будут иметь качественные характеристики отечественных ракетных комплексов стратегического назначения, и, прежде всего, высокая живучесть при нападении противника, а также гибкость функционирования СЯС в неопределенных и кризисных ситуациях. Эти качества в наибольшей степени присущи БРВЗ. Пролонгация Договора СНВ-1, предусматривающего запрет БРВЗ, существенно ограничила бы возможности отечественного совершенствования СЯС.

В случае продления Договора СНВ-1, необходимо было поставить вопрос о снятии запрета на производство, испытания и развертывание межконтинентальных БРВЗ, как противоречащего целям этого договора и обеспечению стратегической стабильности. Если наличие мощных и избыточных СЯС в период заключения Договора СНВ-1 нивелировало последствия ошибочного решения о запрете БРВЗ, то в современных условиях такой запрет будет более серьезной ошибкой.

Будет ли сохранен необоснованный запрет на БРВЗ, являющиеся эффективным средством поддержания стратегической стабильности в новых условиях, возможно мы узнаем в ближайшее время. В то время как 5 декабря 2009 года срок действия Договора СНВ-1 уже истёк.

Блеск и нищета российских авиационных ракет. Часть 2.

В первой части были проанализированы проблемы с перевооружением российской авиации новыми ракетами «воздух-воздух». Сегодня на очереди класс «воздух-поверхность».

Различные образцы авиационных управляемых боеприпасов класса «воздух-поверхность» с момента своего массового появления в начале 1970-х годов в десятки раз, повысили эффективность действий ударных самолетов. Один самолет стал способен точечно поражать труднодоступные цели, на уничтожение которых обычными боеприпасами зачастую требовались десятки самолето-вылетов и сотни свободнопадающих бомб.

Распад СССР, трудности российской экономики привели к тому, что на момент начала военной реформы в 2008 году, российская авиация имела крайне малые запасы современного высокоточного оружия, располагая лишь управляемыми бомбами и ракетами «воздух-поверхность» преимущественно советского производства.

Основу высокоточного арсенала российской ударной авиации составляли ракеты Х-25Л, Х-29Л и Х-29Т с лазерными и телевизионными головками самонаведения соответственно, противорадиолокационные ракеты Х-58 и Х-25МР, а также управляемые бомбы КАБ-500Л и КАБ-1500Л с лазерными головками самонаведения. Российские авиационные высокоточные боеприпасы в целом уступали западным аналогам, а некоторых видов вооружения и вовсе не было в арсенале российской авиации – планирующих авиабомб (как, например, американские планирующие бомбы JSOW), а также тактических авиационных крылатых ракет (КР), например, как американская тактическая крылатая ракета AGM-158 JASSM и европейская Storm Shadow.

В 2000-х годах продолжилось производство противорадиолокационных ракет Х-31П и управляемых бомб КАБ-500С со спутниковой системой самонаведения.

За время, прошедшее с момента начала реформы, корпорации «Тактическое ракетное вооружение» удалось «выжать» максимум из конструкции советских ракет, создав современные модификации Х-25 – с телевизионной и активной радиолокационной ГСН, и существенно улучшить характеристики ракет Х-29.

Начаты поставки для ВКС тактических крылатых ракет большой дальности Х-59МК и Х-59МК2, которые, в отличие от предшественницы – Х-59М, имеют инерциальную систему наведения, дополненную активной ГСН, вместо телевизионно-командной.

Новые ракеты «воздух-поверхность»

Серьезные положительные изменения в создании высокоточных авиационных боеприпасов произошли в последние годы. В конце 2012 года на вооружение ВКС России была принята новая ракета типа Х-38МЭ, призванная заменить устаревшие Х-29. Ракета типа Х-38 имеет модификации со всеми возможными головками самонаведения – лазерной, телевизионной, спутниковой и активной радиолокационной. Кроме того, корпорация «Тактическое ракетное вооружение» разработала целый ряд новых авиационных управляемых боеприпасов. Это управляемая ракета «Гром-Э1» и управляемый планирующий боеприпас «Гром-Э2», созданные на базе Х-38. Разработана модифицированная версия ракеты Х-59МК2, которая, впрочем, представляет собой фактически новую ракету и отличается от штатной Х-59МК2 как внешней формой, так и содержанием. Фактически это полноценная авиационная КР, ответ на западные КР JASSM и Storm Shadow.

Данные ракеты, без сомнения, усилят вооружение современных российских самолетов – Су-34, Су-35С, Су-30СМ, МиГ-29К и т.д.

Авиационный управляемый планирующий боеприпас «Гром-Э2» предназначен для поражения целей с известными координатами.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector