3 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

От ручницы до пистолета

Ручница

Первое ручное огнестрельное оружие, появившееся на Востоке в XIII веке, в Европе во второй половине XIV веке и в самом конце того же века попавшее в русские княжества. Первоначально представляло собой железный, и медный или бронзовый ствол, изготовленный из цельной болванки сверлением, длиной от 30 до 50 см и калибром 15-40 мм, прикрепленный к прямому деревянному ложу. Сверху или сбоку в задней части ствола просверливалось затравочное отверстие, через которое пороховой заряд поджигался раскаленным железным прутком или тлеющей щепкой (лучиной). Общий вес оружия достигал 7-8 кг.

Ручницы заряжались пороховой мякотью с уплотнением пыжом, сверху на пыж накладывался снаряд — разнообразные куски камня или металла, несколько меньшие по размеру, чем калибр ствола, или вообще множество мелких твердых предметов, дававших при выстреле эффект картечи. Для ручниц небольших калибров в XV веке начали отливать круглые свинцовые пули на диаметром 1,5-2 мм меньше калибра ствола, при этом для обтюрации и лучшего закрепления в канале ствола пуля заворачивалась в тонкую кожу или тряпку. Процесс заряжания был длительным и сложным из-за того, что пороховая мякоть прилипала к стенкам ствола и требовала длительного забивания (уплотнения) шомполом. Практическая скорострельность ручниц большого калибра, заряжать которые было несколько удобнее, достигала одного выстрела в 3-4 минуты, остальных — одного выстрела в 5-10 минут. С учетом небольшой дальности эффективной стрельбы по защищенному доспе-хом противнику (до 20-25 м пулей и до 10 м картечью; максимальная дальнобойность доходила до 100 м) ручницы использовались в основном для стрельбы с малых расстояний, практически в упор, по строю противника, и в полевом бою перезаряжались редко.

В Европе оружие, аналогичное русским ручницам, называлось ручными бомбардами или кулевринами (отличия были, в основном, в длине ствола), петриналями, педриналями, петрипалями. В Азии (у арабов) применялось слово «карабин» (позднее название использовалось в Европе для других классов оружия), а для большого калибра — «модфа».

Отдача ручницы при выстреле была настолько сильной, что могла сбить с ног стрелка. Ручницы малого калибра упирались в плечо или грудь, приклады более крупных зажимались под мышкой или уклады-вались на плечо. Для обороны крепостей и полевых укреплений применялись ручницы крупного калибра, у которых под стволом приделывался крюк (гак). Такие ручницы, называвшиеся гаковницами, перед выстрелом зацеплялись крюком за край стены или большого щита, на которые и передавалась при выстреле отдача. Некоторые ручницы были снабжены длинным прикладом-сохой, который при стрельбе упирался в землю.

К концу XV века ручницы несколько усовершенствовались: запальное отверстие начали размещать с правой стороны ствола и приделывать рядом с ним полку для насыпания затравочного пороха. Такое уст-ройство облегчило воспламенение заряда: вместо раскаленного прутка или лучины можно было использовать фитиль, обращение с которым было проще и удобнее, и выстрел мог производиться одним стрелком (на ранних ручницах обычно поджигание порохового заряда производилось помощником по команде стрелка). Затравочные полки зачастую оснащались откидными крышками, закрывавшими порох от влаги (к которой пороховая мякоть крайне восприимчива) и выдувания ветром. Кроме того, у полки появился щиток, защищавший глаза стрелка от близкой вспышки затравочного пороха. Калибр повсеместно уменьшился до 20-25 мм, приклад стали делать более широким и удобным, оружие упиралось только в плечо, что облегчало прицеливание. С конца XV — начала XVI веков ствол ручницы существенно удлиняется (за счет производства не сверлением заготовки, а ковкой на прутке или литьем) и появляется простейший фитильный замок. Такое оружие, называвшееся в России пищалью, а в Европе — аркебузой, постепенно вытеснило ручницу.

Однако простейшие ручницы (самопалы) без замка продолжали использоваться как оружие разного рода ополченцев, разбойников и т. д., такое его изготовление было простым и доступным даже для сельских кузнецов. Казаками (донскими и запорожскими) ручницы-самопалы с длинным стволом, но без замка, использовались вплоть до конца XVII века.

История огнестрельного оружия: Проще некуда — ручница

Согласно классической трактовке, простейшее ручное огнестрельное оружие было изобретено в Китае примерно в середине XII века. А уже из Китая при посредничестве монголов попало к арабам. В частности, к испанским маврам, поспешившим ознакомить с этим изобретением христианский мир. И это, вполне вероятно, правда. Но не имеющая отношения к делу. Ибо речь тут не об изобретениях, а о попытках, причём, попытках неудачных, не имевших последствий, кроме смутных летописных упоминаний. В действительности же, самые ранние огнестрельные устройства, годные для регулярного практического применения, появились в Западной Европе в начале XIV века.

Впрочем, не только в Западной. Например, еще в 1328 году от пули погиб литовский князь Гедемин. Первые самопалы были именовались » ручными бомбардами «, » хандканонами «, » склопеттами «, » петриналями » или » кулевринами «, и имели распространение достаточно широкое для того, чтобы на порох в Европе возник устойчивый спрос.

Читать еще:  9-мм пистолет Ярыгина (6П35): характеристика, устройство и обращение с ним

Выглядела ручница достаточно внушительно и, действительно, напоминала пушку в миниатюре. При весе одного только ствола от 4 до 6 кг она представляла собой высверленную изнутри болванку из мягкого железа, меди или бронзы. Глубоко сверлить в XIV столетии не умели, так что, длина ствола составляла лишь около 10 калибров. Зато уж сам калибр мог достигать 30 мм и больше.

В качестве снаряда могла использоваться круглая свинцовая пуля. Но стрельба свинцом первые сто лет развития огнестрельного оружия практиковалась редко. Чрезвычайно распространённый в римское время металл в средние века добываться в Европе практически перестал. И решить проблему его нехватки удалось только к середине XV века.

Отсутствие свинца заставляла стрелков импровизировать. Пуля могла быть железной (и, соответственно, гранёной, так как железные изделия производились ковкой и даже гвозди имели квадратное сечение). Чаще же всего самопалы заряжались камнями. Каменная пуля для ручницы, при этом, не изготавливалась специально, как не изготавливалась она и для пращи. Годился любой камешек подходящего размера. Обтюрация, — то есть плотное вхождение снаряда в ствол, не позволяющее пороховым газам вырваться, — достигалась путём обёртывания снаряда в промасленную тряпку.

Как правило, петриналь насаживалась на древко, конец которого упирался в землю (отдача у ручной пушки была совсем не детская), зажимался под мышкой или вставлялся в ток кирасы, — в приваренный к доспеху упор для копья. Реже приклад мог охватывать плечо стрелка сверху. Но приклад обычного типа, подразумевающий упор в плечо, к тому времени уже изобретённый для арбалетов, не использовался. Проблема заключалась в том, что шестикилограммовую ручницу стрелок мог поддерживать и наводить на цель только одной рукой. Вторая рука требовалась для воспламенения заряда. И это была нетривиальная задача.

До 30-х годов XV века у ручниц имелось лишь запальное отверстие в казне. Полка для затравочного пороха отсутствовала. Соответственно, заряд поджигался, обычно, не матерчатым фитилем, а «палительной свечкой», — пропитанной селитрой деревянной палочкой. Палочку упирали в запальное отверстие и поворачивали, перекатывая в пальцах. Искры и кусочки тлеющего дерева сыпались внутрь ствола и, рано или поздно, поджигали порох.

Таким образом, действие ручницы отличалось исключительной внезапностью. Выстрел происходил с большой и непредсказуемой задержкой. Если вообще превосходил: палительная свеча не гасла, а запал оказывался не забит сажей. К этому можно добавить точность, позволяющую уверенно поразить цель класса «рыцарь на коне» лишь метров с десяти. Уважение вызывала только убойная сила этого оружия. Рана, которую наносил выпущенный в упор 30-мм снаряд, впечатляла.

Достаточно ли при столь очевидных недостатках одной лишь удойной силы, для того чтобы оружие приобрело популярность? В XIV-XV веках убойная сила имела ключевое значение. Так как убить требовалось не человека, а рыцарского коня, вполне вероятно, к тому же одоспешенного. Сам рыцарь без особых затруднений убивался множеством хорошо известных и куда более доступных способов. Именно в коне, благодаря которому рыцарь стоил десяти пеших воинов, заключалась проблема. Это был очень большой конь.

Тем не менее, и в коня нужно было попасть… А он же ещё и бегает! Казалось бы, несмотря на некоторые достоинства, удручающе низкая точность хандканноны должна была сделать её полностью бесполезной. Но… имелся нюанс, заключавшийся в том, что попадать-то, как раз, было не обязательно. Даже если выстрел не имел последствий, кроме огня и шума, цели он часто достигал. Конь, тогда к стрельбе ещё не приученный, пугался и сбрасывал всадника.

Может показаться странным, но метод работал так хорошо, что заряжать ручные бомбарды пулей не всегда считалось целесообразным. Достаточно распространены были петринали, не имеющие приклада и предназначенные исключительно для холостой стрельбы.

Читать онлайн «Пистолеты, револьверы» автора Шокарев Юрий Владимирович — RuLit — Страница 1

Замысел «Энциклопедии техники «ТМ» принадлежит читателям журнала «Техника — молодежи». Они нередко обращались в редакцию с просьбами рассказать, как и когда появились тот или иной самолет, автомобиль, танк и т. д., каковы их характеристики. Такое происходило потому, что в нашей стране — не считая немногочисленных справочников, издававшихся ограниченными тиражами исключительно для служебного пользования, — по сути, не было историко-технической литературы, а статьи, появлявшиеся в периодической печати, грешили поверхностностью, да и зачастую повторяли друг друга.

В 1969 году для любителей и знатоков истории науки и техники мы открыли две постоянные рубрики. Первая, «Историческая серия», рассчитывалась на 12 выпусков, по числу номеров журнала в год, и посвящалась лишь отечественным образцам; вторая же, «Музей», выпускалась в течение двух-трех лет, и в ней излагалось прошлое и настоящее определенного вида техники, уже, что называется, во всемирном масштабе.

К работе над материалами рубрик редакция привлекла квалифицированных авторов и лучших художников. Не ограничиваясь архивными документами, авторы разыскивали самих создателей машин, выспрашивали у них об особенностях их конструкции, дополняли собранную информацию воспоминаниями испытателей, эксплуатационников, а если речь шла о боевой технике, то и тех, кто сражался на ней.

Читать еще:  Пистолеты фирмы «Вальтер»

Вскоре выяснилось, что готовить статьи и особенно двух-трехпроекционные иллюстрации к ним крайне затруднительно из-за нехватки исходных данных. К примеру, не сохранилось ни чертежей, ни описаний, ни рисунков предвоенного бронеавтомобиля БА-11, не лучше обстояло дело и с другими машинами. Поэтому мы нередко выезжали, чтобы «поработать на натуре», на Постоянную выставку авиационной техники (Монино), в Музей бронетанковой техники (Кубинка), словом, в те места, где можно увидеть описываемую технику «живьем». А там ее фотографировали, обмеряли, тщательно зарисовывали отдельные узлы, причем делали это в любую погоду, чтобы поспеть в очередной номер. Можно представить, каково приходилось, допустим, М. В. Петровскому зимой в промороженных ангарах, когда он лазил по пышущим стужей стальным экспонатам, собирая данные о них.

Конечно, легче было в хранилищах Исторического музея, Центрального музея Вооруженных Сил, собраниях Московского Кремля, где обмерялись старинные пищали и ручницы, современные ружья и пистолеты и запечатлевались их мельчайшие детали, предметы декорировки, вплоть до личного клейма мастеров и фирменного знака.

…Год за годом выходили «исторические серии», повествовавшие об отечественных боевых и гражданских самолетах, военных кораблях, торговых и речных судах, искусственных спутниках и ракетах-носителях, автомобилях и локомотивах, тракторах и сельскохозяйственных машинах; самолетный, вертолетный, автомобильный, танковый и артиллерийский «музеи». Вскоре на основе помещенных в журнале материалов появились книги наших постоянных авторов И. А. Андреева «Боевые самолеты», Г. В. Смирнова «Оружие Победы», И. П. Шмелева «Танки в бою», комплекты открыток художников В. М. Иванова и М.В.Петровского, давно уже ставшие библиографической редкостью.

Но читатели просили продолжить выпуск статей полюбившихся им рубрик в виде отдельных сборников и непременно с исключительно точными цветными иллюстрациями, которые так нужны и историкам техники, и моделистам. Поэтому редакция решила, не прекращая публикацию хорошо зарекомендовавших себя «серий» и «музеев», подготовить «Энциклопедию техники «ТМ», выпускать ее тематическими сборниками, одним-двумя томами. Первым и стала предлагаемая вашему вниманию книга, в которой рассказывается об истории создания пистолетов и револьверов, о том, как они совершенствовались на протяжении почти пяти столетий. В ее основу положены публикации в журнале за 1988–1992 годы, однако это не просто перепечатка изданного двухмиллионными тиражами. Издание дополнено новыми данными, справочными сведениями, рисунками многих образцов ручного огнестрельного оружия и схемами их устройства, чего мы не могли поместить в журнале из-за нехватки места.

Следующий том, посвященный истории винтовки, прошедшей долгий путь от примитивной ручницы до современного штурмового, автоматического оружия, составляется таким же образом.

Надеемся, что «Энциклопедию техники «ТМ» читатели воспримут не менее доброжелательно, чем ежемесячные публикации подобных материалов на страницах «Техники — молодежи».

От ручницы до пистолета

  • ЖАНРЫ
  • АВТОРЫ
  • КНИГИ 598 154
  • СЕРИИ
  • ПОЛЬЗОВАТЕЛИ 561 859

Замысел «Энциклопедии техники «ТМ» принадлежит читателям журнала «Техника — молодежи». Они нередко обращались в редакцию с просьбами рассказать, как и когда появились тот или иной самолет, автомобиль, танк и т. д., каковы их характеристики. Такое происходило потому, что в нашей стране — не считая немногочисленных справочников, издававшихся ограниченными тиражами исключительно для служебного пользования, — по сути, не было историко-технической литературы, а статьи, появлявшиеся в периодической печати, грешили поверхностностью, да и зачастую повторяли друг друга.

В 1969 году для любителей и знатоков истории науки и техники мы открыли две постоянные рубрики. Первая, «Историческая серия», рассчитывалась на 12 выпусков, по числу номеров журнала в год, и посвящалась лишь отечественным образцам; вторая же, «Музей», выпускалась в течение двух-трех лет, и в ней излагалось прошлое и настоящее определенного вида техники, уже, что называется, во всемирном масштабе.

К работе над материалами рубрик редакция привлекла квалифицированных авторов и лучших художников. Не ограничиваясь архивными документами, авторы разыскивали самих создателей машин, выспрашивали у них об особенностях их конструкции, дополняли собранную информацию воспоминаниями испытателей, эксплуатационников, а если речь шла о боевой технике, то и тех, кто сражался на ней.

Вскоре выяснилось, что готовить статьи и особенно двух-трехпроекционные иллюстрации к ним крайне затруднительно из-за нехватки исходных данных. К примеру, не сохранилось ни чертежей, ни описаний, ни рисунков предвоенного бронеавтомобиля БА-11, не лучше обстояло дело и с другими машинами. Поэтому мы нередко выезжали, чтобы «поработать на натуре», на Постоянную выставку авиационной техники (Монино), в Музей бронетанковой техники (Кубинка), словом, в те места, где можно увидеть описываемую технику «живьем». А там ее фотографировали, обмеряли, тщательно зарисовывали отдельные узлы, причем делали это в любую погоду, чтобы поспеть в очередной номер. Можно представить, каково приходилось, допустим, М. В. Петровскому зимой в промороженных ангарах, когда он лазил по пышущим стужей стальным экспонатам, собирая данные о них.

Читать еще:  Из пистолета — очередью!

Конечно, легче было в хранилищах Исторического музея, Центрального музея Вооруженных Сил, собраниях Московского Кремля, где обмерялись старинные пищали и ручницы, современные ружья и пистолеты и запечатлевались их мельчайшие детали, предметы декорировки, вплоть до личного клейма мастеров и фирменного знака.

…Год за годом выходили «исторические серии», повествовавшие об отечественных боевых и гражданских самолетах, военных кораблях, торговых и речных судах, искусственных спутниках и ракетах-носителях, автомобилях и локомотивах, тракторах и сельскохозяйственных машинах; самолетный, вертолетный, автомобильный, танковый и артиллерийский «музеи». Вскоре на основе помещенных в журнале материалов появились книги наших постоянных авторов И. А. Андреева «Боевые самолеты», Г. В. Смирнова «Оружие Победы», И. П. Шмелева «Танки в бою», комплекты открыток художников В. М. Иванова и М.В.Петровского, давно уже ставшие библиографической редкостью.

Но читатели просили продолжить выпуск статей полюбившихся им рубрик в виде отдельных сборников и непременно с исключительно точными цветными иллюстрациями, которые так нужны и историкам техники, и моделистам. Поэтому редакция решила, не прекращая публикацию хорошо зарекомендовавших себя «серий» и «музеев», подготовить «Энциклопедию техники «ТМ», выпускать ее тематическими сборниками, одним-двумя томами. Первым и стала предлагаемая вашему вниманию книга, в которой рассказывается об истории создания пистолетов и револьверов, о том, как они совершенствовались на протяжении почти пяти столетий. В ее основу положены публикации в журнале за 1988–1992 годы, однако это не просто перепечатка изданного двухмиллионными тиражами. Издание дополнено новыми данными, справочными сведениями, рисунками многих образцов ручного огнестрельного оружия и схемами их устройства, чего мы не могли поместить в журнале из-за нехватки места.

Следующий том, посвященный истории винтовки, прошедшей долгий путь от примитивной ручницы до современного штурмового, автоматического оружия, составляется таким же образом.

Надеемся, что «Энциклопедию техники «ТМ» читатели воспримут не менее доброжелательно, чем ежемесячные публикации подобных материалов на страницах «Техники — молодежи».

Сохранились свидетельства, что уже в глубокой древности существовало некое могучее оружие, извергавшее огонь и дым и действовавшее на солидном расстоянии. Естественно, его устройство держалось в строжайшей тайне, и все, что было связано с ним, окутывал туман легенд. Было ли оно огнестрельным, использовалась ли в нем энергия, освобождавшаяся при сгорании некоего метательного вещества, по своим свойствам сходного с порохом? В некоторых случаях, судя по манускриптам, это действительно было так. По крайней мере, установлено: придумали порох в древнем Китае, где его применяли в военном деле и для праздничных фейерверков. Потом он «перекочевал» в Индию. Есть сведения, что зажигательные и, вероятно, взрывчатые вещества знали и в Византийской империи. Но подлинная история огнестрельного оружия все же началась в Европе, на рубеже XIII–XIV веков.

Обычно его подразделяют на артиллерийское и стрелковое. Первое поражает неприятеля крупными снарядами, выпускаемыми по навесной или настильной траекториям. Для обслуживания артсистем необходим расчет из нескольких канониров. Второе, в основном индивидуальное, применяется для стрельбы прямой наводкой по открытым, сравнительно близко расположенным целям.

Разнообразием систем, калибров и прочих параметров на фоне современного ручного огнестрельного оружия первые его образцы покажутся примитивными. Однако нельзя забывать, что переход к ним от лука и арбалета (оружия метательного) дался куда труднее, нежели последующее развитие огнестрельного оружия. Так какими же были предшественники нынешних винтовок, пистолетов, автоматов и револьверов?

Специалисты воссоздают их общий вид и устройство по старинным рисункам и описаниям, но сохранились и немногочисленные образцы. В нашей стране они экспонируются в Государственном Историческом музее, Государственном Эрмитаже, Военно-историческом музее артиллерии, инженерных войск и войск связи, музеях Московского Кремля, Центральном музее Вооруженных Сил.

Сразу же отметим: ручное оружие по принципу действия мало чем отличалось от тогдашних… пушек. Даже названия были похожи: в Западной Европе — бомбарделлы (маленькие бомбарды), а на Руси — ручные пищали (ручницы).

В конце XIV — начале XV века их стволы представляли собой короткую железную или бронзовую трубку длиной около 30 см и калибром 25–33 мм с глухим концом, возле которого сверху высверливалось небольшое запальное отверстие. Ее укладывали в желоб, выдолбленный в колоде-ложе длиной 1,5 м, и скрепляли металлическими кольцами-обоймицами. Заряжали через дуло пылевидным порохом (делать его зернистым стали позже) и сферической пулей из меди, железа или свинца. Кстати, форма пули практически не изменялась всю долгую эпоху гладкоствольного, дульнозарядного оружия. Это объяснялось тем, что она проста в изготовлении и не требует стабилизации в полете.

Зарядив бомбарделлу или ручницу, стрелок либо упирал приклад в землю или грудь, либо укладывал на плечо или зажимал под мышкой (это зависело от длины приклада и его конфигурации), целился, а затем поджигал пороховой заряд, поднося к запальному отверстию раскаленный металлический прут.

В Военно-историческом музее артиллерии, инженерных войск и войск связи хранится короткий железный стволик XIV–XV веков, скрепленный тремя кольцами. На заднем проложен узкий желобок, ведущий к запальному отверстию — так выглядит «предок» нынешних пистолетов.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector