0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Вертолет против истребителя: как иракский Ми-24 сбил иранский F-4

Россия не дает покоя: почему американские вертолетчики учатся воевать с Ми-24

Высокая эффективность боевой техники советского и российского производства не дает покоя Пентагону, поэтому американские летчики отрабатывают тактику противодействия вертолетам Ми-24 – в районе авиабазы Дэвис-Монтан, неподалеку от города Тусон и мексиканской границы.

Подобные маневры с использованием вооружений российского (советского) производства на территории США проводятся не впервые.

Ударные вертолеты Ми-24 задействованы в ходе учений 55-й эскадрильи ВВС США для оценки возможностей американских летчиков и вертолетов (включая модернизированные версии HH-60G Pave Hawk).

Пара Ми-24 была куплена у Болгарии частной американской компанией (из Алабамы), как экспонаты для музея авиации холодной войны. Когда винтокрылыми машинами заинтересовались в Пентагоне, они получили вторую жизнь в качестве имитации угроз ВВС США.

«Тренировки с использованием ударных Ми-24 – серьезный шаг вперед, который позволяет сделать выводы по поводу возможностей наших вертолетов, актуальности нашей тактики, применяемых процедур и вооружений», — отметил представитель авиабазы США капитан Курт Уоллин.

Летчик 55-й эскадрильи ВВС США Стивен Адамс дополнил: «Мы должны понимать, как нам действовать против той или иной угрозы в воздухе. Именно поэтому такие учения очень важны для нас».

О каких же угрозах рассуждают в Аризоне, с учетом отсутствия Ми-24 в сопредельной Мексике?

Оказывается, ударные вертолеты Ми-24 находятся на вооружении ряда стран, которые «являются потенциальными противниками американских сил, развернутых по всему миру», отмечает издание The Aviationist. Соответственно опыт авиабазы Дэвис-Монтан будет иметь широкую проекцию.

ВВС США: гедонисты и мазохисты

В Аризоне ударный вертолет Ми-24 американцам понравился, его даже назвали «высокоэффективным оружием», что совсем неплохо для 45-летнего «ветерана». Впрочем, близкое знакомство с этой машиной состоялось гораздо ранее.

По данным СМИ, старший унтер-офицер армии США Джеф Стейтон в середине 1980-х в обстановке секретности испытал один из образцов Ми-24 (натовское наименование – Hind). Американского летчика поразили: защитный полудюймовый слой брони, невероятный обзор «в стеклянном шаре», мощные турбореактивные двигатели, система автоматической стабилизации полета, герметизация кабины для защиты от химического и биологического оружия, и обеспечивающие до 28% подъемной силы длинные крылья Ми-24 (позволяющие к тому же использовать множество точек подвески вооружения).

«Если бы я хотел летать на вертолете только для удовольствия, вне всяких сомнений Hind оказался бы на самом верху моего выбора», — в кругу специалистов широко известно резюме испытателя Стейтона.

Такой, вот, авиационный гедонизм. Иное дело – попасть под огонь Ми-24 на поле боя.

Вертолет имеет впечатляющее вооружение. Неуправляемые авиационные ракеты различных типов и модификаций предназначены для поражения площадных целей на дальности до 3500 метров.

Противотанковые управляемые ракеты способны с высокой точностью поражать бронированные цели противника на расстоянии до 5000 метров. Управляемые ракеты класса «воздух-воздух» Р-60 позволяют вести воздушный бой против низколетящих воздушных целей на удалении до 20 км.

Кроме встроенной 30-мм пушки, имеются подвесные контейнеры с пулеметами или 30-мм гранатометами, а также контейнеры с 23-мм пушкой. Подвески позволяют нести авиабомбы весом от 100 до 500 кг.

Ми-24 отлично зарекомендовал себя в боевых действиях на территории Афганистана, а также во время ирано-иракской войны в начале 1980-х. Обладая значительным преимуществом в вооружении, иракские вертолеты Ми-24 доминировали в боях с иранскими ударными вертолетами Bell АН-1J Sea Cobra (поражали противника или заставляли ретироваться). А в одном из воздушных боев, 27 октября 1982-го иракский вертолет Ми-24 на встречном курсе сбил американский истребитель ВВС Ирана F-4 Phantom II, обладавший более мощным вооружением.

Немногим ранее, 8 июня 1982-м в небе Ливана сирийский Ми-24 сбил сверхзвуковой истребитель F-4 Phantom II двумя ракетами «воздух — воздух» Р-60 с расстояния 8 км. Парадоксально.

Кроме характеристик «железа», американцам необходимо учитывать еще и менталитет летчиков.

К примеру, некоторые мастера летного дела в Афганистане по-самолетному выполняли на Ми-24 со штатными двигателями и вооружением «петлю Нестерова».

Операционное пространство

Тяжеловооруженный, защищенный броней и невероятно живучий вертолет Ми-24 изначально создавался для классической войны на Европейском театре военных действий – огневой поддержки войск на поле боя, высадки тактических десантов. За десятилетия эксплуатации стал символом совершенства.

Ми-24 участвовал в боевых действиях в горах и пустынях Афганистана, в ущельях Кавказа и Памира, в тропических лесах Экваториальной Африки. Наибольшую популярность с 1991-го получили модели Ми-24П с пушечным вооружением и Ми-24В, оснащенные счетверенным 12,7-мм пулеметом.

Вертолет Ми-24 серийно выпускался с 1970-го по 1989-й, всего произведено около 3500 машин. Иностранные заказчики в 1991-2014-м получили более 170 ударных вертолетов. Сегодня Ми-24 состоит на вооружении 50 стран.

Впрочем, здесь нет консенсуса. «Рособоронэкспорт» считает, что на пространстве СНГ эксплуатируется значительное количество вертолетов Ми-24. По данным военной разведки США, приблизительно 2100 вертолетов Ми-24 состоят на вооружении в 34 странах мира.

Как бы то ни было, эта машина повсеместно и убедительно демонстрирует оптимальное соотношение цены, качества, надежности и эффективности боевого применения.

Вертолеты Ми-24 остаются основной ударной силой российской армейской авиации, служат во многих странах СНГ, и постепенно уступают место в строю различным модификациям Ми-35.

Кроме России, вертолет Ми-35 эксплуатируют Азербайджан, Бразилия, Венесуэла, Ирак, Нигерия – всего за рубеж отправлено около ста машин.

Гипотетически Ми-24 и Ми-35 могут встретиться с американскими «Черными ястребами» в реальной боевой обстановке. Многое зависит от ранее упомянутого списка «потенциальных противников» и разумного отношения стратегов Пентагона к реальности многополярного мира.

Как Ми-24 уничтожил израильский истребитель

Противотанковый первенец

Почти сразу же первый разработанный в СССР вертолет начал рассматриваться как эффективное средство для уничтожения танков и техники противника. Появление вертолета с вооружением на базе Ми-1МУ способствовало развитию сразу нескольких уникальных достижений, ведь ударный вариант Ми-1МУ – это первый серийный боевой вертолет и первый вертолет, оснащенный противотанковыми ракетными комплексами.

Четыре управляемых ракеты комплекса 3М11 «Фаланга», размещенный на боковых кронштейнах вертолета, позволяли уничтожать танки противника как на марше, так и во время стоянки. Вообще, Ми-1МУ — это не просто вертолет, а целый испытательный полигон для разного рода авиационного вооружения.

Первые опыты с реактивным вооружением показали, что разработка авиационного вооружения — перспективная ветвь инженерной работы. Реактивные снаряды ТРС-132, размещенные на вертолете, давали хорошую дальность стрельбы и большую площадь поражения, однако хорошими показателями работы по бронетехнике не блистали. К использованию в Ми-1МУ также предлагался и один из первых советских ПТРК «Малютка» с девятью ракетами 9М14, который отличался повышенной дальностью стрельбы, хорошими показателями по бронепробитию и высокой начальной скоростью полета.

Стоит отметить, что ни тот, ни другой противотанковые комплексы Ми-1МУ не получил, потому как серийное производство вертолета было решено прекратить. Однако завершение производства первого в отечественной линейке ударного вертолета продолжилось развитием всего направления ударных винтокрылых машин, и хорошим подспорьем в работах по многим проектам были несколько десятков уникальных конструктивных решений, отработанных именно на Ми-1МУ.

Уникальные рекорды «Крокодила»

Ми-24 — безо всякого преувеличения, легенда отечественной авиации. Хорошее вооружение, бронирование, внушительные летные характеристики — все это позволяет Ми-24 трудиться, словно пчелка, в зонах военных действий по всему миру больше 40 лет. Однако в истории с Ми-24 имеют место два случая воистину выдающихся воздушных боев, которые не укладываются в рамки привычной для Ми-24 области работы.

Речь идет о случаях, когда Ми-24, призванный в основном для борьбы с живой силой и техникой противника, сбил… сверхзвуковой истребитель. Первый случай, произошедший в долине Бекаа в Ливане в далеком 1982 году, до сих пор вызывает у военных историков споры. Летчик сирийских ВВС на вертолете Ми-24В, приступивший к боевой работе по позициям израильской бронетехники, выполнял задание в обычном для боевой авиации режиме, пока израильтяне не вызвали на подмогу пару истребителей «Фантом».

Истребители, входившие в зону применения ракет «воздух-воздух», выдали себя излучателями радаров, и Ми-24В, словно в голливудском фильме, совершил резкий разворот и буквально «на ходу» захватил израильские самолеты и произвел пуск ракет. Первая Р-60 попала в переднюю полусферу израильского истребителя, а вторая угодила в район левого крыла ведомому истребителю израильских ВВС. Необычная воздушная победа Ми-24В над «Фантомами» стала первым воздушным столкновением в истории авиации, когда боевой ударный вертолет смог одолеть сразу два сверхзвуковых истребителя.

В истории с воздушной победой Ми-24В над израильскими ВВС, к слову, многое до сих не ясно. В частности, многие военные историки, эксперты в области авиации утверждают, что на перехват «Крокодила» вышли вовсе не F-4 «Фантом», а новейшие истребители F-15. Однако факт воздушного поражения израильских ВВС от Ми-24В остается фактом.

Читать еще:  От Советского Информбюро: 29 апреля 1945 года » Военные люди

Трудная мишень

Второй случай и вовсе не был повторен ни одной страной в современной истории боевой авиации. Ми-24Д иракских ВВС во время ирано-иракского конфликта в 1984 году смог поразить все тот же самолет F-4 «Фантом», правда, уже иранских ВВС. Иранский летчик, верхом на истребителе с ракетами для уничтожения РЛС «Shrike» не мог создать угрозы для Ми-24, однако, помимо ракетного вооружения для борьбы с радаром, F-4 имел и ракеты «воздух-воздух», которыми, по странному стечению обстоятельств, не смог воспользоваться. Сказалось мастерство пилота, пилотировавшего Ми-24Д на предельно малой высоте.

Заметив «заходивший» на себя F-4, иракский летчик не стал совершать маневр уклонения, а «задрал нос» и, нажав гашетку, выпустил в сторону вражеского самолета «облако» неуправляемых ракет С-5. Одна из таких ракет, угодив в фюзеляж, превратила иранский F-4 в груду обломков, а пилот вертолета благополучно вернулся на базу. Победы над самолетами в ходе ближневосточных войн — не единственные рекорды Ми-24. В 1992 году, в ходе военной операции в Абхазии, уже российскому Ми-24ВП удалось сбить ракетой противотанкового комплекса «Штурм» грузинский самолет Су-25, который, несмотря на серьезный уровень бронирования, не смог выдержать попадания противотанковой ракеты.

Уникальные воздушные победы, которые одерживались летчиками разных стран на вертолете Ми-24, так и остались единичными случаями нестандартного мышления экипажей и примерами отличных летных и огневых возможностей машины, повторить которые не смогли ни в одной другой стране.

Быстрее молнии

Вертолет «Черная акула», разработанный как машина непосредственной поддержки войск, почти сразу после своего появления заставил напрячься всех потенциальных «друзей» Советского Союза за океаном, да и вообще везде. После первого полета КА-50 в 1982 году стало понятно, что уникальная схема с двумя несущими винтами и отсутствием рулевого винта выгодно отличает вертолет от всего, что было спроектировано и построено ранее.

Первое уникальное «ноу-хау» в списке особенностей «Черной акулы» — это принципиальный отказ конструкторов от экипажа из двух летчиков. «Вторую голову» было решено заменить высокопроизводительным автоматизированным прицельным комплексом, с которым пилотирование машины и применение вооружения можно было совмещать. Сам генеральный конструктор проекта КА-50 Сергей Михеев неоднократно заявлял противникам проекта, что один летчик в состоянии выполнять все задачи, которые можно отрабатывать двоим.

Вооружение, примененное в КА-50, — тема, которую с дрожью в голосе затрагивают до сих пор. В частности, решение оснастить вертолет скорострельной автоматической пушкой 2А42 калибром 30-мм — одно из самых необычных не только в отечественной школе вертолетостроения, но и в целом в мире авиационного вооружения. Благодаря высокому темпу стрельбы и серьезным боеприпасам в ходе боевого применения КА-50 в Чечне, например, было выявлено, что «обработка» скопления живой силы противника и техники из 2А42 и блоками НАР имеет куда большую эффективность, чем штурмовка объекта исключительно неуправляемым вооружением. Однако «зубы» и «панцирь» КА-50 не единственное, чем можно по праву гордиться. «Черная акула» имеет также и ряд летных характеристик, повторить которые никому в мире до сих пор не удалось.

«Речь идет в первую очередь о рекорде скороподъемности. Проявилось это во время работы боевой ударной группы в Чечне, когда КА-50 уже отстрелялся и подорвал склад с боеприпасами, стало ясно, что взрыв склада обязательно зацепит машину. Летчик принял единственно верное решение в сложившейся ситуации — взял ручку управления на себя и начал набирать высоту. Когда стали считать скорость подъема уже по возвращении на базу, получилось примерно 35 метров в секунду. То есть за полминуты летчик на КА-50 набрал больше тысячи метров высоты», – рассказывает в интервью «Звезде» выпускник КАИ, кандидат технических наук, инженер по эксплуатации авиационных систем Николай Катышев.

В истории отечественных вертолетов рано или поздно начинают проявляться лучшие качества. Боевые возможности отечественных вертолетов, по словам большинства военных экспертов, всегда будут опережать время, а уникальная конструкция разработки и вооружение будут выполнять возложенные на них задачи на 100 процентов в любое время, в любом месте.

Удивительные факты о боевом вертолете Ми-24. Часть 2

11. Вертолет против вертолета

Ирано-иракская война впервые в истории стала ареной интенсивных воздушных боев между вертолетами. В основном сражались ударные Ми-24 и АН-1 «Кобра», применяя друг против друга ПТУР. Вот описание типичного боя: 25 февраля 1984 года три иранских АН-1 внезапно атаковали тройку иракских Ми-24. Но «Крокодилы» шли растянутой цепью, поэтому «Кобры» запустили ПТУР Tow с предельной дистанции и промахнулись. Этот выстрел известил иракцев об атаке, они развернулись и пошли на противника. Им удалось увернуться от шести медленных и маломаневренных иранских ПТУР, а затем пуском собственных ракет сбить две «Кобры». Третья попыталась скрыться, но Ми-24 без труда догнал ее и с дистанции 1,5 км расстрелял залпом НАР. В тот день все сложилось удачно для Ми-24, но исход таких боев был разным. Ирак заявил о 16 воздушных победах «Крокодилов» над «Кобрами» при потере шести Ми-24. Иран называет прямо противоположные цифры. Истина, скорее всего, посредине: противники были достойны друг друга.

12. Ночной бой

Одерживал Ми-24 победы и над куда более современными вертолетами вооруженных сил США. К примеру, в 1999 году сербский Ми-35 (экспортная модификация Ми-24) сбил новейший американский ударный вертолет АН-64 «Апач» и транспортный UH-60, участвовавшие в операции спасения пилота разбившегося F-16. Примечательно, что это победа была одержана в ходе ночного боя, несмотря на то, что Ми-24, изготовленный в 1986 году, уступал в оснащенности куда более современному АН-64D, запущенному в производство в 1993 году. Единственным преимуществом Ми-35 были ПТУР «Штурм» новейшей модификации с дальностью действия 7 км. Оснащенность сыграла злую шутку с американцами. «Апач» имел радар кругового обзора. Сербы засекли его излучение, по пеленгу скрытно вышли на дистанцию 6700 м и произвели пуск ракеты «Штурма». Уничтожив «Апач», сербский вертолет догнал и расстрелял UH-60.

13. Стопроцентная победа

22 июля 2002 года северокорейский Ми-35 сбил АН-64 Южной Кореи. Редкий случай 100-процентно подтвержденной победы. Изначально Южная Корея опровергала факт уничтожения своего вертолета, утверждая, что он упал из-за неполадки системы следования рельефу местности. Однако эксперты США провели собственное расследование и обнаружили в обломках «Апача» вольфрамовые стержни, используемые в качестве поражающих элементов в ракетах Ми-35. Редкий случай, когда американцы сами стремились доказать факт поражения своего оружия, поскольку версия технической неполадки грозила колоссальными финансовыми убытками производителю АН-64, американской компании McDonnell Douglas. В большинстве других случаев соперники подтверждать победы Ми-24 не спешили.

14. Легенды Ми-24

8 июня 1982 года в небе Ливана произошло уникальное событие: сирийский Ми-24 сбил сверхзвуковой истребитель. Вертолет был атакован израильским F-4 «Фантом», который выдал себя излучением радара. Ми-24 развернулся в сторону противника и выпустил ему в переднюю полусферу две ракеты «воздух — воздух» Р-60 с расстояния 8 км. Обе попали в истребитель, несшийся в атаку со скоростью, почти в полтора раза превышающей скорость звука. 27 октября того же года, по сообщению правительственной иракской газеты «Багдад обзервер», Ми-24 сбил иранский «Фантом». Разумеется, обе эти победы остались неподтвержденными.

15. На равных

Что касается дозвуковых самолетов, то с ними Ми-24 расправлялся довольно уверенно. В Никарагуа он сбивал «антикварные» американские истребители F-86, соперничавшие с МиГ-15 еще во времена Корейской войны в 1950–1953 годах, а также легкие штурмовики А-37. Есть сведения (разумеется, неподтвержденные), что иракский Ми-24 сбил американский штурмовик А-10, атаковавший колонну танков, которую вертолет прикрывал. В 1992 году в Абхазии Ми-24 сбил с помощью ПТУР «Штурм» грузинский штурмовик Су-25, а в декабре 1994 года во время первой чеченской войны Ми-24 сбил ракетой Р-63 транспортный Ан-12, перевозивший оружие и деньги для боевиков.

16. Гроза хулиганов

Благодаря своей скорости Ми-24 начал использоваться в СССР для перехватов легкомоторных самолетов, нарушавших границу. Активно привлекаться для этих целей вертолет стал после скандальной посадки на Красной площади Матиаса Руста 28 мая 1987 года. Есть сведения по крайней мере о пяти случаях, когда Ми-24 принуждал подобных нарушителей к посадке. Однажды при заходе на посадку воздушный хулиган попытался сбежать, но Ми-24 догнал его, зашел выше и прижал к земле. Кстати, в мае 2015 года журналист телеканала «Звезда» на таком же, как был у Руста, самолете Cessna попытался пролететь из Калининградской области через западную границу России курсом на Москву, чтобы повторить «подвиг» немца. Не прошло и минуты, как рядом появился Ми-24, который потоком воздуха от винтов «сдул» самолет на несколько десятков метров ближе к земле и заставил его идти на посадку. «Если бы Руст столкнулся с таким напором, то вряд ли бы решился лететь дальше», — делился впечатлениями от полета журналист.

17. Не для слабонервных

Еще одним козырем Ми-24 считается психологическое воздействие на противника. Сочетание размеров, скорости, хищного внешнего вида и характерного звука производят впечатление, которое трудно передать словами. Знаменитые кадры из «Апокалипсиса сегодня» с полетом группы UH-1 «Ирокез» под музыку Вагнера покажутся вальсом бабочек в сравнении с атакой Ми-24. Недаром афганские душманы говорили: «Мы не боимся русских. Мы боимся их вертолетов».

Читать еще:  О Подвиге, который признал даже враг

Корпус морской пехоты США специально закупил Ми-24 для тренировки личного состава на «вертолетобоязнь». В США в Форт-Полке, штат Луизиана, существует подразделение поддержки угрозы, использующее Ми-24 для обучения военнослужащих противодействию вертолетной атаке. По признанию американцев, даже те части, которые проходили тренировку с американскими вертолетами, в первые дни обучения оказываются неспособны защищаться от Ми-24. «Эта штука атакует не так, как американские вертолеты, — говорит руководитель «курсов». — Все происходит внезапно. Потом ребята даже удивляются, как они были напуганы».

18. Глазами противника

В середине 80-х годов разведка США в результате секретной операции раздобыла Ми-24. Изучал его американский летчик Джеф Слейтон. Вот как он вспоминает момент, когда впервые увидел советский вертолет, причем не в небе, а на земле, в полутемном ангаре: «У меня задрожали колени. Моя первая мысль была: ну и здоровенная дура!»

«Он вынослив, как трактор, — рассказывает Стив Дэвидсон, другой американский летчик, освоивший Ми-24. — Поставьте его в сарай на год, затем зарядите аккумуляторы — и можете лететь. С нашими вертолетами так не получится. А в полете он идет ровно, как кадиллак 1962 года».

«Если бы я хотел летать на вертолете только для удовольствия, вне всяких сомнений, Ми-24 оказался бы на самом верху моего списка», — утверждает Слейтон.

19. По-прежнему в строю

У России есть куда более современный вертолеты, чем ветеран Ми-24. К примеру, Ми-28 — гораздо более защищенная и эффективная боевая машина. Его двигатели разнесены и экранированы элементами конструкции, так что поразить одновременно обе силовые установки практически невозможно. В Ми-28 применено множество новшеств, например, энергопоглощающее шасси, спасающее экипаж при жесткой посадке. Бронекабина с бронеостеклением выдерживает попадание снарядов калибром 20 мм. Композитные лопасти продолжают работать после попадания снарядов калибра 30 мм. И все же Ми-24 не только не снимается с вооружения, но и продолжает производиться в Ростове-на-Дону в виде своей новейшей модификации Ми-35.

Дело в том, что Ми-28 — машина современная, дорогая, предназначенная для борьбы с бронетехникой. Однако большинству развивающихся стран вертолет для современной войны не по карману, да и просто не нужен. А в качестве оружия для операций против незаконных вооруженных формирований лучшего выбора, чем надежный, доступный по цене и проверенный в деле Ми-24, просто не существует. Отсюда и тот интерес, который продолжают проявлять к этому вертолету во всем мире. Вот и в 2015 году подписаны новые контракты на поставку Ми-24 в Ирак, Сирию, Афганистан и Пакистан. Более того, именно эти вертолеты закупает для своих нужд ФСБ России. Продолжаются закупки Ми-35 и российским Министерством обороны.

20. Вертолет будущего

В самом конце 2015 года, 23 декабря, на летно-испытательной станции Московского вертолетного завода им. М.Л. Миля в подмосковном Томилино впервые взлетел экспериментальный скоростной вертолет. Это не новая разработка, и даже не прототип будущего вертолета, а летающая лаборатория для отработки двигателей, трансмиссии и винтов для скоростей полета в районе 400 км/ч.

Макет этой машины под названием «Демонстратор перспективного скоростного вертолета» был показан публике на авиасалоне МАКС-2015. И вот винтокрылая машина совершила первый полет. Под ее обтекаемыми обводами без труда угадываются хищные контуры Ми-24. Именно на базе легендарного «Крокодила» сделан этот облагороженный с точки зрения аэродинамики «лебедь». Потенциал вертолета, впервые взлетевшего более 35 лет назад, до сих пор позволяет создавать на его основе экспериментальную технику.

Встройте сайт «Безопасность страны» в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Последняя классическая война

Ирак против Ирана в борьбе за нефть

Ирано-иракская война 1980–1988 годов по своим масштабам, продолжительности и уровню потерь входит наряду с Корейской и Вьетнамской в тройку крупнейших локальных войн второй половины ХХ века. В России она остается практически неизвестной, хотя в ней есть немало интересного.

Например, интересно в ней то, что Ирак, возглавляемый Саддамом Хусейном, был агрессором. Точно так же, как и десятью годами позже во время оккупации Кувейта. Но если в 1990 году весь мир был против Саддама и поразил его «Бурей в пустыне», то в 80-е почти весь мир был почему-то за него (кажется, это называется двойным стандартом). Ирак получал оружие и из соцлагеря (больше всего — из СССР, но также из Югославии, Венгрии, ГДР, ЧССР), и от стран НАТО (больше всего — от Франции, но и США, Великобритания, ФРГ, Италия в стороне не остались), и от нейтралов (Швеция, Бразилия, ЮАР). А вот жертве агрессии (Ирану) помогали оружием лишь Китай, КНДР, Ливия и Сирия, причем КНР с удовольствием продавала оружие и Ираку тоже. Впрочем, в рамках сделки «Иран — контрас» США поставляли Ирану запчасти для кое-какой техники и даже несколько истребителей F-4 «Фантом», но это очень специфическая история и совсем не тот масштаб.

Причиной войны официально были разногласия по поводу прохождения границы по реке Шатт-эль-Араб. Фактически же это была война за нефть. По крайней мере с иракской стороны. Для Ирана поначалу это было отражение агрессии, а затем — тоже война за нефть, а также за экспорт исламской революции в шиитском варианте.

Поскольку революция 1979 года и последовавшие за ней репрессии против «прислужников шахского режима», мягко говоря, не лучшим образом сказалась на боеспособности ВС Ирана, а Корпус стражей исламской революции (КСИР) был только что создан, в начале войны, Ирак, пользовавшийся к тому же преимуществами агрессора, нанес иранцам ряд крупных поражений. Начав войну 19 сентября 1980 года, уже к ноябрю иракцы заняли более 20 тысяч квадратных километров территории (в первую очередь — на юго-западе Ирана), захватив города Касре-Ширин, Нефтшах, Мехран, Бостан и Хорремшехр. Глубина продвижения составила от 5–10 километров на севере до 60 километров на юге. Юго-запад Ирана интересовал Хусейна потому, что нефти там было больше всего.

Впрочем, наступательный порыв иракцев довольно быстро иссяк, они решили удовлетвориться достигнутым. Пассивная оборона, однако, еще никому никогда удачи не приносила. Иран начал переламывать ситуацию. Недостаток техники персы компенсировали превосходством в численности личного состава, отличающегося к тому же крайним фанатизмом.

Через год после начала войны, в сентябре 1981-го, иранцы провели первое успешное наступление, отбросив иракцев от Абадана. Весной 1982-го персы вернули города Шуш и Хорремшехр. В ходе наступления иранцы несли огромные потери, но упрямо шли вперед. И это подействовало на иракцев. Они сломались. В начале июня 1982 года Ирак отвел войска к границе, оставив за собой лишь спорные участки, из-за которых якобы война и началась. В Багдаде надеялись, что Иран согласится на ничью. Но в Тегеране справедливо восприняли отступление противника как слабость и решили нести исламскую революцию в шиитском варианте на запад, в арабский мир. Ирак был особенно удобен в этом плане, поскольку больше половины населения этой страны составляли шииты (впрочем, подавляющее их большинство сохранило лояльность Багдаду, национальность оказалась важнее веры).

Главная борьба по-прежнему разворачивалась на южном участке фронта. Здесь, в заболоченной дельте Шатт-эль-Араб, преимущество Ирака в технике в значительной степени нивелировалось, очень сложно было ее применять. Зато большое значение приобрело превосходство Ирана в живой силе.

И уже в середине июля 1982 года Иран начал наступление, направленное на захват Басры. За две недели боев персы были разгромлены, тем не менее на отдельных участках они смогли закрепиться на иракской территории.

Затем иранцы регулярно проводили наступления на различных участках фронта, понемногу вгрызаясь в оборону противника. Настоящий успех пришел к ним в феврале 1986, когда они смогли захватить город Фао на юге Ирака, отрезав таким образом Ирак от моря и перерезав железную дорогу Багдад — Басра. Через год, в январе 1987-го, в ходе очередного наступления персы подошли к Басре на шесть километров, но взять город так и не смогли. Бои носили крайне ожесточенный характер. При этом стороны старались максимально ослабить друг друга, нанося удары по тылам. Особенно активно они обменивались авиационными и ракетными ударами по столицам и другим крупнейшим городам в 1985 году, этот период известен как «война городов». За всю войну Иран выпустил по территории Ирака 455 баллистических ракет, Ирак ответил 428 ракетами. Интересно, что обе стороны активно использовали советские ракеты Р-17, больше известные как «Скад».

Хотя большинство иранских наступлений были либо полностью неудачны, либо успехи были очень небольшими, а потери при этом гигантскими, персы полностью захватили инициативу, перенеся войну на территорию противника. Создавалось впечатление, что если так пойдет дальше, они дожмут Ирак. И в дело вмешались американцы. Предлогом для этого стала «танкерная война». Обе воюющие страны стремились лишить врага доходов от нефтяного экспорта, поэтому атаковали иностранные танкеры, идущие во вражеские порты или из них. Ирак в этой войне был гораздо активнее Ирана (283 удара по судам против 168), но Вашингтон почему-то заметил только иранские действия. И начал атаки против иранских кораблей и нефтяных платформ.

Читать еще:  Отважный командир броневзвода: Иван Павлович Чечулин

По-настоящему Багдад и Вашингтон «слились в экстазе» весной 1988 года. 17 апреля Ирак начал крупномасштабное наступление на юге. На следующий день ВМС США провели крупную операцию в восточной части Персидского залива. Они разрушили несколько иранских нефтяных платформ, потопили иранские фрегат и ракетный катер, повредили другой фрегат. При этом они безусловно отвлекли значительные иранские силы, способствуя успеху иракского наступления, которое закончилось полным триумфом. Иракцы вернули Фао и освободили почти всю территорию на юге страны.

После этого война окончательно утратила смысл. Стороны понесли гигантские людские и материальные потери и были полностью истощены. 20 августа 1988 года война закончилась, ни Багдад, ни Тегеран не добились в ней абсолютно ничего. По сути, проиграли и те, и другие.

С чисто военной точки зрения ирано-иракская бойня, как кажется на первый взгляд, особого интереса не представляет. Уровень боевой подготовки сторон оказался крайне низким. Особенно это относилось к Ирану, который очень активно применял в ходе войны метод «людских волн» и разминировал минные поля, пуская на них подростков и стариков с пластмассовыми ключами от рая на шее. То есть противника буквально заваливали трупами. Боевое мастерство иракцев было ненамного выше, в целом их действия были весьма примитивны.

Тем не менее считать эту войну совсем неинтересной нельзя. Были в ней очень занятные моменты.

Во время Вьетнамской войны и Октябрьской войны 1973 года противотанковые вертолеты по своему прямому назначению применялись эпизодически, Ирано-иракская война (особенно ее начальный этап) стала первой, где они использовались массово. Получилось так, что Ми-24, создававшийся для уничтожения натовских танков в Европе, очень широко применялся в противопартизанских войнах по всему миру (от Чечни до Анголы), а с танками всерьез воевал только в Месопотамии. И делал это очень успешно. Так, в первые дни войны в одном из вылетов восемь иракских Ми-24, выпустив 22 ракеты, уничтожили 17 иранских танков без потерь со своей стороны. Один из Ми-24 за первые три месяца войны уничтожил 55 танков. Потом таких успехов стало меньше, потому что Иран гораздо меньше использовал танки. Зато на протяжении всей войны шли воздушные бои между вертолетами, чего в таких масштабах не было больше никогда. Главными противниками Ми-24 в этих боях были иранские машины АН-1 «Кобра» американского производства. Каким был реальный исход этих боев — сказать сложно. Данные о потерях сторон на любой войне очень сильно расходятся, а в этом случае дело усугубляется тем, что воевали между собой два закрытых тоталитарных режима. В общем, иранцы считают, что с суммарным счетом 10:6 победили «Кобры», иракцы сообщали, что с тем же счетом выиграли Ми-24. Впрочем, всего Ми-24, по иракским данным, сбили до 50 иранских вертолетов (с учетом транспортных и многоцелевых).

Более того, 27 октября 1982 года иракский Ми-24 противотанковой ракетой сбил иранский истребитель американского производства F-4 «Фантом». До сего дня этот случай аналогов не имеет, считается, что такое просто невозможно, ведь вертолет не предназначен для боев с самолетами-истребителями. Впрочем, этот эпизод нельзя считать достоверным.

Серьезные танковые бои имели место только в начале войны. Крупнейший из них случился в январе 1981 года в районе Абадана в ходе отражения иракцами иранского контрудара. Иран потерял уничтоженными и захваченными от 88 (по собственным данным) до 214 (по иракским) танков (М60 и «Чифтен»). Потери Ирака составили от 50 до 100 Т-62. Поскольку бой выиграли иракцы, то ближе к истине их данные. Всего за войну Ирак потерял примерно 60 Т-72 и около 500 Т-62. Потери Ирана превысили 1,5 тысячи машин. Интересно, что Иран начинал войну, имея около двух тысяч танков исключительно западного производства (американские М60, М47 и М48, английские «Чифтен» и «Скорпион»), а заканчивал примерно с одной тысячей танков, из которых не менее половины были советского и китайского производства (получены, как было сказано выше, из КНР, КНДР, Ливии и Сирии).

Очень сложно понять истинный результат воздушных боев Ирано-иракской войны, данные сторон расходятся в разы. Что касается англосаксонских источников, то в них сильно просматриваются парадоксальное подыгрывание Ирану. Дело, видимо, в том, что его ВВС были оснащены исключительно американскими самолетами (F-4, F-5, F-14), в то время, как ВВС Ирака — советскими и немножко французскими. На этом фоне политическая антипатия отходит на второй план. По западным данным иракские истребители сбили в ходе войны 50 иранских самолетов, а иранские — 221! При этом хорошо известно о репрессиях в Иране против летчиков и техников шахских ВВС, о катастрофической нехватке запчастей, о том, что если к началу войны Иран имел около 450 боевых самолетов, то к концу — примерно 60, а Ирак обладал подавляющим превосходством в воздухе. В связи с этим верить в то, что иранцы воевали в 4,4 раза лучше иракцев, не очень получается. Также напоминает охотничий рассказ история о том, как иранский пилот Мохаммед Седих на своем F-14 29 октября 1980 года в одном бою сбил четыре МиГ-23, что должно считаться рекордом в истории реактивной авиации.

Не полностью достоверен рассказ о событиях, произошедших ровно через месяц, 29 ноября. Якобы иранские диверсанты взорвали иракские нефтяные терминалы Мина-эль-Бакр и Хор-эль-Амая. Прикрывая их отход, иранская авиация потопила семь иракских ракетных и торпедных катеров, сбила один МиГ-21, шесть МиГ-23 и вертолет французского производства «Супер Фрелон», потеряв при этом лишь два «Фантома». Кроме того, иракские ракетные катера советского производства потопили один иранский ракетный катер. Кстати, если эти события действительно имели место, то они стали единственным морским боем этой войны (причем этот бой практически положил конец существования ВМС Ирака). Если, конечно, не считать описанный выше бой между ВМС США и Ирана 18 апреля 1988 года.

Альтернативные данные о потерях ВВС сторон отсутствуют. Имеются лишь отрывочные и крайне противоречивые данные о многочисленных воздушных боях, в которых все сбивали всех, в том числе легкие истребители порой справлялись с тяжелыми, гораздо более мощными противниками. Так, иранский F-5Е сбил «суперперехватчик» МиГ-25П, с другой стороны иракские МиГ-21 сбили, по разным данным, от одного до пяти F-14, которые в тот период были одними из лучших истребителей в мире. При этом иранцы претендуют на то, что F-14 сбили три МиГ-25, хотя иракцы не подтверждают ни одну из этих потерь. Возможно, что в самом конце войны два F-14 были сбиты только что появившимися у Ирака МиГ-29.

ВВС Ирака очень активно использовались для ударов по иранским войскам на фронте и в ближней прифронтовой зоне, это стало решающим фактором в провале большинства иранских наступлений. Результативность этих налетов иногда была очень высокой. Например, в марте 1986 года в районе иранского города Ахваз иракские МиГ-23БН уничтожили и повредили до 500 танков и бронетранспортеров противника.

ВВС сторон также активно наносили удары по авиабазам, городам, объектам инфраструктуры друг друга. Ирак имел для этого такой уникальный для развивающихся стран инструмент, как бомбардировщик средней дальности Ту-22. Он очень интенсивно использовался против наземных, а иногда и против морских целей. Можно отметить, что 19 марта 1988 года эти самолеты подожгли два иранских супертанкера: «Авай» (316 379 тонн водоизмещения) и «Санандай» (253 837 тонн), при этом погибло более 50 человек. Иран, в свою очередь, претендует на то, что его F-14 сбили за войну четыре Ту-22, еще два таких самолета были сбиты над Тегераном наземной ПВО.

Как уже было сказано, стороны очень старались лишить друг друга главной статьи экспортных доходов, уничтожая танкеры и объекты нефтяной инфраструктуры. Так, иракские МиГ-25РБ практически полностью разрушили иранский нефтяной терминал на острове Харк. А в ноябре 1986 года МиГ-23БН ВВС Ирака, дозаправлявшиеся в воздухе с транспортных Ан-12, атаковали нефтяной терминал на острове Лорак в Ормузском проливе. Здесь впечатляет расстояние — от иракских авиабаз до Ормузского пролива почти 1,5 тысячи километров, что многовато для фронтовых бомбардировщиков, коими являлись МиГ-23БН.

В целом можно сказать, что при общем довольно низком уровне боевой подготовки сторон (от рядовых до генералов) война велась с крайним ожесточением, боевая техника, причем достаточно современная, использовалась весьма интенсивно. Советская техника составила основу ВС Ирака, именно ее применением иракцы обязаны своим основным успехам. А со второй половины войны Иран тоже в значительной степени воевал на реэкспортированной нашей технике и ее китайских и корейских клонах. В целом она проявила себя очень хорошо. Особенно это относится к вертолету Ми-24. Интересно, что в те же годы совсем неподалеку тот же вертолет был главным действующим лицом войны совершенно другого типа — советской 40-й Армии против афганских душманов.

По сути, Ирано-иракская война стала одной из последних классических войн, «Второй мировой с ракетами». Всего через 2,5 года после ее окончания в тех же местах на одном из участников этой войны США отработали войну уже совсем другого типа.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector