10 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Сколько времени жили танки в бою на Великой Отечественной

Сколько времени жили танки в бою на Великой Отечественной

Вокруг рвутся взрывы снарядов, свистят пули и осколки. Танки рвутся вперед, следом за ними, прикрываясь броней, наступает пехота, а в небе бьется авиация. Во время сражения продолжительность жизни на поле боя измеряется минутами и секундами, а все решает случай — кто-то остается жив, пройдя сквозь огонь и пламя, а кто-то погибает, от шального выстрела.

Тем не менее, постоянные военные конфликты показали, что определенная закономерность на войне есть: потери при штурме отличались от потерь при обороне. На картину боя сильно влияет вооружение солдат, их подготовка, боевой дух. Сводки с полей внимательнейшим образом изучались, обрабатывались и анализировались.

У нас есть подарки для танкистов! ——> Жми!

Так продолжалось не один век, пока в конце XIX века российский банкир и предприниматель Иван Блиох не выпустить книгу “Будущая война и её экономические последствия”, в которой объединил и проанализировал военный опыт всех ведущих европейских держав того времени. И хотя главной целью книги было показать невероятную расточительность, жестокость и ненужность войн, она стала настольной для всех военачальников. Блиох был предпринимателем и подошел к войне не столько со стороны тактики или стратегии, сколько со стороны экономики. Он посчитал, какие средства тратятся на вооружение солдата, во сколько обходится его обучение, транспортировка и содержание. А потом произвел расчеты, основанные на данных из учебных стрельб, и смоделировал различные боевые ситуации.

Для примера рассмотрим ситуацию атаки на траншею, удерживаемую сотней стрелков. Получилось, что если солдаты начинают атаковать рубеж с дистанции 500 метров, то 100 человек, которые нужны для условно равной схватки уже на позиции, доберутся до неё только в том случае, если изначально количество атакующих будет составлять почти 650 человек — т.е. почти в семь раз больше количества обороняющихся! И эти показатели приходились на конец позапрошлого века, когда речь шла об оружии с ручной перезарядкой, а ситуация не предполагала поддержки артиллерии и других средств усиления. По задумке автора, книга представляла собой универсальный калькулятор, где, как бы это не казалось ужасно, происходил перевод человеческих жизней в деньги. Блиох надеялся, что эти доводы заставят политиков отказаться от войн, как от неэффективного способа решения проблем, но вместо этого он подарил им удобный инструмент для более точного расчета.

В современной войне многое изменилось — оружие стало более мощным и скорострельным. Артиллерийская поддержка более мобильной, появились даже его ручные образцы. Техника лучше защищена и сильнее вооружена. Но по-прежнему расчеты для выполнения боевых задач ведутся на основе теории Блиоха. Например, во время Великой Отечественной войны расчеты на прорыв обороны исходили из следующих показателей: брали количество орудий противника, расположенных на участке атаки, высчитывали скорострельность, бронепробиваемость и процент промахов, а к этому добавляли среднюю скорость танков и толщину брони. Исходя из этих показателей производили расчеты.

Получалось, что среднее время танка в бою при атаке составляло 7 минут, а в обороне 15 минут.
Пехотинцам было ещё тяжелее — в бою их не защищала танковая броня и мощный огонь крупнокалиберных пушек. Поэтому жизнь одного солдата рассчитывалось с момента прибытия на передовую. Однако, во время боя за единицу измерения брали подразделения. Знаменитый снайпер Василий Зайцев в своих мемуарах “За Волгой земли для нас не было” упоминает, что прибывший в Сталинград пехотинец жил примерно сутки. А рота пехоты (около 100 человек) в атаке жила порядка получаса. С авиацией дело обстоит по другому — тут продолжительность жизни измеряется не временем, а количеством вылетов.

Все зависит от типа самолета. Например, бомбардировщики при общевойсковом бое живут в один вылет, штурмовики — 1,5 вылета , а истребители — 2,5 вылета. Впрочем, надо понимать, что все эти цифры абстрактны и к реальности имеют довольно посредственное отношение. Время жизни не означает обязательную смерть — если солдат ранен и не может продолжать сражаться, тогда он тоже записывается в потери. К тому же есть множество примеров, когда солдаты проходили всю войну от первого до последнего дня. Понятие “среднее время жизни в бою” было введено для подсчета сил, необходимых для решения боевой задачи, однако в реальности на выполнение приказа влияет гораздо больше факторов.

Срок жизни танка в современном бою…

Это просто глупая поговорка. Байка. Придумали ее для застольного бахвальства. Дескать, мы такие отважные камикадзе, на волосок от смерти, но мы совсем не бздим, а даже и гордимся. И вот как раз за это надо поднять… Ничего плохого в таком бахвальстве нет – мужчины всегда так делали и делают, это как раз укрепляет их боевой дух.

Читать еще:  Как войска США в 1918 году в Россию вторглись

Но почему-то многие воспринимают это всерьез и пытаются делать выводы об устройстве военной техники. Не надо так 🙂 Я по-простому объясню, почему не надо.

Вот у вас есть обычный танковый батальон из 30 строевых танков. И он вступает в ту самую «современную войну». Сразу отбросим вариант, где по батальону наносят ядерный удар мегатонной боеголовкой. Боеголовок не так и много, на всякую мелочь их расходовать не станут. Также не будем рассматривать отважную (и самоубийственную) атаку танков БТ-7 на окопавшийся дивизион Acht-acht.

(прим : 88 мм немецкая зенитная пушка, впервые использованная против танков во время Гражданской войны в Испании. 88-мм зенитная была одним из самых грозных орудий для британских и американских войск в Северной Африке и Италии, а также наших танков Т-34 и КВ. Ключ к пониманию успеха восемь­десят восьмой, был в очень высокой скорости ее снарядов. Она могла по­разить большинство танков союзни­ков, даже стреляя фугасными снаря­дами, а с бронебойными она стано­вилась смертоносной.)

Пусть это будет нормальная война. Как в 44-ом или как это представляется сегодня. Нормальная полноценная современная армия против сопоставимой.

Батальон наш сначала будет совершать марши, сосредотачиваться где-то, снова маршировать, выходить на рубежи, уходить на другие рубежи… Но рано или поздно он вступит в бой. Допустим, что полным составом. Неважно, в целиком или в отдельными взводами, приданными кому-то. И?

И сопоставимый противник нанесет ему тяжелые потери – треть безвозвратных или под заводской ремонт. Это очень тяжелые потери. Он еще останется батальоном, но уже с сильно ослабленными возможностями. Если бы потери были 50%, то речь шла бы о разгромленном батальоне, оставшееся было бы примерно ротой. А если еще больше, то это уничтоженный батальон.

Зачем нужны такие градации? – А затем, что вы хотели бы достичь целей и сохранить боеспособность своего ударного подразделения. Вряд ли вы захотите ради этих целей его потерять – война к вечеру не закончится. Да и будут ли достигнуты ваши цели, если в процессе батальон будет разгромлен или уничтожен? Поэтому в такой блудняк вы свой батальон не отправите. Или отведете его, пока он еще у вас есть, в случае неприятных неожиданностей. Поэтому треть потерь – это верхний предел потерь в «нормальном» «современном» бое.

Ок. А еще у нас отлично работает служба тыла и пополняет утраченную матчасть просто мухой. Через недельку у вас есть десять новеньких танчегов – состав восстановлен. И вы отправляетесь в новую суровую битву.

Только не надо думать, что бои такой интенсивности, что вы теряете треть техники и л/с могут быть ежедневными. Это ж не Курская дуга у нас? Да и таким макаром любой дивизии хватит дня на три. Нет, если, все же Курская дуга, то возможно. Но и там не так ведь было. Какая-то дивизия исчезла как фактор за один день, другие пошли на следующий день, а уже у них всё было не так печально. Ты же не можешь ежедневно вновь и вновь атаковать вражеские позиции с огромными потерями одними и теми же войсками. Так у тебя через три атаки войско закончится и придется это дело прекратить. Или ты таки вломишь супостату, а потом догонять, добивать, трофеи…

Короче. Тяжелый бой каждую неделю – это очень большое преувеличение, но допустим, допустим.

Так вот, мы потеряем снова 10 танков. Из них будет 6,7 из числа первоначальных, а 3,3 из пополнения. Подвозим опять новые и снова теряем треть еще через недельку. Ну и еще одну итерацию. Выходит вот что.

После месяца лютых ожесточенных боев в составе батальона находится танков со сроком службы:
— 4 недели – 6 штук,
— 3 недели – 3 штуки,
— 2 недели – 4 штуки,
— 1 неделя – 7 штук,
— новые – 10 штук.

Чисто математически самые старые танки не закончатся никогда. А вся техника будет в среднем и большей частью старой. И на ней надо будет воевать до исчерпания моторесурса двигателя и трансмиссии, а после их полевой замены и до исчерпания ресурса ствола пушки. То есть, там всё должно быть прочным, долговечным, ремонтопригодным, а экипажи обученными.

Хотя всем достоверно известно, что время жизни танка в современном бою…

Сколько времени жили танки в бою на Великой Отечественной

В условиях интенсивных боевых действий жизнь любой боевой машины ограничивается периодом от попадания в войсковую часть до ее уничтожения, чаще всего на поле боя. Соответственно отличаются и многие требования, предъявляемые к машине, несущей службу в мирное или военное время. Для примера, остановимся на опыте второй мировой войны, как долгосрочного конфликта высокой интенсивности. На протяжении всей войны противоборствующие стороны ставили перед своей промышленностью задачу произвести не только качественную бронетанковую технику, превосходящую по своим параметрам технику противника, но и обеспечить максимально возможное количественное превосходство.

Для выпуска максимально возможного количества техники, технология производства упрощается, а стоимость единицы производимой продукции максимально уменьшается. Как один из способов этого обеспечение оптимизация показателей срока службы отдельных агрегатов со сроком жизни всего танка. Ни для кого не секрет, что производство танкового дизеля с ресурсом в 500 часов будет дороже и займет больше времени, чем такового же дизеля с ресурсом в 100 часов.

Читать еще:  От Советского Информбюро: 13 апреля 1945 года » Военные люди

В мирных условиях такой способ не допустим, танку служить много лет, и ресурс для него основной показатель. Другое дело война, по статистике советские танки в годы войны жили в среднем три атаки, то есть жизнь машины заканчивалась меньше чем через месяц, а иногда и за неделю. Для примера немецкие танки в годы войны жили 11 атак, значительно дольше своих противников, но все равно этот период нельзя назвать длительной жизнью. Вот и получалось, что в своем первом бою сгорал танк с полным моторесурсом, а вместе с ним затраченные лишние человеко-часы.

В годы войны советская промышленность смогла добиться производства техники с ресурсом, чуть большим чем жизнь танка. У этого были как объективные причины, умышленное снижение норм и допусков для максимального удешевления производства, так и субъективные. К таким причинам можно отнести слабую квалификацию рабочих, примитивные условия труда, и слабая технологическая оснащенность заводов. Тем не менее, советская танковая промышленность смогла выпустить танков больше, чем любая другая воюющая держава. Те же США с мощнейшей промышленностью не смогли достичь таких объемов производства, работая в куда более комфортных условиях….

Через год после окончания Великой Отечественной войны оказалось, что более половины танкового парка советской армии требуют ремонта, так как срок их эксплуатации теперь измерялся годами, а не днями.

Спланировать и уничтожить: секрет самого результативного танкиста ВОВ

В конце сентября 1941 года немцы взяли Киев. Рухнул советский Юго-Западный фронт. К ноябрю немцы могли быть в Москве. Отражать наступление врага было практически нечем. На счету были каждая пушка и каждый танк.

В это время Дмитрия Лавриненко вместе с другими танкистами отправили в тыл — под Сталинград, где под командованием полковника Катукова формировалась 4-я танковая бригада.

В первых числах октября 1941 года две танковые дивизии вермахта резали подбрюшье Брянского фронта. Немцы двигались из Севска через Орловскую область прямо на Москву. Столкновение с отлаженной, как часы, танковой группой Гудериана не сулило бригаде полковника Катукова ничего хорошего. Немецкие танки поддерживались артиллерией и пехотой. С неба их прикрывала авиация.

«Катуков сделал вывод, что в лобовые атаки с немецкими танками лучше не вступать, потому что пожжешь танки, а у немцев все продумано», — говорит научный сотрудник Государственного музея обороны Москвы Кирилл Дряннов.

«Был постулат: «Танки с танками не воюют, с танками воюет противотанковая артиллерия». А там все было понятно, то есть, конечно, там было, как говорится, «не до жиру, быть бы живу», никто тогда не задумывался, в 1941-м, кто должен воевать с немецкими танками. Кто был — тот и воевал. Если в данной ситуации ничем, кроме танковой бригады, нельзя было заткнуть фронт, значит, закрывали танковой бригадой», — объясняет военный историк и писатель Михаил Барятинский.

У села Первый Воин оборону держал мотострелковый батальон, усиленный противотанковыми пушками. Но на него надвигалась настоящая танковая армада немцев. Колонна танков втянулась в лощину и приступила к методичному уничтожению нашего батальона. Пехоту нужно было выручать.

Группа Дмитрия Лавриненко из четырех танков Т-34 выдвинулась из рощи навстречу врагу. Было заранее решено действовать, используя тактику подготовленных маневренных засад. При лобовом ударе бригада была бы просто раздавлена.

Огромным преимуществом танка Т-34 в этой ситуации была его маневренность и проходимость по вязкому грунту, насыщенному осенней влагой. В октябрьскую распутицу там, где наши танки летели стрелой, немецкие, как правило, застревали.

«У немецких танков было достаточно высокое удельное давление, то есть вроде бы и масса у них была относительно невелика, но гусеницы были узкие. И они просто элементарно буксовали, поэтому они старались держаться дорог», — объясняет Михаил Барятинский.

«Тридцатьчетверки» Лавриненко подоспели, когда советские противотанковые орудия были уничтожены, а немецкие танки начали давить и расстреливать пехоту. Избегая подхода на близкую дистанцию, наши танкисты открыли огонь по врагу. Постоянно меняя огневые позиции, появляясь в различных местах, четыре «тридцатьчетверки» производили впечатление действий большой танковой группы.

«Немцы с таким принципом применения танков вообще не сталкивались. Для них нормально было наступать на пехоту и подбивать танки при встречных каких-то боях, когда танки идут на танки. Немецким танкам помогает и противотанковая артиллерия, и авиация, и ручные противотанковые средства. То есть танки немецкие даже в наступлении были защищены в общем-то. А тут они столкнулись вообще с невиданным принципом применения танков. Вот вроде бы их нет, а потери несут немецкие танки, а стрелять не по кому, потому что цели нет. Вот он выстрелил и спрятался», — говорит старший научный сотрудник Орловского военно-исторического музея Валентин Чернега.

В этом бою экипаж лейтенанта Лавриненко уничтожил четыре немецких танка, экипаж старшего сержанта Антонова — семь танков и два орудия, экипаж сержанта Капотова — один танк, экипаж младшего лейтенанта Полянского — три танка и четыре мотоцикла. Выживших советских пехотинцев танкисты посадили на броню и вывезли с разбитых позиций. Взвод Лавриненко потерь не имел.

Читать еще:  Герой войны: Его полк подорвал 33 эшелона » Военные люди

После боев под Мценском 4-я танковая бригада полковника Катукова была переброшена под Москву на Волоколамское направление. И тут Лавриненко едва не попал под трибунал.

Вечером 19 октября 1941 года бригада прибыла на станцию Чисмена в 100 километрах от Москвы. А утром 20 октября выяснилось, что по дороге пропал один из танков бригады — «тридцатьчетверка» командира взвода лейтенанта Дмитрия Лавриненко.

«Дело в том, что бригада уже перебрасывалась, а штаб 50-й армии попросил оставить один танк для охраны штаба. И был оставлен танк Лавриненко», — рассказывает Валентин Чернега.

С момента, как танк Лавриненко был придан штабу 50-й армии, прошло уже четверо суток.

«Штаб 50-й армии танк Лавриненко практически сразу же отправил за бригадой. То есть посчитали часами позже, что он не нужен. И он пошел своим ходом. Естественно, наши войска отступали, дороги были забиты всевозможными войсками, и догнать свою бригаду он не смог», — объясняет Чернега.

Катуков и начальник политотдела старший батальонный комиссар Деревянкин звонили повсюду, но следов найти так и не смогли. Это было ЧП.

В полдень 20 октября 1941 года к штабу бригады в поселке Чисмена подкатила «тридцатьчетверка», а вслед за ней немецкий штабной автобус. Люк башни открылся, и оттуда как ни в чем не бывало выбрался Лавриненко, а следом члены его экипажа — заряжающий рядовой Федотов и стрелок-радист сержант Борзых. За рулем штабного автобуса сидел механик-водитель старший сержант Бедный.

На Лавриненко набросился разгневанный начальник политотдела, требуя объяснений. Вместо ответа тот вынул из нагрудного кармана гимнастерки бумагу: «Командир машины Лавриненко Дмитрий Федорович был мною задержан. Ему была поставлена задача остановить прорвавшегося противника и помочь восстановить положение на фронте в районе города Серпухова. Он эту задачу не только с честью выполнил, но и геройски проявил себя. За образцовое выполнение боевой задачи Военный совет армии всему личному составу экипажа объявил благодарность и представил к правительственной награде. Комендант города Серпухова комбриг Фирсов».

Понимая, что нагнать бригаду ему не удастся, Лавриненко позволил экипажу короткую передышку в Серпухове.

«А тут с запада к Серпухову через поселок Высокиничи пробился авангард немецких войск. А комендант — комбриг Фирсов — получил приказ оборонять город. А у него был только истребительный батальон, набранный из рабочих, из молодежи. В общем-то и необученные. И тут кто-то из этих солдат сказал, что возле парикмахерской стоит танк Т-34, танкисты бреются», — говорит Чернега.

Лавриненко получил указание срочно прибыть к коменданту города. Тот сообщил: по шоссе из Малоярославца на Серпухов идет немецкая колонна численностью до батальона. Сил, необходимых для обороны, в городе нет. Комбриг Фирсов понимал, что отдать танкистам приказ он не имеет права, но экипаж Лавриненко был в тот момент единственной силой, способной защитить целый город.

«Это не наступление было, шла просто дозорная немецкая колонна: мотоциклисты, штабные машины. Танков там не было. Лавриненко быстренько собрал свой экипаж, выдвинулся как раз к этому поселку, очень хорошо замаскировал свой танк», — объясняет старший научный сотрудник Орловского военно-исторического музея Валентин Чернега.

В роще у деревни Высокиничи Т-34 Дмитрия Лавриненко встал в засаду. Через несколько минут на шоссе показалась немецкая колонна. Впереди мотоциклы, потом штабная машина, три грузовика с пехотой и противотанковыми орудиями.

Подпустив немцев на 150 метров, Лавриненко расстрелял колонну в упор. Два орудия были сразу же разбиты, третье немецкие артиллеристы пытались развернуть, но танк Лавриненко выскочил на шоссе и врезался в грузовики с пехотой, а затем раздавил орудие.

Вскоре подошла пехотная часть и добила растерянного противника. Экипаж Лавриненко сдал коменданту Серпухова 13 автоматов, шесть минометов, десять мотоциклов с колясками и противотанковое орудие с полным боекомплектом. Штабную машину забрали в бригаду. Ее своим ходом и довел пересевший из «тридцатьчетверки» механик-водитель Бедный. В автобусе оказались важные документы и карты, которые полковник Катуков немедленно отправил в Москву.

Такой бой можно было считать везением, воинской удачей, но только не в случае Лавриненко.

«Лавриненко занимался подготовкой боя, то есть не просто наорал: «А пошли там, сейчас мы их шапками закидаем!» Нет, он бой готовил», — говорит военный историк и писатель Михаил Барятинский.

Самый результативный советский танковый ас Великой Отечественной войны Дмитрий Лавриненко погиб 18 декабря 1941 года. При этом за два с половиной месяца он успел принять участие в 28 боях, в ходе которых уничтожил 52 вражеских танка.

Почему Лавриненко удавалось одерживать победы, когда другие терялись в бою с превосходящими силами противника? И каким образом на фоне неразберихи и поражений начального этапа войны он придумывал и применял победную тактику? Смотрите новый выпуск программы «Легенды армии» на телеканале «Звезда».

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector