34 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Подвиг одного танка: Въехал в оккупированный город и уничтожил сотни фашистов

Оборону держали двое. Подвиг советских танкистов

Уже два с половиной года полыхала Великая Отечественная война. Под Сталинградом атаки гитлеровских армий захлебнулись, Красная Армия стала теснить врага на запад. Но освобождение оккупированных противником территорий давалось с трудом. Гитлеровцы дрались ожесточенно, будто понимая, что выбьют их с территории СССР и вскоре всему Третьему рейху придет конец.

16 декабря 1943 года 328-й танковый батальон, входивший в состав 118-й отдельной танковой бригады РККА, вел бой с врагом за деревню Демешково. Это окрестности города Невель, что в Псковской области. Гитлеровцы держались за деревню крепко. Из 16 танков батальона во время боя сгорели шесть танков, еще три танка были подбиты, три танка вышли из строя по техническим причинам. Еще один танк, в котором находился командир взвода 25-летний лейтенант Степан Ткаченко, пропал без вести. Именно лейтенант Ткаченко в этот злополучный день вел в атаку на Демешково советские танки.

Пока другие танки вели бой с немцами, командир взвода на своей машине сумел обходным путем прорваться практически к линии обороны противника. И тут случилось неожиданное – в тридцати метрах от линии обороны танк Т-34 увяз в запорошенном снегом болоте. Сложилась довольно интересная ситуация. Танк хорошо простреливал немецкие позиции, поэтому противник не мог подвести для его уничтожения артиллерийские орудия. Но и, учитывая ограниченное количество боеприпасов, существенный вред позициям противника советские танкисты тоже причинить не могли.

Что оставалось делать? Казалось бы, выход из сложной ситуации лежал «на поверхности» — эвакуироваться из танка и отступить к своим. Но бросить исправную машину экипаж не мог. Поэтому командир танка лейтенант Ткаченко и механик-водитель сержант Михаил Безукладников вылезли из машины и решили осмотреться, чтобы понять, каким способом можно выехать из болота. Этим и воспользовались стрелки противника. Степан Ткаченко был тяжело ранен, а 33-летний сержант Михаил Безукладников убит.

Буквально под огнем противника из танка вылез башенный стрелок старший сержант Александр Кавлюгин, который потащил раненого командира в сторону позиций красноармейцев. Так Кавлюгин спас жизнь лейтенанту Ткаченко. Обратно ему вернуться не позволили – посадили в другой танк, а на следующий день 19-летний старший сержант Кавлюгин в нем заживо и сгорел во время боя.

В завязшей «тридцатьчетверке» остался единственный член экипажа – стрелок-радист сержант Виктор Чернышенко, которому было всего 18 лет. Несмотря на возраст, Витя Чернышенко уже успел в начале декабря 1943 года получить орден Красной звезды.

Виктору Семеновичу Чернышенко восемнадцать лет исполнилось лишь полутора месяцами ранее. Он родился 25 октября 1925 года в селе Александровка, что сейчас относится к Краснолиманскому району Донецкой области, в крестьянской семье. В 1943 году Виктора призвали на военную службу в РККА и направили в учебный танковый полк, дислоцировавшийся в Ульяновске. Там парень получил специальность стрелка-радиста танка Т-34, после чего в том же октябре 1943 года был направлен в состав 118-й отдельной танковой бригады 2-го Прибалтийского фронта.

Уже 7 декабря 1943 года Виктор Чернышенко отличился в бою за освобождение деревни Замощица Псковской области, где в составе экипажа уничтожил одно орудие, два пулемета, три миномета и до 40 солдат и офицеров противника. Командир 328-го танкового батальона капитан Петр Газмурович Джимиев составил представление Чернышенко к ордену Красной звезды.

В общем, хотя стрелок-радист Виктор Чернышенко был юн, он был уже обстрелянным и, главное, смелым и самоотверженным бойцом. Оставшись в танке, он приготовился в одиночку защищать машину. Первый день после боя он провел в танке один. Тем временем, командование батальона приняло решение направить на помощь к Виктору кого-нибудь из опытных механиков-водителей. Мехвод должен был попытаться вытащить танк из лощины. Вызвался старший сержант Алексей Соколов.

Уроженцу деревни Петровка (Асекеевский район Оренбургской области) Алексею Ивановичу Соколову было уже 25 лет. Это сейчас странно звучит фраза «уже 25», но тогда, в годы Великой Отечественной, он считался взрослым, «матерым» бойцом. И это действительно было так. Успевший поработать токарем на машиностроительном заводе «Баррикады» в Сталинграде, Алексей Соколов первый раз был призван в армию еще в 1938 году. Тогда он и получил специальность механика-водителя танка, участвовал в советско-финской войне.

Когда Германия напала на Советский Союз, Алексея Соколова мобилизовали на фронт. Он воевал под Тулой, оборонял Сталинград, был трижды ранен. Командование справедливо считало старшего сержанта Соколова лучшим механиком-водителем 328-го танкового батальона.

Пробравшись на помощь Виктору Чернышенко, Соколов всеми силами пытался высвободить танк из болота. Но это оказалось бесполезной задачей, а гитлеровцы тем временем продолжали атаковать одинокую советскую машину. Соколов и Чернышенко специально подпускали гитлеровцев на близкое расстояние, а затем начинали расстреливать их из пулемета. Каждый день немцы несколько раз атаковали танк, но экипаж сопротивлялся так, что атаки захлебывались и превосходящие силы противника отступали.

Поскольку боекомплект в танке был практически полным, это существенно облегчало задачу обороны от пехоты противника. Куда хуже обстояло дело с продовольствием. У танкистов оставались всего несколько банок тушенки, чуть-чуть сухарей, сахар, кусок сала. Вода просачивалась в танк через днище. Болотная. Ее и пили, а какой был выход?

Шли дни, которые смешались как один – непрерывные атаки гитлеровцев, ожесточенная оборона танка. Виктор Чернышенко вспоминал:

Старший сержант Соколов действительно практически потерял способность двигаться. Единственное, что он мог – подавать Чернышенко снаряды и диски. Но даже в такой ситуации Соколов не падал духом, не собирался ныть или паниковать.

Уже потом Чернышенко тепло вспоминал о своем товарище по героической обороне танка:

На двенадцатые сутки обороны у экипажа кончились снаряды. Оставались лишь гранаты. Трижды Виктор Чернышенко бросал гранаты в приближавшихся к танку гитлеровцев. Последнюю гранату танкисты решили приберечь, чтобы пустить в ход, когда гитлеровцы все же смогут приблизиться к танку. Сдаваться герои не собирались, поэтому и выбрали для себя вот такое завершение обороны. Но подрываться вместе с окружившими танк врагами им не пришлось.

30 декабря советские войска все же сумели решительным ударом прорвать гитлеровскую оборону и занять деревню Демешково. Естественно, тут же подошли и к лощине, где увяз танк Т-34. Вокруг танка красноармейцы обнаружили большое количество трупов немецких солдат. Из танка извлекли двух обмороженных, изможденных и израненных танкистов. Один из танкистов просто был без сознания, второй еще пытался что-то сказать, но затем тоже «выключился».

Героев доставили в расположение медсанбата. Но на следующий день, 31 декабря 1943 года, старший сержант Алексей Иванович Соколов скончался. В качестве причины смерти врачи назвали множественные ранения голени, бедра, шеи, предплечья и вынужденное 12-дневное голодание. Алексея Соколова похоронили в братской могиле в деревне Турки-Перевоз Невельского района Псковской области.

Виктор Семенович Чернышенко тоже был в тяжелейшем состоянии, но ему удалось выжить. Фронтовые хирурги всеми силами пытались сохранить 18-летнему Вите его обмороженные ноги. Но не случилось – гангрена делала свое черное дело. Сначала Виктору ампутировали пальцы, затем по половине стопы. Виктора доставили в тыл – в военный госпиталь, где он провел больше года, приходя в себя.

Читать еще:  Лётчик Алексей Алелюхин

В госпитале Виктор и получил известие о высокой награде, которой отметило подвиг Чернышенко и Соколова советское государство. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 10 марта 1944 года сержанту Чернышенко Виктору Семеновичу было присвоено звание Героя Советского Союза. Старшему сержанту Соколову Алексею Ивановичу звание Героя Советского Союза тем же указом было присвоено посмертно.

Скупые строки «за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецко-фашистским захватчиками и проявленные при этом мужество и героизм» скрывали удивительный подвиг, который стоил старшему сержанту Соколову жизни, а сержант Чернышенко запомнил эти страшные дни, тянувшиеся как один день, до конца своей жизни.

В июле 1945 года, уже после окончания войны, сержант Виктор Чернышенко был демобилизован из рядов Красной Армии. Ему не было и двадцати лет, а приходилось пользоваться протезами для ног. Но, как и положено настоящему герою, Виктор Чернышенко не унывал. Он не счел жизнь закончившейся, не отчаялся, не стал спиваться.

Виктор поступил в Свердловскую юридическую школу, после окончания которой работал районным судьей, а с января 1949 по август 1950 гг. служил помощником прокурора в прокуратурах Сысертского района и Ленинского района города Свердловска. Затем Виктор Чернышенко перешел на работу в прокуратуру Челябинской области, где трудился до 1956 года. После окончания Свердловского юридического института Виктор Семенович работал народным судьей, членом областного суда, был председателем одного из районных судов.

Герою Советского Союза Виктору Семеновичу Чернышенко удалось дожить до преклонных лет. Он вышел на пенсию и проживал в городе Челябинске, где и скончался в 1997 году в возрасте 72 лет.

В память о героическом подвиге советских танкистов у деревни Демешково установлен обелиск. В честь умершего от ран Алексея Соколова в 1965 году была названа одна из улиц Волгограда. Ведь старший сержант был участником Сталинградской битвы. В 1969 году памятная доска в честь Алексея Ивановича была установлена и на заводе «Баррикады», где ему довелось работать токарем до войны. Имя старшего сержанта Алексея Соколова, навечно зачисленного в списки воинской части, носит Ловецкая средняя школа, что в 7 километрах от Демешково. В 2009 году имя Алексея Соколова было присвоено и Лекаревской средней школе в Асекеевском районе Оренбургской области.

Еще один погибший член экипажа, Михаил Николаевич Безукладников, погибший в бою 16 декабря, похоронен в братской могиле в районе поселка Усть-Долыссы. У Александра Михайловича Кавлюгина, заживо сгоревшего в танке, по понятным причинам нет могилы. К сожалению, неизвестна судьба командира танка лейтенанта Степана Ткаченко, который после ранения был доставлен в госпиталь и далее его следы потерялись.

Прошло уже более 75 лет, но и сейчас мы не перестаем восхищаться мужеством тех советских солдат, по современным меркам еще совсем молодых людей, которые до последнего сражались за свою землю, сохраняли верность присяге и воинскому долгу.

Смелый бой танкистов в начале войны в оккупированном Минске. Один танк Т-28 против гитлеровских войск.

Знайте Советские люди, что вы потомки воинов бесстрашных!
Знайте, Советские люди, что кровь в вас течет великих героев,
Отдавших за Родину жизни, не помыслив о благах!
Знайте и чтите Советские люди подвиги дедов, отцов!

Солнечным днём 3-го июля 1941-го года в город Минск, уже неделю как захваченный фашистами, неторопливо въехал советский танк. Одинокие, уже запуганные немцами прохожие торопливо жались к домам – по улицам города ползла огромная трёхбашенная бронированная машина, ощётинившаяся четырьмя пулемётами, неторопливо поводя дулом короткой пушки.

Гитлеровские солдаты совершенно не боялись советского танка – в те дни в верхмахте было уже немало трофейной бронетехники. Весёлый немецкий велосипедист даже некоторое время ехал перед танком, неторопливо нажимая на педали. Механик-водитель нажал на газ посильнее, танк дёрнулся вперёд и размазал незадачливого велосипедиста по мостовой – видать, тот просто надоел танкистам. А вот нескольких немцев, куривших на крыльце, они не тронули – не хотели вскрываться раньше времени.

Наконец подъехали к ликёроводочному заводу. Не в том смысле «наконец», что бы выпить, а в том смысле, что нашли цель. Неторопливые, обстоятельные немцы грузили в грузовик ящики со спиртным. Рядом скучал бронеавтомобиль. Первым не выдержал Николай в правой башне – метров с пятидесяти вжарил по грузовику из пулемёта. Серёга в левой тоже нажал на гашетку. Майор закусил губу — первым же точным выстрелом превратил броневик в груду металла и перевёл огонь на пехоту. Через несколько минут всё было кончено. Завершая картину разгрома сержант Малько провёл танк по остаткам грузовика.

Судя по всему – немцы ещё не понимали, что происходит в городе. Никем не преследуемый танк аккуратно переехал речку Свислочь по деревянному мостику – почти 30 тонн это не шутка – и пополз к рынку. На встречу Т-28 пошла колонна мотоциклистов – точно таких же, какими их покажут в фильмах лет через 20 – весёлые, форсистые, уверенные в себе.

Серая змея обтекала танк слева. Пропустив несколько экипажей за корпус танка, майор резко ударил мехвода по левому плечу, и тот бросил танк прямо в колонну. Послышался страшный скрежет и крики. Тыльный пулемёт из головной башни ударил в затылок успевшим проскочить мотоциклистам, на дороге началась паника.

Башенные ДТ поливали огнём гитлеровцев в середине и конце колонны, побледневший Малько жал и жал на рычаги, перемалывая железной громадой людей и мотоциклы. Пот тёк из под шлема и заливал ему глаза – ещё двумя неделями раньше он, прошедший Испанию, Халхин-Гол, Польшу и Финляндию, даже представить себе не мог, что попадёт в такую мясорубку.

Патронов танкисты не жалели – ещё с утра они в брошенном военном городке набили танк патронами и снарядами под завязку. Правда, впопыхах взяли половину снарядов для дивизионных пушек – а те, хоть и были того же калибра, не лезли в танковую пушку. Зато пулемёты били не смолкая. Выезжая на центральную улицу Минска – Советскую – танк, походя, обстрелял немцев толпившихся в сквере у театра. Потом, свернул на Пролетарскую и там остановился. Лица бойцов растянулись в волчьих улыбках. Улица была просто забита врагами и техников – машины с оружием, машины с боеприпасами, цистерны с горючим, полевые кухни. И солдаты, солдаты в серой форме кругом.

Выдержав мхатовскую паузу Т-28 взорвался смерчем огня. Пушка и три фронтальных пулемёта превратили улицу в кромешный ад. Почти сразу же загорелись цистерны, горящий бензин потёк по улицам, огонь перекинулся на машины с боеприпасами, потом на дома и деревья. Шансов укрыться от кинжального огня не было ни у кого. Оставив после себя филиал чистилища, танкисты решили посетить парк Горького. Правда, по дороге они попали под огонь 37-ми миллиметровой противотанковой пушки.

Тремя выстрелами майор успокоил дебошира. В парке танкистов опять ждали гитлеровцы. Эти уже слышали выстрелы и разрывы рвущихся боеприпасов – но задирали головы и выглядывали сталинских соколов. Думали, что окромя авиации им в Минске ничего не угрожает. Краснозвёздный Т-28 поспешил их в этом разубедить. Всё пошло по накатанной – лающая пушка, захлёбывающиеся пулемёты, подожжённая цистерна, чёрный дым и разбросанные трупы вражеских солдат.

Читать еще:  Герои войны: Т-34-85 против «Королевских тигров»

Боезапас пушки почти иссяк и для танкистов подошло самое время делать ноги из Минска, тем более что теперь он перестал быть для немцев райским местом.

Они двинули на Комаровку – там и до выезда недалеко, а дальше – на Московское шоссе – и к своим. Не получилось. Уже на выезде из города, у старого кладбища, Т-28 попал под огонь хорошо замаскированной противотанковой батареи.

Первые снаряды рикошетили от башни, но шансов не было – фрицы были прицельно и в борт, отвечать было практически нечем. На полном газу мехвод гнал и гнал танк к окраине. Им не хватило всего минуты – снаряд попал в мотор, танк загорелся и окончательно остановился после следующего попадания. Впрочем, экипаж был ещё жив и майор Васечкин скомандовал покинуть машину.

Уйти удалось не всем. После боя местная жительница Любовь Киреева похоронила двоих человек – майора, который до последнего отстреливался от фашистов из нагана и одного из курсантов. Второй курсант, видимо, либо сгорел в танке, либо был убит, пытаясь выбраться из него. Судьбы выживших — различны.

Огромный боевой опыт механика-водителя, старшего сержанта Малько помог ему и здесь – он выбрался из города, встретил выходящих из окружения красноармейцев, перешёл линию фронта, вернулся в танковые части, и с честью прошёл всю войну до конца. Заряжающий Фёдор Наумов был укрыт местными жителями, ушёл в лес, воевал в партизанском отряде, в 1943-м году был ранен и вывезен из оккупированной Белоруссии в тыл. Николай Педан был взят фашистами в плен, провел четыре года в концлагерях, был спасён в 45-м году, вернулся на службу в армию и демобилизовался в 1946-м году.

Подбитый Т-28 простоял в Минске всю оккупацию, напоминая и немцам и минчанам о подвиге наших солдат.

Именно благодаря таким людям как эти танкисты, осенью 1941-го года гитлеровские армии не вошли в Москву. Именно такие люди заложили фундамент Победы.

Событиям 3-го июля посвящена документальная повесть П. Березняка «Огненный танк» и кинофильм «Чёрная берёза». источник

Экипаж танка Т-28:

Командир танка/башенный стрелок Майор Васечкин

Механик-водитель Старший сержант Дмитрий Малько

Заряжающий Курсант Фёдор Наумов

Пулемётчик правой башни Курсант Николай Педан

Пулемётчик левой башни Курсант Сергей (фамилия неизвестна)

Пулемётчик тыльного пулемёта головной башни Курсант Александр Рачицкий

Т-34 против «Тигров» и «Фердинандов»: как один танк Ивана Голубя расстрелял полчища фашистов

Перелом в самой смертоносной войне, какую только знало человечество, наступил не сам по себе. За каждым успешным прорывом фронта, за каждым «котлом», в который намертво зажимали части и соединения вермахта, стояли люди, совершавшие, порой, невозможные с точки зрения военной науки и здравого смысла, воинские подвиги.

Закрепляя успех

После разгрома гитлеровских войск под Сталинградом и Курском, СССР окончательно перехватил стратегическую инициативу в Великой Отечественной войне. Киевская наступательная операция осенью 1943 года показала, что враг готов драться серьезно и способен даже на перехват инициативы и переход в контрнаступление. «Выкурить» окопавшегося в Киеве противника даже в теории было непросто — занятый гитлеровскими войсками город за время оккупации превратился в настоящую крепость. Главное средство наступления сухопутных войск — танки, не могли самостоятельно продвигаться к укрепленному городу — плотный артиллерийский огонь не давал частям и соединениям 1-го Украинского фронта прорваться к городу.

Для прорыва к Киеву советские войска предприняли несколько «обходных» маневров, главными целями которых было отсечение сил противника, нарушение линий связи и линий снабжения.

Огромный вклад в наступательные (и позднее, в оборонительные) действия в ходе Киевской операции внесли танкисты, показавшие не только хорошее знание местности, но и мастерски владевшие бронированными машинами.

Вторая Прохоровка, или «Бой разбитых сердец»

Именно знание киевских улиц, площадей и переулков, а также понимание возможностей противника в отдельных районах города и пригородных населенных пунктах помогли советским войсками относительно быстро прорвать оборону занятого немцами города. Уже через два дня после начала наступления, 5 ноября, вместе с небольшим отрядом пехоты в Киев ворвался первый танк с красной звездой на башне.

Командиром боевой машины был совсем юный танкист — молодому уроженцу Киевской области, который успел дослужиться до звания гвардии старшины в 22-й гвардейской танковой бригаде Никифору Шолуденко было всего 24 года. Еще спустя сутки к исходу 6 ноября 1943 года в Киеве «замолчала» последняя огневая точка — сопротивление немцев было окончательно сломлено.

Город был свободен. Однако менее, чем через месяц противник, перегруппировавшийся и «подтянувший» резервы, перешел в наступление — стратегически важный Киев войскам вермахта было приказано взять любой ценой.

В ходе продвижения гитлеровских войск на Восток через Украину, возле железнодорожной станции Чоповичи состоялось одно из самых знаковых и тяжелых танковых сражений, которое из-за ожесточенности сопротивления и брошенных в бой танков практически сразу назовут «второй Прохоровкой». Классический танковый бой протекал как и большинство сражений Великой Отечественной — железнодорожный узел по несколько раз переходил «из рук в руки», а танкисты, словно заправские снайперы, затаившись на позициях, выслеживали технику противника из укрытий. Почти 300 танков и самоходных артиллерийских установок было задействовано с обеих сторон на небольшом «пятачке», занять и удержать который без серьезных потерь было просто невозможно.

Берлин срочно перебросил из Италии на Восточный фронт панцергренадерскую дивизию «Лейб-штандарт СС Адольф Гитлер». Ее новейшими танками «Тигр» и «Пантера» вермахт затыкал прорывы на наиболее опасных участках фронта, подразделения вступали в бои «с колес» и были истреблены почти полностью. Частям и соединениям вермахта во встречном танковом бою противостояли 4-й гвардейский и 25-й танковые корпуса Красной Армии. Именно благодаря советским танкистам, танковое сражение за станцию «Чоповичи» получило свое второе название — «Бой разбитых сердец». Символом доблести советского солдата стал яркий и хорошо различимый рисунок в виде разбитого сердца — такие отличительные знаки рисовали на башнях Т-34 танкисты 111-й танковой бригады, входящей в состав 25-го танкового корпуса.

Во многом благодаря усилиям «Разбитых сердец» удалось не только удержать противника, но и при переходе в контрнаступление уничтожить большую часть «танкового кулака» вермахта, попутно собрав неплохую коллекцию трофеев. Полностью исправных, современных танков противника в боях за Чоповичи было добыто немало — наибольшую ценность представляли захваченные танки «Пантера» и «Тигр», состоявшие на вооружении 13-й роты танковой дивизии «Лейб-штандарт СС Адольф Гитлер». Именно на эти танки возлагал наибольшие надежды не только рейхсминистр вооружений Альберт Шпеер, но и сам Адольф Гитлер.

Подобраться к новейшему оружию вермахта было непросто — мощные орудия «Тигров» и «Пантер» отличались большой дальностью стрельбы и лучшей, относительно советских танков, баллистикой. Ветераны Великой Отечественной войны на протяжении многих десятилетий отмечали, что для успешного уничтожения «больших немецких кошек» лобовая атака уже не подходила. Танкисты-фронтовики, многих из которых давно нет в живых, часто вспоминали, что охота на «Тигры» и «Пантеры» была тяжелой работой, научиться которой можно было только в бою.

«Брать в лоб немецкие машины не получалось. Но у Т-34 с первых дней, когда эти танки стали массово поступать в войска, было одно важное преимущество — маневренность. Пока экипаж «Тигра» перезаряжался и «наводился» на цель, у экипажа было, от силы, пару минут, чтобы выскочить, «зайти» немцу с фланга и выстрелить. Сказать, что командир с заряжающим должны были, помимо знаний, обладать еще и цирковой сноровкой — ничего не сказать.

Читать еще:  Герой войны: Его полк подорвал 33 эшелона » Военные люди

Машина неслась по полю, усыпанному кочками и воронками от снарядов. Сущий ад было прицеливаться в таких условиях. До сих пор, хотя прошло уже очень много лет, удивляюсь, как из таких боев мы вообще умудрялись победителями выходить. Тяжелобронированные танки пробивались в несколько подходов — первым выстрелом обездвижить, вторым — добить. Но даже в этом случае экипажи «Тигров» успевали огрызнуться и оставить, как мы ее называли, рваную рану», — вспоминал ветеран Великой Отечественной, механик-водитель танка Т-34 Иван Костин.

Танковый ас

Подвиги советских танкистов — Зиновия Колобанова и Дмитрия Лавриненко — воспеты в десятках книг и сотнях исторических материалов. Однако в 1943 году во время Житомирско-Бердичевской наступательной операции имел место абсолютно уникальный танковый бой, в реальности которого историки и специалисты по бронетанковому вооружению сомневались долгие десятилетия.

Молодой танкист Иван Голубь почти наверняка никогда не «примерял» на себя роль настоящего танкового аса. К тому моменту, как 13-ю танковую бригаду, в которой он служил, перебросили под Житомир, молодой парень едва успел окончить Орловское бронетанковое училище.

Героизм Ивана Голубя был отмечен еще в сражении за железнодорожную станцию «Чоповичи» — 31 декабря 1943 года, в разгар боя танк Голубя не только сдержал наступление противника, но и, расстреляв целый взвод пехотинцев, отошел к своим позициям и пользуясь укрытием, уничтожил два вражеских «Тигра».

Главный же подвиг младшего лейтенанта, которому на начало боевых действий едва исполнилось 23 года, выглядит как зарисовка к сцене из голливудского фильма. 5 января 1944 года в ходе наступления советских войск рядом на занятое противником село Высокая Печь Т-34 под командованием Ивана Голубя неожиданно для немцев атаковал этот населенный пункт. Все, что потом происходило, сложно описать литературным языком — «пролетев» на огромной скорости противотанковые рвы и едва уворачиваясь от огня орудий противника, экипаж Т-34 Ивана Голубя всего за несколько минут боя учинил над нацистами настоящую расправу.

Внезапность атаки принесла ошеломительный успех: советские танкисты уничтожили три «Тигра», две «Пантеры», пять противотанковых орудий, две САУ «Фердинанд», а огнем пулемета еще и до роты вражеских солдат! Согласно архивным сведениям, в селе среди немцев началась паника.

«В теории, если Т-34 встречался с «Тиграми» или «Пантерами» в населенном пункте, то танк противника можно было пробить в борт подкалиберным снарядом. У Т-34 на такой случай в боеукладке размещалось 4 таких снаряда. Но поражение трех «Тигров» четырьмя снарядами — здесь, помимо профессионализма, экипажу танка требовалось и невероятное везение, ведь для уничтожения такой машины, как «Тигр» нужно было не только «зайти» с борта или с кормы, но и успеть увернуться от встречного огня», — отметил в интервью телеканалу «Звезда» военный историк Юрий Пашолок.

После расстрела танков и целой роты вражеских солдат и офицеров у боевой машины и экипажа закончились снаряды и патроны к пулемету, а танк с большим трудом пережил шесть тяжелых попаданий. Все четыре члена экипажа, включая контуженного и посеченного осколками командира танка, были тяжело ранены, однако о прекращении короткого, но важного броска на позиции противника даже не думали.

Сознавая безвыходное положение, возле села Гордиевка командир танка отдает приказ продолжать наступление на укрепленные противотанковые позиции. Расстрелянный, но по-прежнему смертоносный танк без боекомплекта, под огнем противника на полном ходу врывается в расположение противотанковой батареи «второго эшелона» гитлеровцев и начинает тяжелыми гусеницами мешать с грунтом технику и людей.

Через пару минут с гитлеровскими противотанковыми орудиями было покончено — пушки замолчали навсегда, а части и соединения РККА получили возможность, не опасаясь обстрела подойти к селу и закрепиться на зачищенных от противника позициях.

Выйти живыми из боя члены экипажа танка под командованием Ивана Голубя не смогли — все, включая самого командира, погибли от тяжелых ранений. За проявленную храбрость и героизм, благодаря которым батальон получил возможность продвигаться дальше на Запад. Младшему лейтенанту Ивану Платоновичу Голубу из 13-й гвардейской танковой бригады посмертно было присвоено звание Героя Советского Союза.

Советский танковый ас Иван Голубь вместе с четырьмя другими танкистами-героями Советского Союза — полковником Василием Ивановичем Шибанковым, младшим сержантом Василием Ивановичем Пешехоновым, сержантом Андреем Александровичем Тимофеевым и младшим лейтенантом Василием Антоновичем Ермолаевым навсегда зачислены в списки частей гвардейской танковой Кантемировской дивизии.

Подвиг одного танка: Въехал в оккупированный город

3 июля 1941 года в уже почти неделю находящийся в руках немцев Минск на малой скорости въехал советский танк Т-28. Уже запуганные оккупационными властями местные жители с удивлением смотрели, как трехбашенная машина, вооруженная пушкой и четырьмя пулеметами, смело двигалась в направлении центра города.

Встречавшиеся по пути немецкие солдаты никак не реагировали на танк, принимая его за трофей. Один велосипедист решил повеселиться, и некоторое время ехал впереди. Но вот механику-водителю Т-28 это надоело, он чуть газанул, и от немца остались одни воспоминания. Дальше советским танкистам повстречались несколько офицеров, куривших на крыльце дома. Но чтобы не рассекретить себя раньше времени, их не тронули.

Наконец, возле ликероводочного завода экипаж заметил, как подразделение гитлеровцев под охраной бронеавтомобиля грузит ящики со спиртным в грузовик. Через несколько минут от этой идиллической картины остались только обломки автомобиля и броневика, да кучка трупов.

Пока до немецких властей еще не дошло известие о происшедшем у водочного завода, танк спокойно и аккуратно преодолел мост через реку и наткнулся на колонну веселых и самоуверенных мотоциклистов. Пропустив нескольких немцев, механик-водитель нажал на педаль, и стальная громадина врезалась в середину вражеской колонны. Началась паника, которую усугубили еще и выстрелы пушки и пулеметов. А боезапасом танк под завязку набили еще утром в бывшем военном городке…

Покончив с мотоциклистами, танк покатил на улицу Советскую (центральная улица Минска), где по пути угостил свинцом гитлеровцев, собравшихся у театра. Ну а на Пролетарской танкисты буквально расцвели улыбками. Прямо перед Т-28 расположились тылы какой-то немецкой части. Множество грузовиков с боеприпасами и оружием, цистерны с топливом, полевые кухни. А солдат – тех вообще не сосчитать. Через несколько минут это место превратилось в настоящий ад с рвущимися снарядами и горящим бензином.

Теперь на очереди – парк имени Горького. Но по пути советских танкистов решила обстрелять противотанковая пушка. Три выстрела из орудия Т-28 навсегда успокоили наглецов. А в самом парке немцы, слышавшие взрывы в городе, зорко высматривали в небе советские бомбардировщики. От них осталось то же, что и от их предшественников: горящая цистерна, разбитое оружие и трупы.

Но настал момент, когда закончились снаряды, и танкисты решили уходить из Минска. Поначалу все шло хорошо. Но на самой окраине по танку ударила замаскированная противотанковая батарея. Механик-водитель держал полный газ, но храбрецам не хватило всего минуты. Попавший в мотор снаряд поджег Т-28…

Выбравшийся из горящей машины экипаж попытался скрыться, но уйти удалось не всем. Командир экипажа, майор, и два курсанта погибли. Николай Педан попал в плен и, пройдя все муки немецких концлагерей, был освобожден в 1945 году.

Федора Наумова, заряжающего, укрыли местные жители и затем переправили к партизанам, где он воевал, был ранен и переправлен в советский тыл. А механик-водитель старший сержант Малько вышел к своим и всю войну провоевал в танковых войсках.

Героический Т-28 всю оккупацию простоял в столице Белоруссии, напоминая и местным жителям и немцам о храбрости советского солдата.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector