1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Легенды русского неба: Герой четырех таранов

Четыре воздушных тарана «невменяемого русского»

Самопожертвование советских летчиков, массово шедших на воздушные тараны, заставило командование Люфтваффе выпустить директиву, запрещавшую своим пилотам сближаться с русскими на опасное расстояние. Но это далеко не всегда помогало, и даже опытные асы становились жертвами безусых юнцов, шедших на смертельные тараны с врагом.

Настоящей легендой советской истребительной авиации стал Борис Ковзан, совершивший четыре таких тарана, а в трех случаях даже сумевший посадить покалеченную машину на свой аэродром.

Герой Советского Союза Борис Иванович Ковзан

Рожденный летать и сражаться

Уроженец города Шахты Ростовской области родился 7 апреля 1922 года. Вырос в белорусском городе Бобруйске, в который переехал вместе с родителями. Там же окончил 8 классов средней школы.

В 1939 году поступил в Одесскую военную авиационную школу, которую окончил за год до войны, освоив принципы ведения воздушного боя и точного бомбометания.

Воинскую службу продолжил в Западном Особом военном округе на территории Гомельской области (Белоруссия), оттачивая летное мастерство и готовясь к скорому противостоянию с истребителями гитлеровской Германии. Летал на устаревшем истребителе И-15 бис, который должен был бы стать легкой мишенью для прошедших всю Европу немецких асов.

Советский истребитель И-15 бис

Начало Великой Отечественной было ошеломляющим. Советский Союз потерял огромное количество своей боевой техники. Потери самолетов, многим из которых немцы даже не дали возможности взлететь со своих аэродромов, были просто катастрофическими, поэтому каждый истребитель был на вес золота.

В первое прямое боестолкновение с врагом Борис Ковзан вступил уже 24 июня, на третий день войны. На своем И-15 бис он атаковал немецкий бомбардировщик Хейнкель-111 (по другим данным, Дорнье-215), отправив его горящим на землю.

Немецкий бомбардировщик Дорнье-215

Уже осенью 1941 года его перевели служить под Москву. Борис «оседлал» более современный самолет Як-1, который на несколько месяцев стал его настоящим другом и спасителем.

Срезать фашисту хвост

Летчик в составе группы неоднократно вылетает на боевые задания, отгоняя немецкие бомбардировщики, пытающиеся прорваться к столице. Он вступает в воздушные бои, но похвастаться новой звездочкой на фюзеляже своего истребителя никак не может.

О первом его таране, совершенном 29 октября 1941 года, различные источники сообщают по-разному. Одни говорят, что Борис возвращался с боевого задания, во время которого расстрелял весь боезапас. Другие утверждают, что боеприпасы у нашего пилота закончились уже во время боя с гитлеровским самолетом-разведчиком Ме-110.

Как бы там ни было, но не желающий упустить врага Борис Ковзан срезал его хвостовое оперение винтом своего самолета. Нужно понимать, какой виртуозной техникой полета должен был обладать летчик для этого.

Вошедший в пике немецкий разведчик взорвался на земле, а советский пилот вернулся на аэродром, доложив командованию об итогах боевого вылета. При этом совершенный таран он особым подвигом не считал.

Враг не пройдет

21 (по некоторым источникам, 22) февраля 1942 года группа «Яков» вылетела для прикрытия передвижения войск по шоссе Москва-Ленинград в район города Торжка Тверской области.

Увидев в воздухе три немецких бомбардировщика Ю-88, Борис Ковзан отважно атаковал один из них, уклоняясь от встречного огня. В круговерти воздушного боя он даже не заметил, как расстрелял все боеприпасы, так и не выполнив поставленную задачу.

Тогда младший лейтенант Ковзан решил повторить свой излюбленный трюк. И ему это удалось! Потерявший хвостовое оперение Юнкерс врезался в землю, а советский пилот благополучно вернулся на аэродром.

История о том, как Борис Ковзан сбивает немецкие самолеты, быстро обросла разнообразными подробностями и облетела весь Северо-Западный фронт. Поговаривали, что сам Геринг отдал приказание никогда не сближаться с «невменяемыми русскими», чтобы не дать возможность последним совершить воздушный таран.

Но когда 7 июля 1942 года представленный к награждению орденом Ленина младший лейтенант Борис Ковзан срезал винтом хвост и у третьего истребителя врага, он стал настоящей легендой. И самое интересное – вновь, как ни в чем не бывало, вернулся на аэродром на своем Як-1.

Советский истребитель Як-1

Готов отдать жизнь за Родину

А вот с четвертым тараном Борису Ковзану не повезло. Хотя огромным везением уже оказалось то, что он остался в живых.

13 августа 1942 года в небе над Старой Руссой Новгородской области его самолет возвращался с боевого задания. Как всегда, с расстрелянным до последнего патрона боекомплектом.

Неожиданно из облаков вынырнуло звено немецких истребителей Ме-109. Быстро смекнув, что советскому пилоту нечем отстреливаться, гитлеровцы начали играть с ним в кошки-мышки, используя Як-1 в качестве воздушной мишени.

Читать еще:  От Советского Информбюро: 25 апреля 1945 года » Военные люди

Методично расстреливая истребитель Ковзана, совершавший немыслимые фигуры высшего пилотажа, им удалось разбить фонарь его кабины, тяжело ранив самого летчика (пуля выбила ему глаз). Желая отдать свою жизнь подороже, летчик развернулся и попытался совершить лобовой таран.

На удивление фашист тоже не струсил. Лобовое столкновение было такой силы, что оба самолета разлетелись на мелкие части. Немец погиб на месте, а Ковзана выбросило из разбитой кабины.

Впоследствии он так и не смог точно вспомнить, дергал ли за кольцо парашюта, или его открыла неведомая сила. Ну как открыла… Не полностью. Летчик на большой скорости понесся к земле и упал в местное болото.

Он бы наверняка утонул, если бы не работавшие невдалеке крестьяне, которые вытащили Бориса Ковзана из болота и спрятали буквально за несколько минут до того, как на место прибыла немецкая поисковая команда (бой шел над оккупированной территорией).

Полицаи и фашисты поверили словам бывшим колхозников, утверждавших, что советского пилота поглотила трясина. Тем более что самим очень не хотелось измазывать сапоги «русской грязью».

Уже через пару дней Бориса переправили к партизанам, откуда эвакуировали на Большую землю.

Добиться своего любой ценой

Тяжело раненого летчика врачам все-таки удалось спасти, хотя поврежденный правый глаз потребовалось для этого удалить. Позже Борис Ковзан рассказывал, что проведенные в госпитале 10 месяцев стали самыми сложными в его жизни.

Он почти полностью восстановил здоровье, но медицинская комиссия признала летчика негодным к службе истребительно авиации. Это стало жестоким ударом для парня, которому едва исполнился 21 год.

Но не таков был характер героя, он настолько «достал» членов медицинских комиссий, что, в конце концов, ему разрешили летать без ограничений. И это с одним глазом.

Маленький винтик большой Победы

До конца войны на счету Героя Советского Союза Бориса Ковзана было 28 воздушных побед, четыре из которых – при помощи тарана.

Правда, молодецкая удаль немного поутихла, и больше на тараны он не шел.

После войны он летал на реактивных самолетах и учил этому молодое пополнение. В отставку полковник Ковзан вышел в 1958 году в результате массового сокращения Советской Армии.

Некоторое время проживал в Рязани, где руководил местным аэроклубом, после чего переехал в столицу советской Белоруссии. Умер 31 августа 1985 года.

Его именем названы улицы в нескольких городах бывшего СССР, а в 2014 году Почта России выпустила почтовую марку, посвященную подвигу этого неординарного человека.

Четыре воздушных тарана

Он единственный в мире ас, совершивший четыре воздушных тарана, оставшись при этом в живых.

29 октября 1941 года Борис Ковзан на самолёте МиГ-3 вылетел на сопровождение штурмовиков в район города Загорска Московской области. В воздушном бою с четырьмя Me-109 подбил одного из них, но при этом израсходовал весь боезапас. При возвращении на свой аэродром на высоте 5000 м обнаружил воздушного разведчика противника Ju-88. Чтобы не дать ему уйти, Ковзан решил таранить. Он зашёл “юнкерсу” сзади снизу, дал газ и резко взял ручку на себя. От удара тряхнуло весь истребитель, но Ковзан справился с управлением. “Юнкерс”, кувыркаясь, пошёл к земле.

Четыре воздушных тарана Бориса Ковзана

22 февраля 1942 года старший лейтенант Ковзан в районе Вышнего Волочка на самолёте Як-1 таранил бомбардировщик противника. Произвёл посадку на повреждённом самолёте.
8 июля 1942 года в районе села Лобницы Новгородской области в воздушном бою на том же самолёте таранил вражеский истребитель. Совершил посадку на повреждённом самолёте.
13 августа 1942 года в районе города Старая Русса капитан Ковзан самолёте Ла-5 обнаружил группу из 7 Ju-88 и 6 Me-109. Противник уже заметил наш истребитель и Ковзану пришлось вступить в неравный бой. Не обращая внимание на истребителе сопровождения, Ковзан устремился к “юнкерсам”. Один Me-109 попытался встать у него на пути, но после меткой очереди задымил и стал падать. Вдруг вражеская очередь ударила по кабине. Одна пуля попала Ковзану в правый глаз. Он сделал попытку выброситься с парашютом, но сил не хватило. В это время прямо по курсу показался “юнкерс” и Ковзан направил свой горящий самолёт на него. От удара оба самолёта развалились на куски. Нашего лётчика выбросило из кабины через открытый фонарь. С высоты 6000 м он упал в болото и это спасло ему жизнь. При падении сломал левую ногу, руку и несколько рёбер. Это был его четвёртый по счёту таран.

Подоспевшие колхозники вытащили лётчика из трясины и доставили его к партизанам, а те переправили его через линию фронта. 10 месяцев он лежал в госпитале. Почти год восстанавливалось здоpовье. Вместо глаза был вставлен стеклянный муляж. После госпиталя добился разрешения служить с одним глазом в истребительной авиации. До конца войны сбил ещё 6 самолётов противника. Всего за годы войны он совершил 360 боевых вылетов, провёл 127 воздушных боев, сбил 28 немецких самолетов.

Читать еще:  Герои войны: Попав в окружение, повел бойцов в рукопашную

24 августа 1943 года Ковзану Б.И. было присвоено звание Героя Советского Союза.

После войны продолжал службу в авиации. Летал инстpуктоpом уже на pеактивных самолетах. В 1954 году окончил Военно-воздушную академию. С 1958 года подполковник Ковзан – в запасе. Жил в Рязани, работал начальником аэроклуба. Затем полковник в отставке Ковзан жил в Минске. Награждён 2 орденами Ленина, орденами Красного Знамени, Отечественной войны 1 степени, Красной Звезды, медалями. Умер 31 августа 1985 года. Похоронен на Северном кладбище в Минске.

Легенды русского неба: Герой четырех таранов

Борис Иванович Ковзан участвовал в войне с первого дня. Свой боевой счёт он открыл 24 июня 1941 года, сбив бомбардировщик Do-215. Первый же свой таран он совершил 29 октября 1941. В тот день младший лейтенант Ковзан на самолёте МиГ-3 вылетел на сопровождение штурмовиков в район города Загорска Московской области. Получив попадание от наземной зенитки он слегка приотстал от товарищей и на обратном пути его самолёт настигли четыре Мессера. Одного из них Ковзан сумел сбить. от остальных сумел оторваться, уйдя на недосягаемую для немцев высоту Когда он уже подлетал к своему аэродрому, он разглядел ведущий воздушную разведку Юнкерс – немцы давно стремились обнаружить этот аэродром, и, похоже, этот разведчик был близок к выполнению поставленной ему задачи.

Все патроны были уже израсходованы, и Ковзан решил идти на таран. После этого тарана Ковзан совершил вынужденную посадку и был признан пропавшим без вести. Но через два дня его обнаружили у севшего на брюхо самолёта. Лётчик, не получивший ранения, мог бы добраться до аэродрома пешком, но не решился бросить самолёт. Второй таран Ковзан произвёл 22 февраля 1942 года. В тот день он районе Вышнего Волочка на самолёте Як-1 таранил пикировщик Ju-87, после чего вернулся на свой аэродром и успешно посадку на повреждённом самолёте.

Третий таран для Ковзана также окончился почти безболезненно. Сбив 8 июля 1942 года в районе села Лобницы Новгородской области тараном Me-109, он успешно вернулся на свой аэродром.

Самым же знаменитым стал его четвёртый таран. Возвращаясь с задания, Ковзан вступил в бой с шестью немецкими истребителями. Получив ранение в голову и оставшись без боеприпасовКовзан, сообщил по рации что покидает самолет и открыл уже фонарь, чтобы его покинуть. И в этот момент он увидел несущегося на него немецкого аса. Самолёты столкнулись лоб в лоб. Немецкий лётчик погиб сразу же, а Ковзана выбросило из самолёта через фонарь кабины. Падал он без сознания, но во время падения каким-то образом частично раскрылся его парашют. Приземлился лётчик прямо в болото, сломав ногу и несколько рёбер. Из болота его вытащили подоспевшие партизаны и переправили через линию фронта. В госпитале Ковзан провёл 10 месяцев, потерял правый глаз. Тем не менее, после госпиталя он вернулся в строй. Всего за годы войны он совершил 360 боевых вылетов, провёл 127 воздушных боев, сбил 28 немецких самолетов.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 24 августа 1943 года за мужество и отвагу, проявленные в боях с врагами, капитану Ковзану Борису Ивановичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» (№ 1103).
После войны Ковзан работал начальником аэроклуба. Умер он в Минске 31 августа 1985 года в возрасте 63 лет.

7 апреля отмечается 95 лет со дня рождения Бориса Ковзана, единственного в мире летчика, совершившего четыре тарана вражеских самолетов

Мастер воздушного тарана

Школа для пилота

Родился Борис Ковзан в городе Шахты Ростовской области. Отец, Иван Григорьевич, родом из Белоруссии, мать, Матрена Васильевна, донская казачка. Борису было около шести лет, когда родители переехали в поселок Логойск Минской области. Здесь Боря пошел в начальную школу, а в 1932 году семья Ковзан обосновалась на родине Ивана Григорьевича — в Бобруйске. Это было время массового увлечения молодежи авиацией. Подросток Ковзан занимался в авиамодельном кружке, умело мастерил воздушных змеев, планеры и запускал их в голубую высь бобруйского неба, затем в городской технической станции мастерил авиамодели различных модификаций. В Бобруйском краеведческом музее ныне экспонируется крыло модели самолета, сделанное в те годы учащимся 6-го класса Борисом Ковзаном.

На республиканских соревнованиях этот старательный школьник-авиамоделист занял 2-е место и в числе других победителей был поощрен полетом на самолете Бобруйского аэроклуба имени М.Т. Слепнева. И с тех пор буквально заболел авиацией. С 7-го класса Борис начал регулярно посещать занятия в местном аэроклубе, в котором совершил первый прыжок с парашютом, затем прошел обучение и осуществил первый самостоятельный полет на учебном самолете У-2. Позже он отметит: «Биография многих летчиков-фронтовиков начиналась с аэроклубов Осоавиахима. Отличная школа для пилотов! Нас там воспитывали не просто летчиками, но отчаянными и храбрыми бойцами. Мы росли готовыми к подвигу, храбрыми, со стальными нервами».

Читать еще:  От Советского Информбюро: 21 апреля 1945 года » Военные люди

Шел третий день войны

В 1939 году, после окончания средней школы и Бобруйского аэроклуба, 17-летний Борис поступил в Одесскую военную авиационную школу пилотов имени Полины Осипенко. Здесь опытные инструкторы в короткие сроки обучили курсантов технике пилотирования в сложных условиях, основам воздушного боя, бомбометания с горизонтального полета и пикирования на самолетах.

Осенью 1940 года, успешно окончив училище, младший лейтенант Ковзан в должности летчика-истребителя был направлен служить в Западный особый военный округ — 160-й истребительный авиаполк 43-й истребительной авиационной дивизии, который дислоцировался в Речицком районе. Здесь его и застала Великая Отечественная война.

Свой боевой счет летчик Ковзан открыл 24 июня 1941 года, на третий день войны, при защите воздушных рубежей Гомеля, уничтожив на одномоторном истребителе И-15бис немецкий бомбардировщик «Хейнкель-111».

Герой четырех воздушных таранов

…22 февраля 1942 года летчик 744-го истребительного авиационного полка Борис Ковзан вылетел на «ястребке» на прикрытие шоссе Москва — Ленинград между Вышним Волочком и Торжком. Прямо перед собой, на высоте двух тысяч метров, увидел трех вражеских «юнкерсов» Ю-88. Не теряя ни секунды, Борис ринулся в атаку. Расстреляв боезапас, применил таранный удар и сел на поврежденном самолете. Весть о героизме летчика облетела весь Северо-Западный фронт. За этот подвиг лейтенант Борис Ковзан был награжден орденом Ленина. Награду ему вручил командующий ВВС фронта генерал-лейтенант авиации Куцевалов.

…9 июля 1942 года на том же самолете Як-1, выдержавшем уже два таранных удара, Ковзан вылетел в составе группы истребителей на прикрытие советских бомбардировщиков, наносящих удар по немецкому аэродрому в Демянске. Над железнодорожной станцией Любница Новгородской области, спасая товарища летчика В. Малова, Борис отвлек на себя два «месcершмитта», пойдя на одного из них в лобовую атаку. За мужество и героизм Ковзана наградили орденом Красного Знамени, присвоили внеочередное звание старший лейтенант.

…13 августа 1942 года в районе города Старая Русса Новгородской области во время выполнения боевого задания Борис Ковзан на расстоянии 15 км от советского аэродрома внезапно обнаружил несколько «мессершмиттов» Мe-109. 19-летний бесстрашный летчик принял решение вступить в неравный воздушный бой. Белорусская журналистка Лариса Шипуля в повести «Четыре тарана в небе», изданной в 1982 году к 60-летию Б.И. Ковзана, со слов летчика так описывает это отчаянное воздушное противоборство: «Навстречу горящему Як-1, вырастая с каждым мгновением, шел «мессершмитт». Операторы на земле приняли слова Ковзана: «Машина горит. Ранен в голову. Вытекают мозги. Иду на таран. » И Борис направил свой горящий истребитель прямо в лоб надвигающемуся «мессеру».

От сильного удара летчика выбросило из кабины. Упади Борис на луг или лес, он бы неминуемо разбился насмерть даже при раскрытом парашюте, но он угодил в зыбкую трясину. При падении сломал бедро, левую руку, несколько ребер. Колхозники, наблюдавшие за этой воздушной схваткой, вытащили Бориса из трясины, оказали ему первую медицинскую помощь и вскоре в копне прошлогоднего сена переправили к партизанам. А оттуда с лесного аэродрома так и не пришедшего в сознание летчика доставили в Москву.

Самый тяжелый бой

В московском госпитале, где знаменитый летчик пробыл десять месяцев и перенес несколько сложных операций, ему пришлось выдержать свой самый тяжелый бой за то, чтобы выжить. «Я буквально цеплялся за жизнь зубами», — скажет он потом сослуживцам. Врачи спасли ему не только жизнь, но и восстановили здоровье, однако правый глаз сохранить не удалось. Учтя горячее стремление Ковзана пойти на фронт, его признали годным к летной работе без ограничений и разрешили летать на боевых самолетах. Вскоре он был направлен в действующую авиационную часть, где прошел всю войну, в воздушных боях сбил еще шесть самолетов противника.

24 августа 1943 года Указом Президиума Верховного Совета СССР Ковзану за героизм и мужество в боях с немецко-фашистскими захватчиками было присвоено звание Героя Советского Союза. В фондах Белорусского государственного музея истории Великой Отечественной войны хранится фронтовое письмо Бориса Ивановича родителям: «Дорогие мои. С радостью сообщаю вам: на фронте я не подкачал, и вам не будет стыдно за сына. Сейчас я — гвардии капитан, продолжаю громить немецких стервятников. Удостоен звания Героя Советского Союза, награжден четырьмя орденами. До встречи после победы над ненавистным врагом!»

После войны Борис Иванович продолжил службу в авиации, успешно окончил Военно-воздушную академию, работал начальником Рязанского клуба ДОСААФ.

В Беларуси чтут память о герое: в Минске по улице Романовская Слобода на доме, где жил Борис Ковзан, установлена мемориальная доска, в Бобруйске его именем названа улица. Имя героя золотыми буквами выбито в зале Победы музея ВОВ. В фондах музея хранятся фото Ковзана разных лет, фронтовые письма родителям, почетные грамоты и другие документы летчика-истребителя.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector