0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Казаки в Великой Отечественной войне

Кубанские казаки на фронтах Великой Отечественной. Как возродилась легенда

Казачество Кубани считалось значимой военной силой в ходе войн конца XVIII — начала ХХ веков, но революция 1917 года и ликвидация сословий, конечно, изменили положение казаков. Теперь их права и обязанности — в том числе и на воинской службе — стали такими же, как и у всех советских граждан.

Даже провести четкую грань между выходцами из казачьих семей и всеми остальными кубанцами стало очень сложно. Но во время Великой Отечественной войны боевое наследие Кубанского казачьего войска оказалось вновь востребованным.

О том, как это происходило, рассказывают Юга.ру вместе с историком Ильей Киселевым в рамках спецпроекта «75 лет освобождению Кубани».

Приказ Ворошилова

Плакат «На защиту Отечества!», художник М. Маризе, 1941 год

Начало этому процессу было положено еще до войны, в 1936 году, когда вышло постановление Центрального исполнительного комитета СССР «О снятии с казачества ограничений по службе в РККА». На основании постановления 21 апреля вышел приказ народного комиссара обороны маршала Климента Ворошилова, в котором говорилось о переименовании ряда кавалерийских дивизий в казачьи. В числе прочих в приказе были указаны 12-я территориальная кавдивизия Северо-Кавказского военного округа, ставшая Кубанской, и 6-я кавалерийская дивизия Белорусского военного округа, превратившаяся в Кубано-Терскую.

В этих соединениях вводили форму одежды, соответствовавшую традициям казачества.

    Повседневный вариант: кубанка, фуражка или пилотка, шинель, красный башлык, бешмет цвета хаки, синие общеармейские шаровары с красными кантами, общеармейские сапоги и общекавалерийское снаряжение.

  • Парадный вариант: кубанка, красный бешмет и башлык, темно-синяя черкеска, бурка, кавказские сапоги, кавказское снаряжение и кавказская шашка.
  • 6-я Кубано-Терская казачья кавалерийская дивизия в сентябре 1939 года принимала участие в освобождении Западной Белоруссии, а 22 июня 1941-го встретила на печально известном Белостокском выступе. Она участвовала в тяжелых оборонительных боях, в числе других соединений Западного фронта оказалась в окружении, где и погибла. На базе 12-й кавалерийской дивизии перед войной была создана 56-я танковая дивизия, дислоцировавшаяся в Краснодарском крае. Ее боевой путь тоже оказался недолгим — в июле 1941-го ей присвоили имя 102-й, а в сентябре того же года переформировали в 144-ю танковую бригаду. В октябре 1941 года эта бригада оказалась в котле под Вязьмой и была уничтожена.

    Кавалерийские дивизии легкого типа

    С объявлением всеобщей мобилизации на смену пришли новые кубанские соединения. Их создание шло в соответствии с постановлением Ставки Главнокомандования от 5 июля 1941 года о формировании кавалерийских дивизий легкого типа. Всего летом 1941-го на Кубани появилось девять таких дивизий общей численностью более 27 тыс. человек — это более половины всех подобных соединений, направленных в действующую армию из Северо-Кавказского округа.

    Решение советского военного руководства о создании почти сотни легких кавалерийских дивизий было вынужденным. Советской армии не хватало техники. В условиях Второй мировой войны не приходилось рассчитывать на атаки в конном строю, и кавалерия рассматривалась как дешевая замена мотопехоты, которая передвигается на лошадях, а сражается в пешем строю. По своей структуре и огневой мощи кавалерийская дивизия численностью немногим более 3 тыс. человек соответствовала стрелковой бригаде.

    Кубань как одну из основных баз для формирования конных частей выбрали не случайно: советское командование учитывало наличие давних кубанских традиций.

    Вместе с тем созданные буквально за несколько недель соединения не являлись казачьими ни по форме, ни по содержанию. Исключением оказалась, пожалуй, только 72-я кавалерийская дивизия. Ее формирование, занявшее почти четыре месяца, шло под непосредственным контролем крайкома ВКП(б). Возглавил соединение сподвижник С.М. Буденного, конармеец генерал-майор В.И. Книга, а в его составе оказались представители партийного и комсомольского актива региона. 72-я кавалерийская дивизия получила казачье обмундирование и должна была представлять Краснодарский край на фронте. Но в мае 1942 года «показательная» дивизия разделила судьбу войск Крымского фронта, потерпевших жестокое поражение на Керченском полуострове. В боях и во время эвакуации на Таманский полуостров кубанские кавалеристы потеряли все тяжелое вооружение и лошадей.

    Из остатков дивизии по решению командующего Северо-Кавказским фронтом маршала С.М. Буденного была сформирована 40-я отдельная мотострелковая бригада. Под командованием полковника, а впоследствии генерал-майора Н.Ф. Цепляева это соединение вело тяжелые оборонительные бои на Кубани в августе 1942-го, совершило переход через Главный Кавказский хребет, а затем сражалось на туапсинском направлении. Участвуя в освобождении родного края, 12 февраля 1943 года солдаты и офицеры бригады одними из первых вступили в Краснодар.

    Впрочем, и другие конные соединения с Кубани оказались втянуты в кровопролитные бои весны и лета 1942 года, в ходе которых понесли значительные потери. Из их числа только 50-я кавдивизия пережила первый год войны и получила наименование 3-й гвардейской. Ее бойцы и командиры отличились при обороне Москвы, в том числе и на волоколамском направлении, бок о бок со знаменитой 316-й панфиловской стрелковой дивизией. Находясь в составе 2-го гвардейского кавалерийского корпуса Л.М. Доватора, дивизия совершила рейд по тылам немецких войск. В дальнейшем ее боевой путь пролегал через Белоруссию, Польшу и завершился в Германии.

    Помимо нее такую честь заслужили лишь дивизии 17-го Кубанского казачьего кавалерийского корпуса, ставшего 4-м гвардейским. Ополченческие дивизии будущего корпуса создали по инициативе руководства Краснодарского края на основе добровольческих казачьих сотен. Туда попадали жители Кубани, которые по каким-либо причинам не подлежали призыву. Обмундирование и снаряжение они подбирали сами, и вполне естественно, что оно соответствовало традициям кубанского казачества. Приказом наркома обороны Сталина от 4 января эти соединения получили наименование 10-й, 12-й и 13-й кубанских кавалерийских дивизий, образовав 17-й кавкорпус численностью 13,5 тыс. человек. Для их снаряжения Краснодарский край выделил 13 тыс. лошадей, конскую упряжь и седла, холодное оружие. 10-ю кубанскую дивизию вскоре расформировали, а в состав корпуса включили две добровольческие дивизии донских казаков.

    За высокие боевые качества, проявленные в оборонительной операции на Кубани в августе 1942-го, конники кубанского корпуса под командованием генерал-майора Н.Я Кириченко и входящие в него подразделения получили звание гвардейских. Наибольшую славу казакам корпуса принесли бои в районе Кущевской 31 июля — 2 августа 1942 года.

    Осенью 1942 года кубанские, а вслед за ними и донские дивизии были переброшены в восточные районы Кавказа и до конца года вели бои в калмыцких степях. Обсуждались планы создания на основе 4-го гвардейского корпуса целой конной армии, но дело ограничилось выделением донских дивизий в 5-й гвардейский кавалерийский корпус. Вплоть до окончания Великой Отечественной войны 4-й гвардейский кавалерийский корпус находился в действующей армии, участвовал в освобождении Ставрополья, Кубани, Дона и Украины, стран Восточной Европы. После окончания боевых действий он дислоцировался на территории Кубани и Ставрополья, а летом 1946-го был переформирован в 4-ю гвардейскую кавалерийскую дивизию. Свое существование она прекратила только в сентябре 1955-го. В этом году в советских Вооруженных силах кавалерия как род войск перестала существовать.

    9-я пластунская стрелковая дивизия

    Последним опытом советского руководства в деле создания кубанских казачьих частей стало формирование соединения пластунов на базе 9-й горнострелковой дивизии. Сама дивизия имела богатые боевые традиции еще со времен Гражданской войны, на ее счету было участие в битве за Кавказ.

    В 1943 году в 9-ю Краснодарскую пластунскую дивизию вошли более 10,5 тыс. человек, из них около 6,5 тыс. были призваны в Краснодарском крае. В качестве парадного обмундирования солдаты и офицеры получили черкески, а кубанки стали частью повседневной формы. Они получили редкую для армии военного времени привилегию возвращаться после ранения в свою воинскую часть, тогда как большинство военнослужащих сухопутных войск из госпиталей попадали в запасные части, а затем распределялись по самым разным подразделениям. А вот существенных особенностей в тактике действий пластунов не было. Идея о том, чтобы бесшумно выдвигаться к позициям противника и атаковать их с применением исключительно холодного оружия — как это было в начале и середине XIX века — была исключена суровыми реалиями войны.

    В связи со своим особым статусом 9-я пластунская дивизия оставалась на Кубани и фактически не участвовала в боевых действиях до весны 1944 года. Возглавил дивизию генерал-майор П.И. Метальников, под командованием которого пластуны прошли с боями по земле Западной Украины, Польши, Германии и Чехословакии.

    16 сентября 1945 года казаков-пластунов встречали на родине. Вот запись из журнала боевых действий дивизии: «Дороги, по которым проходили пластунские полки, были наполнены людьми и устланы цветами. На дорогах останавливали колонны с хлебом и солью, трудящиеся Краснодарского края, знатные люди края и старейшие представители славного Кубанского Казачества. Встреча с казаками-пластунами явилась большим народным праздником всех трудящихся г. Краснодара и Краснодарского края. В частях и подразделениях состоялся торжественный обед».

    Конечно, казачьи подразделения времен Великой Отечественной войны — это совсем не те соединения, которые Кубанское казачье войско выставляло до 1917‑го. Жители Краснодарского края составляли основу этих подразделений лишь во время мобилизации. В дальнейшем кубанские дивизии пополнялись военнослужащими из разных регионов страны. Исключением, пожалуй, были только 4-й гвардейский кавалерийский корпус и 9-я пластунская дивизия, с которыми руководство и население края поддерживали связь всю войну. Но и в них было немало тех, кто не являлись кубанцами (особенно среди командного состава). Да и среди самих кубанцев далеко не все были выходцами из казачьих семей. Официально отсутствовала в кубанских частях и важнейшая духовная основа традиционной казачьей жизни — православная вера.

    Читать еще:  Фельдмаршал Паулюс. Путь к прозрению

    Но все же это позволило продолжить существование и передать опыт хранителей многих воинских традиций казачества, элементов казачьей культуры. К ним приобщались даже те, кто по своему происхождению к кубанскому казачеству не относился. В казачьих подраздениях времен Великой Отечественной войны служили десятки тысяч выходцев с Кубани.

    Вместе с тем не стоит забывать, что в 1941–1942 годах в Краснодарском крае было мобилизовано около 600 тыс. человек. Еще по меньшей мере 150 тыс. призывников регион направил в армию в 1943–1944 годах. А значит, большинство кубанцев сражались в самых разных частях и соединениях, на всех фронтах и во всех родах войск.

    Казаки на службе фашистской Германии

    Существование казачьих частей в Красной армии, несомненно, оказывало влияние и на солдат противника, которые традиционно считали казаков опасными врагами. Но нельзя не упомянуть и о фактах сотрудничества с Германией отдельных представителей кубанского казачества из числа белоэмигрантов и советских граждан. Причины этого явления, равно как и политическая сторона коллаборационизма, очень сложны. Но если взглянуть на то, какие формирования создавались и обозначались немцами как казачьи, становится очевидным следующее.

    Поначалу это были отдельные роты или батальоны из числа советских военнопленных. В 1942 году германскому командованию удалось укомплектовать ими несколько полков. Но даже после захвата части территории Кубани добровольцев было относительно немного. Немцам не удалось завершить формирование единственной кубанской кавалерийской дивизии. Только на завершающем этапе войны противник создал казачий кавалерийский корпус, укомплектованный выходцами из различных регионов и даже теми, кто не имел казачьего происхождения.

    В большинстве своем казачьи подразделения использовались Германией в качестве вспомогательных или полицейских сил, своеобразных «колониальных» войск. Их создание в условиях тотальной войны во многом оказалось вынужденной мерой. В Красной армии, напротив, из кубанских казаков формировали полноценные боевые соединения, многие которых стали элитой советских Вооруженных сил.

    Пожалуй, это и подчеркивает принципиальное различие, которое было между воевавшими по разные стороны фронта. Одни из них встали на защиту своей страны и своих соотечественников, другие приняли сторону захватчиков. И первых оказалось гораздо больше, чем последних.

    Новочеркасск.net

    городской форум

    Донские казаки в Великой Отечественной войне

    Свыше девяти тысяч километров прошел с боями по дорогам войны 5-й гвардейский Донской казачий кавалерийский Красно­знаменный Будапештский корпус. Успешно взаимодействуя со многими соединениями Советской Армии, он громил врага на по­лях Дона и Кубани, в предгорьях Кавказа, в песках Прикаспия, ос­вобождал Украину и Молдавию, нес избавление от фашизма на­родам Румынии, Венгрии, Югославии и закончил свой поход в Ав­стрийских Альпах.

    За героизм, мужество и отвагу десятки тысяч воинов корпуса были награждены орденами и медалями, а одиннадцать из них были удостоены высокого звания Героя Советского Союза.

    . Шел суровый 41-й год. Немецкие захватчики рвались в глубь нашей страны. В эти тревожные дни по станицам и хуторам Дона пронесся клич: «Казаки, на конь!».

    Добровольными защитниками Отчизны становился и стар и млад. День и ночь гудели горны в станичных кузнях: опытные куз­нецы ковали острые клинки. Шорники шили седла и недоуздки, а женщины-казачки собирались по куреням и кроили шаровары и мундиры. На сборные пункты свозились мука, сало, сено, овес. Готовили коней, ремонтировали тачанки.

    В ноябре 1941 года были созданы 15-я и 116-я донские каза­чьи дивизии, составившие вместе с двумя кубанскими дивизиями к началу 1942 года 17-й казачий кавалерийский корпус, который возглавил генерал-майор М. Ф. Малеев. Все дивизии были при­няты на полное государственное обеспечение, вооружены и укомплектованы командным составом.

    Свое первое боевое крещение 15-я и 116-я Донские казачьи дивизии получили в конце июля 1942 года на рубеже Новобатайск, Самарское, Канеловская, а уже 1 августа вышли к станице Кущевской. Казаки ворвались в станицу с разных сторон, шаш­кой, пулей и гранатой уничтожили сотни вражеских солдат.

    Но положение войск фронта было чрезвычайно тяжелым. Враг рвался к Черному морю, к Туапсе. Донцы вели тяжелые оборони­тельные бои, в которых покрыли себя славой смелых, бесстраш­ных бойцов.

    27 августа 1942 года Донским казачьим дивизиям было при­своено звание гвардейских, 15-я стала именоваться 11-й гвар­дейской Донской казачьей кавалерийской дивизией, а 116-я — 12-й гвардейской Донской казачьей кавалерийской дивизией. Ка­заки-гвардейцы сражались стойко, буквально перемалывая под­разделения немецких егерей. Казачья гвардия стояла как гранит­ная скала. «Перед нами встали какие-то казаки. Это черти, а не солдаты, и кони у них стальные. Живым нам отсюда не выбрать­ся. » — писал в своем дневнике один из гитлеровских офицеров.

    В начале ноября Донские казачьи дивизии перебросили в рай­он Кизляра. 20 ноября 1942 года был получен приказ Верховного Главнокомандующего об образовании 5-го Донского казачьего кавалерийского корпуса. В его состав вошли 11-я и 12-я гвардей­ские казачьи кавалерийские дивизии и 63-я кавалерийская диви­зия. Командиром корпуса назначен генерал-майор Алексей Гор­деевич Селиванов. Через четыре дня после приказа о формиро­вании корпус вышел в Прикаспийские степи и захватил на фланге германских войск в районе Моздока ряд населенных пунктов. В эти дни к донцам дошла весть об окружении под Сталинградом 300-тысячной фашистской армии.

    Весь декабрь корпус вел ожесточенные бои за освобождение Ставропольского края, отбивая по 5-6 атак в день. 3 января 1943 года дивизии Донского корпуса совместно с танковыми и стрел­ковыми частями фронта устремились в прорыв и нанесли сокру­шительный удар по врагу, способствуя освобождению Пятигор­ска, Кисловодска и Ачикулака. За что были отмечены в сводке Совинформбюро в числе отличившихся войск.

    В двадцатых числах января 1943 года корпус с напряженными боями перешел границу Ростовской области и вошел в Песчанокопский район. Многие казаки слезали с коней и, смахивая слезы радости, целовали родную донскую землю.

    7 февраля казаки подошли к Дону и в ночь с 8 на 9 февраля, на­ступая по льду, овладели Нижнегниловской, взяли Хапры и Семерники. 14 февраля совместно с подо­шедшими стрелковыми частями освобо­дили Ростов. Продолжая наступление, 5- й гвардейский Донской казачий кавале­рийский корпус к 20 февраля вышел на Миусский рубеж, где противник, стянув большие силы и оборудовав мощные оборонительные укрепления, оказал донцам и кубанцам сильное сопротивление.

    Казаки стойко переносили тяжелые условия боевых действий на Миусском фронте и каждую ночь сами переходили в атаки, рвали колючую проволоку, врывались во вражеские блиндажи, истребляли фашистов, неся при этом большие потери в личном составе. Положение корпуса становилось тяжелым. Донцы-гвар- дейцы обратились с призывом к труженикам Дона прислать каза­чье пополнение. «Казаки и казачки! — обращались они к земля­кам. — По всей стране развернулось движение за укрепление обороны нашей Родины. Трудящиеся вносят свои сбережения, на которые строятся танки, самолеты, оружие. За вами слово, дон­цы. Покажите, что донские казаки любят и чтут Родину. ». Обра­щение казаков-воинов было поддержано. Оно вызвало большой патриотический подъем. В казачьи дивизии пришло людское по­полнение. Донцы собрали более 15 млн. рублей на постройку тан­ковой колонны «Донской казак».

    В эти дни 11-й и 12-й дивизиям вручались гвардейские знаме­на, они награждались боевыми орденами, а 8 сентября 1943 года накануне новых сражений корпус принимал сто грозных боевых машин с надписью на башнях «Донской казак». 72 из них были знаменитые «тридцатьчетверки», 28 — самоходки. Уже в первых боях начавшегося наступления по освобождению Украины танки с надписью «Донской казак» беспощадно крушили гитлеровцев.

    Не отставали от танкистов и сабельные эскадроны. В конном строю они врывались на позиции врага и уничтожали гитлеров­цев.

    Бои за Волноваху — одна из ярких страниц в истории Донско­го казачьего корпуса. Героизм поистине был массовым.

    15 сентября 5-й корпус вышел к Днепру, участвовал в осво­бождении Каховки и многих населенных пунктов. 18 сентября в бою за х. Мал. Токмачка отличился командир батареи 150-го гвар­дейского ИПТАП лейтенант С. Е. Белый. Батарея уничтожила 3 танка, 2 сау и до 200 вражеских солдат. Спиридон Ефимович был удостоен звания Героя Советского Союза.

    Читать еще:  О том, как японский солдат еще 29 лет после капитуляции Японии воевал в одиночку

    В январскую стужу 1944 года донцы совершили 730-километ­ровый переход из района Каховки с переправой через Днепр в район Знаменки и 27 января уже в составе 2-го Украинского фронта вступили в бои по окружению и ликвидации крупной груп­пировки гитлеровцев в районе Корсунь-Шевченковского.

    В этой операции, длившейся до 17 февраля, казаки первыми замкнули кольцо окружения и вышли из боя только после того, как были уничтожены и пленены 11 немецких дивизий. Донской кор­пус был награжден орденом Красного Знамени, 12-я и 63-я диви­зии получили наименование «Корсуньские». Отвага и мужество многих казаков были отмечены высокими правительственными наградами.

    Донцы рвались к Южному Бугу и Днестру. Казаки были на виду всего фронта. На них возлагалась особая надежда, Распутица стояла невообразимая. Из раскисшего чернозема до изнеможе­ния уставшая пехота едва вытаскивала пудовые керзачи. В жид­ком месиве автомашины с боеприпасами и пушками на прицепе застревали по самые ступицы. Выручали выносливые казачьи ко­ни. Они день и ночь преодолевали бездорожье. Им не давали от­дыха. Нельзя было допустить, чтобы противник оторвался от на­седавших на него казаков, чтобы он успел закрепиться на Буге и Днестре. Спешили по обочинам дорог и танки с белой надписью на башнях «Донской казак».

    Тяжелые бои разгорелись под Первомайском. Немцы ожесто­ченно сопротивлялись. Донцы теряли боевых друзей. И все-таки корпус форсировал Южный Буг, расширил плацдарм на его пра­вом берегу и овладел городом. В конце марта корпус форсировал Днестр и круто повернул южнее на Оргеев.

    С волнением, искренней радостью в те солнечные дни встре­чало казаков население Молдавии. Стоило колонне остановиться хотя бы на несколько минут, откуда ни возьмись возникали госте­приимные молдаване. Коням они несли в ведрах прохладную ко­лодезную воду, казакам — молоко и кукурузные лепешки, броню танков «Донской казак» завалили большущими охапками полевых цветов.

    А мы все спешили. Все были охвачены единым стремлением — вперед и только вперед!

    Первыми ворвались в Оргеев сабельные эскадроны 45-го гвардейского Донского казачьего полка и танкисты капитана Ми­хаила Лапина.

    Солнечным апрельским утром донцы поили своих коней на бе­регу Прута. Радости казаков не было предела, отовсюду раздава­лись взволнованные возгласы: «Наконец-то вышли к государст­венной границе Союза ССР. Впереди — Румыния!» И по-над бере­гом волнами прокатывалось дружное «Ура!».

    И вот корпус идет уже по румынской земле. Немцы в панике бегут. Нагнали их только в предгорьях Карпат. Сбить врага с ходу не удалось. Наступил период длительных оборонительных боев. Донской корпус готовился к грандиозной Ясско-Кишиневской на­ступательной операции.

    В первомайские дни 1944 года тяжело заболел прославлен­ный командир Донского корпуса гвардии генерал-лейтенант Алексей Гордеевич Селиванов. Ему приказано было убыть на ле­чение. Командиром корпуса был назначен донской казак генерал-майор Сергей Ильич Горшков, прибывший из госпиталя, где он находился на излечении после тяжелого ранения.

    30 июля 1944 года состоялось торжественное вручение корпу­су гвардейского знамени.

    А 20 августа 5-й гвардейский Донской кавалерийский корпус совместно с 23-м танковым корпусом в составе войск 2-го Укра­инского фронта перешел в решительное наступление и, неудер­жимой лавиной выйдя на оперативный простор, погнал противни­ка в направлении городов Роман и Бакэу. Началась знаменитая Ясско-Кишиневская операция.

    Наступательный порыв донцов был исключительно высок. Гвардейцы били врага по всем правилам военного искусства.

    Всюду по дорогам, где проносились сабельники и танкисты, потянулись колонны пленных гитлеровцев. Шли не только солда­ты, но и полковники и генералы, взятые в плен вместе со своими штабами.

    Гитлеровское командование, не ожидавшее такого мощного наступления советских войск, потеряло управление своими вой­сками и в беспорядке откатывалось через восточные отроги Кар­пат.

    Ясско-Кишиневская операция успешно завершилась. Румы­ния была выведена из войны. Путь корпуса лежал теперь через Карпаты к границам Венгрии.

    В сентябре оборона фашистских войск в Карпатах и Трансиль­ванских Альпах была окончательно сломлена. Казаки увидели пе­ред собой венгерскую равнину с желтеющими полями кукурузы и виноградниками. Корпус вышел на оперативный простор. Сосре­доточившись южнее озера Балатон, корпус принял активное уча­стие в битве за Будапешт. Казакам пришлось отражать контрата­ки немецких войск, пытавшихся прорваться к окруженному Буда­пешту, выдержать натиск танков эсэсовских дивизий «Мертвая голова» и «Викинг» и ликвидировать угрозу прорыва к Будапешту с юга.

    Эти бои войдут в историю донского казачества как одна из лучших страниц Великой Отечественной войны.

    В обращении командующего 3-м Украинским фронтом мар­шала Советского Союза Ф. И. Толбухина к казакам-гвардейцам корпуса говорилось: «. В этой беспримерной битве за Будапешт вы, донские казаки, показали образцы стойкости и храбрости. Это вы, несмотря на сильные атаки врага, вышли на рубеж Банхида и Мора; это вы разгромили прорвавшуюся к Будапешту группу немцев у Пилишсентелека; это вы сдержали своей грудью на ру­беже между Веленце и Дунаем врага, рвущегося к Будапешту. Слава вам, донцы!»

    В Приказе Верховного Главнокомандующего за мужество, проявленное под Будапештом, всему корпусу была объявлена благодарность и присвоено почетное наименование «Будапешт­ский».

    2 апреля 1945 года 5-й гвардейский Донской казачий кавале­рийский корпус стремительным броском овладел городом Надьканижа и получил благодарность Верховного Главнокомандующе­го. Это была восьмая благодарность Родины казакам-донцам.

    Находясь в непрерывном движении, казачьи полки вступили на территорию Австрии. Первым на широкую и просторную авто­страду Шопрон — Винер — Нейштадт — Вена вслед за 105-й гвардей­ской стрелковой дивизией вырвались сабельные эскадроны 47- го и 43-го казачьих полков во взаимодействии с танкистами 54-го танкового полка, на башнях танков которых ярко выделялась над­пись «Донской казак». Несколько позже к этой надписи добавил­ся суворовский девиз — «Альпы — Слава!» и с этими надписями в конце 1945 года корпус прибыл в Новочеркасск.

    День Победы донские казаки-гвардейцы праздновали в Авст­рии, но сердца и мысли их бы­ли обращены к любимому До­ну, к России.

    Бежит время. Вот уже ско­ро оно отсчитает славную дату — 60-летний юбилей Победы. Не всем доведется дожить до этого памятного дня. Но казаки-гвардейцы честно прошли свой суровый путь, и память о них будет жить вечно в благодарных сердцах потомков.

    Среди нас живут сегодня славные донцы-гвардейцы, участни­ки тех памятных событий: И. Г. Скоморохов, М. П. Белая, Г. С. Ва­силенко, А. А. Кондратов, Р. И. Латыпов, В. Г. Кириллов, Н. И. Мормуль, А. И. Шаповалов и др.

    Не меркнет и никогда не померкнет боевая слава воинов 5-го гвардейского Донского казачьего кавалерийского Краснозна­менного Будапештского корпуса.

    О. Н. ЛОБОВ, генерал-майор в отставке, ветеран 5-го гвар­дейского Донского казачьего кавалерийского Краснознаменного Будапештского корпуса, фотографии И. Г. СКОМОРОХОВА

    das_foland

    «Откуда я пришел, не знаю. «

    В рамках кампании, посвящённой сбору подписей за демонтаж памятника фашистскому пособнику Краснову , выходит много материалов, рассказывающих о деятельности казаков-коллаборационистов. Но ни в коем случае нельзя забывать, что основная часть казачества сражалась в рядах Красной Армии и партизанских отрядов. Большинство казаков осталось верной многовековой традиции служения России и защищало родину с оружием в руках.

    Продолжая рассказ о нашей выставке «Вклад казачества в победу в Великой Отечественной войне», я хочу поделиться содержанием плаката, посвящённого казачьим героям и военоначальникам.

    За годы Великой Отечественной Войны звания Героя Советского Союза были удостоены 262 казака. Казаки воевали не только в казачьих кавалерийских соединениях. Сотни тысяч служили в пехоте, артиллерии, танковых войсках, авиации. Много казаков стяжало себе славу в лихих и яростных воздушных боях – в том числе дважды Герой Советского Союза Александр Николаевич Ефимов (будущий Маршал авиации), Герой Советского Союза Георгий Андреевич Кузнецов (впоследствии – командующий авиацией Военно-Морского Флота). За годы Великой Отечественной войны прославил свой народ и крупный военачальник, Герой Советского Союза, донской казак, уроженец станицы Преображенской генерал-полковник Василий Степанович Попов. Достойный вклад в великую победу над фашистской Германией внесли терские казаки: бессменный командующий Северным флотом во время Великой Отечественной войны адмирал Арсений Григорьевич Головко, генерал-полковник авиации Николай Фёдорович Науменко, генерал-лейтенант Василий Григорьевич Терентьев, контр-адмирал Пантелей Константинович Цаллагов, генерал-майоры Михаил Андреевич Байтуганов, Николай Матвеевич Диденко, Пётр Михайлович Козлов и многие другие.


    Экипаж танкового аса Дмитрия Лавриненко (крайний слева)

    Дмитрий Федорович Лавриненко — танкист, старший лейтенант. Родился родился 10 сентября 1914 г. в станице Бесстрашной (ныне Отрадненского района Краснодарского края) в семье кубанского казака. Русский. Герой Советского Союза.

    9 октября в бою у деревни Шеино Лавриненко удалось одному отразить атаку 10 немецких танков. Используя проверенную в деле тактику танковых засад и постоянно меняя позицию, экипаж Лавриненко сорвал танковую атаку противника и при этом сжег один немецкий танк.

    19 октября 1941 года один единственный танк Лавриненко отстоял от вторжения захватчиков город Серпухов. Его тридцатьчетверка уничтожила моторизованную колонну противника, которая наступала но шоссе из Малоярославца на Серпухов.

    Читать еще:  История о том, как Америка сама с собой воевала

    18 ноября 1941 один танк Лавриненко, будучи в засаде у шоссе, идущего к деревне Шишкино, снова вступил в бой с немецкой танковой колонной, состоявшей из 18 машин. В этом бою Лавриненко уничтожил 6 немецких танков.

    19 ноября 1941 года на шоссе у деревни Гусенево появилось 8 немецких танков. Экипаж Лавриненко моментально занял свои места в машине и тридцатьчетверка на максимальной скорости помчалась навстречу немецким танкам. Перед самой колонной она резко свернула в сторону и застыла на месте. Тотчас раздались выстрелы. Лавриненко бил в упор, с близкого расстояния. Заряжающий Федотов едва успевал подавать снаряды. Первым же выстрелом был уничтожен головной танк. Остальные встали. Это помогло Лавриненко стрелять без промаха. Семью снарядами он уничтожил семь танков. На восьмом выстреле заело спусковой механизм орудия, и последнему немецкому танку удалось скрыться.

    Лавриненко довелось участвовать в 28 танковых боях, трижды гореть в танке, и в результате — 52 уничтоженных танка. Лавриненко воевал на танках Т-34-76 образца 1941 года где командир танка являлся в то же время и наводчиком.

    Иринин Александр Иванович – наводчик станкового пулемёта, гвардии сержант. Родился 2 февраля 1925 года в станице Маркинская Цимлянского района Ростовской области в семье донского казака. Русский. Член ВЛКСМ. Герой Советского Союза.

    31 января 1944 года во время боя за село Надточаевка Шполянского района Черкасской области фашисты контратаковали наших кавалеристов. Вражеская группировка, пытаясь вырваться из Корсунь-Шевченковского окружения, ввела в бой резервы. В критическую минуту боя гвардии сержант Иринин ворвался на пулемётной тачанке во вражескую цепь и длинными очередями из пулемёта разил фашистов, уничтожив при этом более 100 гитлеровцев. Противник дрогнул и отступил, понеся большие потери. Воспользовавшись дерзкой вылазкой пулемётчика, кавалерийский эскадрон стремительным манёвром овладел крупным населённым пунктом Надточаевкой.
    7 февраля 1944 когда подразделение ворвалось в село Валява, занятое немцами, казак Иринин со своим пулеметным расчетом успешно отбивал ожесточенные вражеские атаки. Он трижды был ранен, но продолжал косить пулеметным огнем наседавших гитлеровцев. Враги, решив во что бы то ни стало уничтожить пулеметчика, подобрались к нему на близкое расстояние и стали забрасывать гранатами. Не дрогнул, не растерялся удалой казак. Он стремительно хватал с земли не успевшие взорваться вражеские гранаты и метал их в гитлеровцев. Так Иринин отбил пять яростных атак и не ушел с завоеванного рубежа.

    Рыбников Александр Ильич – командир батальона 690-го стрелкового полка, капитан. Родился в 9 марта 1919 года в станице Темнолесской ныне Шпаковского района Ставропольского края в семье казака. Русский. Герой Советского Союза.

    В апреле 1945 года батальон 690-го стрелкового полка 126-й дивизии 43-й армии в составе 3-го Белорусского фронта участвовал в Кёнигсбергской операции . 8 апреля 1945 года батальон под командованием капитана Рыбникова в уличных боях за Кенигсберг, в бою за зоопарк, уничтожил до 200 гитлеровцев и свыше тысячи взял в плен. В ходе боев командир батальона всегда находился в боевых порядках подразделений, личным мужеством воодушевлял бойцов. Будучи раненным, оставался в строю до полного выполнения боевой задачи.

    Панов Степан Иванович — командир взвода 1373-го стрелкового полка, старший сержант. Родился 20 сентября 1913 года на хуторе Соколовка ныне Чернышковского района Волгоградской области в семье казака. Русский. Член ВКП(б). Герой Советского Союза.

    Из наградного листа: “28.03.1945 года тов. Панов был назначен начальником штурмовой группы в составе 15 человек для штурма сильно укрепленного опорного пункта противника, который сковывал фланги двух батальонов. Опорный пункт состоял из 6 дзотов с гарнизоном в количестве 60 немецких солдат и офицеров, вооруженных пулеметами.

    Во время броска в атаку, когда они подошли к противнику на расстояние 50 метров, противник открыл шквальный огонь из 6 пулеметов и непрерывно бросал фаустпатроны.
    От огня противника его группа потеряла 11 человек убитыми и ранеными. С оставшимися 4 бойцами он ворвался в дом, забросал немцев гранатами и при поддержке другой штурмовой группы полностью очистил опорный пункт противника, уничтожив в короткой схватке 4 пулеметные точки и до 30 немецких солдат и офицеров. Кроме того, захватил в плен 15 немецких солдат.

    Ликвидировав опорный пункт, он дал возможность двум батальонам перейти в решительную атаку.
    За период наступательных боев имеет на своем счету 8 уничтоженных пулеметных точек и до 70 солдат и офицеров противника. Кроме того, им захвачено в плен 35 немецких солдат.

    Александр Иванович Гераськин командир 30-го гвардейского кавалерийского полка, гвардии подполковник . Родился 23 августа 1913 в станице Усть-Лабинская , ныне город Краснодарского края , в семье кубанского казака. Русский. Член ВКП(б). Герой Советского Союза.

    18 июля 1944 года Гераськин со своим полком первым вышел к Государственной границе СССР на реке Западный Буг (ныне Буг) в районе села Ставы, Каменецкого района Брестской области . В течение 5 дней с 19 по 23 июля 1944 года полк вёл непрерывные бои, отражая превосходящие по силе контратаки противника, стремившегося прорваться через переправу, и нанеся ему большой урон в живой силе и боевой технике. Гераськин был ранен в обе руки, но остался в строю и продолжал командовать полком. За период операции с 24 июня по 27 июля полк Гераськина уничтожил до 450 и захватил в плен до 150 солдат противника, а также захватил большое количество техники.

    Казаки в Великой Отечественной войне

    Войти

    Донское казачество и государство Российское. Казаки в Великой Отечественной войне

    С началом Великой Отечественной войны большинство донских казаков героически сражаются с врагом. В первые же дни войны с агрессором сражаются казаки 210-й моторизованной дивизии. Огромное количество донских казаков записывается в добровольческие дивизии.

    Вечной славой покрывают себя казачьи предводители. Полный георгиевский кавалер К.И. Недорубов в октябре 1941 года формирует кавалерийский эскадрон из добровольцев и становится его командиром. В октябре 1943 года получает звание Героя Советского Союза.


    Константин Иосифович Недорубов

    Донской казак С.И. Горшков вступает в борьбу с врагом уже в приграничном сражении, участвуя в обороне Киева, и проходит всю войну, закончив её в звании генерал-лейтенанта, командующего знаменитым 5-м гвардейским кавалерийским Донским казачьим корпусом, прошедшим с боями всю Европу.


    Сергей Ильич Горшков

    Активно участвовали казаки и в партизанском движении. Ярко проявил себя партизанский отряд «Донской казак». Партизанка этого отряда Екатерина Мирошникова организовала в немецком тылу несколько подпольных групп, которые вели активно разведывательную и диверсионную деятельность, осуществляла связь между ними и командованием партизанского отряда. Молодая, маленькая, белокурая девушка, действовала смело и решительно. Будучи пловцом, она несколько раз вплавь пересекала Дон, опускаясь в ледяную воду.


    Катя Мирошникова (справа) со своими подругами

    Во время выполнения очередного задания немцы схватили Е. Мирошникову. Восемь суток Катю пытали — она поседела. На рассвете 30 сентября ее повели на казнь. Она не дожила два с половиной месяца до своего дня рождения — 14 декабря 1942 года ей исполнилось бы 20 лет. Лишь в мае 1943 года после долгих поисков удалось найти ее тело.
    Катя ничего немцам не сказала, ничего не выдала и умерла героем. До нас дошли её слова из заключения. Отвечая немецкому переводчику она заявила: «Чем жить с вами, с гадами, то лучше умереть. Умру за Родину, умру за Сталина».


    Памятник Кате Мирошниковой

    Сообщая в Москву о подвиге юной партизанки, командование отряда «Донской казак» отмечало, что «Катя – это тоже Зоя Космодемьянская. Очень хотелось, чтобы молодёжь узнала о подвиге своей землячки, молодой казачки-комсомолки, отдавшей жизнь за Родину и боролась бы так, как боролась и ненавидела врага Катя Мирошникова».

    Не остались в стороне от помощи фронту и простые жители казачьих областей Дона. Весной 1943 г. они собрали деньги на строительство танковой колонны «Донской казак». Казаки просили передать её 5-му Донскому казачьему корпусу, указывая в письме на имя Главнокомандующего И.В. Сталина, что «этот корпус особенно близок сердцу наших людей, ибо в рядах его – донские казаки, преимущественно добровольцы».

    Среди казачьей эмиграции нашлись и те, кто встал на сторону врага Главным среди них оказался уже знакомый нам П.Н. Краснов, приветствовавший нападение Гитлера на нашу страну и готовившего для нацистской армии карательные отряды. К сентябрю 1943 года Краснов «заслужил» пост начальника Главного управления казачьих войск Имперского Министерства Восточных оккупированных территорий Германии. В мае 1945 года в городе Лиенц (Австрия) был выдан британским командованием советской военной администрации. Повешен в 1947 году в Лефортовской тюрьме по приговору Военной коллегии Верховного суда СССР.


    П.Н. Краснов в нацистской форме инструктирует новобранцев

    Большинство же показало пример беззаветного служения родине и самоотверженного героизма в её защите. В дальнейшем казачество активно включилось в процесс послевоенного восстановления страны.

    Ссылка на основную публикацию
    Статьи c упоминанием слов:
    Adblock
    detector