44 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

История танка «Малютка». Мне 6 лет. Я собрала на куклу, а теперь отдаю их на танк.. » Военные люди

Интервью с Аделью Воронец: как детское письмо помогло собрать деньги на реальный танк

В суровом 1942 году девочка Ада Занегина со своей мамой оказались в эвакуации в Омской области, куда они бежали от немецкого наступления под Смоленском. Там же, в омском селе Марьяновка, началась история, удивительная и по сегодняшним меркам.

Пятилетняя Ада Занегина написала письмо в газету:

«Я – Ада Занегина. Мне 6 лет. Пишу по-печатному. Гитлер выгнал меня из города Сычевки Смоленской области. Я хочу домой. Маленькая я, а знаю, что надо разбить Гитлера и тогда поедем домой. Мама отдала деньги на танки. Я собрала на куклу 122 рубля 25 копеек. А теперь отдаю их на танк. Дорогой дядя редактор! Напишите в своей газете всем детям, чтобы они тоже свои деньги отдали на танк. И назовем его «Малютка». Когда наш танк разобьет Гитлера, мы поедем домой. Ада».

Вырезка из оригинальной газеты «Омская правда»

Вскоре в ответ на заметку стали поступать детские письма из Омской и соседних областей. Дети жертвовали свои крохотные сбережения и делились своими чувствами о войне. Для таких посланий в газете появилась отдельная рубрика, а в госбанке открыт специальный счет № 350035. Собранную сумму – 160 886 рублей, перечислили в Фонд обороны и отправили телеграмму о том, что дети хотят назвать танк «Малютка». И «Малютка» действительно появилась.

«Малютка» — именной легкий танк Т-60. Был спроектирован конструктором Астровым всего за две недели и сразу пошел в производство. Конструкция получилась настолько удачной, что его производство стало самым массовым в данном классе машин во второй половине 1941 г.

Механиком-водителем танка была одна из девятнадцати женщин-танкистов РККА сержант Екатерина Алексеевна Петлюк, которую за маленький рост (151 см) по иронии судьбы тоже называли «малюткой».

Точная судьба танка неизвестна, а вот главная героиня истории Адель Александровна Воронец стала первоклассным офтальмологом, воспитывает внуков, любит путешествовать по Европе, а живет в подмосковном городе Электросталь. Мы поговорили с Аделью Александровной об истории с «детским» танком, о том, каково эвакуировать из-под Смоленска несколько десятков детей и что она помнит о военном Омске.

Адель Александровна Воронец, 2017 год.

Вашу историю «обнаружили» спустя тридцать лет, все это время вы помнили о том письме или для вас это было «как снег на голову»?

Да, неожиданно нашли пионеры, когда готовились к тридцатилетию победы, но я помнила. (прим. В 1975 году школьники, занимавшиеся в клубе «Искатель» Дворца пионеров Омска, обнаружили в старой подшивке газет номер «Омской правды» с письмом Ады и решили разыскать участников событий тех лет). Просто мы уехали на Смоленщину в самом конце 1943 года, причем еще и попали под бомбежку во Ржеве. Хорошо, что в нас бомба не попала, хотя разорвалась она недалеко и, к сожалению, были жертвы. А если бы попала в вокзал, то вы бы со мной не разговаривали!

Жизнь налаживалась и все пошло одно за другим – школа, институт…как-то мы с мамой даже вспоминали об этом, думали, что, наверное, ничего из этого не получилось.

То есть вы пребывали в полном неведении?

Да, но мысли узнать были. На телевидении показывали передачи, которые вел писатель Смирнов. Ему писали письма о войне, он находил героев войны и рассказывал разные истории. И у меня была такая мысль, написать ему о моем случае и узнать – удалось ли что-то?

А потом я думаю – да ну, напишу, а может ничего и не было. Тем более, сумма первоначальная смешная была. (Прим. Ада прислала в редакцию 122 рубля, буханка ржаного хлеба в то время стоила 150-200 рублей) Но все равно собиралась по копеечкам – куклу-то хотелось!

Сергей Смирнов – писатель, телеведущий. В передаче «Рассказы о героях» он рассказывал о подвигах военных и простых людей.

А почему так получилось, что у вас не было куклы?

Свою единственную игрушку я потеряла еще в Сычевке (село Смоленской области) во время бомбежки. От бомб все побежали прятаться, смешно сейчас сказать – в сад, а я эту игрушку, там была хрюшка и какой-то чемоданчик, попыталась схватить с собой. Маме, конечно, было не до игрушки, когда летят самолеты и бомбят совсем рядом, она пыталась ребенка спасти, вот схватила и выкинула, не знаю куда. Так я без всего осталась.

Как вы попали в Омск?

Мы выехали из своего села в августе, сразу как немцы начали занимать Смоленщину. О том времени вспоминаются бомбежки, ходившие по полям солдаты и очертания танка вдали. Немцы стремительно приближались, и с каждым днем уехать с этой территории становилось все сложнее.

Как же вам удалось покинуть почти оккупированную территорию?

Это целая история. Выдвигаться нужно было не только нашей семьей – мне, маме и ее племянницам. Дело в том, что мама работала в детском доме, в котором все дети, а их было около сотни, болели трахомой. До войны трахома – инфекционное заболевание глаз, была очень распространена и с ней активно боролись по госпрограмме. Из разных детдомов забирали больных трахомой детей и изолировали их, и в нашей Сычевке, куда мама приехала работать врачом, была трахомная лечебница. Их лечение заканчивалось и осенью они должны были быть распределены по разным детским домам. Но началась война, и фактически этих детей бросили – начальство уехало, а дети остались. Немцы близко, а никому дела нет.

В будущем девочка Ада станет врачом-офтальмологом, как и ее мама. На снимке – Адель Александровна Воронец

Спасло то, что моя мама кроме лечебницы работала еще в военкомате на призывной комиссии, отбирала на военную службу. Она попросила кого-то оттуда забрать нас на военных грузовиках-полуторках с деревянным кузовом.

Они, конечно, недоумевали: «Ну куда мы вас возьмем?». Но попытались нам помочь. Получилось так, что военные уже отвезли боеприпасы и порожняком возвращались назад в свою часть, так и взяли всех детей. Среди них были и те, что жили неподалеку, но их родители, например, погибли при бомбежке. Помню маленькую девочку, совсем маленькую, которая всех мамами называла, все плакала и ко всем все просилась на руки, кричала «мама». Теперь я это вспоминаю – ужасно это все.

Всех детей собрали, моя мама и две ее племянницы, вместе с директором Александрой Ивановной Кутафьевой, ее родителями выехали ночью. Но куда ни едем, там зарево, слышно канонады. Военные говорили, что уже не знают, куда нам ехать, где немцы есть и где их нет. Высадили нас в деревне, потому дальше ехать на военной машине с кучей детей опасно. Это оказался соседний, Кормановский район. Оттуда до станции нам помогли уехать уже милиционеры, которые раздобыли подводы и лошадей. Самые маленькие ехали, остальные шли пешком по бездорожью, главное, что выбрались и по счастливой случайности для нас нашлось два товарных вагона. На них мы доехали до Омска, отец нашей директора смастерил нары, где-то раздобыли буржуйки. Продовольствием и одеждой снабжали на станциях.

Читать еще:  Как один находчивый командир остановил немецкую танковую колонну без единого выстрела » Военные люди

Вы покинули Смоленщину в августе, а приехали в Омск только к зиме, почему так?

Ехали очень долго, потому что часто пропускали поезда вперед, те, что направлялись на фронт, везли вооружение и воинские части, а с фронта – раненых. Так и добрались до Омска только к зиме. Там детей стали распределять по детским домам, мама гордилась, что удалось перевезти столько ребятишек, всегда говорила: «Ни один не завшивел!»

В Омске по воспоминаниям было очень холодно, мы жили у разных людей. В первом месте была пристройка, где помещалась деревянная сбитая кровать, на которой спали вчетвером, столик на козлах и две табуретки. Позже нас взяла к себе другая женщина.

Когда мы уехали в эвакуацию, у нас вообще ничего не было, тем более игрушек. Как-то мы с детьми нашли пробирку со ртутью – и играли шариками ртути, мы же не знали тогда, что это опасно. Играли с растениями – вербами, одевали их в лоскутки как кукол. Так одной из двоюродных сестер я испортила платье – вырезала кусочек, чтобы «одеть» вербу.

Как возник порыв отдать накопленное на куклу?

Отдавать мне было совсем не жалко. Мама стала работать в больнице, а дома я слышала ее рассказы, как там собирают деньги на самолет. Что и говорить, тогда все этим занимались. Я ей предложила взять мои, а она отвечает: «Да что ты еще! Возьми сама, да и пошли свои деньги отдельно!».

Потом благодаря случаю это произошло. Как-то раз у нас в гостях, в Марьяновке, оказалась омская журналистка, они с мамой обсуждали сбор, и я снова влезла в разговор. Журналистка обещала передать мое письмо редактору, а он «куда надо отдаст». И я начала писать, печатными буквами – писать-то не умела! Маленькая была, конечно. Пусть я написала, что мне шесть лет, но на самом деле мне еще не было шести, просто хотелось, чтобы было побольше.

Пятилетняя Ада Занегина

Интересно, что в больнице был сбор на самолет, а вы выбрали танк.

Танк, потому что отец был танкистом. Он погиб, и я его даже не помню.

Вы тогда знали, что на ваше письмо откликнулись другие дети?

Да, конечно, видела их письма, но я-то сама как могла ответить. Я и первое письмо писала такими каракулями! Жуткое письмо было (смеется).

Откликов от детей было много, даже из детских домов. Присылали кто сколько мог.

Письма других детей:

«Я хочу вернуться в Киев. Вношу собранные на сапоги деньги — 135 рублей 56 копеек — на строительство танка «Малютка». Алик Солодов. 6 лет«.

«Мама хотела купить мне новое пальто и накопила 150 рублей. Я поношу старое пальтишко. Тамара Лоскутова».

«Дорогая незнакомая девочка Ада! Мне только пять лет, а я уже год жила без мамы. Я очень хочу домой, потому с радостью даю деньги на постройку нашего танка. Скорей бы наш танк разбил врага. Таня Чистякова».

Часто у людей возникает непонимание, как такое вообще возможно, чтобы дети собрали средства на танк.

В моей жизни был такой случай – на день танкиста, 10 сентября, делали радиопередачу, поскольку тогда Е. А. Петлюк (механик-водитель «Малютки») не смогла ее посетить, попросили приехать меня. Там известный диктор – Виктор Иванович Балашов очень удивлялся тому, откуда у детей были деньги: «Я не понимаю, как это – собирали деньги? Как это вы собирали деньги на куклу?». А дети же по копеечкам все собирали, всю жизнь на что-то копили с тех денег, что на пирожок дадут, то еще на какую-то мелочь.

Другое дело, что дети были большими патриотами тогда, все готовы были отдать. Мне кажется, это связано с тем, что тогда всем было плохо. Дети видели, как тяжело живут их семьи, другие люди и откликались на это.

Вы упомянули Екатерину Алексеевну Петлюк, как вы узнали о ней?

О Екатерине Алексеевне, которой, к сожалению, сейчас нет в живых, я узнала от другого полноценного героя всей истории. Газету с моим письмом прочитал раненый подо Ржевом солдат Порхачев, он лежал в Омске в эвакуационном госпитале. Ранение было тяжелое, он не мог ходить: был затронут позвоночник. Совсем молодой парень, ему тогда было, наверное, около девятнадцати лет, а ему говорили, что он вряд ли встанет на ноги. Жить ему не хотелось, были мысли покончить с собой. И вдруг он прочитал в газете мою «заметочку» и отзывы на нее. Это вдохновило бойца, он написал маме в больницу очень трогательное письмо. Мама к нему съездила, он был невероятно рад, потому что он с Запорожья, к нему в принципе никто не мог приехать. После того, как мы уехали Смоленск, связь ненадолго прервалась, но он нашел маму через облздрав, ведь она была врачом. На тридцатилетие празднования Победы пригласили меня, мою маму и его.

Евгений Тимофеевич Порхачев, фото 1974 года.

Как-то раз нам пришла от него короткая телеграмма: «Нашелся механик-водитель танка «Малютка» Петлюк». О механике-водителе он услышал по радио, специально позвонил в редакцию радио, уточнил и сообщил нам. Для меня это большой сюрприз был! Екатерина Алексеевна, конечно, тоже обрадовалась и прилетела на встречу. Нашлись все герои истории!

1975 год, встреча членов клуба «Искатель» Омского Дворца пионеров – ребят, которые нашли историю танка «Малютка». В центре – Е. А. Петлюк, справа от нее – А. А. Воронец.

А когда вы приезжали в Омск, в семидесятые и в нынешнее время, какие у вас остались впечатления?

Сейчас Омск – красивый город, даже если сравнить с тем, что было тридцать лет назад. Много по нему гуляли, нам показали главные места. Зелено, хорошо.

Операция «Малютка»

Э ту историю офтальмолог из подмосковной Электростали Ада Занегина (Воронец) толком и не помнит. Ведь война началась, когда ей было пять лет. Позже мать рассказывала об отце-танкисте, ушедшем на фронт в первый же день войны, 22 июня 1941 года, об эвакуации за Урал. Сюда врач Полина Терентьевна перевезла сотню детей из детских домов. «И никто не заболел, не умер, не завшивел…»

В воспоминаниях той поры у Ады остались лишь буржуйка в вагонах и единственная табуретка, которая составила всю обстановку в пристройке, где они поселились в сибирской Марьяновке. «Тогда, в войну, я в первый раз попробовала шоколад: принес раненый солдат, которого мама лечила», – рассказывала Ада. Помнит, как с матерью собирали на фронт посылки с варежками и носками. Тогда девочка копила деньги на куклу, откладывая копейки, перепадавшие от матери. А купила танк.

Читать еще:  Как русские кормили немцев » Военные люди

В первый год войны в «Омской правде» вышла заметка в рубрике «Почта наших читателей». Ада тогда уже читала по слогам… А это письмо писала простым карандашом:

Эффект от письма, которое бережно хранится в Народном музее истории детского движения Омской области, был поразительным. Дети, которых гитлеровцы лишили дома, буквально завалили редакцию письмами, присылали свои сбережения.

О детском поступке Омское гороно решило сообщить Сталину: «Дети-дошкольники, желая помочь героической Красной Армии окончательно разгромить и уничтожить врага, деньги, собранные ими на игрушки, куклы. отдают на строительство танка и просят назвать его «Малютка».

Благодарственное письмо вождя не заставило себя ждать: «Прошу передать дошкольникам города Омска, собравшим на строительство танка «Малютка» 160 886 рублей, мой горячий привет и благодарность Красной Армии. Верховный Главнокомандующий Маршал Советского Союза И. Сталин». В отделении Госбанка СССР по Омской области открыли специальный счет №350035. На него и переводились собранные деньги. Весной 1942 года легковесный танк Т-60 сошел со сборочного конвейера Сталинградского завода «Судоверфь». «Ма-лют-ка» – было начертано поперек люка.

Ада думала, что на танке будет воевать ее отец, но «рулила» им одна из 19 на всю Красную армию женщина-танкист. Фотография миловидной девушки украшает многие музеи страны. Катюша, 22-летняя механик-водитель Екатерина Алексеевна Петлюк, ростом 151 см. «Точное попадание – малютка в «Малютке», – шутили танкисты. Первый бой танк, купленный на детские пожертвования, принял под Сталинградом в ноябре 1942 года в районе Калача-на-Дону. Юрко проскакивал сквозь черные фонтаны разрывов, подвозил ремонтников к подбитым танкам, доставлял боеприпасы, вывозил раненых.

Дальнейшая судьба танка «Малютка» неизвестна. По одной версии, он дошел до Праги или даже до Берлина. По другой – перед Курской дугой танк отправили на переплавку.

После Победы Ада вернулась на родную Смоленщину, жизнь пошла своим чередом. А в 1975 году школьник из клуба «Искатель» омского Дворца пионеров Володя Яшин в старой подшивке «Омской правды» обнаружил письмо Ады Занегиной. И начался поиск девочки, положившей начало сбору средств на танк. Нашли Аду в Электростали, где она вышла замуж, работала врачом-офтальмологом, пригласили в Омск на празднование 30-летия Победы. В коридоре омской гостиницы ее представили «механику-водителю Петлюк», Екатерине Алексеевне, депутату, сотруднице Одесского ЗАГСа.

Их возили по городу: администрация, пионеры, детские дома… И везде Аде дарили куклу, о которой она мечтала в годы войны. «Две хозяйки танка», – так называли Занегину и Петлюк в Омске.

В городе появился построенный на народные деньги троллейбус «Малютка». А в Электростали – автобус с этим именем…

Как в Великую Отечественную дети купили танк «Малютка»

В годы Великой Отечественной войны шестилетняя девочка Ада Занегина написала письмо в газету «Омская правда». Она отдавала деньги, которые собирала на куклу, в Фонд обороны. Чтобы на них построили танк.

«Все для фронта! Всё для Победы!» . Речь идет о миллионах простых людей, кто отдавал фронту последнее.

Люди известные тоже, кстати, не стояли в стороне. Михаил Шолохов уже на второй день войны, 23 июня 1941 года отдал в Фонд обороны свою Сталинскую премию (примерно 100 тыс. рублей). Отдал свою и советский композитор Дмитрий Шостакович. На деньги художников и писателей был построен танк КВ «Беспощадный», который дошёл до Берлина. На средства Православной церкви — авиационная эскадрилья и танковая колонна имения Дмитрия Донского.

Но самым беспримерным подтверждением готовности следовать тезису: «Все для фронта! Все для Победы» (был озвучен Иосифом Сталиным 3 июля 1941 года по радио) стала история постройки танка «Малютка».

Письмо в редакцию

25 февраля 1942 года в редакцию газеты «Омская правда» пришло письмо от шестилетней девочки Ады Занегиной. Процитируем его целиком:

«Я Ада Занегина. Мне шесть лет. Пишу по-печатному. Гитлер выгнал меня из города Сычёвка Смоленской области. Я хочу домой. Маленькая я, а знаю, что надо разбить Гитлера и тогда поедем домой. Мама отдала деньги на танк. Я собрала на куклу 122 рубля и 25 копеек. А теперь отдаю их на танк. Дорогой дядя редактор! Напишите в своей газете всем детям, чтобы они тоже свои деньги отдали на танк. И назовем его «Малютка». Когда наш танк разобьет Гитлера, мы поедем домой. Ада. Моя мама врач, а папа танкист».

Трогательное письмо шестилетней девочки опубликовали. Сразу после этого в редакцию стали приходить письма от других детей, которые собирали деньги (кто на новые сапоги, кто на новое пальтишко), и решили их тоже отдать, чтобы на них построили танк.

«Я хочу вернуться в Киев. Вношу собранные на сапоги деньги — 135 рублей 56 копеек — на строительство танка «Малютка»», — Алик Солодов. 6 лет».

«Мама хотела купить мне новое пальто и накопила 150 рублей. Я поношу старое пальтишко. Тамара Лоскутова».

«Дорогая незнакомая девочка Ада! Мне только пять лет, а я уже год жила без мамы. Я очень хочу домой, потому с радостью даю деньги на постройку нашего танка. Скорей бы наш танк разбил врага. Таня Чистякова».

Письмо от товарища Сталина
Дети писали письма, присылали деньги. Руководители Омского гороно отправили письмо самому Сталину: «Дети-дошкольники, желая помочь героической Красной Армии окончательно разгромить и уничтожить врага, деньги, собранные ими на игрушки, куклы отдают на строительство танка и просят назвать его «Малютка».

Верховный Главнокомандующий прислал ответную благодарственную телеграмму: «Прошу передать дошкольникам города Омска, собравшим на строительство танка «Малютка» 160886 рублей, мой горячий привет и благодарность Красной Армии. Верховный Главнокомандующий Маршал Советского Союза И. Сталин».

В отделении Госбанка СССР по Омской области был открыт специальный счёт № 350035, куда переводились собранные средства. В итоге танк Т-60 «Малютка» сошёл со сборочного конвейера Сталинградского завода «Судоверфь» уже весной следующего года.

«Малютка» на фронте

Танк «Малютка» дошёл до Праги. Его командиром долгое время была по-настоящему героическая женщина, сержант 56-й танковой бригады Екатерина Петлюк. Она выжила в Сталинградской битве, была свидетельницей капитуляции Паульса, получила три боевых ордена и 12 медалей Трижды получала ранения. По иронии судьбы её саму, за небольшой рост называли «малюткой». Кстати, через 30 лет Ада Загенина (Адель Воронец) и Екатерина Петлюк встретились.

Мы так и не узнали бы об этой истории, если бы уже 1970-х «красные следопыты» не нашли в подшивках писем архива Омской правды письма Ады Занегиной. Пионеры Смоленщины, которые также узнали эту историю, решили собирать средства на постройку тракторов.

Читать еще:  Герой войны Балуков Николай Михайлович » Военные люди

5 июля 1979 года молодым механизаторам была вручена первая колонна «Малюток» из 15 тракторов МТЗ-80, собранных комсомольцами Минского тракторного завода на средства пионеров и школьников Смоленщины. На кабине каждого трактора было написано: «МАЛЮТКА».

Приведем цифры: Только военные передали в Фонд обороны 8,4 млрд. рублей. По линии подписки на госзаём в казну поступило 12 млрд. В общей сложности, государство получило на оборонные цели от граждан СССР почти 35 млрд руб. (средняя зарплата на заводе была — от 500 до 1000 руб.).

На эти средства было построено 2500 самолётов, 9 подводных лодок и другая техника. Контроль за этими деньгами был строжайший.

Дети денежки копили, дети танк бойцам купили

Рождение именного танка
25 февраля 1943 года в газете «Омская правда» было опубликовано письмо шестилетней Ады Занегиной, девочки, эвакуированной со своей матерью, Полиной Терентьевной, врачом, из города Сычёвка Смоленской области в деревню Усовка Марьяновского района Омской области. В письме говорилось:
«Я Ада Занегина. Мне шесть лет. Пишу по-печатному. Гитлер выгнал меня из города Сычевка Смоленской области. Я хочу домой. Маленькая я, а знаю, что надо разбить Гитлера и тогда поедем домой. Мама отдала деньги на танк. Я собрала на куклу 122 рубля и 25 копеек. А теперь отдаю их на танк. Дорогой дядя редактор! Напишите в своей газете всем детям, чтобы они тоже свои деньги отдали на танк. И назовем его «Малютка». Когда наш танк разобьет Гитлера, мы поедем домой. Ада. Моя мама врач, а папа танкист.»

Как позднее вспоминала Адель Александровна Воронец (Занегина), идея пожертвовать деньги на танк пришла ей в голову самой, а мама посоветовала написать об этом в газету письмо. (Отец девочки, танкист Александр Занегин впоследствии погиб в ходе Курской битвы.)

После публикации письма Ады в редакцию газеты пошли письма от других детей области, желавших отдать свои небольшие сбережения на строительства танка «Малютка». В отделении Госбанка СССР по Омской области открыли специальный счёт № 350035, на который зачислялись собранные детьми средства, а в газете появилась специальная рубрика, освещавшая продвижение инициативы Ады:

«Я хочу вернуться в Киев. Вношу собранные на сапоги деньги — 135 рублей 56 копеек — на строительство танка «Малютка».
Адик Солодов

«Мама хотела купить мне новое пальто и накопила 150 рублей. Я поношу старое пальтишко.»
Тамара Лоскутова

«Дорогая незнакомая девочка Ада! Мне только пять лет, а я уже год жила без мамы. Я очень хочу домой, а потому с радостью даю деньги на постройку нашего танка. Скорей бы наш танк разбил врага.»
Таня Чистякова

«Мне рассказали о письме Ады Занегиной, и я внёс все свои сбережения — 100 рублей — и сдал на 400 рублей облигаций на постройку танка «Малютка». Мой товарищ Витя Тынянов вносит 20 рублей. Пусть наши папы громят фашистов танками, построенными на наши сбережения.»
Шура Хоменко

В итоге, было собрано 160 886 рублей, после чего деньги были перечислены в Фонд обороны, а Омское гороно направило Верховному Главнокомандующему телеграмму, сообщив, что дошкольниками Омска собраны денежные средства на постройку танка, который они просят назвать «Малютка». На эту телеграмму пришёл ответ от Верховного Главнокомандующего:
«Прошу передать дошкольникам города Омска, собравшим на строительство танка «Малютка» 160886 рублей, мой горячий привет и благодарность Красной Армии.» Верховный Главнокомандующий Маршал Советского Союза И. Сталин.
На эти деньги был выпущен легкий танк Т-60.

Боевой путь
Механиком-водителем его стала одна из девятнадцати советских женщин-танкистов Екатерина Петлюк, старший сержант 56-й танковой бригады, за месяц переучившаяся в мехвода из пилота Одесского аэроклуба Осоавиахима, сдав все экзамены на «отлично». Танкисты шутили: «Точное попадание — малютка в «Малютке!» — рост Екатерины был 1 м 51 см.

В первый бой она повела Т-60 под Сталинградом в ноябре 1942 года в районе Калача-на-Дону, между совхозом «X лет Октября» и МТФ-2. Связной танк, командиром которого был старший сержант Козюра, юрко проскакивал сквозь черные фонтаны разрывов, подкатывал к командирским машинам, брал приказы, мчался в подразделения, передавал эти приказы, подвозил ремонтников к подбитым танкам, доставлял боеприпасы, вывозил раненых.

В декабре бригада была расформирована и Т-60 с новым экипажем (командиром танка стал младший лейтенант Иван Губанов, водителем осталась Катя, а больше в Т-60 никого и не было) попадает в 90-ю танковую бригаду. После завершения боев в Сталинграде танк вместе с механиком-водителем был передан в 91-ю отдельную танковую бригаду полковника И. И. Якубовского. За мужество и героизм в боях за Сталинград Катя Петлюк получила медаль «За оборону Сталинграда» и орден Красной Звезды. У нее отморожены были не только руки, но и лицо, и ноги. Коммунисты избрали Катю парторгом роты (комсомольскую активистку Петлюк приняли в партию 17 января 1943 года). Бригада в марте 1943 года была переименована гвардейскую и в августе влилась в состав сформированного 7-го мехкорпуса. В конце весны — начале лета 1943 года именной танк Т-60 «Малютка» как раз и попал в руки Екатерины. В горниле Курской битвы летом 1943 года Екатерине Петлюк с «Малюткой» пришлось расстаться и пересесть на Т-70, взяв на память с разбитого танка танковые часы, которые сейчас экспонируются в Музее обороны Сталинграда, и имя Малютка, которым ласково называли с тех пор Катю.

В тяжелых боях с октября 1942 по февраль 1944 «гвардии Катя» заслужила 3 ордена и 12 медалей. Была комиссована по ранениям. В 1945 году гарнизонная военно-медицинская комиссия вынесла безжалостный приговор: инвалид второй группы.

Доподлинно неизвестно, какова была дальнейшая судьба танка «Малютка». По некоторым данным, он дошёл до Берлина.
После войны про историю эту забыли.

В 1975 году школьник из клуба «Искатель» омского Дворца пионеров Володя Яшин в старой подшивке «Омской правды» обнаружил письмо Ады Занегиной из далекого сорок второго года. Ребят взволновало это письмо. Они начали поиск той девочки, которая положила начало сбору средств на постройку танка «Малютка».

19 мая того же года в Омске впервые встретились две хозяйки танка «Малютка». Адель Александровна Занегина, врач-окулист из подмосковной Электростали, и Екатерина Алексеевна Петлюк, заведующая бюро ЗАГС Ленинского района Одессы. Потом они побывали в Смоленске, на родине Ады.

Провожая в путь передовую тракторную колонну «Малютка», Екатерина Алексеевна Петлюк говорила ребятам:
«Я никогда не забуду сегодняшний день. Я еще раз глубоко почувствовала: не зря сражались мы за каждую пядь земли, не зря поливали ее своей кровью. Мы посеяли добрые семена, и сейчас всходы радуют наш глаз. Сегодня над нами мирное небо и дети собирают металлолом на трактора

Бонус-видео:

Тест-драйв советских танков — Т-60

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector