0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

ГЕРОЙ СССР — ТАНКИСТ ПРОРЫВА » Военные люди

Т-34 против «Тигров» и «Фердинандов»: как один танк Ивана Голубя расстрелял полчища фашистов

Перелом в самой смертоносной войне, какую только знало человечество, наступил не сам по себе. За каждым успешным прорывом фронта, за каждым «котлом», в который намертво зажимали части и соединения вермахта, стояли люди, совершавшие, порой, невозможные с точки зрения военной науки и здравого смысла, воинские подвиги.

Закрепляя успех

После разгрома гитлеровских войск под Сталинградом и Курском, СССР окончательно перехватил стратегическую инициативу в Великой Отечественной войне. Киевская наступательная операция осенью 1943 года показала, что враг готов драться серьезно и способен даже на перехват инициативы и переход в контрнаступление. «Выкурить» окопавшегося в Киеве противника даже в теории было непросто — занятый гитлеровскими войсками город за время оккупации превратился в настоящую крепость. Главное средство наступления сухопутных войск — танки, не могли самостоятельно продвигаться к укрепленному городу — плотный артиллерийский огонь не давал частям и соединениям 1-го Украинского фронта прорваться к городу.

Для прорыва к Киеву советские войска предприняли несколько «обходных» маневров, главными целями которых было отсечение сил противника, нарушение линий связи и линий снабжения.

Огромный вклад в наступательные (и позднее, в оборонительные) действия в ходе Киевской операции внесли танкисты, показавшие не только хорошее знание местности, но и мастерски владевшие бронированными машинами.

Вторая Прохоровка, или «Бой разбитых сердец»

Именно знание киевских улиц, площадей и переулков, а также понимание возможностей противника в отдельных районах города и пригородных населенных пунктах помогли советским войсками относительно быстро прорвать оборону занятого немцами города. Уже через два дня после начала наступления, 5 ноября, вместе с небольшим отрядом пехоты в Киев ворвался первый танк с красной звездой на башне.

Командиром боевой машины был совсем юный танкист — молодому уроженцу Киевской области, который успел дослужиться до звания гвардии старшины в 22-й гвардейской танковой бригаде Никифору Шолуденко было всего 24 года. Еще спустя сутки к исходу 6 ноября 1943 года в Киеве «замолчала» последняя огневая точка — сопротивление немцев было окончательно сломлено.

Город был свободен. Однако менее, чем через месяц противник, перегруппировавшийся и «подтянувший» резервы, перешел в наступление — стратегически важный Киев войскам вермахта было приказано взять любой ценой.

В ходе продвижения гитлеровских войск на Восток через Украину, возле железнодорожной станции Чоповичи состоялось одно из самых знаковых и тяжелых танковых сражений, которое из-за ожесточенности сопротивления и брошенных в бой танков практически сразу назовут «второй Прохоровкой». Классический танковый бой протекал как и большинство сражений Великой Отечественной — железнодорожный узел по несколько раз переходил «из рук в руки», а танкисты, словно заправские снайперы, затаившись на позициях, выслеживали технику противника из укрытий. Почти 300 танков и самоходных артиллерийских установок было задействовано с обеих сторон на небольшом «пятачке», занять и удержать который без серьезных потерь было просто невозможно.

Берлин срочно перебросил из Италии на Восточный фронт панцергренадерскую дивизию «Лейб-штандарт СС Адольф Гитлер». Ее новейшими танками «Тигр» и «Пантера» вермахт затыкал прорывы на наиболее опасных участках фронта, подразделения вступали в бои «с колес» и были истреблены почти полностью. Частям и соединениям вермахта во встречном танковом бою противостояли 4-й гвардейский и 25-й танковые корпуса Красной Армии. Именно благодаря советским танкистам, танковое сражение за станцию «Чоповичи» получило свое второе название — «Бой разбитых сердец». Символом доблести советского солдата стал яркий и хорошо различимый рисунок в виде разбитого сердца — такие отличительные знаки рисовали на башнях Т-34 танкисты 111-й танковой бригады, входящей в состав 25-го танкового корпуса.

Во многом благодаря усилиям «Разбитых сердец» удалось не только удержать противника, но и при переходе в контрнаступление уничтожить большую часть «танкового кулака» вермахта, попутно собрав неплохую коллекцию трофеев. Полностью исправных, современных танков противника в боях за Чоповичи было добыто немало — наибольшую ценность представляли захваченные танки «Пантера» и «Тигр», состоявшие на вооружении 13-й роты танковой дивизии «Лейб-штандарт СС Адольф Гитлер». Именно на эти танки возлагал наибольшие надежды не только рейхсминистр вооружений Альберт Шпеер, но и сам Адольф Гитлер.

Подобраться к новейшему оружию вермахта было непросто — мощные орудия «Тигров» и «Пантер» отличались большой дальностью стрельбы и лучшей, относительно советских танков, баллистикой. Ветераны Великой Отечественной войны на протяжении многих десятилетий отмечали, что для успешного уничтожения «больших немецких кошек» лобовая атака уже не подходила. Танкисты-фронтовики, многих из которых давно нет в живых, часто вспоминали, что охота на «Тигры» и «Пантеры» была тяжелой работой, научиться которой можно было только в бою.

«Брать в лоб немецкие машины не получалось. Но у Т-34 с первых дней, когда эти танки стали массово поступать в войска, было одно важное преимущество — маневренность. Пока экипаж «Тигра» перезаряжался и «наводился» на цель, у экипажа было, от силы, пару минут, чтобы выскочить, «зайти» немцу с фланга и выстрелить. Сказать, что командир с заряжающим должны были, помимо знаний, обладать еще и цирковой сноровкой — ничего не сказать.

Машина неслась по полю, усыпанному кочками и воронками от снарядов. Сущий ад было прицеливаться в таких условиях. До сих пор, хотя прошло уже очень много лет, удивляюсь, как из таких боев мы вообще умудрялись победителями выходить. Тяжелобронированные танки пробивались в несколько подходов — первым выстрелом обездвижить, вторым — добить. Но даже в этом случае экипажи «Тигров» успевали огрызнуться и оставить, как мы ее называли, рваную рану», — вспоминал ветеран Великой Отечественной, механик-водитель танка Т-34 Иван Костин.

Танковый ас

Подвиги советских танкистов — Зиновия Колобанова и Дмитрия Лавриненко — воспеты в десятках книг и сотнях исторических материалов. Однако в 1943 году во время Житомирско-Бердичевской наступательной операции имел место абсолютно уникальный танковый бой, в реальности которого историки и специалисты по бронетанковому вооружению сомневались долгие десятилетия.

Молодой танкист Иван Голубь почти наверняка никогда не «примерял» на себя роль настоящего танкового аса. К тому моменту, как 13-ю танковую бригаду, в которой он служил, перебросили под Житомир, молодой парень едва успел окончить Орловское бронетанковое училище.

Героизм Ивана Голубя был отмечен еще в сражении за железнодорожную станцию «Чоповичи» — 31 декабря 1943 года, в разгар боя танк Голубя не только сдержал наступление противника, но и, расстреляв целый взвод пехотинцев, отошел к своим позициям и пользуясь укрытием, уничтожил два вражеских «Тигра».

Главный же подвиг младшего лейтенанта, которому на начало боевых действий едва исполнилось 23 года, выглядит как зарисовка к сцене из голливудского фильма. 5 января 1944 года в ходе наступления советских войск рядом на занятое противником село Высокая Печь Т-34 под командованием Ивана Голубя неожиданно для немцев атаковал этот населенный пункт. Все, что потом происходило, сложно описать литературным языком — «пролетев» на огромной скорости противотанковые рвы и едва уворачиваясь от огня орудий противника, экипаж Т-34 Ивана Голубя всего за несколько минут боя учинил над нацистами настоящую расправу.

Внезапность атаки принесла ошеломительный успех: советские танкисты уничтожили три «Тигра», две «Пантеры», пять противотанковых орудий, две САУ «Фердинанд», а огнем пулемета еще и до роты вражеских солдат! Согласно архивным сведениям, в селе среди немцев началась паника.

«В теории, если Т-34 встречался с «Тиграми» или «Пантерами» в населенном пункте, то танк противника можно было пробить в борт подкалиберным снарядом. У Т-34 на такой случай в боеукладке размещалось 4 таких снаряда. Но поражение трех «Тигров» четырьмя снарядами — здесь, помимо профессионализма, экипажу танка требовалось и невероятное везение, ведь для уничтожения такой машины, как «Тигр» нужно было не только «зайти» с борта или с кормы, но и успеть увернуться от встречного огня», — отметил в интервью телеканалу «Звезда» военный историк Юрий Пашолок.

После расстрела танков и целой роты вражеских солдат и офицеров у боевой машины и экипажа закончились снаряды и патроны к пулемету, а танк с большим трудом пережил шесть тяжелых попаданий. Все четыре члена экипажа, включая контуженного и посеченного осколками командира танка, были тяжело ранены, однако о прекращении короткого, но важного броска на позиции противника даже не думали.

Сознавая безвыходное положение, возле села Гордиевка командир танка отдает приказ продолжать наступление на укрепленные противотанковые позиции. Расстрелянный, но по-прежнему смертоносный танк без боекомплекта, под огнем противника на полном ходу врывается в расположение противотанковой батареи «второго эшелона» гитлеровцев и начинает тяжелыми гусеницами мешать с грунтом технику и людей.

Через пару минут с гитлеровскими противотанковыми орудиями было покончено — пушки замолчали навсегда, а части и соединения РККА получили возможность, не опасаясь обстрела подойти к селу и закрепиться на зачищенных от противника позициях.

Выйти живыми из боя члены экипажа танка под командованием Ивана Голубя не смогли — все, включая самого командира, погибли от тяжелых ранений. За проявленную храбрость и героизм, благодаря которым батальон получил возможность продвигаться дальше на Запад. Младшему лейтенанту Ивану Платоновичу Голубу из 13-й гвардейской танковой бригады посмертно было присвоено звание Героя Советского Союза.

Читать еще:  Строго СЕКРЕТНОЕ и личное послание от премьер-министра г-на УИНСТОНА ЧЕРЧИЛЛЯ МАРШАЛУ И. В. СТАЛИНУ № 143 » Военные люди

Советский танковый ас Иван Голубь вместе с четырьмя другими танкистами-героями Советского Союза — полковником Василием Ивановичем Шибанковым, младшим сержантом Василием Ивановичем Пешехоновым, сержантом Андреем Александровичем Тимофеевым и младшим лейтенантом Василием Антоновичем Ермолаевым навсегда зачислены в списки частей гвардейской танковой Кантемировской дивизии.

Оборону держали двое. Подвиг советских танкистов

Уже два с половиной года полыхала Великая Отечественная война. Под Сталинградом атаки гитлеровских армий захлебнулись, Красная Армия стала теснить врага на запад. Но освобождение оккупированных противником территорий давалось с трудом. Гитлеровцы дрались ожесточенно, будто понимая, что выбьют их с территории СССР и вскоре всему Третьему рейху придет конец.

16 декабря 1943 года 328-й танковый батальон, входивший в состав 118-й отдельной танковой бригады РККА, вел бой с врагом за деревню Демешково. Это окрестности города Невель, что в Псковской области. Гитлеровцы держались за деревню крепко. Из 16 танков батальона во время боя сгорели шесть танков, еще три танка были подбиты, три танка вышли из строя по техническим причинам. Еще один танк, в котором находился командир взвода 25-летний лейтенант Степан Ткаченко, пропал без вести. Именно лейтенант Ткаченко в этот злополучный день вел в атаку на Демешково советские танки.

Пока другие танки вели бой с немцами, командир взвода на своей машине сумел обходным путем прорваться практически к линии обороны противника. И тут случилось неожиданное – в тридцати метрах от линии обороны танк Т-34 увяз в запорошенном снегом болоте. Сложилась довольно интересная ситуация. Танк хорошо простреливал немецкие позиции, поэтому противник не мог подвести для его уничтожения артиллерийские орудия. Но и, учитывая ограниченное количество боеприпасов, существенный вред позициям противника советские танкисты тоже причинить не могли.

Что оставалось делать? Казалось бы, выход из сложной ситуации лежал «на поверхности» — эвакуироваться из танка и отступить к своим. Но бросить исправную машину экипаж не мог. Поэтому командир танка лейтенант Ткаченко и механик-водитель сержант Михаил Безукладников вылезли из машины и решили осмотреться, чтобы понять, каким способом можно выехать из болота. Этим и воспользовались стрелки противника. Степан Ткаченко был тяжело ранен, а 33-летний сержант Михаил Безукладников убит.

Буквально под огнем противника из танка вылез башенный стрелок старший сержант Александр Кавлюгин, который потащил раненого командира в сторону позиций красноармейцев. Так Кавлюгин спас жизнь лейтенанту Ткаченко. Обратно ему вернуться не позволили – посадили в другой танк, а на следующий день 19-летний старший сержант Кавлюгин в нем заживо и сгорел во время боя.

В завязшей «тридцатьчетверке» остался единственный член экипажа – стрелок-радист сержант Виктор Чернышенко, которому было всего 18 лет. Несмотря на возраст, Витя Чернышенко уже успел в начале декабря 1943 года получить орден Красной звезды.

Виктору Семеновичу Чернышенко восемнадцать лет исполнилось лишь полутора месяцами ранее. Он родился 25 октября 1925 года в селе Александровка, что сейчас относится к Краснолиманскому району Донецкой области, в крестьянской семье. В 1943 году Виктора призвали на военную службу в РККА и направили в учебный танковый полк, дислоцировавшийся в Ульяновске. Там парень получил специальность стрелка-радиста танка Т-34, после чего в том же октябре 1943 года был направлен в состав 118-й отдельной танковой бригады 2-го Прибалтийского фронта.

Уже 7 декабря 1943 года Виктор Чернышенко отличился в бою за освобождение деревни Замощица Псковской области, где в составе экипажа уничтожил одно орудие, два пулемета, три миномета и до 40 солдат и офицеров противника. Командир 328-го танкового батальона капитан Петр Газмурович Джимиев составил представление Чернышенко к ордену Красной звезды.

В общем, хотя стрелок-радист Виктор Чернышенко был юн, он был уже обстрелянным и, главное, смелым и самоотверженным бойцом. Оставшись в танке, он приготовился в одиночку защищать машину. Первый день после боя он провел в танке один. Тем временем, командование батальона приняло решение направить на помощь к Виктору кого-нибудь из опытных механиков-водителей. Мехвод должен был попытаться вытащить танк из лощины. Вызвался старший сержант Алексей Соколов.

Уроженцу деревни Петровка (Асекеевский район Оренбургской области) Алексею Ивановичу Соколову было уже 25 лет. Это сейчас странно звучит фраза «уже 25», но тогда, в годы Великой Отечественной, он считался взрослым, «матерым» бойцом. И это действительно было так. Успевший поработать токарем на машиностроительном заводе «Баррикады» в Сталинграде, Алексей Соколов первый раз был призван в армию еще в 1938 году. Тогда он и получил специальность механика-водителя танка, участвовал в советско-финской войне.

Когда Германия напала на Советский Союз, Алексея Соколова мобилизовали на фронт. Он воевал под Тулой, оборонял Сталинград, был трижды ранен. Командование справедливо считало старшего сержанта Соколова лучшим механиком-водителем 328-го танкового батальона.

Пробравшись на помощь Виктору Чернышенко, Соколов всеми силами пытался высвободить танк из болота. Но это оказалось бесполезной задачей, а гитлеровцы тем временем продолжали атаковать одинокую советскую машину. Соколов и Чернышенко специально подпускали гитлеровцев на близкое расстояние, а затем начинали расстреливать их из пулемета. Каждый день немцы несколько раз атаковали танк, но экипаж сопротивлялся так, что атаки захлебывались и превосходящие силы противника отступали.

Поскольку боекомплект в танке был практически полным, это существенно облегчало задачу обороны от пехоты противника. Куда хуже обстояло дело с продовольствием. У танкистов оставались всего несколько банок тушенки, чуть-чуть сухарей, сахар, кусок сала. Вода просачивалась в танк через днище. Болотная. Ее и пили, а какой был выход?

Шли дни, которые смешались как один – непрерывные атаки гитлеровцев, ожесточенная оборона танка. Виктор Чернышенко вспоминал:

Старший сержант Соколов действительно практически потерял способность двигаться. Единственное, что он мог – подавать Чернышенко снаряды и диски. Но даже в такой ситуации Соколов не падал духом, не собирался ныть или паниковать.

Уже потом Чернышенко тепло вспоминал о своем товарище по героической обороне танка:

На двенадцатые сутки обороны у экипажа кончились снаряды. Оставались лишь гранаты. Трижды Виктор Чернышенко бросал гранаты в приближавшихся к танку гитлеровцев. Последнюю гранату танкисты решили приберечь, чтобы пустить в ход, когда гитлеровцы все же смогут приблизиться к танку. Сдаваться герои не собирались, поэтому и выбрали для себя вот такое завершение обороны. Но подрываться вместе с окружившими танк врагами им не пришлось.

30 декабря советские войска все же сумели решительным ударом прорвать гитлеровскую оборону и занять деревню Демешково. Естественно, тут же подошли и к лощине, где увяз танк Т-34. Вокруг танка красноармейцы обнаружили большое количество трупов немецких солдат. Из танка извлекли двух обмороженных, изможденных и израненных танкистов. Один из танкистов просто был без сознания, второй еще пытался что-то сказать, но затем тоже «выключился».

Героев доставили в расположение медсанбата. Но на следующий день, 31 декабря 1943 года, старший сержант Алексей Иванович Соколов скончался. В качестве причины смерти врачи назвали множественные ранения голени, бедра, шеи, предплечья и вынужденное 12-дневное голодание. Алексея Соколова похоронили в братской могиле в деревне Турки-Перевоз Невельского района Псковской области.

Виктор Семенович Чернышенко тоже был в тяжелейшем состоянии, но ему удалось выжить. Фронтовые хирурги всеми силами пытались сохранить 18-летнему Вите его обмороженные ноги. Но не случилось – гангрена делала свое черное дело. Сначала Виктору ампутировали пальцы, затем по половине стопы. Виктора доставили в тыл – в военный госпиталь, где он провел больше года, приходя в себя.

В госпитале Виктор и получил известие о высокой награде, которой отметило подвиг Чернышенко и Соколова советское государство. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 10 марта 1944 года сержанту Чернышенко Виктору Семеновичу было присвоено звание Героя Советского Союза. Старшему сержанту Соколову Алексею Ивановичу звание Героя Советского Союза тем же указом было присвоено посмертно.

Скупые строки «за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецко-фашистским захватчиками и проявленные при этом мужество и героизм» скрывали удивительный подвиг, который стоил старшему сержанту Соколову жизни, а сержант Чернышенко запомнил эти страшные дни, тянувшиеся как один день, до конца своей жизни.

В июле 1945 года, уже после окончания войны, сержант Виктор Чернышенко был демобилизован из рядов Красной Армии. Ему не было и двадцати лет, а приходилось пользоваться протезами для ног. Но, как и положено настоящему герою, Виктор Чернышенко не унывал. Он не счел жизнь закончившейся, не отчаялся, не стал спиваться.

Виктор поступил в Свердловскую юридическую школу, после окончания которой работал районным судьей, а с января 1949 по август 1950 гг. служил помощником прокурора в прокуратурах Сысертского района и Ленинского района города Свердловска. Затем Виктор Чернышенко перешел на работу в прокуратуру Челябинской области, где трудился до 1956 года. После окончания Свердловского юридического института Виктор Семенович работал народным судьей, членом областного суда, был председателем одного из районных судов.

Герою Советского Союза Виктору Семеновичу Чернышенко удалось дожить до преклонных лет. Он вышел на пенсию и проживал в городе Челябинске, где и скончался в 1997 году в возрасте 72 лет.

В память о героическом подвиге советских танкистов у деревни Демешково установлен обелиск. В честь умершего от ран Алексея Соколова в 1965 году была названа одна из улиц Волгограда. Ведь старший сержант был участником Сталинградской битвы. В 1969 году памятная доска в честь Алексея Ивановича была установлена и на заводе «Баррикады», где ему довелось работать токарем до войны. Имя старшего сержанта Алексея Соколова, навечно зачисленного в списки воинской части, носит Ловецкая средняя школа, что в 7 километрах от Демешково. В 2009 году имя Алексея Соколова было присвоено и Лекаревской средней школе в Асекеевском районе Оренбургской области.

Читать еще:  Герой войны: Захватил плацдарм на Днепре

Еще один погибший член экипажа, Михаил Николаевич Безукладников, погибший в бою 16 декабря, похоронен в братской могиле в районе поселка Усть-Долыссы. У Александра Михайловича Кавлюгина, заживо сгоревшего в танке, по понятным причинам нет могилы. К сожалению, неизвестна судьба командира танка лейтенанта Степана Ткаченко, который после ранения был доставлен в госпиталь и далее его следы потерялись.

Прошло уже более 75 лет, но и сейчас мы не перестаем восхищаться мужеством тех советских солдат, по современным меркам еще совсем молодых людей, которые до последнего сражались за свою землю, сохраняли верность присяге и воинскому долгу.

Подвиг танкиста Колобанова.

Все это было так:

В молчании суровом

Стоит тяжелый танк,

В леске замаскирован,

Враги идут толпой

Но принимает бой

Эти стихи — лишь небольшой отрывок из поэмы, которая была написана в сентябре 1941 года поэтом Александром Гитовичем в честь командира 3-й танковой роты 1-го танкового батальона 1-й танковой дивизии старшего лейтенанта Зиновия Колобанова. За месяц до этого, — 20 августа 1941 года экипаж танка, которым командовал 30-летний Колобанов, уничтожил в одном бою 22 немецких танка. Кроме того, были уничтожены артиллерийская батарея, легковая машина и до двух рот гитлеровской пехоты.

Начинал службу Колобанов в пехоте, но Красной Армии нужны были танкисты. Способного молодого солдата отправили в Орёл, в бронетанковую школу имени Фрунзе.

В 1936 году Зиновий Колобанов окончил бронетанковую школу с отличием и в звании лейтенанта был отправлен на службу в Ленинградский военный округ.

Боевое крещение он принял на советско-финской войне, которую начал командиром танковой роты 1-й лёгкой танковой бригады. За время этой недолгой войны он трижды горел в танке, каждый раз возвращаясь в строй, и был награждён орденом Красного Знамени.

В начале Великой Отечественной войны Красной Армии остро не хватало таких, как Колобанов — грамотных командиров с боевым опытом. Именно поэтому ему, начинавшему службу на лёгких танках, срочно пришлось осваивать Колобанов КВ-1, чтобы затем не просто бить на нем гитлеровцев, но и обучать этому своих подчинённых.
В экипаж танка КВ-1 старшего лейтенанта Колобанова входили командир орудия старший сержант Андрей Усов, старший механик-водитель старшина Николай Никифоров, младший механик-водитель красноармеец Николай Родников и стрелок-радист старший сержант Павел Кисельков.

Танки «Климент Ворошилов» КВ-1 против немецких Pz.Kpfw.35(t)

КВ — 1: тяжёлый танк. Калибр и марка пушки: 76-мм Л-11, Ф-32, Ф-34, ЗИС-5

Pz.Kpfw.35(t): Лёгкий танк. Калибр и марка пушки: 37-мм vz.34UV

Позиция тяжело танка КВ-1 Колобанова находилась на высоте с глинистым грунтом, на расстоянии около 150 м от развилки дорог, около которой росли две березы, получившие название «Ориентир №1», и примерно в 300 м от перекрестка, обозначенного «Ориентир №2». Длина просматриваемого участка дороги около 1000 м, 22 танка легко размещаются на нем при походной дистанции между танками 40 м.

Экипаж экранированного танка КВ-1 получает боевую задачу. Ленинградский фронт, август-сентябрь 1941 года

Выбор места для ведения огня по двум противоположенным направлениям (такая позиция называется капонир) объясняется следующим. Противник мог выйти на дорогу на Мариенбург либо по дороге от Войсковиц, либо по дороге от Сяськелево. В первом случае пришлось бы стрелять в лоб. Поэтому капонир был вырыт прямо напротив перекрестка с таким расчетом, чтобы курсовой угол был минимальным. При этом пришлось смириться с тем, что расстояние до развилки сократилось до минимума.
Получив приказ, Колобанов поставил боевую задачу: остановить вражеские танки, поэтому в каждую из пяти машин роты было загружено по два боекомплекта бронебойных снарядов.

Прибыв в тот же день на место неподалёку от совхоза Войсковицы, старший лейтенант Колобанов распределил силы. Танки лейтенанта Евдокименко и младшего лейтенанта Дегтяря заняли оборону на Лужском шоссе, танки младшего лейтенанта Сергеева и младшего лейтенанта Ласточкина прикрывали кингисеппскую дорогу. Самому Колобанову досталась расположенная в центре обороны приморская дорога.

Ночь на 20 августа прошла в тревожном ожидании. Около полудня немцы попытались прорваться по Лужскому шоссе, но экипажи Евдокименко и Дегтяря, подбив пять танков и три бронетранспортёра, заставили противника повернуть назад.

Спустя два часа мимо позиции танка старшего лейтенанта Колобанова проехали немецкие мотоциклисты-разведчики. Замаскированный КВ-1 себя никак не обнаружил.
Наконец, появились давно ожидаемые «гости» — колонна немецких лёгких танков, состоящая из 22 машин.

Первыми залпами были остановлены три головных танка, затем командир орудия Усов перенёс огонь на хвост колонны. В результате немцы потеряли возможности для манёвра и не могли покинуть зону обстрела.

В то же время танк Колобанова был обнаружен противником, который обрушил на него шквальный огонь.

Вскоре от маскировки КВ-1 не осталось ничего, немецкие снаряды ударяли в башню советского танка, однако пробить его не удавалось.

В какой-то момент очередное попадание вывело из строя башню танка, и тогда для того, чтобы продолжить бой, механик-водитель Николай Никифоров вывел танк из окопа и стал маневрировать, разворачивая КВ-1 так, чтобы экипаж мог продолжать вести огонь по гитлеровцам.

В течение 30 минут боя экипаж старшего лейтенанта Колобанова уничтожил все 22 танка, находившиеся в колонне.

Когда бой стих, Колобанов с подчинёнными обнаружили на броне следы от более чем 150 попаданий немецких снарядов. Но надёжная броня КВ-1 выдержала всё.

Сразу после этого танкового сражения, закончившегося полной победой советского оружия, в газете «Красная звезда» появилась заметка о подвиге танкиста Колобанова.

А в архивах Министерства обороны сохранился уникальный документ – наградной лист Зиновия Колобанова.


В нем подтверждается информация о количестве подбитых танков, но, пожалуй, самое главное, — Зиновия Колобанова и всех членов его экипажа за проявленные в победоносном бою мужество и героизм были представлены к званию Герой Советского Союза. Но высшее командование не сочло, что подвиг танкистов заслуживает столь высокой оценки. Зиновия Колобанова наградили орденом Красного Знамени, Андрея Усова — орденом Ленина, Николая Никифорова — орденом Красного Знамени, а Николая Родникова и Павла Киселькова — орденами Красной Звезды.

13 сентября 1941 года Красногвардейск был оставлен частями Красной Армии. Рота Колобанова была опять оставлена на самом важном в тот момент рубеже – она прикрывала отход последней войсковой колонны на город Пушкин. 15 сентября 1941 года старший лейтенант Колобанов был тяжело ранен. Ночью на кладбище города Пушкин, где танки заправлялись топливом и боеприпасами, рядом с КВ Зиновия Колобанова разорвался немецкий снаряд. Танкист получил осколочное ранение головы и позвоночника, контузию головного и спинного мозга.
Его отправили на лечение в Травматологический институт Ленинграда, в тот самый город, который танкист так успешно оборонял. До наступления блокады северной столицы, герой-танкист был эвакуирован и до 15 марта 1945 года лечился в эвакогоспиталях № 3870 и 4007 в Свердловске. Но летом 1945 года, восстановившись после ранения, Зиновий Колобанов вернулся в строй. Ещё тринадцать лет он служил в армии, выйдя в запас в звании подполковника, затем много лет жил и работал на заводе в Минске.

Почему не герой? На вопрос: «Почему герою-танкисту Колобанову ни в годы Великой Отечественной войны, ни после ее окончания так и не было присвоено звание Герой Советского Союза?» есть два ответа. И оба они кроются в биографии танкиста Зиновия Григорьевича Колобанова.

Первая причина — после войны журналист «Красной Звезды» А.Пинчук опубликовал информацию, что якобы за прорыв линии Маннергейма Колобанов З.Г. стал Героем Советского Союза (в начале марта 1940 года получил Золотую Звезду и орден Ленина) и ему присвоили внеочередное звание капитана. Но за братание его подчинённых с финскими военнослужащими после подписания Московского мирного договора от 12 марта 1940 года Колобов З.Г. был лишён и звания, и награды, документальных сведений, подтверждающих получение Колобановым З.Г. звание Героя Советского Союза за участие в Финской войне, нет.

Вторая причина — 10 декабря 1951 года Колобов был переведён в Группу советских войск в Германии (ГСВГ), где проходил службу до 1955 года. 10 июля 1952 года З. Г. Колобанову присвоено воинское звание подполковник, а 30 апреля 1954 года Указом Президиума Верховного Совета СССР награждён орденом Красного Знамени (за 20 лет выслуги в армии).
В это время из танкового батальона в английскую оккупационную зону дезертировал советский солдат. Спасая комбата от военного трибунала, командарм объявил Колобанову З.Г. о неполном служебном соответствии и перевёл его в Белорусский военный округ. В советское время наличие в биографии даже одной из перечисленных причин было вполне достаточно для того, чтобы отказать в присвоении звания Героя Советского Союза. Зиновий Колобанов ушёл из жизни в 1994 году, но ветеранские организации, общественники и историки по сей день предпринимают попытки добиться присвоения ему звания Героя России.

Тем не менее, при жизни подвиг танкиста З. Г. Колобанова не получил своего признания.

Журналист И. Б. Лисочкин:

Читать еще:  Герой войны: это было в 41м. Подвиг Семёна Байкова » Военные люди

В любой стране мира за то, что совершил Колобанов, человеку должны были быть предоставлены все высшие ордена, поощрения, повышения в звании. Почему ему не дали Героя? Я понимаю, что ему обязаны были дать. То, что он и члены его экипажа не были награждены Золотыми Звёздами, с моей точки зрения, невероятная несправедливость. Почему не был награждён? Когда Баранов доложил командующему фронтом и политработникам, которые там были, что Колобанов заслуживает звания Героя Советского Союза, ему сказали: «Ты что? Он только что из тюрьмы вышел. Дискредитировал нашу армию на финском фронте».

Историк А. Смирнов, 2003:

Долгое время Колобанову отказывались верить, когда он рассказывал о знаменитом бое и о количестве уничтоженных его экипажем танков. Были случаи, когда из зала, услышав про количество подбитых танков, доносился иронический смех: «Мол, ври ветеран, но знай меру!»

Уничтожить 22 танка за 30 минут. Подвиг танкиста Колобанова (9 фото)

За месяц до этого, — 20 августа 1941 года экипаж танка, которым командовал 30-летний Колобанов, уничтожил в одном бою 22 немецких танка. Всего же за этот день 5 танков роты Колобанова подбили 43 вражеских танка. Кроме того, были уничтожены артиллерийская батарея, легковая машина и до двух рот гитлеровской пехоты.

Это произошло как раз в те дни, о которых сложилось прочное мнение: советские войска в начале Великой Отечественной войны только отступали, не оказывая врагу серьезного сопротивления. Геройские свершения Зиновия Колобанова и его подчиненных призваны развеять этот миф – Красная Армия билась летом 1941 года с фашистско-немецкими захватчиками изо всех сил.

Приказ комдива: «Стоять насмерть!»

В конце августа 1941 года 3-я танковая рота Колобаева обороняла подступы к Ленинграду в районе города Красногвардейска. Каждый день, каждый час был «на вес золота» — из северной столицы эвакуировались военные предприятия и мирное население. 19 августа З. Колобаев получил личный приказ от командира дивизии: перекрыть три дороги, которые ведут к городу со стороны Луги, Волосово и Кингисеппа. Защитить три дороги пятью танками – с эти мог справиться только он. Танкист к тому времени прошел финскую войну, трижды горел в танке, но каждый раз возвращался в строй.

Танки «Климент Ворошилов» КВ-1 против немецких Pz.Kpfw.35(t)

Танки «Климент Ворошилов» КВ-1 против немецких Pz.Kpfw.35(t)

Именно на такой машине воевал Колобанов.

Позиция тяжело танка КВ-1 Колобанова находилась на высоте с глинистым грунтом, на расстоянии около 150 м от развилки дорог, около которой росли две березы, получившие название «Ориентир №1», и примерно в 300 м от перекрестка, обозначенного «Ориентир №2». Длина просматриваемого участка дороги около 1000 м, 22 танка легко размещаются на нем при походной дистанции между танками 40 м.

Выбор места для ведения огня по двум противоположенным направлениям (такая позиция называется капонир) объясняется следующим. Противник мог выйти на дорогу на Мариенбург либо по дороге от Войсковиц, либо по дороге от Сяськелево. В первом случае пришлось бы стрелять в лоб. Поэтому капонир был вырыт прямо напротив перекрестка с таким расчетом, чтобы курсовой угол был минимальным. При этом пришлось смириться с тем, что расстояние до развилки сократилось до минимума.

Танк КВ-1 с повреждениями.

Около 14:00 20 августа после безрезультатно завершившейся авиаразведки, которую провели немцы, по приморской дороге на совхоз Войсковицы проследовали немецкие разведчики-мотоциклисты, которых экипаж Колобанова беспрепятственно пропустил, дождавшись подхода основных сил противника. За полторы – две минуты, пока головной танк преодолевал расстояние до перекрестка, Колобанов убедился, что в колонне нет тяжелых танков, окончательно составил план боя и решил пропустить всю колонну до развилки (Ориентир № 1). В этом случае все танки успевали пройти поворот в начале насыпной дороги и оказаться в пределах досягаемости его пушки. В колонне двигались лёгкие танки Pz.Kpfw.35(t) немецкой 6-й танковой дивизии (в других источниках также называются 1-я или 8-я танковые дивизии).
Подбив танки в голове, середине и в конце колоны, Колобанов не только заблокировал дорогу с обоих концов, но и лишил немцев возможности съехать на дорогу, ведущую на Войсковицы.
Во вражеской колонне возникла страшная паника. Одни танки, пытаясь скрыться от губительного огня, лезли под откос и там вязли по башни в болоте. Потом и они были сожжены. Другие, пытаясь развернуться, натыкались друг на друга, сбивая гусеницы и катки. Перепуганные экипажи, выскакивая из горящих машин, в страхе метались между ними. Большинство из них попадали под пулеметный огонь.

За 30 минут боя экипаж Колобанова подбил все 22 танка в колонне. Из двойного боекомплекта было израсходовано 98 бронебойных выстрелов. После боя на КВ-1 Зиновия Колобанова насчитали более сотни попаданий.

Представить к награде!

Сразу после этого танкового сражения, закончившегося полной победой советского оружия, в газете «Красная звезда» появилась заметка о подвиге танкиста Колобанова.

А в архивах Министерства обороны сохранился уникальный документ – наградной лист Зиновия Колобанова.

Лист 1 страницы.

В нем подтверждается информация о количестве подбитых танков, но, пожалуй, самое главное, — Зиновия Колобанова и всех членов его экипажа за проявленные в победоносном бою мужество и героизм были представлены к званию Герой Советского Союза. Но высшее командование не сочло, что подвиг танкистов заслуживает столь высокой оценки. Зиновия Колобанова наградили орденом Красного Знамени, Андрея Усова — орденом Ленина, Николая Никифорова — орденом Красного Знамени, а Николая Родникова и Павла Киселькова — орденами Красной Звезды.

После подвига

Ещё три недели после боя под Войсковицами рота старшего лейтенанта Колобанова сдерживала немцев на подступах к Красногвардейску в районе Большой Загвоздки. За это время 5 танков Колобанова уничтожили три миномётных батареи, четыре противотанковых орудия и 250 немецких солдат и офицеров.

Танк КВ-1

13 сентября 1941 года Красногвардейск был оставлен частями Красной Армии. Рота Колобанова была опять оставлена на самом важном в тот момент рубеже – она прикрывала отход последней войсковой колонны на город Пушкин.

15 сентября 1941 года старший лейтенант Колобанов был тяжело ранен. Ночью на кладбище города Пушкин, где танки заправлялись топливом и боеприпасами, рядом с КВ Зиновия Колобанова разорвался немецкий снаряд. Танкист получил осколочное ранение головы и позвоночника, контузию головного и спинного мозга.

Война для Зиновия Колобанова закончилась.

Его отправили на лечение в Травматологический институт Ленинграда, в тот самый город, который танкист так успешно оборонял. До наступления блокады северной столицы, герой-танкист был эвакуирован и до 15 марта 1945 года лечился в эвакогоспиталях № 3870 и 4007 в Свердловске. Но летом 1945 года, восстановившись после ранения, Зиновий Колобанов вернулся в строй. Ещё тринадцать лет он служил в армии, выйдя в запас в звании подполковника, затем много лет жил и работал на заводе в Минске.

С женой и сыном.

В начале 1980-х годов на месте боя под Войсковицами было решено поставить памятник. Зиновий Колобанов написал письмо министру обороны СССР Дмитрию Устинову с просьбой выделить танк для установки на постамент, и танк был выделен, правда, не КВ-1, а более поздний ИС-2.

Однако сам факт того, что министр удовлетворил просьбу Колобанова, говорит о том, что о герое-танкисте он знал, и подвиг его под сомнение не ставил.
Почему не герой? На вопрос: «Почему герою-танкисту Колобанову ни в годы Великой Отечественной войны, ни после ее окончания так и не было присвоено звание Герой Советского Союза?» есть два ответа. И оба они кроются в биографии танкиста Зиновия Григорьевича Колобанова.

Первая причина — после войны журналист «Красной Звезды» А.Пинчук опубликовал информацию, что якобы за прорыв линии Маннергейма Колобанов З.Г. стал Героем Советского Союза (в начале марта 1940 года получил Золотую Звезду и орден Ленина) и ему присвоили внеочередное звание капитана. Но за братание его подчинённых с финскими военнослужащими после подписания Московского мирного договора от 12 марта 1940 года Колобов З.Г. был лишён и звания, и награды, документальных сведений, подтверждающих получение Колобановым З.Г. звание Героя Советского Союза за участие в Финской войне, нет.

Вторая причина — 10 декабря 1951 года Колобов был переведён в Группу советских войск в Германии (ГСВГ), где проходил службу до 1955 года. 10 июля 1952 года З. Г. Колобанову присвоено воинское звание подполковник, а 30 апреля 1954 года Указом Президиума Верховного Совета СССР награждён орденом Красного Знамени (за 20 лет выслуги в армии).

В это время из танкового батальона в английскую оккупационную зону дезертировал советский солдат. Спасая комбата от военного трибунала, командарм объявил Колобанову З.Г. о неполном служебном соответствии и перевёл его в Белорусский военный округ. В советское время наличие в биографии даже одной из перечисленных причин было вполне достаточно для того, чтобы отказать в присвоении звания Героя Советского Союза. Зиновий Колобанов ушёл из жизни в 1994 году, но ветеранские организации, общественники и историки по сей день предпринимают попытки добиться присвоения ему звания Героя России.

В Гатчинском районе Ленинградской области, там где воевал Зиновий Колобанов в 1941 году, был организован сбор подписей под обращением с просьбой удостоить героя-танкиста заслуженной им в самом начале Великой Отечественной войны высокой награды посмертно. В год 70-летия Победы, по мнению общественности, это было бы вполне логично и уместно.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector