2 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Герои войны: Семья Кузнецовых » Военные люди

Жизнь и подвиги легендарного разведчика Николая Кузнецова

9 марта 1944 года возле села Боратин, что в Бродовском районе Львовской области Украины, появились трое мужчин в форме вермахта. Несмотря на то, что возле села находилась группа вооруженных людей в советской форме, «немцы» приняли решение войти в село. Ведь это были отнюдь не солдаты вермахта, а советские разведчики Николай Кузнецов, Иван Белов и Ян Каминский.

Командовавший группой Николай Кузнецов, увидев людей в советской военной форме, решил, что если это действительно красноармейцы, то никаких проблем не возникнет – он объяснит, кто такой и почему в немецкой форме. Если же вооруженные люди – бандеровцы, то боятся тоже нечего, спасут форма и знание немецкого языка.

Николай Кузнецов, командовавший разведывательной группой, был одним из наиболее выдающихся, как сказали бы сейчас «крутых» советских военных разведчиков. Несмотря на возраст, а было Кузнецову 32 года, за его плечами была очень большая и нетривиальная биография. В жизни Кузнецова имели место исключение из комсомола и участие в коллективизации, приговор суда к исправительным работам и сотрудничество с НКВД.

Уроженец села Зырянка в Пермской губернии, Кузнецов родился в 1911 году и был наречен Никанором, а имя Николай взял лишь в двадцатилетнем возрасте. В 1926 году Кузнецов окончил школу-семилетку и поступил на агрономическое отделение Тюменского сельскохозяйственного техникума. Там же он вступил в комсомол, однако затем, из-за смерти отца, был вынужден вернуться в деревню.

В 1927 году он восстановился в Талицком лесном техникуме, за время учебы стал самостоятельно изучать немецкий язык и освоил его на свободном уровне. Со временем, кстати, Кузнецов выучил не только литературный немецкий язык, но и шесть диалектов немецкого языка, польский и украинский языки, эсперанто и коми-пермяцкий язык.

В 1929 году за «белогвардейско-кулацкое происхождение» Кузнецова исключили из комсомола и выгнали из техникума. Несмотря на это, он устроился помощником таксатора по устройству лесов местного значения в Кудымкаре. Он вновь восстановился в техникуме, но защитить диплом ему так и не дали, ограничившись справкой о посещении и прослушанных в техникуме дисциплинах.

Работая помощником таксатора, Кузнецов в первый раз проявил гражданский долг – он сообщил в милицию, что его коллеги занимаются приписками. В итоге коллеги юного таксатора были арестованы и осуждены, но и самому Кузнецову не поздоровилось – он получил год исправительных работ с удержанием 15% заработной платы и был повторно исключен из ВЛКСМ.

Казалось, что такое начало жизненного пути навсегда ставит крест на любой службе в силовых структурах, тем более – в органах госбезопасности. Но жизнь Кузнецова именно в начале 1930-х годов совершила довольно крутой поворот. Вернувшись с лесоразработок, Кузнецов устроился в «Многопромсоюз» на должность секретаря бюро цен, затем – в промартель «Красный молот». Именно в это время он стал принимать участие в рейдах по деревням для коллективизации. И тогда же на него обратили внимание органы ОГПУ.

Прежде всего, сотрудников госбезопасности заинтересовало даже не столько бесстрашие молодого человека, сколько свободное владение коми-пермяцким языком. Николая привлекли к операциям по ликвидации орудовавших в лесах бандитско-повстанческих формирований. Так Кузнецов стал впервые участвовать в контрпартизанских мероприятиях, которые имели много общего с его последующей разведывательной деятельностью. О том периоде жизни Николая Кузнецова сохранилось достаточно мало сведений – как в силу специфики работы молодого человека в качестве секретного агента, так и в силу того, что его официальные занятия были простыми, никаких высоких постов он не занимал.

В 1934 г. Кузнецов устроился на работу в Свердловске – сначала статистиком, затем чертежником, а в 1935 году – расцеховщиком конструкторского бюро на «Уралмашзавод». Там он начал вести оперативную разработку иностранных специалистов, но и это не помешало появлению очередных проблем – сначала его уволили с завода за прогулы, а затем арестовали и несколько месяцев он провел в тюрьме.

Тем не менее, весной 1938 г. Кузнецов оказался в Коми АССР в качестве специалиста по лесному делу при наркоме НКВД Коми АССР М.И. Журавлеве. Именно Журавлев в конечном итоге позвонил в Москву – лично начальнику отделения контрразведывательного управления ГУГБ НКВД СССР Леониду Райхману. Кузнецову была дана рекомендация в центральный аппарат НКВД как особо ценному агенту.

Конечно, с такой биографией другой человек и не мог мечтать о работе в НКВД – исключение из комсомола, из техникума, судимость, прогулы работы. Но Кузнецов был принят на службу в качестве особо засекреченного специального агента с окладом содержания по ставке кадрового оперативного уполномоченного секретно-политического отдела. Он получил паспорт советского образца на имя немца Рудольфа Вильгельмовича Шмидта.

С 1938 года Кузнецов приступил к выполнению специальных заданий в дипломатической среде Москвы. Он работал с иностранными дипломатами, вербовал многих из них, участвовал в перехватах дипломатической почты. Кузнецов помог вскрыть сейф и сфотографировать ценные документы в квартире военно-морского атташе Германии фрегаттен-капитана Норберта Вильгельма Баумбаха. Позже Кузнецов смог проникнуть в ближайшее окружение военного атташе Германии Эрнста Кёстринга. Безупречное знание немецкого языка не оставляло перед собеседниками Кузнецова сомнений – перед ними действительно настоящий немец.

После того, как в 1941 году гитлеровская Германия напала на Советский Союз, возникла необходимость в масштабной разведывательной и диверсионной деятельности в тылу врага. С этой целью была создана Особая группа при наркоме внутренних дел СССР» под руководством старшего майора госбезопасности Павла Судоплатова. В январе 1942 года на базе группы было создано 4-е управление НКВД. Николай Кузнецов продолжил службу в нем и получил «легенду» — он якобы является немецким лейтенантом Паулем Вильгельмом Зибертом.

Зимой 1942 года Кузнецова перевели в лагерь для немецких военнопленных в Красногорске. Там он изучал быт вермахта, а затем прошел специальную парашютную подготовку. Летом 1942 года Николай Кузнецов под именем «Грачев» был направлен в отряд специального назначения «Победители», который базировался в окрестностях оккупированного города Ровно.

Там Кузнецов, легализовавшись под именем немецкого офицера Зиберта, стал выдавать себя за сотрудника гестапо. Он общался с офицерами немецкой армии, чиновниками администрации и передавал полученные сведения партизанам. 7 февраля 1943 г. Кузнецов лично взял в плен майора Гаана – курьера рейхскомиссара Украины. Именно эта операция позволила установить, что в 8 км от Винницы создан и оборудован бункер Адольфа Гитлера «Вервольф». Вот такими были масштабы деятельности Кузнецова в качестве секретного агента.

Но поскольку основным направлением деятельности Кузнецова все же был обозначен террор, он приступил к попыткам физического уничтожения немецких чиновников и военачальников. Главной целью Кузнецова было убийство рейхскомиссара Украины Эриха Коха. Но обе попытки – 20 апреля 1943 года во время военного парада и летом 1943 во время личного приема – не состоялись. Не получилось приблизиться и к Альфреду Розенбергу, который 5 июня 1943 г. посетил эти места.

Тем не менее, 20 сентября 1943 г. Кузнецов убил заместителя Коха по финансам Ганса Геля и его секретаря Винтера. Это было ошибочное покушение – вообще то Кузнецов должен был ликвидировать руководителя управления администрации рейхскомиссариата Пауля Даргеля. 30 сентября, через 10 дней после убийства Геля и Винтера, Кузнецов подорвал Даргеля противотанковой гранатой. «Цель» все же пострадала очень серьезно – Даргель потерял обе ноги и был увезен в Германию.

В ноябре 1943 г. Кузнецову удалось захватить в плен командующего восточными батальонами генерал-майора Макса Ильгена и водителя Коха Пауля Гранау. В результате Ильген, которого не получилось вывезти в Москву, был расстрелян партизанами на одном из хуторов в окрестностях Ровно.

Последней «ликвидационной» операцией Кузнецова в Ровно стало убийство руководителя юридического отдела рейхскомиссариата Украины оберфюрера СА Альфреда Функа. Он был убит 16 ноября 1943 года. В январе 1944 г. полковник Медведев, командовавший отрядом спецназначения «Победители», в составе которого действовал и Кузнецов, приказал последнему вместе с разведчиками Беловым и Каминским, выдвинуться во Львов – за отступающими немецкими войсками. Во Львове Кузнецов и его починенные расправились с шефом правительства дистрикта Галиция Отто Бауэром и начальником канцелярии правительства генерал-губернаторства Генрихом Шнайдером.

Читать еще:  Герой Советского Союза Тхагушев Исмаил Халалович

Список убитых Кузнецовым или при его непосредственном участии немецких генералов и чиновников впечатляет. Самое удивительное, что Кузнецов при этом оставался неуязвимым для немецких спецслужб, хотя те устроили настоящую охоту за партизанами. Тем не менее, к началу 1944 года гестапо уже успело распространить сведения о советском диверсанте, выдающем себя за гауптмана немецкой армии Зиберта. И Кузнецову, вместе с Беловым и Каминским, пришлось покинуть Львов, чтобы выйти за линию фронта.

12 февраля 1944 года, в восемнадцати километрах от Львова, Кузнецова остановил патруль фельджандармерии. И советскому разведчику пришлось ликвидировать майора, командовавшего патрулем. Тогда диверсантам удалось скрыться, но в начале марта они столкнулись с отрядом бандеровцев. Последние уже знали, что перед ними никакие не военнослужащие вермахта, а переодетая советская разведывательно-диверсионная группа.

Бандеровцы хотели захватить Кузнецова живьем, но разведчики дали свой последний бой. По одним данным они были убиты, по другим – подорвали себя гранатами. Захоронение Кузнецова удалось обнаружить лишь в 1959 году, причем облик разведчика восстанавливался специалистами по черепу.

Для многих искренних противников фашизма жизнь Кузнецова всегда оставалась подлинным примером самоотверженного служения своей родине. Чуть больше года «не хватило» Кузнецову до конца войны. И он, пробывший самые тяжелые месяцы и годы Великой Отечественной в тылу врага, погиб смертью храбрых. Естественно, что в советское время память о Николае Кузнецове увековечили. Он стал посмертно Героем Советского Союза, его именем называли улицы, ему ставили памятники. О деятельности Кузнецова было выпущено более десятка книг, снято не менее шести фильмов.

Однако, как только Советский Союз «затрещал по швам», сразу же обнаружились многочисленные ненавистники советского разведчика на Украине. В 1992 году во Львове и Ровно были ликвидированы памятники Николаю Кузнецову, 14 апреля 2015 года, уже после «Майдана», памятник Кузнецову снесли в селе Повча Ровенской области. В том же 2015 г. имя Николая Кузнецова включили и в специальный «Список лиц, подпадающих под «Закон о декоммунизации»». Таким образом, любая память о Николае Кузнецове должна быть стерта со всех географических названий Украины, памятники ему ликвидированы.

Другое дело – Россия. Здесь память о выдающемся советском разведчике сохраняется и поныне. И сейчас, а не только в советское время, на карте нашей страны, ее городов появляются объекты, называемые в честь легендарного разведчика. Например, в 2011 году имя Кузнецова получил парк в Старом Осколе. Сейчас, на фоне сложной международной обстановки, пример Кузнецова вновь актуален для тех людей, кто служит в вооруженных силах, других силовых структурах нашей страны и готов, если будет необходимость, рисковать своей жизнью ради интересов России и ее народа.

Солдаты Победы: семья Кузнецовых

В селе Новопетровское Истринского района есть необычный памятник. Он увековечил подвиг семьи Кузнецовых.

Советские войска стремительно продвигались вперёд. На одном из участков фронта действовала танковая бригада генерал-майора Катукова. Догоняли врага танкисты.

И вдруг остановка. Взорванный мост впереди перед танками. Случилось это на пути к Волоколамску в селе Новопетровском. Приглушили танкисты моторы. На глазах уходят от них фашисты. Выстрелил кто-то по фашистской колонне из пушки, лишь снаряды пустил по ветру.

— Ауфвидерзеен! Прощайте! — кричат фашисты.
— Бродом, — кто-то предложил, — бродом, товарищ генерал, через речку.

Посмотрел генерал Катуков — петляет река Маглуша. Круты берега у Маглуши. Не подняться на кручи танкам.

Вдруг появилась у танков женщина. С нею мальчик.

— Лучше там, у нашего дома, товарищ командир, — обратилась она к Катукову. — Там речка уже. Подъём положе.

Двинулись танки вперёд за женщиной. Вот дом в лощине. Подъём от речки. Место здесь вправду лучше. И всё же… Смотрят танкисты. Смотрит генерал Катуков. Без моста не пройти тут танкам.

— Нужен мост, — говорят танкисты. — Брёвна нужны.
— Есть брёвна, — ответила женщина.

Осмотрелись танкисты вокруг — где же брёвна?

— Да вот они, вот, — говорит женщина и показывает на свой дом.
— Так ведь дом! — вырвалось у танкистов.

Посмотрела женщина на дом, на воинов.

— Да что дом — деревяшки-полешки. То ли народ теряет… О доме ль сейчас печалиться, — сказала женщина. — Правда, Петя? — обратилась к мальчику. Затем снова к солдатам: — Разбирайте его, родимые.

Не решаются трогать танкисты дом. Стужа стоит на дворе. Зима набирает силу. Как же без дома в такую пору?

— Да мы в землянке уж как-нибудь. — И снова к мальчику: — Правда, Петя?
— Правда, маманя, — ответил Петя.

И всё же мнутся, стоят танкисты.

Взяла тогда женщина топор, подошла к краю дома. Первой сама по венцу ударила.

— Ну что ж, спасибо, — сказал генерал Катуков.

Разобрали танкисты дом. Навели переправу. Бросились вслед фашистам. Проходят танки по свежему мосту. Машут руками им мальчик и женщина.

— Как вас звать-величать? — кричат танкисты. — Словом добрым кого нам вспоминать?
— Кузнецовы мы с Петенькой, — отвечает, зардевшись, женщина.
— А по имени, имени-отчеству?
— Александра Григорьевна, Пётр Иванович.
— Низкий поклон вам, Александра Григорьевна. Богатырём становись, Пётр Иванович.

Догнали танки тогда неприятельскую колонну. Искрошили они фашистов. Дальше пошли на запад.

Отгремела война. Отплясала смертями и бедами. Утихли её сполохи. Но не стёрла память людские подвиги. Не забыт и подвиг у речки Маглуши. Поезжай-ка в село Новопетровское. В той же лощине, на том же месте новый красуется дом. Надпись на доме: «Александре Григорьевне и Петру Ивановичу Кузнецовым за подвиг, совершённый в годы Великой Отечественной войны».

После освобождения Подмосковья мать и сын Кузнецовы были награждены орденами Отечественной войны. Сельсовет им построил новый дом. Сегодня на нём — мемориальная доска.

Как было: «13 декабря 1941 года. Ново-Петровское — Волоколамское шоссе. Брод минирован, мост взорван, и наши танки не могут перейти р. Маглушу, а противник вот-вот прорвется на наши позиции. Здесь был совершен подвиг матери и сына — простой русской женщины Александры Григорьевны Кузнецовой и ее десятилетнего сына Пети. Мальчик показал танкистам дорогу на те места, где немцы не заминировали проходы. Александра Григорьевна предложила танкистам разобрать, ее постройки: сарай и дом — и сделать из этого переправу через реку Маглушу. Александра Григорьевна просила: «Только не пропустите врага». В то время, когда Петя Кузнецов вел танки к броду, который не был заминирован, его накрыл минометный огонь и он был тяжело ранен. Остался инвалидом войны.

Защищая мост через реку Городёнку, смертью героя погиб ученик Волоколамской средней школы № 2 Борис Кузнецов. В конце декабря 1941 года фронтовая газета «За родину» писала: «Девятнадцатого декабря танки Домаскина ворвались в Волоколамск. Они остановились у реки, высадили десант и открыли огонь по фашистам, подготавливающим взрыв моста. Первые выстрелы, от которых упали фашисты, сделал появившийся невесть откуда мальчик с красным галстуком на груди». Этим мальчиком был ученик 7-го класса Волоколамской средней школы № 2 Борис Кузнецов. В схватке с фашистами он был тяжело ранен. 18 марта 1942 года Борис Кузнецов умер в госпитале».

Как разведчик Николай Иванович Кузнецов лично ликвидировал 11 генералов фашисткой Германии.

27 июля 1911 года родился советский разведчик, партизан Николай Иванович Кузнецов. Он прожил всего 32 года и ушёл в бессмертие, оставаясь жить среди людей как вечный пример мужества и героизма. Им лично были ликвидированы 11 генералов и высокопоставленных чиновников оккупационной администрации нацистской Германии.

Краткая биография Николая Ивановича Кузнецова

Никанор Иванович (настоящее имя Кузнецова, которое позже было изменено на Николай) родился 27 июля 1911 года в деревушке Зырянка, находящейся в Талицком городском округе Свердловской области. Кузнецов рос в обычной крестьянской семье из шестерых человек. Первоначально юноша обучался в общеобразовательной семилетней школе, а затем продолжил образование и поступил в сельскохозяйственный техникум в Тюмени.

Юноша корпел над учебниками и старался учиться хорошо, а также был принят в коммунистический союз молодежи. Однако Николаю пришлось оставить учебное учреждение, так как семейство лишилось кормильца – Ивана Кузнецова, который умер от туберкулеза. Лишившись отца, будущий Герой Советского Союза начал заботиться о своих матери, братьях и сестрах, выполняя обязанности главы семейства.

Читать еще:  ГЕРОЙ который воевал БЕЗ ОБЕИХ РУК

Кузнецов Николай Иванович в юности

Но тяготы жизни не сломили молодого человека, он продолжил грызть гранит науки, поступив в Талицкий лесной техникум. Примерно в то же время у Кузнецова проявились лингвистические способности, парень начал изучать немецкий язык. Благодаря высококвалифицированным преподавателям Николай быстро освоил иностранный язык.

он изучил большое количество жаргонных и ненормативных немецких слов и выражений благодаря общению с лесником немецкого происхождения

Также молодой человек самостоятельно изучил эсперанто – самый распространенный плановый язык, придуманный окулистом Заменгофом. Именно на него он перевел любимое стихотворение «Бородино», сочиненное Лермонтовым. Помимо прочего, Николай Иванович овладел украинским, коми и польским языками.

В 1930 году Кузнецов устроился на работу в земельное управление. Там его коллеги совершили ряд хищений, и так как материальная ответственность была солидарная, Николая за компанию осудили на один год. Необходимо отметить, что открыв для себя махинации коллег, парень сам заявил об этом в милицию.

В 1932 стал секретным агентом госбезопасности, учился в Уральском индустриальном институте, продолжая совершенствоваться в немецком.

Весной 1938 года Кузнецов переехал в Москву и поступил на службу в НКВД, выполнял поручения в странах Европы.

В 1942 году направлен в отряд специального назначения «Победители» под командованием полковника Дмитрия Медведева, проявил необычайную отвагу и изобретательность.

Кузнецов под именем немецкого офицера Пауля Зиберта вёл разведывательную деятельность в оккупированном г. Ровно, руководил разведгруппой, постоянно общался с офицерами вермахта, спецслужб, высшими чиновниками оккупационных властей передавая сведения в партизанский отряд. Кузнецову удалось узнать о подготовке немецкого наступления на Курской дуге, о подготовке покушения на Сталина, Рузвельта и Черчилля в Тегеране.

По приказу командования ликвидировал главного судью Украины Функа, имперского советника рейхскомиссариата Украины Гелля и его секретаря Винтера, вице-губернатора Галиции Бауэра, похитил командующего карательными войсками на Украине генерала Ильгена, совершал диверсии. Тем не менее, не сумел осуществить своё главное задание — физическое уничтожение рейхскомиссара Украины Эриха Коха.

30 сентября 1943 года Кузнецов совершил повторное покушение на постоянного заместителя Э. Коха и руководителя управления администрации рейхскомиссариата Пауля Даргеля (во время первого покушения 20 сентября он по ошибке вместо П. Даргеля убил заместителя Э. Коха по финансам Ганса Геля). В результате проведённой акции, от брошенной Кузнецовым противотанковой гранаты Даргель получил тяжёлые ранения и потерял обе ноги. После этого на самолете П. Даргель был вывезен в Берлин.

9 марта 1944 года в ходе перестрелки с бандеровцами Николай Кузнецов погиб.

Военные годы. Подвиги разведчика Кузнецова

С начала Великой Отечественной войны Николай Кузнецов был зачислен в четвертое управление НКВД, главной задачей которого являлась организация разведывательно –диверсионной деятельности в тылу врага. После многочисленных тренировок и изучения в лагере для военнопленных нравов и быта немцев, под именем Пауля Вильгельма Зиберта, Николай Кузнецов был направлен в тыл врага по линии террора. Сначала спецагент вел свою тайную деятельность в украинском городе Ровно, где находился рейх комиссариат Украины. Кузнецов тесно общался с вражескими офицерами спецслужб и вермахта, а также местными чиновниками. Вся добытая информация передавалась в партизанский отряд.

«Я люблю жизнь и хочу жить, я ещё очень молод. Но если для Родины, которую я люблю, как свою родную мать, нужно пожертвовать жизнью, я сделаю это. Пусть я умру, но в памяти народной патриоты бессмертны»

Одним из примечательных подвигов секретного агента СССР было взятие в плен курьера рейхскомиссариата майора Гаана, который перевозил в своем портфеле секретную карту. После допроса Гаана и изучения карты

выяснилось, что в восьми километрах от украинской Винницы был сооружен бункер для Гитлера

В ноябре 1943 г. Кузнецову удалось организовать похищение немецкого генерал-майора М. Ильгена, который был прислан в Ровно для уничтожения партизанских соединений.
Последней операцией разведчика Зиберта на этом посту стала ликвидация в ноябре 1943 г начальника правового отдела рейхскомиссариата Украины оберфюрера Альфреда Функа. После допроса Функа гениальный разведчик сумел добыть информацию о подготовке убийства глав «Большой тройки» Тегеранской конференции, а также сведения о наступлении врага на Курской дуге. В январе 1944 г Кузнецову было приказано вместе с отступающими фашистскими войсками отправиться во Львов для продолжения своей диверсионной деятельности. В помощь агенту Зиберту отправили разведчиков Яна Каминского и Ивана Белова. Под руководством Николая Кузнецова были уничтожены во Львове несколько оккупантов, например, глава канцелярии правительства Генрих Шнайдер и Отто Бауэр.

Гибель. Погиб от рук украинских националистов

Застреленный им чиновник львовского штаба военно-воздушных сил перед смертью успел назвать фамилию стрелявшего: «Зиберт». На Кузнецова началась настоящая охота. Весной 1944 года ориентировки с его описанием имели многие немецкие патрули в городах Западной Украины. Кузнецов решает уйти из города, пробиться в партизанский отряд или выйти за линию фронта.

9 марта 1944 года, приблизившись к линии фронта, в селе Боратин Бродовского района группа Кузнецова натолкнулась на неизвестных им военнослужащих (как оказалось — бойцов УПА). Николай принял решение войти в село. Он посчитал, что, если это красноармейцы (бандеровцы были в форме солдат СССР), то разведчики сумеют объясниться, а если войска УПА, Кузнецову и его спутникам нечего бояться (они были в немецкой форме). Но бандеровцы знали, что это разведчики и намеревались брать Кузнецова живым. Он не сдался. В ходе перестрелки с бандеровцами Николай Кузнецов и его спутники Ян Каминский и Иван Белов были убиты (по одной из версий Кузнецов погиб, подорвав себя гранатой)

Он стал первым сотрудником внешней разведки, удостоенным звания Героя Советского Союза

Захоронение группы Кузнецова было обнаружено 17 сентября 1959 года в урочище Кутыки благодаря поисковой работе его боевого товарища Николая Струтинского. Струтинский добился перезахоронения предполагаемых останков Кузнецова во Львове на Холме Славы 27 июля 1960 года. Памятники Кузнецову во Львове и Ровно были демонтированы в 1992 году западноукраинскими фашистскими преемниками.

Письмо Николая Кузнецова

Уходя на последнее задание, Кузнецов оставил у Медведева — командира отряда — письмо, на котором было написано: «Вскрыть после моей смерти». Вот текст этого письма.
«Завтра исполняется 11 месяцев моего пребывания в тылу немецких войск. 25 августа 1942 года в 24 час. 05 мин. спустились на парашюте, чтобы нещадно мстить за кровь и слезы наших матерей и братьев, которые стонут под ярмом немецких оккупантов. 11 месяцев я изучал врага, пользуясь мундиром немецкого офицера. Я готовился к смертельному для врага удару, пробивался в самое логово сатрапа — немецкого тирана на Украине Эриха Коха. Задание очень важное, и, чтобы его выполнить, нужно пожертвовать своей жизнью, ибо уйти из центра города после удара по врагу на параде совершенно невозможно. Я люблю жизнь, я ещё очень молод. Но потому, что Отчизна, которую я люблю, как свою родную мать, требует от меня пожертвовать жизнью во имя освобождения ее от немецких оккупантов, я сделаю это. Пусть знает весь мир, на что способен русский патриот и большевик. Пусть запомнят фашистские главари, что покорить наш народ невозможно так же, как и погасить солнце. Немецкие кретины — Гитлер, Кох и компания думали уничтожить наш великий советский народ. По своему скудоумию, они думали, что в море крови можно утопить русский и другие братские народы СССР. Они забыли или не знали истории, эти дикари XX века. Они поймут это 29 июля 1943 года по свисту и взрыву противотанковой гранаты, когда их поганая фашистская кровь брызнет на асфальт…

Пусть я умру, но в памяти моего народа я буду бессмертен.

«Пускай ты умер, но в сердце смелых и сильных духом всегда ты будешь живым примером, призывом гордым к свободе, к свету». Это мое любимое произведение Горького, пусть чаще читает его наша молодежь, из него я черпал силы для подвига.
Прочитать только после моей гибели.»

24.VII.1943. Кузнецов
Ваш Кузнецов

Память о герое

«Облик народного мстителя Николая Кузнецова всегда был для меня примером безграничного служения своему народу и своей родине, человечеству и прогрессу»

Читать еще:  Советский экспериментальный тяжелый танк Объект-279.

— так вспоминал о великом герое Юрий Гагарин.

Советский писатель Дмитрий Медведев в конце 1940-х годов создал книги, посвященные деятельности Николая Кузнецова. Они назывались «Это было под Ровно» и «Сильные духом», и после их выпуска о героическом разведчике узнал весь Советский Союз. Сам Дмитрий Медведев во время описанных событий был командиром партизан, с которыми работал Кузнецов, и поэтому рассказывал о нем из первых уст.

В последующие годы было создано около пятнадцати романов и повестей на тему биографии и подвигов Николая Кузнецова. Сейчас уже насчитывается порядка десяти кинокартин о легендарном разведчике, в том числе экранизаций литературных произведений. Самый выдающийся фильм – «Подвиг разведчика» (режиссер Борис Барнет, 1947 год).

Помимо этого, Николаю Кузнецову в советское время посвятили несколько памятников и открыты музеи его имени.

Герои войны: Семья Кузнецовых » Военные люди

Кузнецов (партизанский псевдоним — Грачёв) Николай Иванович — советский разведчик партизанского отряда «Победители», действовавшего на территории Ровенской и Львовской областей оккупированной Украинской ССР.

Родился 14 (27) июля 1911 года в деревне Зырянка Камышловского уезда Пермской губернии (ныне Талицкого района Свердловской области) в крестьянской семье. Русский. Член ВКП(б) с 1942 года.

В 1926 году окончил 7-летнюю школу, где увлёкся языком эсперанто; поступил на агрономическое отделение Тюменского сельскохозяйственного техникума, но в 1927 году из-за смерти отца был вынужден перебраться ближе к родному дому, и продолжить учебу в Талицком лесном техникуме, где стал самостоятельно изучать немецкий язык, обнаружив незаурядные лингвистические способности. В 1929 году исключён из комсомола и отчислен из техникума по ложному обвинению — якобы скрыл в анкете, что является сыном кулана и бывшего офицера колчаковской армии. Проявив большую силу воли, добился восстановления в техникуме, а в 1931 году — восстановления в комсомоле. Окончив техникум, с 1930 года работал таксатором лесоустроительной партии в городе Кудымкар.

4 июня 1932 года был арестован органами ОГПУ, осужден 17 ноября 1932 года к одному году исправительных работ по месту службы «за халатность» и в тот же день освобождён. Многие исследователи жизни Н.И. Кузнецова полагают, что арест был способом заставить пойти его на сотрудничество с ОГПУ, и таким образом чекистам удалось добиться своего — с 1932 годы Кузнецов стал сотрудником негласного аппарата ОГПУ.

С 1932 по 1936 годы учился на заочном и вечернем отделении Свердловского индустриального института, продолжая совершенствоваться в немецком языке. До 1934 года жил в Коми-Пермяцком округе Пермской области, а затем работал в городе Свердловске (ныне Екатеринбург) на Уралмашзаводе.

Весной 1938 года Н.И. Кузнецов переехал в Москву и поступил на службу в органы НКВД на долность агента секретно-политического управления НКВД СССР под легальным прикрытием инженера-испытателя авиационого завода № 22. В конце 30-х годов ХХ-го века спецслужбы гитлеровской Германии активизировали разведывательно-диверсионную деятельность против Советского Союза. В этих условиях органы госбезопасности СССР вели против них активную контрразведывательную борьбу, в которой принял участие Николай Иванович Кузнецов. Он обладал уникальным даром перевоплощения. Десятки секретных документов и большой объём важной информации стали известны Н.И. Кузнецову, благодаря его умению располагать к себе нужных ему людей.

С началом Великой Отечественной войны по личной просьбе зачислен в состав Особой группы НКВД. По некоторым сведениям, в первый год войны один раз забрасывался в немецкий тыл с краткосрочным заданием, а после возвращения стажировался в Красногорском лагере немецких военнопленных, осваивая поведение и стиль речи немецких офицеров.

В августе 1942 года Н.И. Кузнецов был направлен в тыл врага в партизанский отряд «Победители» Д.Н.Медведева, действовавший на Украине. Боевые будни Н.И. Кузнецова на оккупированной территории начались с конца августа 1942 года. Отважный разведчик выполнял исключительно сложные задания. Благодаря ему советское командование неоднократно получало ценные разведывательные сведения. Появившись в оккупированном городе Ровно под видом немецкого офицера — обер-лейтепанта Пауля Зиберта, Кузнецов сумел быстро завести нужные знакомства. Пользуясь доверием фашистских офицеров, он узнавал места дислокации вражеских частей, направление их передвижения. Ему удалось раздобыть сведения о немецких ракетах «ФАУ-1» и «ФАУ-2», раскрыть местонахождение ставки Гитлера «Вервольф» («Оборотень») под городом Винницей, предупредить советское командование о предстоящем наступлении гитлеровских войск в районе Курска (операция «Цитадель»), о готовящемся покушении на глав правительств СССР, США и Великобритании в Тегеране.

В борьбе с немецко-фашистскими захватчиками Н.И. Кузнецов проявил необычайную отвагу и изобретательность. Выступал он и в роли народного мстителя. Им совершены акты возмездия над многими фашистскими генералами и старшими офицерами, наделенными большими полномочиями третьего рейха. При активном участии Н.И. Кузнецова были уничтожены — главный судья Украины Функ, имперский советник рейхскомиссариата Украины Галль и его секретарь Винтер, вице-губернатор Галиции Бауэр, генералы Кнут и Даргель; во главе группы партизан Кузнецов похитил командующего карательными войсками на Украине генерала Ильгена.

9 марта 1944 года Н.И. Кузнецов погиб, когда его захватили украинские националисты-бандеровцы в селе Боратин Бродовского района Львовской области. Видя полную безвыходность положения, он взорвал себя и окруживших его врагов гранатой.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 5 ноября 1944 года за исключительное мужество и храбрость при выполнении заданий командования Николай Иванович Кузнецов был посмертно удостоен звания Героя Советского Союза.

Награждён двумя орденами Ленина (25.12.1943, 5.11 1944 — посмертно), медалью «Партизану Отечественной войны» 1-й степени (29.06.1944).

Был похоронен в лесу близ места гибели, в 1959 году останки были обнаружены и после идентификации путем экспертизы перезахоронены с воинскими почестями в городе Львове на Холме Славы.

Николаю Ивановичу Кузнецову воздвигнуты памятники и установлены мемориальные доски в Москве, на Урале, в Сибири и Украине. Созданы десятки музеев, 17 школ и свыше 100 пионерских дружин носили его имя. Еще в шестистах школах были оформлены стенды, посвященные памяти героя. Его именем в 1984 году назван молодой город Ровенской области Украины — Кузнецовск. О подвигах Н.И. Кузнецова написаны книги и пьесы, статьи и очерки, сняты художественные («Подвиг разведчика», «Сильные духом» в 2-х сериях, многосерийный «Отряд особого назначения») и документальные кинофильмы («Гений разведки» в 2-х сериях и другие).

К сожалению, под влиянием возрождения бандеровского движения в начале 1990-х годов на Украине постоянными стали нападки на имя героя, демонтированы памятники в Львове и Ровно.

ПИСЬМО Н.И. КУЗНЕЦОВА

Завтра исполняется 11 месяцев моего пребывания в тылу немецких войск.

25 августа 1942 года в 24 час. 05 мин. спустились на парашюте, чтобы нещадно мстить за кровь и слезы наших матерей и братьев, которые стонут под ярмом немецких оккупантов.

11 месяцев я изучал врага, пользуясь мундиром немецкого офицера. Я готовился к смертельному для врага удару, пробивался в самое логово сатрапа — немецкого тирана на Украине Эриха Коха.

Задание очень важное, и, чтобы его выполнить, нужно пожертвовать своей жизнью, ибо уйти из центра города после удара по врагу на параде совершенно невозможно. Я люблю жизнь, я ещё очень молод. Но потому, что Отчизна, которую я люблю, как свою родную мать, требует от меня пожертвовать жизнью во имя освобождения ее от немецких оккупантов, я сделаю это. Пусть знает весь мир, на что способен русский патриот и большевик. Пусть запомнят фашистские главари, что покорить наш народ невозможно так же, как и погасить солнце.

Немецкие кретины — Гитлер, Кох и компания думали уничтожить наш великий советский народ. По своему скудоумию, они думали, что в море крови можно утопить русский и другие братские народы СССР.

Они забыли или не знали истории, эти дикари XX века. Они поймут это 29 июля 1943 года по свисту и взрыву противотанковой гранаты, когда их поганая фашистская кровь брызнет на асфальт. Пусть я умру, но в памяти моего народа я буду бессмертен.

«Пускай ты умер, но в сердце смелых и сильных духом всегда ты будешь живым примером, призывом гордым к свободе, к свету».

Это мое любимое произведение Горького, пусть чаще читает его наша молодежь, из него я черпал силы для подвига.

Прочитать только после моей гибели.

Биография предоставлена Уфаркиным Николаем Васильевичем (1955-2011)

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector