21 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Бессмертный подвиг бойцов 365 зенитной батареи, под командованием Ивана Семеновича Пьянзина

Бессмертный подвиг бойцов 365 зенитной батареи, под командованием Ивана Семеновича Пьянзина

Взятие господствующей высоты означало для немцев полный контроль над жизненно важными городскими объектами и портом, в котором проходила перегруппировка советских войск, эвакуационные мероприятия по вывозу населения и раненых морским путем. Бросив на штурм свои лучшие части, штурмовую авиацию и танки, они надеялись на быструю победу, но столкнулись с ожесточенным мужеством и стойкостью защитников.

13 июня 1942 года личным составом батареи было сбито 11 самолетов, уничтожено 3 танка, более сотни человек противника. Получивший ранение командир продолжал оставаться на позиции и командовал огнем из имеющихся орудий.

В этот день, после очередной атаки, противнику удалось ворваться на огневые позиции батареи. Получив еще одно ранение, старший лейтенант, в тяжелый момент боя, возглавил рукопашную атаку своих бойцов. Немецкие солдаты, подобравшиеся в плотную к орудиям, были отброшены жестоким ответным ударом. Смертельная схватка закончилась отступлением противника с позиции. Победа стоила жизни почти всему личному составу. В живых осталась только горстка бойцов, каждый солдат имел ранение или контузию.

Осуществив перегруппировку, фашисты предприняли еще одну атаку, под прикрытием 7 танков они пошли на решительный штурм. Не имея возможности отбить массированный напор врага, обессиленный от ран, командир принял героическое решение, он отправил в эфир свои последние бессмертные слова: «Отбиваться нечем. Весь личный состав выбыл из строя. Открывайте огонь по нашим позициям».

Ураганный огонь артиллерийских дивизионов Красной Армии уничтожили все живое на высоте, сравняв ее с землей. Все уцелевшие защитники погибли, унеся с собой жизни нескольких сотен фашистов. Тело командира Пьянзина было найдено среди руин и торжественно захоронено близ Севастополя. Пьянзину И. С., за проявленные стойкость и мужество, 24 июля 1942 года было присвоено звание Героя Советского союза, посмертно.

Памятник герою Ивану Пьянзину расположен на месте его героической гибели. Рядом с могилами, обнаруженных на этом месте, останков Советских бойцов. Имена многих из них до сих пор остаются неустановленными, а на надгробиях выбита надпись: «Неизвестные защитники Севастополя».

Герои 365-ой зенитной батареи Севастополя

13 июня 1942 года 365-ая зенитная батарея Севастополя и ее командир И.С. Пьянзин совершили бессмертный подвиг.


Иван Пьянзин

365-ая зенитная батарея занимала стратегически важное положение в обороне города благодаря чрезвычайно удобной позиции. Зенитчики, прикрывая бухту, вели огонь не только по авиации, но и по бронетехнике врага и даже по большим скоплениям пехоты. Неудивительно, что гитлеровцы всеми силами стремились захватить высоту, не считаясь ни с какими потерями. Первый и второй командиры батареи старший лейтенант Н. Воробьев и лейтенант Е. Матвеев были тяжело ранены, поэтому 10 июня командование принял старший лейтенант И. Пьянзин, прибывший на батарею с двумя матросами пополнения.


Позиции 365-й батареи

С каждым днем атаки немцев все ужесточались, а силы оборонявшихся таяли, поскольку пополнений больше не было. Некому было заниматься множеством раненых, поскольку ни один боец не мог покинуть свой пост. Защитники страдали от голода и жажды, нуждались в боеприпасах, продовольствии и боеприпасах, но, как скала, стояли на своем посту, не позволяю врагу пробиться к Северной бухте в районе Инкермана. Ночью 12 июня 1942 года командир дивизии выслал на 365-ую батарею шесть матросов пополнения. Они привезли с собой все необходимое для бойцов батареи и смогли эвакуировать всех раненых, что незначительно облегчило положение защитников. Больше помощи не было.

Под командованием Пьянзина личный состав уничтожил 11 самолетов противника, 3 танка и около 100 вражеских солдат и офицеров. Будучи раненым, старший лейтенант продолжал руководить боем и лично подбил танк и уничтожил до взвода солдат противника. 13 июня 1942 года гитлеровцы все же сумели прорваться к огневой позиции. В том бою Пьянзин получил еще одно тяжелое ранение, но, как командир, не смог бросить своих людей в критической ситуации, так как немецкая пехота уже подобралась почти вплотную к орудийным дворикам. По приказу Пьянзина оставшиеся в живых защитники батареи пошли в контратаку и в жестокой рукопашной схватке отбросили немцев, но это стоило слишком больших жертв — в живых осталось всего несколько человек, причем все они получили ранения различной степени тяжести. Фашисты, понимая, что силы защитников уже на исходе, быстро перегруппировались и вновь пошли в атаку при поддержке 7 танков. Понимая, что сил отбить атаку уже нет, потерявший много крови старший лейтенант И.С. Пьянзин передал в эфир: «Отбиваться нечем. Почти весь личный состав выбыл из строя. Открывайте огонь по нашим позициям».

Это были последние слова героя. Советская артиллерия сосредоточила огонь нескольких батарей и сравняла высоту с землей. Все защитники батареи погибли, но тело ее командира-героя удалось обнаружить. Иван Пьянзин был похоронен на кладбище поселка Дергачи близ Севастополя. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 24 июля 1942 года старшему лейтенанту Пьянзину Ивану Семёновичу посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

Единственным памятником, увековечившим подвиг бойцов и командиров РККА, защищавшим 365-ую зенитную батарею, является памятник И.С. Пьянзину, с расположенными по обеим сторонам братскими могилами с останками бойцов и командиров, найденными на месте боев за высоту. К сожалению, большая часть останков не идентифицирована и на надгробных плитах еще долго будет выбита надпись – «Неизвестные защитники Севастополя».

Читать еще:  Правила дуэли на холодном оружии в конце XIX века

Источник информации о 365-й зенитной батареи: сайт «battlefield.ru».

Если у Вас есть фотоснимки о 365-й зенитной батареи, просим выкладывать их в комментариях этого поста.

Если вам понравился этот репортаж, то Давайте дружить. Для перепоста воспользуйтесь кнопкой «Поделись с друзьями» и/или нажмите иконки внизу. Спасибо за внимание!

Подвиг 365-й батареи

На северной стороне Севастополя вблизи железнодорожной станции Мекензиевы Горы находится высота с отметкой 60.0. С этой высоты открывается полная панорама Севастополя, но окажись на ней артиллерия противника, городу было бы несдобровать. Кроме того, с высоты 60.о открывался кратчайший путь к Севастопольской бухте Именно на этой высоте в 1942 году держала оборону 365-я зенитная батарея, прикрывавшая северную сторону города и Севастопольскую бухту на протяжении всей Героической обороны Севастополя.
История 365-й батареи началась в 1855 году, когда над изгибом дороги, ведущей на Северную сторону, на треугольном холме был построен один из нагорных редутов. Первоначальное его назначение было не допустить переправки противника через бухту. Поэтому его фас был развернут в сторону бухты. В 1876 году редут был перестроен, его фас был развернут в сторону суши. На рубеже ХIХ и ХХ веков ниже редута строится большая казарма для пехотных подразделений, защищающих сухопутный обвод крепости Севастополь. В 1914 году на территории редута, представлявшего собой земляное укрепление, окруженное рвом и валом, устанавливается зенитная батарея из четырёх 75-мм пушек Канэ. Пушки были установлены на станках Меллера, на бетонных основаниях, расположенных по квадрату. В казармах форта располагаются зенитные подразделения царской армии. Рядом с ним, буквально в 150 метрах, в 1935 году расположилась 77-я стационарная батарея. В августе 1941 года по приказу Н. Г. Кузнецова батарея № 77 передислоцирована, и с августа по ноябрь ее позиции оставались пустыми. 31 октября на это место прибыла 365-я зенитная батарея. Она состояла из двух зениток Лендера. Первым командиром батареи был Николай Андреевич Воробьёв.
Утром 31 декабря 1941 года гитлеровские войска стали штурмовать высоту 60.0: вначале она подверглась массированному обстрелу, затем последовала танковая атака, следом за которой шла пехота. Благодаря удобной позиции, на которой располагалась батарея, зенитчики могли вести огонь не только по самолетам, но и прямой наводкой по наступающей пехоте и бронетехнике врага, не давая им выйти к бухте. Поэтому понятно, что фашисты стремились захватить высоту любой ценой, не считаясь с большими потерями.
Командир 365-й батареи младший лейтенант Воробьёв читает бойцам политинформацию.
Две пушки батареи при обороне подбили три танка, а сам Николай Воробьёв применил военную хитрость — с помощью взятой у убитого им немецкого снайпера-корректировщика ракетницы направил огонь орудий противника на немецких солдат, прорвавшихся на огневую позицию батареи. Немецкие войска отступили, но через час повторили атаку, которая также была отбита. Зенитчики били бронебойными снарядами по танкам, зажигательными — по машинам, шрапнелью — по пехоте. Краснофлотцы точным огнем из автоматов и бросками гранат останавливали фашистов, яростно лезших на батарею. После неудачного штурма немцы стали называть батарею «Форт Сталин».
Расчёт второго орудия батареи под командованием младшего сержанта Степана Данича

Младший сержант Данич
Старший лейтенант Воробьёв незадолго до ранения
7 июня 1942 года Николай Воробьёв был тяжело ранен в голову и эвакуирован на Большую землю. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 14 июня 1942 года за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецко-фашистским захватчиками и проявленные при этом мужество и героизм лейтенанту Воробьёву Николаю Андреевичу было присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» (№ 859).
После окончания войны он продолжил службу в армии. С 1949 года майор Воробьёв служил начальником сержантской школы. В послевоенные годы он пользовался большой популярностью среди севастопольцев, как один из героических защитников города, и неизменно открывал все послевоенные парады. Однако в 1952 году дочка сожительницы, ревновавшая Воробьёва к матери, обвинила его в изнасиловании. Воробьёву дали шесть лет, лишили геройского звания, а вскоре после освобождения он умер.
После тяжелого ранения Воробьева, 8 июня 1942 года командование принял лейтенант Е. М. Матвеев. 9 июня, во время боя, от прямого попадания снаряда обвалилось перекрытие, где находился Матвеев. Когда лейтенанта освободили от завалов, он ничего не слышал и очень плохо видел. Матвеева также пришлось эвакуировать.
Последним командиром батареи был старший лейтенант Иван Семенович Пьянзин.
Под командованием Пьянзина личный состав уничтожил 11 самолетов противника, три танка и около ста вражеских солдат и офицеров. Будучи раненым, старший лейтенант продолжал руководить боем и лично подбил танк и уничтожил до взвода солдат противника. .
В ночь на 12 июня 1942 года по приказу командира дивизии в расположение 365-й батареи отправили шесть матросов. Они везли с собой все необходимое для бойцов батареи. Доехав на машине до Братского кладбища, пришлось машину оставить и добираться до батареи пешком. До рассвета с батареи были эвакуированы все раненые.
13 июня 1942 года гитлеровцы прорвались к огневой позиции. В этом бою Пьянзина тяжело ранило, но командир не смог бросить своих людей в такой критический момент, так как немецкая пехота уже подобралась почти вплотную к орудийным дворикам. По приказу Пьянзина оставшиеся в живых защитники батареи в отчаянии стремительно контратаковали и схватились с немцами в рукопашную. Атака немцев была отбита, но защитникам это стоило слишком больших жертв. В живых осталось шесть человек, все поголовно раненные. Немцы, понимая, что силы защитников на исходе, быстро перегруппировались и вновь атаковали при поддержке 7 танков. Понимая, что эту атаку отбить уже не получится, потерявший много крови старший лейтенант И.С. Пьянзин передал в эфир следующее: «Отбиваться нечем. Почти весь личный состав выбыл из строя. Открывайте огонь по нашим позициям».
Это были последние слова Пьянзина. Наша артиллерия сосредоточила огонь нескольких артбатарей и превратила высотку в кашу. Все батарейцы погибли. Но тело геройского лейтенанта удалось найти. Иван Пьянзин был похоронен на кладбище поселка Дергачи под Севастополем.
Указом Президиума Верховного Совета СССР от 24 июля 1942 года старшему лейтенанту Пьянзину Ивану Семёновичу посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.
За семь десятилетий высота покрылась редким дубовым леском, на ее склонах выросли дачные кооперативы. Но и сейчас многое напоминает о тех тяжелых боях. В местах, где непосредственно располагались орудия до сих пор видны воронки от снарядов и авиационных бомб, вся местность изуродована ими, напоминая лунный пейзаж. Просматриваются полузасыпанные окопы, ходы сообщений.
Несмотря на время, на высоте сохранились командный пункт, орудийные дворики, железобетонные короба линий связи, остатки разрушенных в 1942 году казарм. На обломках стен еще до недавнего времени можно было прочесть надпись сделанную краской «Смерть фашизму!»

Читать еще:  «До чего же живучи эти русские ведьмы!». Схватка со смертью Анны Егоровой

365-я зенитная батарея. Часть II

365-я зенитная батарея (в немецких источниках — форт «Сталин») прославилась во время второго штурма Севастополя. Бои начались 17 декабря 1941 года и сразу же приобрели ожесточенный характер. Вот несколько выдержек из боевых донесений 22-й пехотной дивизии Вермахта, наступавшей в 4-м секторе обороны Севастополя, где находилась 365-я батарея:

«…Чтобы подавить огонь ДОТа, находившегося северо-восточнее форта «Сталин», который сопротивлялся 2 дня в условиях полного окружения, пришлось одного за другим уничтожить всех его защитников…»;

«…Русские пленные, захваченные легкоранеными, часто разоружают конвоиров и с трофейным оружием возобновляют сопротивление в ближайшем тылу немецких войск…».

Батарея постоянно вела огонь как по воздушным, так и по наземным целям — в соответствии с заявками, поступавшими от пехотных частей. Несмотря на то, что 20 декабря из состава 365-й батареи два орудия без личного состава были переданы 366-й батарее (где после боев оставалось лишь одно орудие), 22 декабря батарея накрыла скопление сил противника мощным огневым налетом.

23 декабря батарея настолько удачно провела стрельбы по ущелью, идущему от Бельбекской долины, что командир кавалерийского полка, оборонявшегося на этом участке, лично прибыл на высоту и в благодарность подарил Воробьеву (к тому времени получившему звание старшего лейтенанта) дорогую казацкую шашку. Батарея обстреляла наступавшую немецкую колонну, выпустив 192 снаряда за несколько минут. Ущелье было буквально завалено трупами немцев.

27 декабря 1941 года немецкие войска заняли важную стратегическую точку — железнодорожную станцию Мекензиевы горы. С этого момента батарею обстреливала не только артиллерия, но и минометы, а немецкие корректировщики с высот стали точнее корректировать огонь.

Упорная оборона 365-й батареи не осталась незамеченной немецким командованием. Командующий 11-й немецкой армией фельдмаршал Эрих фон Манштейн в своих мемуарах «Утерянные победы» вспоминал: «В боях за упорно обороняемые противником долговременные сооружения войска несли большие потери… острие наступающего клина приблизилось к форту «Сталин», взятие которого означало бы, по крайней мере, овладение господствующим над бухтой Северной НП [наблюдательным пунктом] для нашей артиллерии».

28 декабря радиоразведка Приморской армии, оборонявшей Севастополь, перехватила немецкий приказ, переданный в эфир открытым текстом: «Ударом с воздуха и с земли уничтожить батарею противника на отметке 60,0». Далее последовал еще один приказ: «Вечером роты сосредоточить в районе Мекензиевых гор. Никакого отдыха. Только небольшие группы. Задача будет очень трудной».

Начальник артиллерии Приморской армии полковник Н. К. Рыжи лично предупредил командира 365-й батареи старшего лейтенанта Н.А. Воробьева о готовящейся атаке противника. Командованию артиллерией 4-го сектора было разрешено сосредотачивать весь свой огонь на подступах к 365-й батарее и запрашивать огонь всей севастопольской артиллерии, способной достать огнем до высоты 60,0.

30 декабря усилия немецких артиллеристов увенчались успехом — два крупнокалиберных снаряда почти одновременно попали в орудийные дворики батареи, в результате чего два ее расчета погибли полностью. Удалось выжить лишь командиру одного из орудий сержанту Ивану Стрельцову, находившемуся в это время на КП. Его зенитка получила повреждение – был пробит ствол. Именно она сейчас экспонируется в дворике музея Черноморского флота РФ.

30 декабря на батарее осталось только одно орудие, а уже на следующий день бои за нее достигают своего апогея. 31 декабря батарейцы отбили психическую атаку, когда немецкие солдаты наступали на них в полный рост в абсолютной тишине. Такие атаки приносили успех, если противник был деморализован. На батарее же паники не было, даже когда в критический момент боя несколько десятков вражеских автоматчиков прорвались через ее проволочное заграждение и заняли дальномерный и пулеметный котлованы. Чтобы остановить атаку, старший лейтенант Воробьев, используя ракетницу убитого им накануне немецкого корректировщика, начал стрелять ракетами в сторону котлована, чем вызвал огонь немецких батарей. Два немецких снаряда попали точно в дальномерный котлован и все находившиеся в нем немецкие автоматчики погибли. Немцы, находившиеся в другом котловане, бежали, опасаясь собственных снарядов, и были перебиты батарейцами.

Читать еще:  Легендарная Дивизия "черных ножей"

В этот же день батарея снова подверглась атаке пехоты при поддержке САУ StuG-III, которые принимались зенитчиками за танки. Три САУ были подбиты из последнего остававшегося орудия, одна из них — лично командиром батареи. Остальные батарейцы со стрелковым оружием в руках отражали штурм. Немецкие войска отступили, но через час повторили атаку, которая также захлебнулась. Когда положение оборонявшихся стало критическим, Воробьев вызвал огонь на себя.

К концу последнего дня 1941 года на территории батареи было убито и ранено более 300 немцев. В общей сложности по высоте 60,0 севастопольскими орудиями в этот день было выпущено 854 снаряда. За проявленный героизм командиру батареи было присвоено звание Героя Советского Союза.

Третий штурм Севастополя батарея встретила в трехорудийном составе — вдобавок к последнему оставшемуся орудию ей были переданы две зенитки расформированной 364-й батареи. Свой последний бой форт «Сталин» принял без старшего лейтенанта Воробьева. 7 июня 1942 года он был тяжело ранен в голову и эвакуирован в Новороссийск. 8 июня командование принял лейтенант Е. М. Матвеев, но ненадолго — 9 июня, во время боя, прямым попаданием снаряда было разрушено перекрытие, под которым он находился. Когда лейтенанта извлекли из завала, он ничего не слышал и очень плохо видел, поэтому 10 июня командование батареей принял старший лейтенант И.С. Пьянзин, прибывший на высоту вместе с двумя матросами.

В те дни батарея вела тяжелые бои с частями 22-й пехотной дивизии Вермахта, вновь наступавшими с Мекензиевых гор. С 10 июня она практически находилась в окружении, не хватало воды и продуктов, скопилось много раненых.

Ночью 12 июня 1942 года сорок моряков, направленных на усиление гарнизона батареи, на грузовике добрались до находящегося рядом с высотой 60,0 братского кладбища. Оттуда они на себе доставили на батарею провизию и воду, а также вынесли к грузовику раненых, которые до рассвета были эвакуированы. На батарее оставалось целым только одно орудие, но за ночь защитникам удалось починить второе. Опустевший бункер боезапаса на западном склоне высоты был переоборудован в пулеметный ДЗОТ, вооруженный счетверенным пулеметом «Максим». Кроме того, разведчики батареи выкрали у немцев миномет и большое количество боеприпасов к нему. Командиром минометного расчета стал специалист по оружию старшина Нагорянский, взявший себе в помощники двух краснофлотцев. Прикрывали миномет пулеметчики и снайпер Антон Шкода.

13 июня 1942 года настал последний день 365-й зенитной батареи. Начиная с 3:00 она подвергалась массированным атакам пехоты и бронетехники противника. Командир батареи старший лейтенант И. С. Пьянзин лично подбил три вражеских танка и уничтожил до взвода гитлеровцев. К полудню все орудия батареи вышли из строя, однако защитники батареи продолжали вести неравный бой. Об их героизме говорит содержание последних телефонных переговоров И. С. Пьянзина с командованием:

«12–03. — Нас забрасывают гранатами, много танков, прощайте, товарищи, кончайте победу без нас!».
«13–07. — Ведем борьбу за ДзОТы, только драться некому, все переранены!».
«16–10. — Биться некем и нечем, открывайте огонь по компункту, тут много немцев!
—- Не спешишь, Иван?
— Нет, — открывайте огонь, немедленно… Вызываю огонь на себя!»

Перед тем как вызвать огонь на себя, Пьянзин приказал эвакуироваться всем легкораненым батарейцам. Командование этой группой было доверено краснофлотцу Липовенко, которому удалось вывести ее к позициям соседней 366-й батареи (форт «Ленин»). Впоследствии Липовенко погиб в боях за 366-ю батарею.

При взятии высоты 60,0 в плен попали 14 бойцов, еще пятеро бойцов перешли на сторону противника. Когда немцы уже занимали позиции батареи и собирали своих убитых, из-под разрушенного блиндажа открыл огонь чудом уцелевший расчет пулемета. Руины блиндажа были забросаны гранатами, и немцы решили, что добили всех. Но ночью из-под обломков выбрались командир отделения Иван Шелег и краснофлотцы Михайлов, Марченко, Ванюшенко. Им удалось ползком пробраться к своим, а спустя сутки бойцы одного из наблюдательных постов нашли и вынесли с батареи окровавленного, но еще живого сержанта Ивана Стрельцова.

Наиболее «упрямых» советских бойцов немцы запрещали погребать, поэтому защитников 365-й батареи смогли похоронить в братской могиле рядом с ней только после освобождения Севастополя. Пьянзин был найден на своем КП и опознан по сохранившимся на костях руки нашивкам формы и парусиновым туфлям, которые он, вопреки уставу, носил на батарее. Кроме него смогли опознать лишь несколько человек.

Участвуя в обороне Севастополя в течение двухсот тринадцати дней, 365 зенитная батарея сбила 5 (по другим данным — 11) самолетов противника, подбила 6 (по другим данным — 8) танков, отбила пятнадцать вражеских атак. Почти все батарейцы пали смертью храбрых. Из личного состава батареи трое – два ее командира, старшие лейтенанты Воробьев и Пьянзин, а так же краснофлотец Петр Липовенко получили звания Героя Советского Союза. Двое последних – посмертно.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector