10 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Вторая мировая война: Стальной кулак Гитлера » Военные люди

Вторая мировая война: Стальной кулак Гитлера » Военные люди

Зарегистрируйтесь / авторизуйтесь на сайте, чтобы не видеть рекламные блоки.

Закон о создании вооружённых сил был принят спустя два года после прихода к власти Гитлера, 16 марта 1935 года. В цикле 4 серии: Люфтваффе, Подводные лодки, Бронетанковые войска, Элитные части Вермахта.

К 1 сентября 1939 года были сформированы 12 армейских корпусов из 38 дивизий, общей численностью 582 000 человек. Общая численность вермахта составляла 4,6 миллиона человек.
К началу Второй мировой войны общая численность вермахта составляла 3 214 000 человек.

На 22.06.1941 общая численность вермахта составляла 7 234 000 человек. В Сухопутных силах имелось 103 дивизии, среди них 43 пехотных, в том числе 21 укомплектованных не полностью на западной границе. На востоке находилось 55 крупных военных соединений и несколько более мелких. Здесь же находились и вооружённые подразделения войск СС, которые с конца 1939 стали называться «Ваффен—СС»

Всего в 1939—1945 г. в вооруженные силы Германии было призвано 21 107 000 человек.

Фильм 1. Люфтваффе (Luftwaffe)
Фильм 2. Подводные лодки (U-Boats)
Фильм 3. Бронетанковые войска (Panzers)
Фильм 4. Элитные части Вермахта ( Elite German Forces Of W.W.II)

История Люфтваффе тесно связана с именем Германа Геринга, военного летчика первой мировой войны. Адольф Гитлер, придя к власти, не забыл своего верного соратника, одарив его различными партийными и государственными должностями. Кроме того, Гитлер поручил ему восстановление немецких ВВС и назначил неофициальным главнокомандующим Люфтваффе. К 1939, к началу Второй Мировой Войны, Люфтваффе были одними из сильнейших ВВС мира. Их превосходство обеспечивалось, с одной стороны, опытом гражданской войны в Испании, с другой стороны новой тактикой и технологиями. Руководство Вермахта видело в Люфтваффе, прежде всего, «летающую артиллерию», инструмент поддержки войск. Таким образом, Люфтваффе создавались как один из инструментов «Блицкрига».

Документальный фильм из серии «Военная машина Гитлера» расскажет о подлодках — бесшумном оружии Третьего Рейха в битве за Атлантику. Разрабатывавшиеся и строившиеся в секрете, они были ближе к победе, чем любое другое оружие Германии. За время Второй Мировой (вплоть до мая 1945-го) немецкими подводниками было потоплено 2603 боевых корабля и транспортных судна союзников. При этом погибло около 100 тысяч моряков военного и торгового флота. Германские субмарины были настоящим кошмаром для английских и американских моряков. Они превратили Атлантику в настоящий ад, где среди обломков и пылающего топлива отчаянно взывали о спасении жертвы торпедных атак. Это время будет справедливо назвать периодом расцвета тактики «волчьих стай», которая была непосредственно разработана для атак на большие транспортные караваны. Название полностью соответствовало ее сути- именно так охотятся на свою добычу волки. После обнаружения конвоя, параллельно его курсу сосредотачивалась группа подводных лодок. Проведя первую атаку, она затем обгоняла конвой и разворачивавлась на позиции для нового удара.

Генерал-полковник Хайнц Гудериан вошел в военную историю как создатель легендарных панцерваффе — танковых дивизий Третьего Рейха. Триумфальные победы, с которых началась для Германии Вторая Мировая война, стали возможными только благодаря наличию бронетанковых войск, которые создал и обучил Гудериан, и его смелому командованию этими войсками вопреки осторожности вышестоящего командования. Бронетанковые войска — элитные танковые корпуса Гитлера были стальным кулаком его армии. Прокладывавшая себе путь вглубь вражеских позиций бронированная техника отличалась скоростью и мощью. Познакомьтесь с беспрецедентным могуществом передовых технологий германского производства: гусеницами и шквальным огнем. Документальный фильм из серии «Военная машина Гитлера» расскажет о значение танковых войск во Второй Мировой войне — главной ударной мощи сухопутных сил гитлеровской армии в различных операциях на всех театрах военных действий 1939-1945 годов.

Документальный фильм из серии «Военная машина Гитлера» расскажет о четырех основных элитных подразделениях СС: Лейбштандарт «Адольф Гитлер», «Рейх», «Мертвая голова» и «Викинг». Это четыре классические дивизии СС, которые получили 55% всех рыцарских крестов, вручавшихся бойцам Ваффен СС и полицейским подразделениям в ходе войны. Восхищение, которое люди, особенно на Западе, испытывают перед немецкой армией времен Второй Мировой войны, вызвано ее реальными боевыми успехами, очевидным превосходством немецкого солдата, основанном на лучшем вооружении, и немецкой пропагандистской машиной, превратившими Вермахт в самую мощную армию в мире. Веральский договор, который Германия подписала после поражения в Первой Мировой, нанес ущерб немецкой экономике и национальной гордости. Дизайнеры Мерседес-Бенца не только искусно замаскировали 520 см длины машины, главное – они сделали новый флагман гораздо более солидным, чем предыдущий. Немцы считали это несправедливым, и Гитлер воспользовался этой возможностью для создания своей военной машины. Самым одиозным из всех германских военных соединений того времени была СС (Шутцштаффельн). СС начиналась как элитное охранное и полицейское подразделение нацистской партии в 1925 году. Но с началом войны СС разделилась на две ветви — Альгемайнен СС, действовавшая как внутренняя полиция, и Ваффен СС — фронтовые соединения.

Немецкие солдаты во Второй Мировой: почему они были лучшими и почему они проиграли.

«Пропаганда является неизбежным ингредиентом современных конфликтов», — отметил британский журналист и историк Макс Гастингс. «Во время Второй Мировой Войны считалось необходимостью, чтобы народы Союзников убедились в качественном превосходстве своих бойцов над противником. Один [американский] пехотинец или один [британец] томми стоил трех тупоголовых фрицев. Роботы Гитлера никогда не могли сравниться с воображением и инициативой союзных солдат на поле боя . «Известные военные американские кинофильмы изображали немецких солдат тупыми. Гастингс отмечает, что в течение десятилетий после войны «дух военного нарциссизма, подпитываемый такими фильмами, как «Самый длинный день» (про высадку в Нормандии), «Мост слишком далеко» (сражение в Голландии) и «Битва в Арденнах», увековечили мифические образы союзных и немецких армий.»[1]

В соответствии с превалирующим пропагандистским образом врага, британский премьер-министр пренебрежительно относился к немецким солдатам и офицерам. В 1941 в радиообращении Уинстон Черчилль говорил о «нацистской военной машине, с ее грохотом, щегольскими прусскими офицерами . [и] тупыми, натренированными, покорными, жестокими массами гуннских солдат, усердными как рой саранчи.»[2]

Как и многое другое, что было рассказано общественности о Второй Мировой войне, этот унизительный образ не имеет отношения к реальности. Специалисты военной истории, которые изучали этот вопрос пришли к выводу, что солдаты Вооруженных Сил Германии — Вермахта — сочетали непревзойденные способности и находчивость на протяжении почти шести лет конфликта.

Тревор Дюпюи, известный американский военный аналитик, полковник армии США, автор многочисленных книг и статей, изучал эффективность солдат Второй Мировой Войны. «В среднем», — заключил он, «100 немецких солдат были эквивалентом 120 американских, британских или французских солдат, или 200 советских солдат». Дюпюи писал, что: «немецкая пехота неизменно наносила потери на 50 % больше, чем противостоящие им английские и американские войска при любых обстоятельствах [выделено в оригинале]. Эти пропорции соблюдались и при атаке и при обороне, и когда у них было численное превосходство и когда, как это обычно происходило, они были в меньшинстве, когда они имели превосходство в воздухе, и когда его не было, когда они выигрывали и когда проигрывали.»[3]

Другие авторитетные военные историки, такие как Мартин Ван Кревельд и Джон Киган дали сопоставимые оценки. Макс Бут делает аналогичный вывод в своем детальном исследовании, «War Made New». «Лицом к лицу», — пишет военный историк, — Вермахт был, вероятно, самой грозной боевой силой в мире, по крайней мере, до 1943 года, если не позднее. Немецкие солдаты были известны тем, что проявляли больше инициативы, чем солдаты демократических Франции, Великобритании и Соединенных Штатов.[4]

Другой ученый Бен Х. Шепард, автор нескольких книг и преподаватель истории в университете Глазго в Шотландии в своей недавней детальной работе, «Hitler’s Soldiers: The German Army in the Third Reich» , развенчивает миф о немецких военных, бывших якобы послушными зомби.»На самом деле, Вермахт поощрял такие качества, как гибкость, дерзость и самостоятельность», и «нацистская идеология придавала большое значение таким качествам, как мужество, выносливость, находчивость, сила характера, а также товарищество.» Шепард также пишет, что «немецкая армия была превосходно организована. На всех уровнях немецкая армия была более эффективно организована, чем все противостоящие ей армии. «[5]

Характеризуя кампанию 1940 года во Франции, Шепард пишет:». Именно собственная сила немцев позволила им так эффектно восторжествовать. Среди прочего, они извлекли выгоду из своего творческого и смелого оперативного плана. На всех уровнях немцы обладали такими качествами как смелость и приспособляемость, а также обладали способностью реагировать на быстро меняющуюся ситуацию на поле боя . Качества немецкого солдата, а также способность командиров всех уровней мыслить и действовать независимо и эффективно, действительно были ключом к немецкой победе . » [6]

«Даже после того, как ход войны изменился», — пишет он, «немецкие войска сражались хорошо.» «Немецкая армия добилась своего первоначального успеха благодаря высокому уровню подготовки, сплоченности и моральному духу своих войск, а также благодаря отличной координации с Люфтваффе [ВВС] . В Нормандской кампании [июнь-июль 1944 года] многое из качественного превосходства немецкого солдата сохранилось. Исчерпывающий анализ [немецких] войск в Нормандии дает вывод о том, что, при прочих равных условиях, 100 немецких солдат выигрывают бой у 150 солдат союзников.” [7]

Читать еще:  Танк Т-90 «Владимир» » Военные люди

«В результате всего этого, — говорит Шепард, — немецкие армейские подразделения проявили большую выдержку в обороне [то есть, в последние годы войны]. Они также проявили большую находчивость и гибкость . Начиная с 1943 года, немецкая армия проводила боевые действия с беспрецедентным упорством, против все более грозной Красной Армии на Востоке, а также против коалиции западных союзников, которая все больше снабжалась экономической и военной мощью Соединенных Штатов.»[8]
Макс Гастингс в своем исследовании «Overlord», посвященному высадке союзников в 1944 году на севере Франции, и последующей за ней кампанией, пишет:[9]

«Союзники в Нормандии столкнулись с лучшей армией этой войны, одной из величайших, какую когда-либо видел мир . Огромное значение имело качество оружия немцев – прежде всего танков. Их тактика была виртуозной . Их младшие командиры было намного лучше, чем у американцев, а возможно также и у британцев . На протяжении Второй Мировой Войны, где бы британские или американские войска ни встречали немцев в более менее равных условиях, немцы одерживали победу. Они обладали исторической репутацией грозных солдат. При Гитлере их армия достигла расцвета.»

Кроме того, Гастингс указывает, что немцы воевали техникой и оружием, которые обычно были лучше, чем у их противников. «Качество оружия и танков, даже в 1944 году, существенно обгоняло образцы союзников в каждом виде вооружения, кроме артиллерии и транспорта», — пишет он. Даже в последние годы войны «немецкие пулеметы, минометы, противотанковое оружие и бронетранспортеры превосходили британские и американские. Прежде всего, Германия обладала лучшими танками.» [10]

«На протяжении всей войны показатели немецких солдат оставались непревзойденными. Американцы, как и англичане, никогда не соответствовали необычайному профессионализму немецкого солдата», — пишет Гастингс. «. немецкие солдаты обладали сверхъестественной способностью превращаться из мясников и банковских клерков в настоящих тактиков. Одним из самых абсурдных пропагандистских клише был образ нацистского солдата как тупоголового исполнителя. На самом деле, немецкий солдат почти всегда проявлял гораздо большую гибкость на поле боя, чем его союзный коллега . непреложной истиной является то, что Вермахт Гитлера был выдающейся боевой силой Второй Мировой Войны, одной из величайших в истории.» [11]

После войны Уинстон Черчилль дал более правдивый комментарий, чем в 1941 году. В своих мемуарах он сравнил действия британских и немецких войск в норвежской кампании апреля-июня 1940 года — впервые, когда солдаты этих двух наций столкнулись друг с другом в бою.

«Превосходство немцев в планировании, управлении и энергичности было вполне обыкновенным», — писал Черчилль. «В Нарвике смешанные немецкие подразделения численностью едва ли шесть тысяч сил удерживали бухту в течение шести недель от двадцати тысяч союзных войск, и, хотя те их выгнали из города, чуть позже немцы увидели, как они [союзники] эвакуируются . Через семь дней немцы пересекли дорогу от Намсуса до Мушёэна, которую британцы и французы объявили непроходимой . Мы, которые обладали морским превосходством и могли высадиться куда угодно на незащищенное побережье, были выведены из игры противником, который перемещался по суше на очень большие расстояния с серьезными препятствиями. В этой норвежской кампании некоторые из наших элитных войск, шотландцы и ирландская гвардия, были сбиты с толку энергией, предприимчивостью и подготовкой гитлеровской молодежи.» [12]

Высшие британские военные деятели были также поражены мастерством, упорством и дерзостью своих противников. «К сожалению, мы сражаемся с лучшими солдатами в мире — какие парни!»,- писал генерал-лейтенант сэр Гарольд Александр, командующий 15-й армейской группой в Италии, в отчете от марта 1944 года в Лондоне. Один из лучших офицеров штаба генерала Монтгомери, бригадный генерал Фрэнк Ричардсон, позже сказал о немецких солдатах: «я часто задавался вопросом, как мы их когда-либо побеждали.» [13]

Аналогичные взгляды разделяли и другие участники с обеих сторон конфликта. Итальянский лейтенант артиллерии Эудженио Конти, который принимал участие вместе с подразделениями других европейских наций в ожесточенных боях на Восточном фронте зимой 1942-43 годов, позже вспоминал: «я . спрашивал себя. .. что бы с нами стало без немцев. Я неохотно вынужден был признать, что в одиночку мы, итальянцы, оказались бы в руках врага. Я. благодарил небеса, что они были с нами там в колонне. Без тени сомнения, как солдатам им нет равных. [14] Офицер армии США, воевавший в Бельгии в конце 1944 года, лейтенант Тони Муди, позже рассказал о том, как он и другие американские G.I. характеризовали своих противников: «мы чувствовали, что немцы были намного лучше подготовлены, лучше оснащены, и были лучшей боевой машиной, чем мы.» [15]

Даже в последние недели войны, когда перспективы действительно были мрачными, гитлеровцы продолжали сражаться с удивительной силой — как признавалось в докладе советской разведки от марта 1945 года: «большинство немецких солдат осознали безнадежность ситуации после того, как наступил январь, хотя некоторые все еще выражают веру в немецкую победу. Тем не менее, нет никаких признаков краха морального состояния противника. Они все еще борются с упрямой настойчивостью и несгибаемой дисциплиной.» [16]

Милован Джилас был важной фигурой в партизанской армии Тито, а после войны служил на высоких постах в Югославии. Оглядываясь назад, он вспоминал о стойкости и мастерстве немецких солдат, которые медленно отступали из трудных горных районов в самых сложных условиях: «немецкая армия оставила след героизма . Голодные и полуобнаженные, они расчищали горные оползни, штурмовали скалистые вершины, прорубали обходы. Самолеты союзников использовали их как медленно движущиеся мишени. . В конце концов они прошли, оставив память о своей воинской доблести.» [17]

Какой бы великолепной не была бы подготовка, преданность и находчивость бойцов Германии, и каким бы высоким не было качество их танков, пулеметов и другой техники, этого было недостаточно, чтобы компенсировать большое количественное превосходство их противников.

Несмотря на ограниченные ресурсы, и особенно, постоянный дефицит нефти, а также другие серьезные проблемы, немецкая нация и ее лидеры проявили исключительную организационную способность, изобретательность и приспособляемость в 1942, 1943 и 1944 годах в использовании имеющихся людских и материальных ресурсов для резкого увеличения производства высококачественного оружия и техники. Но в тот же период Советский Союз и Соединенные Штаты использовали свои гораздо более богатые природные ресурсы и кадровые резервы, чтобы получить гораздо большее количество оружия, кораблей, бомбардировщиков, истребителей, танков и артиллерии.

Прежде всего, у крупных союзных держав было гораздо больше людей, которых можно было отправить на войну, и еще больше людей, которых можно было использовать у себя дома в тылу, чтобы обеспечить всем необходимым свои войска. Именно численное превосходство стало в конечном счете решающим. Вторая мировая война в Европе была победой количества над качеством.

Несмотря на то, что их страна пережила еще более сокрушительные лишения, разрушения и страдания, по мере того, как их города все больше разрушались, немецкие солдаты на фронте, которых поддерживал дома их народ, проявили огромную самоотверженность, дисциплину и находчивость, демонстративно выдерживая количественно превосходящие силы огромных вражеских держав.

Этот момент был подчеркнут в последнем мрачном коммюнике немецких вооруженных сил, изданном 9 мая 1945 года: [18] «Немецкий вермахт, в конце концов, с честью подчинился намного превосходящим его силам противника. Немецкие солдаты, верные данной клятве, служили своему народу и навсегда останутся в памяти соотечественников. До последнего момента родина всеми силами, в тяжелейших условиях поддерживала их. История вынесет позже свой справедливый и беспристрастный приговор и по достоинству оценит неповторимые заслуги фронта и населения страны. Противник тоже не сможет не оценить подвиги и жертвы немецких солдат на суше, на море и в воздухе.»

[1]. Max Hastings, «Their Wehrmacht Was Better Than Our Army,» The Washington Post, May 5, 1985. В популярном еженедельном американском телешоу «Combat!» (1962-1967), небольшое подразделение американских солдат, развернутых во Франции в 1944 году, рутинно и легко убивало большие группы немецких войск. В каждом эпизоде популярного ситкома американского телевидения «Hogan’s Heroes» (1965-1971) немцы, и особенно немецкие военные, изображались робкими, глупыми и трусливыми, в то время как солдаты союзников, особенно американцы, всегда были умными, находчивыми и креативными.
[2]. Churchill radio address of June 22, 1941. Quoted in: Winston Churchill, The Second World War, volume 3/ “The Grand Alliance” (Boston: Houghton Mifflin, 1950), p. 371.
[3]. Эта оценка Тревора Дюпюи впервые появилась в книге «A Genius for War: The German Army and the General Staff», 1807-1945 (1977), pp. 253-254. Обновленный вывод его работы на эту тему в: Trevor N. Dupuy, David L. Bongard and R. C. Anderson, Jr., Hitler’s Last Gamble (1994), Appendix H (pages 498-501). This quotation of Dupuy is given in: Max Hastings, Overlord: D-Day and the Battle for Normandy (New York: 1984), pp. 184, 326 (n. 30); John Mosier, Deathride: Hitler vs. Stalin, 1941- 1945 (Simon & Schuster, 2010), pp. 443-444 (note 48);
[4]. Max Boot, War Made New (New York: 2006), p. 462. See also pp. 238, 553.
[5]. Ben H. Shepherd, Hitler’s Soldiers: The German Army in the Third Reich (Yale University Press, 2016), pp. 524, 87, 396, 525.
[6]. Ben H. Shepherd, Hitler’s Soldiers (2016), pp. 87, xi.
[7]. Ben H. Shepherd, Hitler’s Soldiers (2016), pp. 87, 437.
[8]. Ben H. Shepherd, Hitler’s Soldiers (2016), pp. 533, xiii.
[9]. Max Hastings, Overlord: D-Day and the Battle for Normandy (New York: 1984), p. 24, 315-316.
[10]. M. Hastings, Overlord (1984), p. 24; M. Hastings, “Their Wehrmacht Was Better Than Our Army,” The Washington Post, May 5, 1985.
[11]. M. Hastings, “Their Wehrmacht Was Better Than Our Army,” The Washington Post, May 5, 1985.
[12]. Winston Churchill, The Second World War, volume 1/“The Gathering Storm” (Boston: 1948), pp. 582-583.
[13]. Max Hastings, Inferno: The World at War, 1939-1945 (NewYork: 2012 ), pp. 512, 520.
[14]. M. Hastings, Inferno (2012), p. 312. Source cited: Eugenio Conti, Few Returned: 28 Days on the Russian Front, Winter 1942-1945 (1997), p. 138.
[15]. M. Hastings, Inferno (2012), p. 572.
[16]. M. Hastings, Inferno (2012), p. 594.
[17]. M. Hastings, Inferno, pp. 586-587. Source cited: Milovan Djilas, Wartime (1980), p. 446.
[18]. Final German OKW armed forces communique, May 9, 1945.

Читать еще:  Основной танк Т-72 » Военные люди

Опубликовано с сокращением

Источник: German Soldiers of World War II: Why They Were the Best, and Why They Still Lost / by Mark Weber // Feb. 2018

Ленд-лиз для Гитлера

Традиционная историография II-й мировой рисует картину, в которой США доблестно бились с Германией и её союзниками, бросив огромные силы и ресурсы на борьбу с врагом. Однако, всё было, не совсем так: американские толстосумы и их верные друзья в правительстве США долгое время не могли позабыть своего верного довоенного союзника – Гитлера.

Пока американские солдаты доблестно гибли в Сицилии и на пляжах Нормандии, в руки нацистов из США потоком текло топливо, шли запчасти и новейшие технологии.

В 1931 году американская журналистка Аннетта Энтона из «Детройт Ньюз» брала интервью у нового лидера Германии Адольфа Гитлера. Над рабочим столом главного нациста корреспондентка заметила портрет главного американского автодельца Генри Форда. В ответ на удивление Аннеты, Гитлер искренне сказал: «Генри Форда я считаю своим вдохновителем».

Форд далеко не случайно оказался в числе кумиров фюрера. Именно благодаря Форду, а также ряду крупнейших толстосумов США, произошел скрытый рост военного потенциала Германии. В предвоенные годы экономика рейха росла как на дрожжах.

Наверное, наиболее типичным представителем американского бизнеса, и одновременно, большого друга Гитлера можно назвать Генри Форда – старшего. Будучи одним из главных воротил американского рынка, Генри Форд оказывал серьёзную финансовую поддержку НСДАП. В благодарность фюрер не только повесил его портрет в своей мюнхенской резиденции, но и с восхищением писал о Форде в своей книжке «Моя борьба». В ответ Форд ежегодно поздравлял «своего немецкого друга» с днем рождения, при этом дарил ему «подарок» стоимостью в 50 000 рейхсмарок.

Еще до начала войны гитлеровцы получили от фордовских филиалов в Германии, Бельгии и Франции 65 тысяч грузовиков. Кроме того, филиал Форда в Швейцарии отремонтировал тысячи немецких грузовиков. Ремонтировал германский автотранспорт и швейцарский филиал другого американского автогиганта «Дженерал моторс», который по совместительству являлся крупнейшим вкладчиком германского автоконцерна «Опель», успешно сотрудничая с ним всю войну и получая изрядные дивиденды. Но Форд был вне конкуренции!

По словам американского военного историка Генри Шнейдера, Форд помогал немцам в получении каучука, жизненно необходимого для германской промышленности. Мало этого, до самого начала Второй мировой войны владелец автогиганта США поставлял Гитлеру военную технику, за что в честь 75-летия Форда фюрер наградил юбиляра высшей наградой Третьего Рейха для иностранцев — «Большим крестом Немецкого Орла». Немецкий консул даже совершил поездку в Детройт, чтобы лично повесить Золотой крест со свастикой на грудь автомагнату. Форд пришел в восторг от этой награды. На грандиозном праздничном обеде, организованном в день юбилея – 30 июля 1938 года, присутствовало свыше 1500 самых богатых детройтцев.

Даже с началом второй мировой Форд не прервал сотрудничества с нацистами. В 1940 году Форд отказался собирать двигатели для самолётов воюющей с Германией Англии, в то время как во французском городе Пуасси его новый завод начал выпускать для гитлеровской армии авиадвигатели, грузовые и легковые автомобили, поступавшие на вооружение вермахта. И после 1941 года филиал «Форда» в оккупированной Франции продолжал производить грузовики для вермахта, а другой его филиал, в Алжире, снабжал гитлеровского генерала Роммеля грузовиками и бронеавтомобилями. Даже в апреле 1943, когда Советский Союз вёл кровопролитные бои с гитлеровцами, французские филиалы Форда работали исключительно для выгоды Германии. Грузовые «пятитонки» и легковые «форды» были основным армейским транспортом вермахта. Главным для корпорации оставался вопрос прибыли, которую она старалась получить любой ценой. В конце войны авиация союзников разбомбила завод в Пуасси, но такой же завод Форда в германском Кёльне не тронула, хотя почти весь старинный город был разрушен. Что примечательно, после войны компания «Форд», как и её мощный конкурент «Дженерал моторс», благодаря усилиям крупных адвокатов, добилась от правительства США получения компенсации «за ущерб, нанесённый их собственности на вражеской территории».

«Форд» был далеко не единственной американской корпорацией, приложившей руку к созданию германской военной машины. К моменту начала Второй мировой войны совокупные вклады американских корпораций в свои немецкие филиалы и представительства составляли порядка 800 миллионов долларов. Вложения компании Ford — 17,5 миллионов, Standard Oil of New Jersey (ныне существующей под вывеской Exxon) — 120 миллионов, General Motors — 35 миллионов, ITT — 30 миллионов.

Так, для авиации рейха американские компании поставили тысячи авиадвигателй и, главное, лицензии на их производство. Например, двигатели BMW «Хорнет», которыми был оснащён самый массовый транспортный самолёт Германии «Юнкерс-52», производились по лицензии американской компании Prat & Whitney.

General Motors в Германии принадлежал Opel. На заводах этой компании штамповалась бронетехника рейха, а также почти 50% силовых агрегатов бомбардировщиков Junkers-88. В 1943 году немецкий филиал General Motors разработал и стал выпускать моторы для Messerschmitt-262 – первого реактивного истребителя люфтваффе.

Компания IBM за время Второй мировой сумела утроить свой капитал. Значительная его часть была получена за счет сотрудничества с Гитлером. Поставляемые через немецкий филиал счетные машины позволили нацистам в сжатые сроки провести перепись населения оккупированных стран и определить количество лиц, подлежащих аресту (оборудование помогало методом перекрестного анализа выявлять даже тех евреев, которые уже несколько поколений тщательно скрывали свое происхождение). Своими счетными машинами, запчастями к ним и специальной бумагой IBM снабжала многие ведомства рейха, в том числе – концлагеря.

Разумеется, на словах правительство США противодействовало сговору американских же корпораций с нацистами. Например, в ходе войны был принят закон «Trading with the enemy act», предусматривавший суровые карательные меры за подобное сотрудничество. Но на деле многочисленные лоббисты, засланные толстосумами во все эшелоны власти, помогали тем обходить любые препоны.

Американский юрист Джеймс Мартин, выступивший среди прочих против практики экономического сотрудничества с врагом, в своей книге «Братство бизнеса» писал: «В Германии нам мешали не немецкие, а американские бизнесмены. Те, кто нам мешал, действовали из Соединенных Штатов, но действовали не открыто. Нам мешал не какой-нибудь закон, утвержденный конгрессом, не приказ президента США, не решение президента или кого-либо из членов кабинета об изменении политического курса. Короче говоря, формально мешало нам не «правительство». Но мешавшая нам сила, как это совершенно ясно, держала в своих руках те рычаги, при помощи которых обычно действуют правительства. Перед лицом растущей экономической мощи правительства относительно бессильны, и это, конечно, не новость».

Даже после того, как Германия объявила войну США, ряд крупнейших американских компаний при полном попустительстве Белого Дома продолжал сотрудничать с Гитлером!

Нефтяная корпорация Standard Oil of New Jersey (Exxon) поставила нацистам бензина и смазочных материалов на 20 миллионов долларов. До самой высадки американских войск во Франции танкерный флот «нейтральной» Испании работал почти исключительно на нужды вермахта, снабжая его американским «чёрным золотом», формально предназначенным для Мадрида. Даже в первые месяцы 1944 года Германия реэкспортировала из Испании 48 тысяч тонн нефти ежемесячно.

То же происходило и с другим стратегическим сырьем – каучуком. В то время, когда Штаты оказались неспособны снабжать свою собственную армию сырьем, в частности, синтетическим каучуком, Standard Oil заключила сделку с гитлеровской Германией, согласно которой компания обязалась осуществлять регулярные поставки сырья, топлива и каучука за океан – в Германию, Италию и Австрию. В итоге, американская армия осталась ни с чем – поставки необходимого сырья были расписаны кланом Рокфеллеров на 8 лет вперед. Когда США вступили во вторую мировую войну, американское правительство было вынуждено договариваться с подставной английской конторой, продававшей каучук и другие необходимые ресурсы, купленные у германских концернов, которые в свою очередь отоваривались у Рокфеллера. Таким образом, когда американцы через третьих лиц приобретали свое же сырье, Standard Oil получала сверхдоходы и с той и с другой стороны.

Читать еще:  САУ «Гвоздика» и «Акация» » Военные люди

В 1942 году в США грянул небольшой скандал: Standard Oil намеренно сократила поставки метанола для армии США. Метанол использовался для производства смазочных материалов на основе природного газа (необходимых авиации при полетах на больших высотах), уксусной кислоты (компонент взрывчатки) и синтетического каучука. Наконец, в 1943 году Рокфеллерами в оккупированную Францию было продано 25 тысяч тонн сульфата аммония (компонент взрывчатки) и 10 тысяч тонн хлопка, несмотря на то, что нехватка этих товаров остро ощущалась в Соединенных Штатах.

А еще к немцам из-за океана шёл синтетический каучук и, конечно, множество запчастей для авиационной и автомобильной промышленности, для танков. Особую ценность представляли 1100 тонн вольфрама, полученные в ходе войны Германией от США. Как известно, вольфрам был ключевым компонентом в производстве противотанковых снарядов и электронной промышленности.

Темная история была связана с концерном SKF – крупнейшим в мире производителем шарикоподшипников. В то время как гигантские партии подшипников (более 600 тысяч ежегодно) отправлялись через Южную Америку нацистским клиентам, Curtiss-Wright aviation corporation, производившая двигатели для американских ВВС, долгое время вообще не получала от SKF заветных стальных шариков. Prat & Whitney – еще один производитель авиадвигателей — из-за срывов поставок подшипников от SKF также был вынужден сократить объемы производства. Из-за изношенных деталей самолеты терпели аварии, гибли люди, часть новых машин вообще не могла подняться в воздух, но SKF интересовала лишь прибыль, а немцы платили больше.

Когда 14 октября 1943 года командующий армейской авиацией США генерал Генри Арнольд отдал приказ совершить воздушный налет на шарикоподшипниковый завод SKF в немецком Швайнфурте, противник каким-то образом прознал об операции и сумел подготовить оборону, сбив в результате 60 американских самолетов. 19 октября Арнольд без обиняков заявил лондонской News Chronicle: «Они бы не смогли организовать оборону, если бы не были предупреждены заранее». Кто предупредил немецкий филиал, думаю, объяснять излишне.

Помогли американские корпорации Рейху и с военными разработками. В разгар войны специалисты контролируемой Морганами многонациональной телефонной корпорации США «Интернешнл Телефон Телеграф» рука об руку работали с немецкими коллегами на территории Швейцарии, имея отличную крышу со стороны германских спецслужб. Одним из акционеров ИТТ был начальник политической разведки Службы безопасности Вальтер Шелленберг. А глава ИТТ полковник Состенес Бен, в разгар войны оказывал нацистам помощь в совершенствовании управляемых авиабомб. С помощью таких бомб немцы варварски разрушали Лондон, потопили и повредили множество судов, среди которых по иронии судьбы оказались и американские, например американский крейсер «Саванна».

Когда на Нюрнбергском процессе судили президента «Рейхсбанка» и гитлеровского министра экономики Ялмара Шахта, он припомнил о связях «Опеля» с «Дженерал моторе» и предложил посадить на скамью подсудимых капитанов американского бизнеса. Разумеется, предложение не было принято.

Наука

История

«Вторая несущая колонна рейха»: как Гитлер создал вермахт

85 лет назад Гитлер приступил к созданию вермахта

16 марта 1935 года Германия аннулировала военные статьи Версальского договора и ввела всеобщую воинскую повинность. Был принят закон о строительстве новых вооруженных сил Третьего рейха на базе рейхсвера – немецкой армии времен Веймарской республики. Так началась история вермахта, который за несколько лет значительно увеличил численность войск и уже к концу десятилетия нагонял ужас на всю Европу.

По условиям Версальского договора вооруженные силы Германии ограничивались 100-тысячной сухопутной армией. Обязательная военная служба отменялась, основная часть сохранившегося военно-морского флота подлежала передаче победителям. Германия обязывалась возместить в форме репараций убытки, понесенные правительствами и отдельными гражданами стран Антанты в результате военных действий. Тем не менее, офицерские кадры в этих условиях подготавливались нелегально. Происходило постепенное перевооружение армии и флота, разрабатывались концепции создания массовых вооруженных сил.

Для этого военное руководство поддерживало скрытый резерв в виде так называемого «черного рейхсвера» из отрядов местной самообороны численностью около 60 тыс. человек, а также союзов бывших военнослужащих, военизированных молодежных организаций и спортивных клубов, объединявших несколько миллионов немцев. Обученным резервом для развертывания массовой армии служила пограничная охрана (порядка 100 тыс. человек) и полиция (до 200 тыс.).

Поскольку Германии запрещалось иметь собственную военную промышленность, производство оружия и военной техники по проектам немецких конструкторов было организовано за границей. Военные летчики и танкисты также обучались в других странах, в том числе до 1933 года — в СССР.

Недовольство немецкого населения условиями Версальского договора было использовано Адольфом Гитлером и нацистами в целях создания массовой базы для своей партии.

Руководство рейхсвера было тесно связано с национал-социалистическим движением Германии, что сыграло в значительную роль в установлении диктаторского режима. После прихода к власти нацистов планы руководства рейхсвера по созданию массовой армии получили полную поддержку, а имевшиеся в НСДАП сторонники формирования войск милиционного типа на базе штурмовых отрядов СА были физически устранены в 1934 году во время «Ночи длинных ножей».

«Гитлер уделял большое внимание завоеванию на свою сторону руководства армейского корпуса и, как нигде, был осторожен во взаимоотношениях с рейхсвером. Без сильной армии были невозможны ни консолидация режима, ни выполнение экспансионистских планов. Во многих своих выступлениях Гитлер не раз подчеркивал, что рейхсвер, наряду с нацистской партией, является «второй несущей колонной» государства. Усилия правительства и самого Гитлера в 1930-е годы были направлены на сохранение традиций рейхсвера. Свое влияние на него они распространяли осторожно. Первичное недоверие армейской элиты к новому нацистскому режиму было преодолено в ходе событий 1933-1934 годов, когда армейская верхушка убедилась в стремлении Гитлера установить с ней хорошие отношения», — отмечал немецкий историк Бернд Бонвеч в своей «Истории Германии».

16 марта 1935 года лидер НСДАП подписал «Закон о строительстве вермахта» и ввел всеобщую воинскую повинность, чем нарушил военные статьи Версальского договора.

Базой для формирования новой армии стал рейхсвер – вооруженные силы Германии послевоенного периода, образованные в 1919 году. Согласно принятому закону, количество дивизий должно было вырасти до 36, а общая численность сухопутных войск – достичь 500 тыс. человек. Большую роль в организации новой армии сыграл генерал-полковник Ханс фон Сект.

«После 1935 года многие немцы выбрали себе военную карьеру или работали на военных заводах, выполнявших заказы для нацистов. Когда 1 сентября 1939 года вермахт вступил на территорию Польши, вся Европа была шокирована боеспособностью армии, которая шесть лет назад насчитывала всего 100 тыс. солдат и не обладала ни одним самолетом или танком. Если солдаты рейхсвера присягали на верность конституции Германии, то с 1934 года клятва верности приносилась лично Гитлеру. Это было залогом безусловного и, как выяснилось позже, фатального повиновения», — писал один из крупнейших в мире специалистов по Второй мировой войне Гвидо Кнопп в своей книге «История вермахта. Итоги».

Возглавляло вермахт Верховное главнокомандование вооруженными силами Германии (ОКВ), в подчинении которого состояли сухопутные войска, военно-воздушные силы (люфтваффе) и военно-морской флот (кригсмарине). Во главе этих войск находились главные командования и соответственно главнокомандующие видами вооруженных сил, а с 1940 года также войска СС. Рейхсвер был переименован в вермахт, министерство рейхсвера – в военное министерство и т. д.

Верховным главнокомандующим являлся рейхсканцлер Гитлер. Перед Второй мировой войной вермахт насчитывал уже около 3 млн человек. Своей максимальной численности он достиг в декабре 1943 года – 11 млн солдат и офицеров. В период с 1 июня 1939 года по 30 апреля 1945-го в вооруженные силы нацистской Германии были призваны 17,9 млн человек.

Еще до утверждения «Закона о строительстве вермахта», 9 марта 1935 года было принято решение о возрождении ВВС и учреждена должность главнокомандующего люфтваффе, которую занял Герман Геринг. После подписания в июне того же года англо-германского морского соглашения Третий рейх смог официально приступить к строительству подводных лодок и увеличить тоннаж боевых кораблей. Всего до начала Второй мировой войны нацисты успели создать 120 кораблей, не считая боевых катеров.

В октябре 1935 года для подготовки офицеров генштаба открылась военная академия, ранее существовавшая в виде секретных курсов. Активно стала разворачиваться сеть военно-учебных заведений.

В ноябре 1937 года на закрытом совещании военного и политического руководства Гитлер объявил о своих агрессивных планах в отношении соседних государств.

Военный министр Вернер фон Бломберг активно поддерживал и продвигал в военную среду гитлеровские планы по восстановлению и развитию военной мощи Германии. Армейское руководство с удовлетворением восприняло первые шаги нацистского правительства по ревизии Версальской системы. Офицерский корпус практически не препятствовал «аризации» армии. Он, не колеблясь, присягнул на верность лично Гитлеру как главе государства и главнокомандующему вооруженными силами. Впоследствии данное обстоятельство серьезно мешало образованию широкой военной оппозиции Гитлеру.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector