2 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Две капитуляции Третьего Рейха

Война после Победы. Где и как продолжали сражаться гитлеровцы после 9 мая

9 мая наша страна отметила 74-ю годовщину Великой Победы. Колоссальным напряжением сил, многомиллионными жертвами, военным талантом советских полководцев и безмерной отвагой простых воинов Советскому Союзу удалось выиграть войну с опаснейшим и жесточайшим противником. Гитлеровская Германия капитулировала.

Но, несмотря на то, что 8 мая в 22:43 по центральноевропейскому времени генерал-фельдмаршал Вильгельм Кейтель, наделенный соответствующими полномочиями от преемника фюрера адмирала Карла Дёница, подписал акт о капитуляции, вступивший в силу 9 мая в 00:01 по московскому времени, некоторые части и соединения вермахта и войск СС продолжали оказывать вооруженное сопротивление советским войскам, не желая признавать капитуляцию и складывать оружие.

Сражение на острове Борнхольм

В 1945 году Германия использовала принадлежащий Дании остров Борнхольм в 169 км к востоку от Копенгагена для эвакуации отступавших частей гитлеровской армии. Еще 25 января 1945 года Адольф Гитлер принял решение об укреплении обороны Дании, прежде всего острова Борнхольм как перевалочной базы. Гарнизон острова к этому времени составлял более 12 тысяч солдат и офицеров. На острове размещались военный аэродром, около 10 пеленгаторных и радиолокационных станций, 3 гидроакустические станции противолодочной борьбы, береговые и зенитные артиллерийские батареи. Военным комендантом Борнхольма с 5 марта 1945 года был капитан 1-го ранга Герхард фон Кампц.

4 мая 1945 года германские войска, находившиеся на северо-западе Германии, в Нидерландах и Дании капитулировали перед 21-й группой армий Канады и Великобритании. Но корабли и авиация Германии не прекратили вести боевые действия, а эвакуация германских войск по Балтийскому морю лишь набирала обороты. Германские самолеты и корабли продолжали обстреливать советские корабли и самолеты, поскольку комендант Борнхольма капитан 1-го ранга Герхард фон Кампц отдал приказ капитулировать только перед британскими войсками и не сдаваться Красной Армии.

В этой связи 4 мая 1945 года Ставка Верховного Главнокомандования СССР приняла предложение народного комиссара ВМФ адмирала флота Николая Герасимовича Кузнецова, который выступил за срыв эвакуации гитлеровских войск из Курляндии. Было принято решение атаковать остров Борнхольм. Для этой операции выделялись части 18-й стрелковой дивизии 132-го стрелкового корпуса, которым командовал генерал-майор Федор Федорович Коротков. Корпус входил в состав 19-й армии 2-го Белорусского фронта под командованием Маршала Советского Союза Константина Константиновича Рокоссовского.

Советское командование рассчитывало, что гитлеровцы, закрепившиеся на Борнхольме, в сложившейся ситуации уже не будут оказывать серьезного сопротивления. Поэтому предполагалось провести принятие капитуляции силами одной роты морской пехоты, в крайнем случае – стрелкового полка. На острове Борнхольм к этому времени находились остатки отступивших из Восточной Пруссии гитлеровских войск под командованием генерала артиллерии Рольфа Вутмана, командовавшего 9-м армейским корпусом вермахта.

В 6:15 утра 9 мая 1945 года из порта Кольберг в сторону острова Борнхольм вышел отряд из 6 советских торпедных катеров, на которых следовала и стрелковая рота численностью 108 человек. Командовал отрядом начальник штаба Кольбергской военно-морской базы капитан 2-го ранга Д. С. Шавцов. Спустя непродолжительное время торпедные катера перехватили немецкие самоходную баржу и четыре мотобота, с офицерами и солдатами вермахта на борту. Эти суда были отконвоированы в порт Кольберг одним из торпедных катеров.

Другие пять катеров в 15:30 прибыли к порту Рённе на острове Борнхольм, не встретив противодействия немцев, и высадили стрелковую роту. Однако к советскому командиру прибыл немецкий офицер, который передал приказ генерала артиллерии Вутмана немедленно покинуть остров Борнхольм. Вутман подчеркивал, что немецкие войска капитулируют только перед союзниками.

Такой наглости советские военнослужащие стерпеть не могли. Командовавший отрядом Шавцов предупредил, что через 2 часа по военным объектам Борнхольма нанесет удар советская авиация. Стрелковой роте удалось захватить телеграф, перерезать кабели связи. Спустя несколько часов генерал Вутман, его начальник штаба и комендант базы сдались советскому командованию и были доставлены в Кольберг. Разоружение немецких частей проходило 10-11 мая, все 11 138 пленных немцев были доставлены в СССР в лагеря для военнопленных.

Но последний бой у Борнхольма произошел 9 мая 1945 года. Три советских торпедных катера атаковали немецкий конвой из транспортного судна, буксира и 11 сторожевых катеров. В ответ на приказ вернуться на остров, немецкие катера открыли огонь. Двое советских моряков были ранены, один из них вскоре скончался от ран. Немецкому конвою удалось уйти в Данию.

Кроме того, на Борнхольме 9 мая продолжались воздушные бои, во время которых было сбито 16 немецких самолетов. Были потоплены 10 немецких кораблей. Советские войска оставались на острове Борнхольм до 5 апреля 1946 года, когда остров был передан представителям правительства Дании. Во время операции на острове Борнхольм погибли около 30 советских военнослужащих.

«Царица Тамара» против гитлеровских карателей

Остров Тексел в северо-западной части Нидерландов в годы войны был превращен немцами в серьезный оборонительный пункт. 6 февраля 1945 года для выполнения различных вспомогательных задач на остров Тексел перевели 822-й грузинский пехотный батальон вермахта «Царица Тамара», входивший в состав коллаборационистского формирования «Грузинский легион».

Решение о переброске батальона на остров было принято немецким командованием неспроста – гитлеровцы получили информацию о появлении в батальоне подпольной организации. И это действительно было так. Служившие в батальоне грузины, по большей части бывшие советскими военнопленными, вступившими в Грузинский легион ради освобождения из лагерей, рассчитывая на скорую капитуляцию Германии, собирались поднять восстание.

В ночь с 5 на 6 апреля 1945 года, уже находясь на острове Тексел, личный состав батальона восстал. Возглавил восстание 29-летний Шалва Лоладзе – бывший капитан советских ВВС, командир эскадрильи, попавший в плен и служивший в Грузинском легионе в звании лейтенанта. Грузины уничтожили около 400 немецких унтер-офицеров и офицеров, почти всем из них перерезав горло ножами. В кратчайшие сроки почти весь остров был взят под контроль восставшими солдатами батальона «Царица Тамара».

Для усмирения восставших немецкое командование высадило на острове 2000 солдат 163-го пехотного полка. В течение двух недель на острове велись ожесточенные бои, однако немцам, восстановившим контроль над основными объектами острова, так и не удалось полностью нейтрализовать восставших. 25 апреля в одном из боев погиб и лидер восстания Шалва Лоладзе. Разбившись на группы, грузинские повстанцы продолжали вести бои против немецкой пехоты. В ответ гитлеровцы выжигали любые строения, где могли прятаться повстанцы, уничтожали растительность острова. Тем не менее, сопротивление продолжалось.

8 мая 1945 года Германия капитулировала, но бои на острове Тексел длились еще почти две недели. 15 мая 1945 года, спустя неделю после капитуляции Германии, гитлеровские войска провели на Текселе военный парад. Это был, пожалуй, последний в истории Третьего Рейха военный парад, который, к тому же, прошел уже после формального завершения войны. Лишь 20 мая 1945 года на остров Тексел высадились канадские войска, которые приняли капитуляцию гитлеровцев и прекратили кровопролитие.

Во время боев на острове Тексел погибло от 800 до 2000 солдат вермахта, более 560 грузинских повстанцев из батальона «Царица Тамара» и около 120 мирных жителей. Хозяйственной инфраструктуре острова был нанесен огромный урон, поскольку гитлеровцы выжигали любые строения, стремясь лишить грузин возможности вести партизанскую войну.

В Курляндии немцы бились до последнего

В 1945 году, когда большая часть территории Советского Союза, да и стран Восточной Европы, была освобождена от гитлеровских оккупантов, части и соединения вермахта продолжали удерживать контроль над Курляндией – западными районами Латвии.

В Курляндии сложился «полукотёл» — хотя немцы были окружены советскими войсками, они контролировали выходы к морю и имели возможность сообщения с основными силами вермахта. В Курляндии шли ожесточенные бои вплоть до самой капитуляции Германии. Многие населенные пункты Курляндии по несколько раз переходили то под контроль вермахта, то под контроль Красной Армии. Советским войскам здесь противостояли мощные силы противника – группа армий «Курляндия», 3-я танковая армия, а также коллаборационистские формирования Латышского легиона.

9 мая 1945 года части вермахта, сражавшиеся против советских войск 1-го и 2-го Прибалтийских фронтов, узнали о капитуляции Германии. Лишь 9 мая 1945 года советским войскам удалось занять Лиепаю. 10 мая 1945 года группировка из 70 тыс. человек под командованием генерал-полковника Карла фон Хильперта, капитулировала. Но до 20 тыс. человек успели эвакуироваться по морю в Швецию. Лишь 10 мая советские войска вошли в Вентспилс, Пилтене, Валдемарпилс. При этом только 12 мая в советской прессе появляются статьи об освобождении Курляндии.

Интересно, что далеко не все немецкие формирования прекратили сопротивляться советским войскам. Некоторые подразделения пытались прорваться на запад, к союзникам, чтобы не сдаваться русским, а капитулировать перед британцами или американцами. Прошло две недели с момента формального завершения войны, когда 22 мая 1945 года 300 эсэсовцев строем и со знаменем 6-го армейского корпуса СС попытались пройти в Восточную Пруссию. Командовал отрядом сам командир 6-го армейского корпуса СС обергруппенфюрер СС Вальтер Крюгер.

Эсэсовцы были настигнуты советскими войсками и уничтожены. Сам обергруппенфюрер Крюгер застрелился, только бы не попадать в советский плен. Но отдельные отряды гитлеровцев продолжали сражаться против советских войск и в июне 1945 года. Последние немецкие солдаты эвакуировались на остров Готланд 30 октября 1945 года.

Шпицберген: последняя капитуляция Третьего рейха

На Медвежьем острове вблизи острова Шпицберген в свое время гитлеровцы оборудовали метеорологическую станцию. Для ее охраны было выделено небольшое подразделение вермахта. Но в конце 1944 года, когда немцам было уже не до Арктики, подразделение потеряло связь с командованием. Немецкие солдаты бросали в воду бутылки с записками, рассчитывая, что те попадут в руки представителей Германии. Не умерли с голоду охранники метеостанции лишь потому, что ловили рыбу и охотились на тюленей.

Только в конце августа 1945 года группу немецких солдат на Медвежьем острове обнаружили охотники на тюленей. Они сообщили о произошедшем представителям военного командования союзников. 4 сентября 1945 года союзники приняли капитуляцию небольшого гарнизона, солдаты которого сдали 1 пулемет, 1 пистолет и 8 винтовок. Считается, что капитуляция охранников метеорологической станции на Медвежьем острове является последней капитуляцией войск Третьего Рейха в Европе.

Разумеется, бои и против советских войск, и против союзников имели место и в других местах. Причем, если говорить о союзниках, то на острове Крит британские войска даже действовали вместе с гитлеровцами против коммунистических партизан: война войной, а ненависть к СССР и коммунистам объединяла даже лютых противников.

Читать еще:  Пикирующий бомбардировщик ПЕ-2 » Военные люди

Наука

История

«Слезы радости»: как Германия сдалась Жукову

75 лет назад Жуков принял капитуляцию Германии

8 мая 1945 года по среднеевропейскому времени, когда в Москве уже наступило 9 мая, в Карлсхорсте был подписан акт о безоговорочной капитуляции нацистской Германии. Это был второй подобный документ. Первый подписали 7 мая в Реймсе, однако Иосиф Сталин отказался его принять и потребовал проведения еще одной церемонии, которая бы прошла по сценарию советской стороны. В итоге капитуляцию нацистов принимал командующий 1-м Белорусским фронтом маршал Георгий Жуков.

Первый акт в Реймсе и разногласия вокруг него

Акт о капитуляции нацистской Германии во Второй мировой войне подписывался дважды. Впервые это произошло 7 мая 1945 года в Реймсе в 2 часа 41 минуту по среднеевропейскому времени. От лица Третьего рейха свою подпись под документом поставил начальник оперативного штаба Верховного командования вермахта генерал-полковник Альфред Йодль. Американцев и англичан представлял начальник Генерального штаба союзных экспедиционных сил Уолтер Беделл Смит, делегатом от СССР был генерал-майор Иван Суслопаров.

Он не имел полномочий подписывать договор, не дождался инструкций из Москвы и взял на себя ответственность, откликнувшись на просьбу Дуайта Эйзенхауэра.

В качестве свидетеля акт скрепил своей подписью заместитель начальника штаба национальной обороны Франции бригадный генерал Франсуа Севез. Согласно достигнутым договоренностям, капитуляция нацистской Германии вступала в силу 8 мая в 23:01 по среднеевропейскому времени и 9 мая в 01:01 по Москве.

Эти события не имеют единой интерпретации. Существует несколько версий того, как протекал процесс юридического оформления разгрома Германии, а также реакции на происходящее со стороны руководителей стран-победительниц.

Выставленные в Реймсе условия не понравились Иосифу Сталину, поскольку при таком варианте капитуляции ведущую роль играли союзники. Уже после подписания акта Суслопаров получил из Кремля телеграмму с категорическим запретом подписывать документ. Узнав о том, что подписание все-таки состоялось, Сталин был вне себя от ярости и отказался признать акт действительным.

«Договор, подписанный в Реймсе, нельзя отменить, но его нельзя и признать. Капитуляция должна быть учинена как важнейший исторический акт и принята не на территории победителей, а там, откуда пришла фашистская агрессия, — в Берлине, и не в одностороннем порядке, а обязательно верховным командованием всех стран антигитлеровской коалиции», — заявил глава советского правительства.

Таким образом, по требованию Сталина было проведено второе подписание акта о капитуляции.

Историческая церемония в столовой

Местом теперь был выбран берлинский район Карлсхорст. При этом премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль и президент США Гарри Трумэн отклонили еще одно требование Сталина — не делать официальных объявлений о победе до вступления в силу капитуляции, то есть до 9 мая 1945 года по московскому времени. Лидеры стран-союзниц выступили по радио с заявлениями о победе 8 мая. Черчилль в своей речи намекнул на вероятность еще одного официального подписания, на чем настаивал Сталин.

«Сегодня мы больше будем думать о себе. А завтра мы должны отдать должное нашим русским товарищам, чья отвага на полях сражений стала одним из важнейших слагаемых нашей общей победы», — подчеркнул он.

В СССР же на реймсский акт изначально был наложен запрет. Уже после подписания акта в Карлсхорсте его упоминали в советской и российской историографии как «предварительный протокол капитуляции». А Суслопарова, которому опрометчивость могла стоить дальнейшей карьеры, Сталин простил. Символическим жестом стало включение его в состав делегации для участия в процедуре подписания акта под Берлином.

Для оформления собственного триумфа советская сторона выбрала двухэтажное здание бывшей столовой немецкого военно-инженерного училища, где уже несколько дней располагался штаб 5-й ударной армии. Как следует из мемуаров члена ее Военного совета Федора Бокова «Весна победы», советским генералам объявили: реймсский протокол считается предварительным, подписание настоящего акта произойдет в Берлине. Принять безоговорочную капитуляцию Германии должен был тот, кто взял столицу Третьего рейха — командующий 1-м Белорусским фронтом маршал Георгий Жуков, а также заместитель главнокомандующего союзными экспедиционными силами маршал Артур Теддер. Причем изначально принять капитуляцию от имени союзников намеревался сам Эйзенхауэр. Однако Черчилль отговорил его от этого шага.

Каким Жуков запомнил Кейтеля

Военнослужащие 5-й ударной армии оцепили Карлсхорст и улицы, по которым предстояло проехать англичанам, американцам и французам. Саперные части взрывали на дорогах от Темпельгофа до Карлсхорста остатки вражеских укреплений и баррикад, железобетонные колпаки. Бульдозеры и танки расчищали завалы и дороги. Из-за цейтнота работы велись и ночью при свете автомобильных фар.

«Утро 8 мая было по-весеннему прекрасным. Под ярким солнцем на уцелевших деревьях распустились клейкие листочки, во многих местах уже зазеленела трава, а весь Карлсхорст наполнился запахом сирени. Несмотря на ранний час, на улице царило оживление. Натужно гудели тракторы и бульдозеры. Выстроившись цепочкой, немцы передавали друг другу ведра с битым кирпичом, аккуратно укладывали его в стороне, подметали улицы. Водопроводные магистрали еще работали не всюду. С разных концов в город вливались многоцветные людские потоки беженцев с повозками, колясками, велосипедами. А рядом двигались колонны людей разных национальностей, освобожденных из неволи», — описывал Боков обстановку на месте событий.

Под охраной британских офицеров в Карлсхорст была доставлена немецкая делегация, имевшая полномочия подписать акт.

В нее вошли начальник штаба Верховного командования вермахта Вильгельм Кейтель, представитель люфтваффе генерал-полковник Ганс Штумпф и кригсмарине — адмирал Ганс фон Фридебург. В качестве свидетелей свои подписи готовились поставить генерал Карл Спаатс от США и генерал Жан Жозеф де Латр де Тассиньи от Франции.

Представители государств антигитлеровской коалиции вошли в зал 8 мая 1945 года в 22:00 по среднеевропейскому времени (в полночь по Москве). Помимо основных участников церемонии в помещении присутствовали командующие советскими подразделениями, участвовавшими в штурме Берлина, а также журналисты.

С приветственным словом к союзникам обратился Жуков. После этого конвой привел немцев.

«Все присутствовавшие повернули головы к двери, откуда сейчас должны были появиться те, кто хвастливо заявлял на весь мир о своей способности молниеносно разгромить Францию, Англию и не позже как в полтора-два месяца раздавить Советский Союз, — писал маршал Жуков в своих «Воспоминаниях и размышлениях». — Первым, не спеша и стараясь сохранить видимое спокойствие, переступил порог генерал-фельдмаршал Кейтель, ближайший сподвижник Гитлера. Выше среднего роста, в парадной форме, подтянут. Он поднял руку со своим фельдмаршальским жезлом вверх, приветствуя представителей Верховного командования советских и союзных войск. За Кейтелем появился генерал-полковник Штумпф. Невысокий, глаза полны злобы и бессилия. Одновременно вошел адмирал флота фон Фридебург, казавшийся преждевременно состарившимся».

Глава делегации Германии Кейтель предъявил документ о своих полномочиях, подписанный рейхсканцлером Карлом Деницем. У нацистов спросили, успели ли они ознакомиться с текстом акта о безоговорочной капитуляции. После утвердительного ответа представители вермахта подписали документ, составленный в девяти экземплярах: по три на русском, английском и немецком языках. Затем свои подписи поставили союзники.

Содержание документа почти дословно повторяло текст реймсского акта. В частности, подтверждалось время прекращения огня — 8 мая в 23:01 по Берлину. Кроме того, к требованиям прекратить военные действия и оставаться на своих местах добавилось требование о полном разоружении и передаче оружия и военного имущества союзным войскам. Была удалена преамбула: «Только данный текст на английском языке является авторитетным» и добавлена статья №6 с указанием: «Этот акт составлен на русском, английском и немецком языках. Только русский и английский тексты являются аутентичными».

«Пакеты — только союзникам!»

Процедура подписания капитуляции завершилась 8 мая в 22:43 по среднеевропейскому времени, или 9 мая в 0:43 по Москве.

Один экземпляр был вручен Кейтелю, другой утром 9 мая отправили на самолете в Ставку Верховного главнокомандования вооруженными силами СССР.

«После подписания акта Кейтель встал из-за стола, надел правую перчатку и вновь попытался блеснуть военной выправкой, но это у него не получилось, и он тихо отошел за свой стол, — вспоминал Жуков. — В 0 часов 43 минуты 9 мая 1945 года подписание акта безоговорочной капитуляции Германии было закончено. Я предложил немецкой делегации покинуть зал. Кейтель, Фридебург, Штумпф, поднявшись со стульев, поклонились и, склонив головы, вышли из зала. За ними вышли их штабные офицеры. От имени советского Верховного главнокомандования я сердечно поздравил всех присутствовавших с долгожданной победой. В зале поднялся невообразимый шум. Все друг друга поздравляли, жали руки. У многих на глазах были слезы радости».

Заседание закрылось в 22:50 по Берлину (0:50 по Москве). После соблюдения всех формальностей в бывшей столовой немецкого военно-инженерного училища состоялся праздничный ужин. Торжества продолжались до утра и увенчались песнями и плясками. По словам Жукова, он тоже не удержался и, «вспомнив свою юность, сплясал «русскую». Согласно Бокову, помимо советского маршала наиболее энергично отплясывал стройный генерал де Тассиньи.

Жуков также рассказывал в своих мемуарах, что в беседах с английскими, французскими и американскими генералами выражалось взаимное желание «укрепить навсегда дружеские отношения между странами антифашистской коалиции». Расходились и разъезжались участники церемонии под звуки канонады, которая производилась из всех видов оружия по случаю Победы.

А вот как запомнил ту историческую ночь генерал Боков:

«Банкет длился до 7 часов утра. Уже побледнел горизонт, наступил рассвет, солнечные блики заиграли на окнах, когда начался большой разъезд.

Но еще раньше радушные хозяева заметили, что кое-кто из зарубежных журналистов начал прихватывать со столов бутылки со «Столичной». Об этом генерал Николай Берзарин шутя рассказал Жукову. Тот приказал вызвать нашего всеведущего майора Райхельда и поинтересовался состоянием его резервов. Майор доложил, что их хватит еще на одно такое торжество.

— А что особенно, по вашим наблюдениям, понравилось иностранным гостям?

— Водка, икра и папиросы «Казбек».

— Вот и подготовьте для них по пакету для каждого. Да не забудьте и летный состав.

— И для фашистской делегации? — наивно спросил хозяйственник.

Лицо маршала посуровело, и он бросил сердито:

— Пакеты — только союзникам!»

Советские граждане узнали о подписании капитуляции в Карлсхорсте из сообщения Совинформбюро 9 мая в 02:10 по Москве. Диктор Юрий Левитан зачитал акт о безоговорочной капитуляции Германии и Указ Президиума Верховного Совета СССР об объявлении 9 мая праздником Победы. Вечером того же дня с обращением к народу выступил Сталин. Венчал дело артиллерийский салют 30-ю залпами из 1000 орудий.

Капитуляция Германии: какие тайны открылись в архивах

Почему победу на Западе празднуют 8 мая, а у нас — 9 мая

27.04.2020 в 18:36, просмотров: 13720

Прежде чем совершить самоубийство 30 апреля 1945 года, Адольф Гитлер решил, что министр народного просвещения и пропаганды Йозеф Геббельс станет вместо него канцлером, а гросс-адмирал Карл Дёниц — президентом.

Геббельс тоже покончил с собой. Главой правительства и государства оказался командующий военно-морским флотом Дёниц. Но хозяином Германии считал себя рейхсфюрер СС Генрих Гиммлер. Он верил, что американцы горят желанием поскорее заключить мир в Европе, чтобы сосредоточиться на войне с Японией. Поэтому нужно договариваться с союзниками, а все силы вермахта бросить против Красной Армии.

Читать еще:  Новые русские броневики: Тайфун-У, Тайфун-К видео сомтреть онлайн

Гиммлер и Дёниц

Рейхсфюрер СС Гиммлер предложил гросс-адмиралу Дёницу:

— Разрешите быть вторым человеком в вашем правительстве.

Но Дёниц хотел сам управлять Германией и отправил Гиммлера в отставку:

«Дорогой господин имперский министр!

Ввиду создавшейся ситуации я решил отказаться от Вашей помощи на посту имперского министра внутренних дел и члена кабинета, командующего армией резерва и начальника полиции. Я благодарю Вас за службу рейху».

Гиммлер собрал офицеров СС:

— Я считаю, что союзники позволят немецкому правительству управлять небольшой зоной к северу от Кильского канала, и это позволит начать процесс возрождения. Все усилия надо сконцентрировать на воссоздании железных дорог и промышленности.

Гиммлер уверенно сказал, что время работает на него. Ему нужно на время спрятаться и посмотреть, что будет происходить. Одной из секретарш он велел ехать в Баварию и хорошенько отдохнуть, потому что скоро опять будет много работы…

Ему изготовили документы на другое имя. Он переоделся в штатское, сбрил усики, снял очки и прикрыл правый глаз повязкой. Зубной врач сделал ему отверстие в нижних молярах для капсулы с ядом. Но когда его остановил британский патруль, Гиммлер назвал свое подлинное имя. Начался допрос, и он понял, что для союзников он не партнер на переговорах, а чудовищный преступник. Сжал челюсти и раздавил капсулу с ядом.

Приехали американские и советские офицеры, чтобы удостовериться в его смерти. Британцы погрузили тело на грузовик. В глухом лесу вырыли яму, бросили туда труп и засыпали землей. Никто не знает, где именно находится могила Гиммлера.

Только полная капитуляция!

Адмирал Дёниц 1 мая по радио обратился к немецкому народу. Он провозгласил лозунг: «Спасти немцев от уничтожения большевизмом!» Потребовал от вермахта продолжить вооруженную борьбу на Востоке, чтобы население Германии избежало «порабощения и гибели».

Новый командующий флотом адмирал Ханс-Георг фон Фридебург предложил союзникам переговоры. 5 мая адмирала доставили в Реймс, в штаб главнокомандующего войсками союзников американского генерала Дуайта Эйзенхауэра. Фридебург был готов организовать постепенную сдачу немецких войск на Западном фронте. Предложение отвергли: только немедленная и безоговорочная капитуляция.

Генерал Эйзенхауэр информировал Вашингтон, Лондон и Москву:

«Адмирал Фридебург имеет полномочия только на сдачу остатков немецкой армии на Западном фронте. Обсуждение этого ограниченного предложения отвергнуто. Ему предложено запросить разрешение германского правительства на полную капитуляцию».

Телеграмму адмирала Фридебурга зашифровали американским шифром и отправили в штаб 2-й британской армии. Оттуда курьером доставили в ближайшее к ставке Дёница подразделение, которое передало текст немцам.

Фридебурга и его людей угостили виски. Вечером отправили ночевать в офицерскую гостиницу. Принесли ужин: свинина с пюре, помидоры и морковь, фрукты, красное вино и кофе. До полуночи немцы слушали радио.

Полчаса на размышления

Дёниц решил, что адмирал Фридебург недостаточно красноречив, и отправил на переговоры генерал-полковника Альфреда Йодля, который возглавлял штаб оперативного руководства вермахтом — личную военную канцелярию Гитлера.

Гитлер возомнил себя полководцем. Отдавал генералам прямые указания. Никто не осмеливался оспорить его указания. Только Йодль иногда говорил то, что Гитлеру не нравилось. Если Йодль с его безукоризненной логикой прирожденного генштабиста мог в чем-то убедить Гитлера, то он убедит и Эйзенхауэра, решил Дёниц.

6 мая, в шесть вечера, Йодля доставили в ставку союзного командования в Реймсе. Эйзенхауэр потребовал немедленной капитуляции и дал Йодлю полчаса на размышления. Немцы попросили разрешения связаться с Дёницем по радио.

«Генерал Эйзенхауэр настаивает на подписании сегодня же… Я не вижу альтернативы. Я прошу вас немедленно подтвердить по радио, что у меня есть все полномочия для подписания акта о капитуляции».

Дёниц понял, что сопротивление бесполезно. Йодль получил полномочия.

Эйзенхауэр пригласил к себе начальника советской военной миссии генерал-майора артиллерии Ивана Алексеевича Суслопарова и сообщил, что немцы сдались, Йодль готов подписать акт о капитуляции вермахта. Медлить нельзя: иначе солдаты будут гибнуть и дальше. Эйзенхауэр попросил Суслопарова передать в Москву текст акта и подписать его от имени Советского Союза.

Подписание было назначено на 2 часа 30 минут 7 мая.

Шифртелеграмма в Москву

Генерал Суслопаров отправил в Москву срочную телеграмму. После расшифровки она поступила в Управление спецзаданий Генерального штаба, которое ведало деятельностью советских военных миссий за границей. Оттуда — руководству Генштаба, которое должно было доложить вождю. Решение мог принять только Сталин. Время шло, а инструкций все не было.

Иван Суслопаров служил еще в царской армии. После артиллерийской академии имени Дзержинского, в 1938 году, был назначен помощником начальника артиллерии Красной Армии по военно-учебным заведениям. А в сентябре 1939 года Суслопарова, который никогда не бывал за границей, отправили военным атташе во Францию и одновременно — резидентом военной разведки. Сталинские чистки выбили из разведуправления Красной Армии всех опытных людей.

После нападения нацистов на Советский Союз Суслопаров вернулся в Москву. В 1943-м его назначили командующим артиллерией 10-й армии. А когда понадобился офицер для связи с генералом Шарлем де Голлем, который объединил вокруг себя французов, не желавших сотрудничать с нацистами, Суслопарова в 1944 году назначили начальником военной миссии при штабе вооруженных сил Сражающейся Франции. Одновременно Суслопаров стал руководителем миссии при штабе Эйзенхауэра.

Подпись генерала Суслопарова

День окончания Второй мировой оказался самым трудным для генерала. Истекали последние минуты 6 мая. Ответа из Москвы все не было, а церемония подписания должна была начаться с минуты на минуту. Суслопаров решил подписать акт о капитуляции: иначе немецкие войска продолжат боевые действия только против советских войск.

Капитуляция вермахта была принята 7 мая, в час сорок минут ночи. Она вступала в действие через сутки — 8 мая, в двадцать три часа одну минуту. Война закончилась. Германская армия признала свое поражение.

Акт о капитуляции подписали двое — начальник штаба верховного командования силами союзников американский генерал Уолтер Беделл Смит и генерал Иван Суслопаров. Он сделал примечание, что возможно подписание и другого акта о капитуляции Германии, если того пожелает одно из союзных правительств.

И в штабе Эйзенхауэра генерала Йодля заставили подписать еще один документ:

«Германские представители обязываются прибыть с соответствующими полномочиями в указанные верховным главнокомандующим союзническими экспедиционными силами и советским верховным командованием время и место для осуществления официальной ратификации этого акта о безоговорочной капитуляции германских вооруженных сил».

Эйзенхауэр предупредил Йодля:

— Вы лично ответите за нарушение условий капитуляции. В том числе вы обязаны обеспечить прибытие представителей германского командования в Берлин, когда этого пожелает советское верховное командование, для завершения церемонии капитуляции.

Уже после подписания генерал Суслопаров получил телеграмму из Москвы: ничего не подписывать.

Так наступило 9 мая

Американский президент Гарри Трумэн и британский премьер Уинстон Черчилль предложили 8 мая в девять часов утра одновременно объявить о капитуляции Германии. Сталин попросил союзников отложить на сутки объявление об окончании войны:

«У верховного командования Красной Армии нет уверенности, что приказ германского командования о безоговорочной капитуляции будет выполнен немецкими войсками на Восточном фронте… Командование советских войск хотело бы выждать до момента, когда войдет в силу капитуляция немецких войск, и, таким образом, отложить объявление правительств о капитуляции немцев на 9 мая, в семь часов вечера по московскому времени».

Трумэн и Черчилль ответили, что удержать в тайне капитуляцию Германии невозможно. Как и предполагал генерал Эйзенхауэр, Сталин счел процедуру в Реймсе предварительной и потребовал устроить подписание акта о капитуляции по всей форме в Берлине. В Лондоне и Вашингтоне охотно согласились.

Теперь главную скрипку должен был играть представитель Красной Армии, сломавшей хребет фашистской Германии.

Маршал Георгий Жуков получил директиву из Москвы:

«Ставка верховного главнокомандования уполномочивает Вас ратифицировать протокол о безоговорочной капитуляции германских вооруженных сил».

Церемонию устроили в одном из немногих сохранившихся в Берлине зданий — офицерском клубе военно-инженерного училища в Карлсхорсте. Акт о капитуляции подписали Жуков и представители американской, британской и французской армий. Немцев — начальника штаба верховного главнокомандования вермахта генерал-фельдмаршала Вильгельма Кейтеля (его повесят по приговору Нюрнбергского трибунала), начальника штаба военно-воздушных сил генерал-полковника Ханса Юргена Штумпфа (отсидит два года и будет отпущен) и адмирала Фридебурга (покончит с собой, приняв яд) — доставили в Берлин британские офицеры.

Все началось ровно в двенадцать ночи. На сей раз акт подписали на трех языках — русском, английском и немецком. Церемония закончилась, когда уже наступило 9 мая — в ноль часов сорок три минуты. Торжественный прием продолжался до утра.

Текст акта почти не отличался от подписанного в Реймсе. Советские дипломаты внесли две поправки. Первая — части вермахта не только прекращают военные действия, но и разоружаются и передают все оружие и военное имущество союзному командованию. Вторая — немцам запрещалось выводить из строя любое имущество, которое должно перейти к победителям.

Кстати говоря, и этот документ не был окончательным. В тексте сказано, что его заменит «другой генеральный документ о капитуляции». Он и был подписан 4 июня 1945 года, уже без участия немецких военных. Четыре командующих союзными армиями приняли «Декларацию о поражении Германии и взятии на себя верховной власти правительствами четырех союзных держав». Это уже был чисто политический документ о том, как страны-победительницы намерены управлять поверженной Германией.

Заголовок в газете: Немцы сдавались дважды
Опубликован в газете «Московский комсомолец» №28251 от 28 апреля 2020 Тэги: Война, Власть Места: Германия, Москва, Польша, Вашингтон

Пять легенд о капитуляции нацистской Германии (это надо знать)

От имени СССР Акт в Карлсхорсте подписал маршал Г. Жуков

Война и мир — самые сложные вещи на свете, вечный повод для создания мифов. Все мы вспоминаем Победу 9 мая, потому что в этот день 1945 года страна узнала о капитуляции гитлеровского рейха. Но немногие знают, что состояние войны между СССР и Германией было прекращено лишь в январе 1955 года, когда Президиум Верховного Совета СССР издал соответствующий указ. А вот конкретные обстоятельства капитуляции многими до сих пор воспринимаются в искаженном свете.

О двух капитуляциях нацистской Германии — 7 и 8 мая 1945 года — написано достаточно много. Однако практически во всех российских публикациях по этому поводу, да и западных тоже, в той или иной степени присутствуют штампы времен холодной войны, когда каждая сторона формировала свою версию истории. Но как происходила капитуляция на самом деле? Материалы, отражающие исторические реалии, удалось найти в архивах германо-российского «Музея Берлин-Карлсхорст» (бывший Музей капитуляции). Он расположен в здании, где была подписана капитуляция нацистской Германии. Сопоставить существующие легенды о капитуляции с фактами и выявить таким образом историческую правду нам вызвалась помочь научный руководитель музея доктор Бабетта Квинкерт.

Читать еще:  Автомат FN FAL Огнестрельное оружие США » Военные люди

Легенда № 1: Вермахт капитулировал перед западными войсками в Реймсе (Франция), в штаб-квартире Союзных экспедиционных сил 7 мая, а перед советскими — 8 мая в Карлсхорсте (район в восточной части Берлина).
На самом деле: Обе капитуляции проходили при участии представителей всех стран антигитлеровской коалиции — СССР, Англии и США (французский представитель присутствовал как свидетель). Капитуляцию 7 мая 1945 года подписали начальник штаба Экспедиционных сил американский генерал Уолтер Беддел Смит и офицер для связи при штаб-квартире западных союзников в Реймсе генерал-майор Иван Суслопаров, который, однако, сделал письменную оговорку о возможности новой церемонии подписания капитуляции, если того потребует одна из стран-союзниц. Генерал Эйзенхауэр оговорку принял. С немецкой стороны Акт о капитуляции подписал генерал-полковник Альфред Йодль. И как свидетель — французский генерал-майор Франсуа Севез.

Легенда № 2 (имела хождение в бывшем соцлагере): В Реймсе был подписан не Акт о капитуляции, а всего лишь предварительный протокол. Настоящая же капитуляция последовала 8/9 мая в Берлине.*
На самом деле: В Реймсе 7 мая был подписан Акт о капитуляции, имеющий юридическую силу. Текст документа однозначен и не предполагает никаких разночтений. Также его рассматривал и Советский Союз, который с помощью листовок сообщил об этом немецким солдатам на Восточном фронте. Однако после начала холодной войны факт капитуляции в Реймсе тщательно замалчивался в советской историографии.

Легенда № 3 (имела хождение в основном на Западе): После того как капитуляция вермахта 7 мая стала свершившимся фактом, Сталин не захотел признавать именно такой скромный Акт подписания. Из-за его возражений западные союзники и согласились на вторую церемонию — «для общественности», то есть на карлсхорстский Акт о капитуляции, который был назван «ратификацией». Генерал-майор Суслопаров, подписавший капитуляцию в Реймсе, был, по одним данным, отправлен в сибирские лагеря, по другим — расстрелян. «Такой на вид молодцеватый (у меня хранится цветная фотография того события), с крупными чертами лица, могучего телосложения. Улыбается во весь рот. Можно не сомневаться — не знал, что ожидает его в весьма скором будущем, а именно: расстрел.… Я вполне солидарен со Сталиным в том, что капитуляция должна была происходить в Берлине — символика события того требовала. Могу понять его недовольство Суслопаровым, которому не следовало лезть поперед батьки. Но расстрелять за это. Расстрелом своего генерала поставить точку в протоколе о победе?» (Владимир Познер. «Все для человека». «Дружба народов» № 6, 1998 г.)

На самом деле: Да, Сталин всегда опасался, что западные страны могут его обмануть. Он относился с величайшим недоверием к любым переговорам союзников и вермахта, особенно в конце войны. Ведь еще до 7 мая немецкие войска уже капитулировали в Северной Италии, на северо-западе Германии, в Нидерландах и Дании. Да, немецкая делегация в Реймсе и вправду поначалу внесла предложение капитулировать только перед западными союзниками и вынести ситуацию на Восточном фронте за пределы обсуждаемых вопросов. И не только для того, чтобы, как они утверждали, переправить в западные районы как можно больше солдат и беженцев, а скорее чтобы столкнуть союзников между собой, внести раскол и продолжить борьбу на Востоке. Но генерал Эйзенхауэр сразу же отверг это предложение и потребовал всеобщей капитуляции на всех фронтах. Генерал Суслопаров получил полномочия из Москвы подписать капитуляцию и не попал ни в какой лагерь, не говоря уже о расстреле.

Легенда № 4: Вторая капитуляция нужна была только для умиротворения Сталина.
На самом деле: Несомненно, еще одна показательная процедура ратификации была жестом в сторону крайне недоверчивого вождя. Но это было не главное. Точнее, не самое главное. В Реймсе капитуляцию подписал начальник немецкого генштаба, то есть офицер без реальных командных полномочий. Британцам, например, эта подпись казалась недостаточной. Они ведь еще помнили перемирие 1918 года, когда по настоянию Гинденбурга акт о прекращении огня подписали гражданское лицо и малоизвестный генерал, что дало возможность потом тому же Гинденбургу заявить: Германия не была побеждена на поле боя, а получила удар в спину от революционных властей. Дабы избежать повторения подобной ситуации, британцам и понадобился генерал-фельдмаршал Кейтель, обладавший реальной военной властью. Поэтому вторая церемония подписания вполне устраивала англичан.

Акты о капитуляции в Реймсе (вверху) и Карлхорсте

Легенда № 5: Акт о капитуляции был подписан не днем, а в ночь с 8 на 9 мая, потому что союзники не смогли согласовать точный текст. Разные даты в Акте стоят потому, что в Западной Европе было еще 8 мая, а в Москве уже 9-е. Да и в Берлине уже было введено московское время.
На самом деле: Перенесение подписания Акта с послеполуденного времени на ночное не было обусловлено никакими политическими мотивами. В основе — чисто технические причины. В Реймсе был подписан только английский текст капитуляции. Русский же перевод документа был передан в Берлин в неполном объеме. Понадобилось несколько часов, чтобы получить полный вариант. Ратификационная грамота была подписана примерно в 00.15 среднеевропейского времени. К тому моменту основные условия капитуляции действовали уже более часа. Московское время было введено в Берлине по распоряжению коменданта города генерала Берзарина только 20 мая и действовало всего несколько недель.
Таким образом, на момент подписания заключительного акта по западноевропейскому времени было 23.15, по среднеевропейскому — 00.15, по московскому — 02.15. То, что для СССР датой капитуляции считается 9 мая, связано не со временем ее подписания, а со временем оглашения для советского народа. В этом было еще одно проявление сталинской воли: в СССР появился свой праздник.

* См., например, Леонид Порицкий. «Акт о военной капитуляции Германии: «Предварительная процедура» в Реймсе и «Официальная ратификация в Берлине».

ЕЩЕ К ЭТОЙ ЖЕ ТЕМЕ.

Общей капитуляции Германии предшествовала серия частичных капитуляций крупнейших соединений, остававшихся у Третьего Рейха:

29 апреля 1945 года акт о капитуляции группы армий «С» (в Италии) подписал в Казерте ее командующий генерал-полковник Г. Фитингоф-Шеель.

2 мая 1945 года перед Советской армией капитулировал берлинский гарнизон под командованием Гельмута Вейдлинга.

4 мая вновь назначенный главнокомандующим германскими ВМС адмирал флота Г. Фридебург подписал акт о капитуляции всех германских вооруженных сил в Голландии, Дании, Шлезвиг-Гольштейне и Северо-Западной Германии перед 21-й группой армий фельдмаршала Б. Монтгомери.

5 мая перед американским генералом Д. Деверсом капитулировал генерал пехоты Ф. Шульц, командовавший группой армией «G», действовавшей в Баварии и Западной Австрии. Однако на юге у Рейха оставалась еще крупная группировка под командованием групп армий «Центр» и «Австрия» (бывш. «Юг») под командованием генерал-фельдмаршала Кессельринга.

Перед гросс-адмиралом Дёницем, возглавившим остатки Третьего Рейха, стояла проблема: каким образом выйти из войны на максимально благоприятных для немцев условиях? Таковыми в немецких верхах считалась возможность капитулировать перед западными союзниками, в то же время продолжая сопротивление на Востоке до тех пор, пока на Запад не перейдут максимальное количество войск и мирного населения, а затем договориться с западными странами о сохранении в том или ином виде германских государственных структур. Этим и объясняется серия частичных капитуляций на Западе при продолжении отчаянного сопротивления на Востоке.

5 мая в штаб генерала Эйзенхауэра, располагавшийся в здании школы в Реймсе, прибыл Фридебург, который по поручению Дёница официально поставил вопрос о капитуляции перед американцами группировки Кессельринга. Переговоры с ними вел генерал Смит. По настоянию Сталина, Фридебургу было отвечено, что возможна только общая капитуляция, причём войска на Востоке и на Западе должны оставаться на своих местах. На следующий день на помощью Фридебургу на переговоры прибыл начальник штаба ОКВ генерал Йодль, который сумел несколько смягчить позицию Эйзенхауэра. Однако Эйзенхауэр, недовольный затягиванием переговоров, велел Смиту передать немцам, что «если они не прекратят искать отговорки и тянуть время, я немедленно закрою весь фронт союзников и силой остановлю поток беженцев через расположение наших войск. Я не потерплю никаких дальнейших проволочек». В результате в ночь с 6 на 7 мая был подписан Акт о безоговорочной капитуляции.

Советский представитель генерал Суслопаров подписал акт в Реймсе на свой страх и риск, так как не успел вовремя связаться с Кремлем и получить инструкции. Сталин был возмущен подписанием капитуляции в Реймсе, при котором ведущую роль играли западные союзники. Он отказался признать этот акт, потребовав нового подписания его во взятом Красной Армией Берлине и попросив союзников не делать официальных объявлений о победе до вступления в силу капитуляции (то есть до 9 мая).

В последнем требовании ему отказали и Черчилль (который отметил, что парламент потребует от него информации о подписании капитуляции), и Трумэн (который заявил, что просьба Сталина поступила к нему слишком поздно и отменить объявление о победе уже невозможно). Со своей стороны Сталин заявил: «Договор, подписанный в Реймсе, нельзя отменить, но его нельзя и признать. Капитуляция должна быть учинена как важнейший исторический акт и принята не на территории победителей, а там, откуда пришла фашистская агрессия, — в Берлине, и не в одностороннем порядке, а обязательно верховным командованием всех стран антигитлеровской коалиции». В ответ союзники согласились провести церемонию вторичного подписания акта в Берлине. Эйзенхауэр известил Йодля, что германским главнокомандующим видами вооруженных сил надлежит явиться для совершения окончательной официальной процедуры в то время и место, какое будет указано советским и союзным командованиями.

8 мая в 22:43 по центральноевропейскому времени (в 00:43, 9 мая по московскому) в берлинском предместье Карлсхорст генерал-фельдмаршал Вильгельм Кейтель подписал ещё один Акт о безоговорочной капитуляции Германии, который подтвердил время прекращения огня — 8 мая в 23:01 по центральноевропейскому времени (9 мая в 01:01 по московскому времени). От германской стороны акт также подписали: представитель люфтваффе — генерал-полковник Штумпф и кригсмарине — адмирал фон Фридебург. Безоговорочную капитуляцию приняли маршал Жуков (от советской стороны) и заместитель главнокомандующего союзными экспедиционными силами маршал Теддер (Arthur William Tedder)(Великобритания). В качестве свидетелей свои подписи поставили генерал Спаатс (Carl Spaatz)(США) и генерал де Латр де Тассиньи (Jean de Lattre de Tassigny)(Франция).

Советские люди узнали об этом из сообщения Информбюро в 10 вечера по московскому времени, из уст легендарного диктора Юрия Левитана.

Тогда, по согласованию между правительствами СССР, США и Великобритании, была достигнута договорённость считать процедуру в Реймсе предварительной. Тем не менее, в западной историографии подписание капитуляции германских вооружённых сил, как правило, связывается с процедурой в Реймсе, а подписание акта о капитуляции в Берлине именуется его «ратификацией».

Приняв капитуляцию, Советский Союз не подписал мир с Германией, то есть формально остался в состоянии войны. Соответствующий указ был принят Президиумом Верховного Совета СССР 25 января 1955 года. Тем не менее, под собственно Великой Отечественной войной подразумеваются лишь военные действия против Германии до 9 мая 1945 года.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector